Нормативно-правовые основы положения аборигенов Канады

Введение

 

Коренные народы Канады, упомянутые в Конституционном акте 1982 года [1], включают «нации индейцев, инуитов и метисов Канады». Все эти народы могут осуществлять некоторые уникальные права в результате того, что они являются потомками людей, населявших земли Канады до французской и английской колонизации, или, как принято говорить в судах, «с незапамятных времен».

В данной статье проводится различие между термином «права аборигенов», имеющим точное значение в канадском законодательстве, и термином «права аборигенных народов», имеющим гораздо более широкое значение и включающем дополнительные права, которыми могут пользоваться все граждане Канады вне зависимости от происхождения. Совместно эти термины охватывают полный спектр прав аборигенных народов в канадском обществе, включая права на землю и минеральные ресурсы.

Каждая группа аборигенных народов точно определена. «Индейцы» – это юридический термин, который чисто технически применяется для названия только тех людей, которые зарегистрированы в качестве статусных индейцев в соответствии с федеральным законом «Об индейцах» [2] и на которых, следовательно, распространяется действие данного закона. Основной единицей политической организации индейцев является индейское племя. Эта единица, имеющая собственные органы управления, предусмотрена законом «Об индейцах» и в некоторых отношениях соответствует российской «общине». Только индейцы могут быть членами племени и пользоваться долей выгод от земель племени, которые известны как «резервации» и которые принадлежат федеральному правительству, распоряжающемуся этими землями на благо племени. В Канаде живет более 600 индейских племен, примерно 200 из которых расселены в провинции Британская Колумбия.

Действие некоторых предусмотренных законом «Об индейцах» прав, таких, как право на освобождение от определенных видов налогов, на передачу прав управления землями и ресурсами и право пользования некоторыми социальными программами, распространяется только на территории резерваций. Однако некоторые индейцы вне территории резерваций могут пользоваться аборигенными правами и «договорными правами», такими, как право на охоту и рыболовство, для чего индейцам предоставляется право доступа на другие земли.

Договор – это достигнутое в результате переговоров между группой аборигенов и правительством соглашение, в котором определяются соответствующие права и обязательства сторон. Процесс заключения договоров начался в Канаде с момента первого контакта индейцев с европейцами и в некоторых частях канадского Севера и провинции Британская Колумбия продолжается до сих пор. Если договор заключен, то установленные им права могут осуществляться в соответствии с указанными в нем конкретными условиями. Исторически только индейцы имели право заключать договора, однако в настоящее время положение изменилось и сейчас не все индейцы имеют их, особенно в Британской Колумбии, где в силу определенных исторических причин процесс заключения договоров был завершен только частично. Суды постоянно указывают первым нациям (индейцам) и правительствам на то, что им необходимо урегулировать существующие разногласия и примирить интересы через процесс переговоров.

Термин «нестатусный индеец» охватывает лиц, которые на определенном этапе своей генеалогии лишились юридического статуса индейцев в силу действия бывших ассимиляционных положений закона «Об индейцах», которые впоследствии были отменены. Нестатусные индейцы могут пользоваться аборигенными правами, но на них не распространяются блага, предусмотренные законом «Об индейцах».

Инуиты – это коренной народ Канады, проживающий на крайнем севере страны. В провинции Британская Колумбия инуиты не проживают. Ранее известные под названием «эскимосы», эти люди пользуются примерно теми же правами, что и индейцы, эти права предоставлены судебными решениями. Однако юридически инуиты к индейцам не относятся и не имеют земель-резерваций.

Метисы – потомки смешанных браков аборигенов и колонистов-неаборигенов, исторически не получившие статуса индейцев. В настоящее время метисы добиваются повышения своего политического влияния в Канаде, но пока сумели добиться лишь незначительного признания своих аборигенных прав. Здесь следует упомянуть некоторые недавние судебные решения [3], предоставляющие метисам право в определенных обстоятельствах охотиться с целью добывания пропитания и охотиться в провинции Альберта. В этой провинции права на землю и самоуправление предоставлены метисам провинциальным законом на строго очерченных территориях их расселения. В провинции Британская Колумбия отношения между метисами и другими коренными народами всегда были сложными, поскольку метисы очень редко могут претендовать на какие-либо свои традиционные земли.

Структура государственного управления в Канаде

 

В Канаде государственное управление осуществляется на четырех уровнях: федеральном, провинциальном, местном и аборигенном. Канада имеет федеральную структуру правительства, установленную Конституцией, которая в свою очередь состоит из закона «О Конституции» от 1867 [4] года и более чем сорока принятых позднее конституционных законов и дополнений к ним. Как и в России, Конституция является основным законом Канады и превалирует над всеми остальными законами в случае конфликта между ними. Властные полномочия разделены, в основном, между федеральным правительством и правительствами десяти провинций. На Крайнем Севере существуют еще два правительства территорий – Юкона и Северо-западных территорий, которые подчиняются федеральному правительству. В новой геополитической единице Нунавут (Nunavut), также расположенной на севере страны, осуществляется договорная форма аборигенного самоуправления, установленная согласно подписанному в 1999 году Соглашению о территориальных претензиях на территории Нунавут.

Наряду с федеральными и провинциальными органами власти существуют органы местного и муниципального самоуправления, которым правительства провинций передали некоторые властные функции. В провинции Британская Колумбия такие органы образованы в городах и сельских районах.

Согласно статье 91 (24) закона «О Конституции» от 1867 г., федеральное правительство имеет предоставленную законом исключительную юрисдикцию над «индейцами и закрепленными за индейцами землями». Оно осуществляет эту юрисдикцию через закон «Об индейцах», регулирующий практически все аспекты жизни канадских индейцев с 1876 года, однако с различным успехом. В соответствии с этим законом некоторые функции управления федеральное правительство делегировало племенам канадских индейцев.

Канадские суды признали право аборигенов на самоуправление, это право защищено Конституционным актом 1982 года [5]. Канада предприняла определенные шаги в направлении предоставления права на самоуправление через заключение договоров, но провинция Британская Колумбия пока не выработала четкой позиции по этому вопросу. До полного утверждения аборигенных прав, в особенности права на управление землями и ресурсами, ожидается дальнейшее поступление исков в суды.

Начиная с середины 1970-х годов, благодаря заключению договоров и соглашений о территориальных претензиях, значительно расширились полномочия аборигенов по самоуправлению. Кроме того, Рамочное соглашение об управлении землями первых наций [6], заключенное между федеральным правительством и четырнадцатью племенами канадских индейцев, позволило этим племенам получить контроль практически над всеми землями и ресурсами на территориях их резерваций.

Канадская правовая система

 

Канада – это страна прецедентного права. Это означает, что исторический и философский базис ее правовой системы лежит в системе юстиции, берущей свое начало от нормандского завоевания Англии в 1066 году нашей эры. Эта система объединяет прецедентное право, опирающееся на предыдущие решения судов, и статутное право, установленное различными уровнями избираемых властных структур в Канаде. Деятельность судов и законодательных органов динамически сбалансирована через постоянное взаимодействие и «обратную связь», когда руководящие принципы и правила прецедентного права закрепляются законодательными органами в принимаемых законах, но эти законы, в свою очередь, интерпретируются, подтверждаются или отменяются судами.

Аборигенное обычное право существует в системе канадского прецедентного права, и такие его аспекты как брак и усыновление признаны законодательством страны. Однако полномасштабные исследования влияния аборигенного обычного права только начинаются. Возникают серьезные проблемы вокруг права аборигенов на управление или совместное управление природными ресурсами, которое начинает получать все большую судебную и законодательную поддержку.

Канада имеет иерархическую судебную систему, которая установлена законом «О Конституции» от 1867 года и закреплена федеральными и провинциальными законами. В провинции Британская Колумбия, как и в каждой другой провинции, существует Верховный суд и Апелляционный суд. Существует и параллельная система судов, которые называются федеральными судами. Они слушают и принимают решения по делам, касающимся федерального правительства. Верховный суд Канады рассматривает апелляции, поступающие из апелляционных судов провинций и федеральных судов, и Верховному суду принадлежит «решающее слово» по всем вопросам права. В зависимости от оспариваемого вопроса дела аборигенов могут слушаться на всех уровнях судебной системы.

Роль Верховного суда Канады в определении прав аборигенных народов значительно возросла с принятием конституционных поправок, сделанных в Конституционном акте 1982 года. В статье 35 (1) этого закона «признаются и подтверждаются» «существующие аборигенные и договорные права коренных народов Канады». В результате этого за последние двадцать лет большинство канадских законов, касающихся прав аборигенов на земли и природные ресурсы, вошло в систему прецедентного права. Такая роль судов в принятии определяющих права аборигенов решений представляет собой существенное различие между положением коренных народов в России и в Канаде.

Права аборигенов на землю и ресурсы в Канаде

 

Права аборигенов на земли и ресурсы в Канаде закреплены на четырех уровнях: в общем законодательстве, в конкретных законах, таких, как закон «Об индейцах», в заключенных в результате переговоров договорах и в прецедентном праве аборигенов.

1. Общее законодательство

Аборигены Канады пользуются всеми основными конституционными и политическими правами наравне с остальными гражданами страны. К ним относятся фундаментальные права и свободы, закрепленные в «Хартии прав и свобод», которая изложена в статьях 1–34 закона «О Конституции» от 1982 года. Положение не всегда было таким, ибо правовые, социальные, политические и экономические пережитки колониальной истории все еще пронизывают все уровни реальной жизни аборигенов в Канаде. Однако аборигенные народы не представляют собой совершенно отдельный компонент государственного устройства Канады: они пользуются основными гражданскими правами, дополненными правами на землю и ресурсы, основанными на факте их проживания на этих территориях «с незапамятных времен».

Если конкретно говорить о землях и природных ресурсах, то аборигены могут подавать заявления в органы власти и при положительном решении вопроса получать разрешения, лицензии и другие документы на владение землей и ресурсами на тех же основаниях, что и другие граждане страны. Канадские органы власти и суды крайне неохотно признают особые экономические права, которые могут повлиять на закрепление и защиту в Конституции преимуществ коммерческой конкуренции для первых наций. Поэтому по мере интеграции аборигенов в систему развитой рыночной экономики особое значение приобретает опора на общее законодательство.

2. Права аборигенов, закрепленные в конкретных законах

В дополнение к общему законодательству некоторые федеральные и провинциальные законы тоже закрепляют конкретные права аборигенов. Например, закон «Об индейцах» предусматривает делегирование полномочий по принятию законов, касающихся земель индейских резерваций. Учитывая относительно небольшую территорию большинства индейских резерваций в Британской Колумбии, эти полномочия с практической точки зрения относительно невелики, но они предусматривают возможность для органов управления индейских племен регулировать такие виды деятельности, как охота, рыболовство, трапперство, борьба с сорняками и переработка отходов на землях резерваций.

Одно из индейских племен Британской Колумбии, а именно племя Сечельт (Sechelt), имеет систему самоуправления, частично связанную с законодательной системой провинции [7]. Индейские племена в Британской Колумбии также уполномочены законом взимать налоги, которые шли бы в бюджет провинции, если бы налогооблагаемые земли не были землями резерваций.

Один из последних документов, Рамочное соглашение об управлении землями первых наций, заключенное в результате переговоров между федеральным министерством по делам индейцев и 14 индейскими племенами, проживающими по всей Канаде, позволило этим племенам получить от федерального правительства практически все полномочия на управление землями и ресурсами на территории резерваций. Раньше племена имели весьма ограниченные полномочия по управлению землями и ресурсами, предусмотренные статьями 53 и 60 закона «Об индейцах», но эти полномочия все еще существуют. Рамочное соглашение проводится в жизнь согласно закону «Об управлении землями первых наций» [8] и земельными кодексами племен, которые разработаны и приняты каждым племенем. Четыре из четырнадцати племен-участников соглашения закончили установленный процесс ратификации и уже осуществляют новые полномочия. Канада является уникальной страной в плане такого подхода к осуществлению неотъемлемого права аборигенов на самоопределение, и мы надеемся многое узнать о подходе к этому вопросу с точки зрения гражданского права в России.

Кроме того, возникает рудиментарный базис для признания прав аборигенов в законах провинций. Хотя Британская Колумбия не имеет прямой конституционной юрисдикции над индейцами и землями резерваций, некоторые законы провинции содержат положения, что действие того или иного закона «не ущемляет» прав аборигенов и договорных прав [9]. Другие законы предусматривают официальные консультации с первыми нациями, интересы которых могут быть затронуты действием таких законов [10], третьи – «совместную работу» с первыми нациями для достижения поставленных законами целей [11]. Сегодня первые нации считают такие провинциальные законы малозначимыми и относительно редко прибегают к их применению.

3. Договорные права

Большинство коренных народов Канады в какой-то момент своей истории стали участниками соглашений с федеральным правительством, определяющих предоставление им конкретных прав. Эти соглашения, известные как «договоры», являются suis generis («юридически уникальными») документами, которые могут характеризоваться и как международные договоры, и как внутренние контрактные соглашения. Они исторически положили конец аборигенным правам и собственности на землю, но «слили и консолидировали» эти права с правами, конкретно определенными в договорах. Важнейшими закрепленными в этих исторических договорах правами являются права на земли индейских резерваций, охоту, рыболовство и трапперство.

Современные договоры, заключенные с того времени, когда в 1973 году Верховным судом Канады были признаны права аборигенов на земельную собственность [12], все еще содержат попытки уничтожить права аборигенов и «модифицировать и развить» их как договорные. Однако эти права охватывают более широкие области, такие, как управление, полная собственность на определенные договорами земли и некоторые находящиеся на этих землях ресурсы, за исключением нефти и газа, ядерных материалов и воды. Единственный заключенный в северо-западной части провинции Британская Колумбия договор, а именно Окончательное соглашение Нисга’а (Nisga’a), был подписан в 1999 году в соответствии с существующей федеральной процедурой оформления окончательных соглашений. Однако действующая в Британской Колумбии процедура подписания договоров и распространенные здесь взгляды на вопросы управления землей и ресурсами после заключения договоров не позволили подписать никаких соглашений за последние восемь лет с начала переговорного процесса.

За исключением Окончательного соглашения Нисга’а и Рамочного соглашения об управлении землями первых наций, индейцы Британской Колумбии в ходе переговоров добились относительно немногого. Значительный прогресс был достигнут только в результате дорогостоящей и длительной судебной тяжбы. Это объясняется давней политикой правительства провинции, которое считает, что вопросами аборигенов должно заниматься федеральное правительство, и давней политикой федерального правительства, направленной на ассимиляцию аборигенных народов и уничтожение прав аборигенов.

4. Права аборигенов

Правами аборигенов называют «пакет» прав, признанных прецедентным правом и закрепленных в Конституционном акте 1982 года. Эти права принадлежат первым нациям в силу того, что они обитали на территории Канады до ее колонизации европейцами. Права аборигенов и договорные права составляют две ветви Доктрины прав аборигенов, определяющей конституционные взаимоотношения между органами власти и коренными народами всей Канады. Однако права аборигенов отличаются по источникам от прав аборигенов на землю и ресурсы, которые содержатся в фундаментальных правах и свободах, законах и договорах.

В основе признания прав аборигенов лежат две принятые в Северной Америке правовые традиции:

– исторические взаимоотношения между британской короной и аборигенными народами, которые сложились в те времена, когда в XVII и XVIII веках над Северной Америкой был установлен европейский суверенитет, часто называемый «Честь короны»; и

– основные принципы североамериканской юстиции, наиболее значительным из которых является признание и закрепление договорных прав и прав аборигенов в статье 35 (1) Конституционного акта 1982 г.

Права аборигенов существуют в континууме, начинающемся с не эксклюзивного права на пользование традиционными землями, с одной стороны, и кончающимся эксклюзивным юридическим правом собственности аборигенов на эти земли, с другой. Брайан Слэттери, один из ведущих канадских ученых, работающий в юридическом колледже Осгуд Холл в Торонто, провинция Онтарио, в своей недавно опубликованной статье под названием «Как разобраться в аборигенных и договорных правах» [13] дал следующие характеристики правам аборигенов.

Общие права. Эти права принадлежат всем группам аборигенов, сумевших представить суду убедительные доказательства своих прав. Они определены общими юридическими принципами и включают:

- права собственности аборигенов на землю, представляющие собой законный интерес в традиционных землях;

- неотъемлемое право на самоуправление; и

- право на пользование национальным языком.

Конкретные права. Эти права разнятся между группами аборигенов в зависимости от исторической практики, обычаев и традиций. Учитывая великое разнообразие аборигенных народов Канады, конкретные права могут включать:

- конкретные для данной местности или объекта права, такие, как право на общие территории охоты и рыболовства, которые привязаны к определенным землям, но менее действенны, чем полное аборигенное право собственности на землю;

- так называемые «плавающие права», не привязанные к конкретным землям, такие, как право на собирательство растений для пропитания или в медицинских целях; и

- культурные права, не привязанные к конкретным землям, такие как право на интеллектуальную собственность, связанное с песнями, танцами или рисунками.

Права аборигенов являются коллективными по характеру. Они не «заморожены» и могут с течением времени изменятся. Однако поскольку статья 35 (1) Конституционного акта 1982 года гарантирует конституционную защиту «существующих» прав, совершенно ясно, что некоторые права аборигенов, коммерческие права или права на земли, занятые в настоящий момент другими людьми, не могут быть осуществлены без ущерба для прав третьих сторон или серьезных нарушений общественного порядка.

В соответствии со строгими правилами двухэтапной проверки, установленными Верховным Судом Канады [14], федеральное и провинциальные правительства имеют возможность в одностороннем порядке нарушать права аборигенов, в частности, права собственности на землю. Прежде чем права аборигенов в Канаде можно осуществлять, их надо доказать.

Таким образом, первый шаг юридической проверки состоит в том, чтобы отдельный абориген или группа аборигенов доказали существование искомого права. Верховный Суд Канады постановил, что общая проверка на предмет существования таких прав должна показать, что искомое право основывается на практике, обычае или традиции, являвшихся неотъемлемой частью особой культуры конкретной группы аборигенов до контакта с европейцами [15].

Если существование права аборигенов доказано, то второй шаг проверки заключается в том, что бремя доказательства ложится на правительство и оно должно доказать оправданность имевшего место ущемления или нарушения прав аборигенов. Важным аспектом этой проверки является то, что именно правительство должно доказать, что оно распределило ресурсы в соответствии с приоритетами, где на первом месте стоит сохранение ресурсов, а далее – потребности аборигенов в традиционных продуктах питания, их социальные и церемониальные нужды. Если эти приоритеты соблюдены, то правительство может выделять ресурсы на коммерческие и рекреационные цели.

В процессе проверки учитываются и следующие вопросы: консультировалось ли правительство с первыми нациями по поводу возможного влияния своих решений на аборигенов и выплачивались ли компенсации. Оба эти вопроса весьма сложны, и пока не достигнуто существенных успехов на пути разработки процедур их решения.

Процесс сбалансирования, предусмотренный таким подходом, предназначен для выработки механизма примирения исконных прав аборигенов с суверенитетом правительства. Таким образом там, где правительство сумело доказать обоснованность своих действий, право аборигенов должно уступить. Например, хотя теоретически некоторые индейские племена Британской Колумбии и могут доказать свое право на рабовладение, такое право несовместимо с современным обществом. Однако там, где правительству не удается доказать свою правоту и право аборигенов остается юридически осуществимым, индейские племена могут прибегнуть к различным средствам, вплоть до «уничтожения» закона, который вызвал нарушение их прав. Несмотря на существенную юридическую определенность, федеральное и провинциальные правительства медленно воплощают в жизнь решения судов. Следовательно, можно ожидать продолжения долгих судебных тяжб по вопросам пользования землями и ресурсами.

Аборигенное право собственности на землю является уникальным. Оно признает право собственника на традиционные земли и ресурсы. Его источник лежит в факте проживания аборигенов на землях до установления над ними суверенитета колониального правительства. Аборигенная собственность на землю является коллективной, и земля может быть отчуждена только в пользу федерального правительства. Существование аборигенного права на собственность доказывается путем юридической проверки, которая аналогична установленной для доказательства прав аборигенов вообще [16]. Если право собственности на землю доказано, то оно подразумевает исключительное право на землепользование и проживание на землях при условии соблюдения ограничений на использование земли в нетрадиционных целях. Аборигенное право собственности на землю является фундаментальным, но пока еще ни одна первая нация не выиграла судебный процесс по поводу прав собственности на конкретные земли.

Федеральное и провинциальные правительства также имеют возможность на законных основаниях ущемлять аборигенное право собственности на землю опять же при выполнении условий, предусмотренных установленной прецедентным правом проверкой. Пока еще имеется относительно небольшое количество судебных исков по этим вопросам и сохраняются большие разногласия и неуверенность с обеих сторон. Суды постоянно и последовательно подчеркивают свое предпочтение к решению существующих проблем путем переговоров.

Заключение

 

Учитывая исторические и правовые различия, очень интересным и трудным представляется проведение какого-либо сравнения между правами аборигенных народов в Канаде и коренных народов в России. Возможно, однако, что Россия далеко обогнала Канаду в плане признания прав аборигенов на землю и ресурсы. Например, в Канаде права на компенсацию не имеют те первые нации, которые были лишены прав на свои земли и ресурсы. Органы власти в Канаде постоянно отрицают права аборигенов на коммерческую охоту и рыболовство. Но оба эти вопроса в какой-то степени решены в российском законодательстве.

В Канаде федеральное и провинциальные правительства проводят политику отказа от признания прав аборигенов, в особенности права собственности на землю, если такое право не подтверждено проверкой, установленной Верховным Судом страны. Эта политика направлена на сведение к минимуму ответственности за ущемление таких прав и в некоторых случаях служит целям минимизации масштабов потенциальных конфликтов, когда претензии аборигенов пересекаются. Однако эта политика чрезвычайно затрудняет первым нациям сохранение переговорных позиций, основанных на правах аборигенов, и в результате возбуждаются долгие и дорогостоящие судебные тяжбы. Если говорить более конкретно, то такая политика рассматривается первыми нациями как препятствующая установлению уважительных отношений, полностью учитывающих историю и наследие всех канадцев.

Первые нации в Британской Колумбии также имеют сильную оппозицию в лице тех антиаборигенных сил, которые выступают за «равенство» как тщательно закрепленную в законах ассимиляцию и лишение аборигенов их исконных прав. Эти силы называют аборигенные и договорные права «особыми» или «основанными на признаках расы» правами для аборигенов, считая их несовместимыми с канадскими ценностями. Такой колониальный подход в ближайшем будущем во многом определит процесс переговоров по заключению договоров и взаимоотношения с аборигенами в провинции Британская Колумбия, особенно с учетом того факта, что в мае 2001 года там было избрано правительство, симпатизирующее подобным взглядам.

Таким образом, положение аборигенных народов в Канаде является чрезвычайно сложным. Эволюция законодательства, определяющего права аборигенов, началась сравнительно недавно. Культурное и политическое разнообразие, растущая политическая и экономическая активность, конфликты с правительством, распространение различных процессов, демографический дисбаланс, миграция в города, урбанизация, освоение традиционных земель и нищета – вот те проблемы, которые являются более или менее общими для коренных народов всего мира, включая Россию. Однако прорывы во внутреннем законодательстве, наряду с такими международными явлениями, как принятие Международной ассоциацией юристов Документа № 169, проекта декларации ООН «О правах коренных народов», работа Постоянной комиссии ООН по вопросам коренных народов, принятие стандартов сертификации Совета по лесным ресурсам и Конвенции о биологическом разнообразии предоставляют большие возможности для достижения взаимного прогресса. Несмотря на разницу в истории, правовых системах и структурах власти, аборигенные народы Канады и коренные народы России могут многому поучиться друг у друга.

Перевод В.Н. Курякова

1 Закон «О Конституции», 1982, Приложение «В» к закону Канады 1982 (Великобритания), 1982, глава 11, статья 35 (2).

2 RSC 1985, гл. 1-5.

3 Например, дело Корона против Поули, дело С34065, провинция Онтарио, Канада, 23 февраля 2001 г. (о разрешении подать апелляцию в Верховный Суд Канады)

4 Закон «О Конституции», 1867, 30 и 31, Виктория, гл. 3 (Великобритания).

5 Например, дело Кэмпбелл против Генерального прокурора провинции Британская Колумбия, Ванкувер, дело № А982738.

6 Рамочное соглашение об управлении землями первых наций, заключенное между индейскими племенами: Вестбанк (Westbank), Муским (Mus-queam), Лейдли Тенне (Lheidli T’enneh) (ранее известным как Лит Литен (Lheit Lit-en)), Н’Куаткуа (N’Quatqua), Сквамиш (Squamish), Сиксика (Siksika), Мускодей (Muskoday), Кауэссес (Cowessess), Опаскваяк Кри (Opaskwayak Cree), Ниписсинг (Nipissing), Миссисагуа с острова Скугог (Missisaugas of Scugog Island), Чиппевей из Мжикнинга (Chippewas of Mnji-kaning), Чиппевей с острова Джорджина (Chippewas of Georgina Island), Сент-Мэри (Saint Mary) и правительством Канады 12 февраля 1996 года с соответствующими поправками.

7 Закон об учреждении местных органов власти индейского племени Сечельт, S.B.C 1987, гл. 16.

8 S.C. 1999, гл. 24.

9 Например, закон «О защите рыбных ресурсов», SBC 1997, гл. 21, ст. 2.

10 Например, закон «О местном самоуправлении» RSBC 1996, гл. 323, доп. 2001, ст. 879.

11 Например, закон «О землях лесных заповедников» RSBC 1996, ст. 158.

12 Дело «Калдер против Британской Колумбии» (A.G.) [1973] S.C.R. 313.

13 (2000) Обзор канадской юридической ассоциации 196.

14 Дело «Корона против Спэрроу» [1990] 1 S.C.R. 1075.

15 Дело «Корона против Вандерпита» [1996] 2 S.C.R. 507.

16 Дело «Делгамуукв против Британской Колумбии» [1997] 3 S.C.R. 1010.

 

Источник:http://www.jurant.ru/ru/books/custom_and_law/03-1.shtml