В свободной империи Джефферсона индейцам не было места. Неизвестная история страны. Захват Америки.

"Мы жили в молчании и умирали в молчании. Мы хотим поделиться с другими тем, через что нам пришлось пройти. Если мы одни - мы бесполезны, мы ничто. Старики говорят: объедините свою борьбу с другими. Тогда вы можете быть вместе и отстоять свободу. Нас изолируют, изгоняют и переселяют. Переселение для нас не ново: это продолжается более пятисот лет. Мы - жертвы терроризма. Это опустошает нас. Это ломает нас. Это разрушает нас эмоционально, физически и духовно. Но в нас живет надежда. Надежда живет в сердце. Пытаются стереть нашу историю. Нам говорят, что у нас нет прошлого и нет будущего. Но мы не сдаемся и героически сопротивляемся. Мы все стремимся к достойной жизни - для всех. Мы никогда не сдадимся"- Леонард Беналли, дине (навахо).

 

"В свободной империи Джефферсона индейцам не было места": - пишет Джонс. Действительно, сам Томас Джефферсон говорил откровенно о том, что сегодня называли бы геноцидом.

"Мы наконец-то должны решить для себя: истребить их или вытеснить" : - писал он своему старшему брату, известному истребителю индейцев Джорджу Роджерсу Кларку.

 

"Трудно понять масштабы зверств - преднамеренные, непреднамеренные, или случайные - увековеченные на индейском народе завоевателями, а позже и правительством, которое взяло на себя ответственность за их защиту".- Бен Кэмпбелл Найтхорс, северный шайенн, "Размышления о пяти столетиях" .

 

"Уничтожение индейцев Северной и Южной Америк было, бесспорно, самым массовым геноцидом в истории мира."- Дэвид Э. Станнард, "Американский холокост: Колумб и завоевания Нового Света" . 


"Колумб захватил много пленных индейцев и запер их на своих кораблях. На одной части острова он атаковал индейцев только потому, что они не хотели отдать свои луки и стрелы, которые понравились ему и его людям.

Индейцы бежали, а их преследовали с собаками и стреляли в них.

За два года в результате убийств, насилия и самоубийств из 250 000 индейцев Гаити в живых осталось лишь 125 000, остальные были мертвы. Многочисленные свидетельства доказывали мягкий и миролюбивый темперамент туземцев. Но наша работа была изводить, разорять, убивать, калечить и уничтожать; поэтому не стоит удивляться тому, что время от времени, они все же пытались убивать нас. Адмирал был слеп, по правде говоря, как и те, кто пришел после него. Они так же стремились угодить королю, совершая непоправимые злодеяния против индейцев."- Бартоломе де Лас Касас.

 

Испанцы ни о чем не думали, убивая десятками индейцев, разрубая их на части, проверяя остроту своих клинков. Кортес в своем марше смерти переходил из города в город, обманом стравливая ацтеков друг  с другом, и убивал внезапно, хладнокровно и методично, чтобы парализовать волю населения.

В Перу точно такую же тактику использовал другой конкистадор - Франсиско Писарро. 

В 1585 г. на территории нынешней Вирджинии высадился Ричард Гренвилл со своей семьей. Индейцы, которых он встретил, были гостеприимны, но когда один из них украл маленькую серебряную тарелку, Гренвилл разграбил и сжег целую индейскую деревню.

Неспособные поработить индейцев и не в состоянии жить с ними бок о бок, англичане решили уничтожить их.

Вот что пишет Эдмунд Морган в книге "Американское рабство, американская свобода":

 

"Так как индейцы гораздо лучше знали лес, нежели чем англичане, их невозможно было выследить, поэтому самой удобной стратегией было имитация мира. Чтобы индейцы успокоились, обработали землю, посадили кукурузу, а уж потом, перед сбором урожая, нападать на них, чтобы убивать как можно больше и сжигать посевы. Убийство белого торговца киднеппера стало хорошим предлогом для войны с пекотами в 1636 году".

 

Очень важно отметить, что все это происходило до эпидемии оспы, уничтожившей выживших индейцев. Первые колонизаторы не привозили преднамеренно людей с заболеваниями в свои поселения Нового Света. За исключением негров, которые были завезены Кортесом и которые распространили оспу среди индейцев Мексики, ставшую основным фактором их поражения.

Итак, первые европейцы были одержимы желанием убивать и порабощать коренных жителей. Белых становилось все больше и больше, а с ними прибывали и болезни. "Болезни белого человека" такие как корь, ветряная оспа, сыпной тиф, брюшной тиф, дизентерия, скарлатина, дифтерия, а после 1832 года еще и холера буквально опустошили американский континент. После того, как эпидемии значительно подкосили индейские племена, белые приступили к окончательной ликвидации выжившего коренного населения. И это правда, микробы убили большую часть индейцев Северной и Южной Америк, а не колонизаторы.

 

"До прихода европейцев, по разным данным, коренного населения в Северной и Южной Америке было от девяноста до ста миллионов. Сколько точно из них умерло от оспы невозможно определить, но даже по самым консервативным оценкам не менее 65%. "- Брэй.

 

"По оценкам "Stearn and Stearn" в начале шестнадцатого века около одного миллиона индейцев жили к северу от Рио-Гранде. В 1907 году их уже было менее 400 тыс."- Брэй .

 

Оспа передается при кашле, разговоре воздушно – капельным путем, а также воздушно – пылевым с загрязненных вирусом бытовых объектов (посуда, одежда, постельные принадлежности, белье и пр.), а также при непосредственном контакте с больным. Единственным исключением в списке инфекционных заболеваний считается сифилис. Многие утверждают, что это именно индейцы "наградили" им поселенцев, однако изучение ДНК свидетельствует о том, что сифилис (фрамбезия) уже вовсю гулял по Европе до времен Колумба.

 

**********************************************************

"В 1840 году Великобритания провела бесплатную вакцинацию против оспы для детей, но, смертность от вакцинации была настолько высока, что многие матери отказались прививать своих детей. Вакцинация стала обязательной по законам парламента от 1853 года, от 1867 года и предусматривали еще более строгие наказания за неисполнение закона в 1871 году.

Смертность от оспы впервые 10 лет после обязательной вакцинации составила 33515 человек, а с 1864 по 1873 год эта цифра увеличилась более чем в два раза, составив 70458 смертей."- Уильям Тедд "Обязательная вакцинация в Англии" .

 

В США первая вакцинация была проведена доктором Бенджамином Уотерхаусом в 1800 году. В результате неправильного хранения и анти-санитарии в вакцины часто попадали бактерии.

В конце 19 и начале 20 века обязательные кампании вакцинации от оспы играли важную роль в истреблении населения: Япония (48 000 смертей), Англии и Уэльса (44840 смертей, 97 % населения были привиты), Шотландия, Ирландия, Швеция, Швейцария, Голландия, Италия, Индия (3 млн - все вакцинированны), Австралии, Германии (124000 смертей), Пруссии (69 000 смертей - все ревакцинированны). В 1832 году Конгресс США выделил тысячу двести долларов, для борьбы с оспой в индейской стране. Через год эти расходы были уменьшены до семьсот двадцать одного доллара.

 

**********************************************************

"Так в чём заключалось открытие Дженнера? Никакого открытия, вероятнее всего, вообще не было. Дженнер (который на самом деле не был никаким врачом, а докторский титул купил в одном из шотландских университетов) просто сделал достоянием гласности бродившие по его родному графству Глостершир слухи о том, что перенесший коровью оспу не заболевает натуральной оспой, хотя факты, полностью опровергающие это, были ему хорошо известны. Некоторые современные исследователи аргументированно доказывают: то, что Дженнер принимал за коровью оспу, было следами натуральной оспы человека на вымени коров или на бабках лошадей вследствие контактов животных с недавно инокулированными конюхами и доярами. Наиболее прозорливые из врачей и хирургов того времени сразу поняли, какие блестящие перспективы заработка и усиления своего влияния в обществе откроются им, если поставить дело спасения населения с помощью коровьей оспы (или того, что Дженнер за нее принимал) на коммерческую основу. Используя свои личные связи с политической элитой общества, медики как организованная группа повсюду насаждали прививки, обогащавшие их и усиливавшие их влияние. Огромное число врачей и хирургов наживалось на частной оспопрививательной практике и на работе в финансируемых государством оспопрививательных учреждениях. Сам Дженнер дважды получал от английского парламента фантастические суммы, хотя перед парламентской комиссией выступали честные медики, указывавшие на полную несостоятельность «открытия» Дженнера." -  А.Коток. **********************************************************

 

 В 1837 году в форте Юнинон провели вакцинацию индейских женщин, она оказалась роковой для большинства из них. Зловоние из форта распространилось в округе на расстояние 300 ярдов. Картина была ужасной: кто-то сходил с ума, в телах других кишмя кишели черви. Вспыхнувшая эпидемия оспы была в самом разгаре и "находилась под контролем" когда в торговый форт прибыли ассинибойны. Заразившись, индейцы распространили оспу в Канаде. Из форта Юнион она добралась до форта Маккензи. Та же история повторилась и с черноногими. По оценкам от оспы погибло тогда от 60 до 150 тыс человек. Что доказывает простую индейскую истину: "Когда белый человек пытается сделать доброе дело для индейцев, это всегда оборачивается для индейцев большой бедой".

Были и другие случаи, когда индейцам преднамеренно передавали зараженные оспой одеяла. 1763 г- вождь Понтиак взял в осаду форт Питт (ныне - город Питтсбург). Осознав серьезность положения, генерал Амхерст впервые задумался о возможности использования оспы против индейцев. В своем письме от 29 июня, которое Амхерст адресовал полковнику Г.Буке, готовившему в Ланкастере экспедицию в помощь осажденному форту, генерал писал: «Возможно ли распространить эпидемию оспы среди племен восставших индейцев? Мы должны использовать любую хитрость, чтобы ослабить их». Буке ответил согласием 13 июля: «Я постараюсь заразить этих ублюдков с помощью одеял, которые могут попасть в их руки, и постараюсь не заразиться сам». 16 июля Амхерст ответил на это письмо: «Ты должен сделать все возможное, дабы заразить индейцев с помощью одеял, также как ты должен использовать любой другой метод, ради искоренения этой отвратительной расы». Еще ранее капитан С.Эквер во время переговоров 24 июня с осаждающими форт МакКи передал воину Сердце Черепахи и вождю Мамалти два одеяла и носовой платок, принадлежавшие заболевшим оспой людям, "в знак дружеских намерений". Прим. пер.)

 

Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Принята резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года. Статья II:

 

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

 

а) убийство членов такой группы;

 

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

 

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

 

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

 

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

 

К сожалению, многие американцы, особенно образованные люди, которые кажется должны знать больше, нежели чем все остальные, не признают геноцид, совершенный в отношении коренных жителей Америки.

(На мой взгляд ответ на вопрос "почему" дал Нед Эддинс, писатель-историк, выступающий против признания геноцида по отношению к индейцам. "Американцы должны гордиться историей Америки, уничтожив американскую гордость за свою историю, вы уничтожите саму Америку". Прим. пер.)

 

"Такие люди как писатель-консерватор Динеш Д'Соуза, который во время дебатов со мной в Западном Вашингтонском университете заявил что признание геноцида это абсурд, считают что большинство индейцев погибли и умерли от болезней и междуусобных войн. Возможно, Динеш никогда не читал вторую статью Конвенции ООН, а если бы прочел, то понял, что под эту статью попадают любые из следующих деяний, описанных в ней и все эти деяния были совершены в отношении индейцев. И если бы не было завоевания, те заболевания, к которым у индейцев не было иммунитета, и которые были признаны "божьей помощью в освобождении земли", не обескровили бы коренное население так, как это сделали они. Утверждать о том, что это были случайные или не случайные смерти все равно, что снять ответственность с нацистов за смерть миллионов евреев от голода и болезней в концлагерях, ведь умершие таким образом избежали участи быть расстрелянными или отравленными газом. Попробуйте сделать подобное заявление в местной синагоге и посмотрите, что вас ожидает потом." - Тим Вис,"Darken Up, A-Hole: Reflections on Indian Mascots and White Rage".

 

Многие говорят, что когда они думают о геноциде, они вспоминают евреев и то, что с ними сделали немцы: методично и беспощадно уничтожая народ, его корни и ветви. А то, что американцы сделали с индейцами это совсем другое, это не геноцид – это завоевание.

Что ж, перечитайте определение геноцида выше. Кроме того, если вы завоевали и подчинили население, основываясь на этническом превосходстве, совершая многочисленные убийства, это опять же является геноцидом по любым стандартам. Если вы считаете, что европейские захватчики не пытались методично и беспощадно уничтожать индейцев вот вам несколько фактов:

 

«Что касается большого материка, доказано, что "наши" соотечественники-испанцы опустошили более десяти густонаселенных стран, превратив их в безлюдные пустыни; территории этих стран больше всей Испании. Я берусь решительно утверждать, что за сорок лет, охватываемых в моей книге, вследствие власти называющих себя "христианами" и их сатанинских поступков умерло несправедливой смертью более двенадцати миллионов мужчин, женщин и детей; вернее будет сказать — и я не думаю, что ошибаюсь, — что число жертв превышает пятнадцать миллионов.»- Бартоломе де Лас Касас," A Short Account of the Destruction of the Indies", 1542г.

(Пятнадцать миллионов человеческих жизней за сорок лет. Это означает, что испанские колонизаторы убивали более тысячи человек в день оружием, голодом и непосильной работой, на кострах и виселицах, с помощью собак и кто знает еще какими методами; тысячу человек в день, на протяжении четырех десятилетий в непрерывной, кровавой, жуткой последовательности. Прим. пер.)

 

"Истребление индейцев, конечно, не началась с "отцов-основателей" Америки. Граждане США и государственные служащие, такие как Вашингтон, Джефферсон и Джексон были продолжателями традиций европейских колонистов. Как и большинство американских традиций это было подчеркнуто религиозным фанатизмом. Святые пуритане, основавшие колонию в Массачусетском заливе в 1630 году на протяжении десятилетия устанавливали свои законы с помощью ружей, отстреливая то индейцев, то волков. "Они подбрасывали волкам отравленное мясо, а индейцам давали одеяла зараженные оспой. Они выискивали волчьи логова, чтобы расправиться с детенышами и воровали индейских детей".

 

Белым "поселенцам" требовалось совсем немного, чтобы убивать индейцев, но колониальные правительства не жалели денег, зачищая Новый Свет от старых жителей. Они щедро платили за ноги, хвосты, уши животных, которые причиняли "неудобства для цивилизации" и не менее щедро оплачивали скальпы индейцев.

 

"К 1717 году все колонии Новой Англии были щедры на местах, подобно Нью-Джерси. Массачусетс отменил закон о скальпах в 1722 году на том основании, что он стал «неэффективным», но его восстановил общественный спрос в 1747 году ."- Дэвид Райдер, "Индейцы и животные: сравнительный очерк".

 

Однако же многие пытаются утверждать, что европейцам нужны были лишь земли, а не жизни индейцев. Да, им нужны были земли без живых людей на них (если те, конечно, не хотели разделить участь рабов).

Многие энциклопедии предпочитают замалчивать тот факт, что сам Колумб был известным работорговцем.

 

"Первый контакт европейцев с индейцами состоялся в 1492 году, когда Христофор Колумб захватил два десятка араваков в Карибском бассейне. В ноябре 1493 года он вернулся с флотом из 17 кораблей, около 1200-ми колонистами и 34-мя лошадьми. Остановившись у Сент-Круа они захватили четыре мужчины и две женщины, плывших на каноэ. Отрубив голову одному из индейцев, остальных они увезли в Испанию, в качестве рабов. Это был первый задокументированный случай убийства.

В то время как монархи Испании все еще думали над санкционированием захвата индейцев в рабство, Колумб поставлял их закованными в цепи на невольничьи рынки Кадиса и Севильи. В 1503 году королева все же дала свое разрешение, потребовав "свою долю от прибыли". К 1520 году вывоз индейцев из Флориды и побережья Каролины стал обычным явлением.

Первые отчеты о том, что британцы начали похищать индейцев из Новой Англии и Вирджинии, переправляя их в Англию, датируются 1603 годом. Похищения сыграли главную роль в подготовке британцев по захвату новых колоний. Им нужны были коренные жители как рабы и как посредники, что бы изучить язык и узнать о том, что находится в землях. Когда корабли возвращались в Англию они были набиты индейцами, рабский труд которых использовался в качестве гребцов.

Томас Хант похитил 27 индейцев в 1614 году с территории нынешнего штата Массачусетс и привез их в Испанию, для продажи. Некоторых продали, а остальных забрали монахи, что бы сделать из них христиан. Одному из воинов, по имени Скванто, все же удалось бежать и вернуться к своему народу в 1619 году, чтобы найти его умирающим от европейской болезни, которая использовалась как одна из форм бактериологической войны. "- Трейс ДеМайер,"Первый контакт".

 

Опять же, обратите внимание, европейские захваты в рабство начались до распространения эпидемий. Европейская политика по отношению к индейцам изначальна была настроена на убийства и порабощения, а уж потом эпидемии стали уничтожать целые народы.

Никто не говорит о том, что сами индейцы не убивали, но дело в том, что белые убивали в гораздо большем количестве, чем те же индейцы. Более того, эти убийства были санкционированы политикой государства, а не действиями отдельных лиц или небольших групп. Конечно, индейцы воевали между собой и предавали друг друга, но не в таких масштабах и не с такими последствиями как это делали европейцы с индейцами. Никто не говорит, что в индивидуальном плане индейцы лучше, чем евро-американцы. Мы говорим о культуре в целом. Ведь говоря о цивилизации, вы не имеете в виду отдельного человека, семью или деревню.

Утверждать, что открытие и завоевание Америки стало благом для коренных жителей все равно, что говорить о рабе получившим выгоду от рабства. Естественно, все кто говорит об этом благе, не были когда-либо завоеваны и порабощены, а их семьи или общины не были подчинены. Они могут делать лишь умный вид, убеждая других в том, что они знают, о чем говорят.


Все общества считают, что их культура лучше других. Если в культуре есть свои недостатки, и она не может отвечать на веяние времени, она впитывает в себя изменения. Так произошло с индейской культурой, когда она столкнулась с европейской, взяв от нее лучшее (лошадей, ружья и пр.). Индейцы по-прежнему считают свою культуру более лучшей, именно поэтому они борются за ее сохранение. Скептики не рассматривают то, как индейская культура эволюционировала за 500 лет со времен Колумба. Сравнивать же современное общество сейчас и "примитивное" тогда, тоже большая ошибка. Сравните индейскую жизнь 1492 года с европейской того же года и подумайте, чья жизнь была лучше.

Если вы белый и ощущаете свою вину, сделайте что-нибудь полезное, помогая современным индейцам вместо того, чтобы сокрушаться о грехах прадедов.

Сокрушаться о грехах прадедов конструктивно - это помогает проникнуть через завесу отрицания. Такие люди, как вы, стараются сохранить эту завесу, должен добавить.  Но это не все, что люди делают. Спайк Ли делает свои фильмы, индеец Тодд Кларк член ДАИ, я же пишу статьи.

Те, кто пытаются доказать что смерть 80-90 % процентов индейцев от заболеваний была не преднамеренна, всегда игнорируют реальность. Было уже установлено, что убийства при первых контактах были умышленны. Испанские и английские колонизаторы поставили перед собой цель уничтожать любого индейца не согласного с действиями колониальных властей. Естественно, со всеми индейцами они столкнуться не могли, поскольку американский континент очень обширный. Болезни мчались быстрее скачущего всадника. Но это не меняет того, что делали европейцы и что бы они стали делать, столкнувшись со здоровыми индейцами. Во-первых, из двух вариантов "живи и позволь жить другим" и "живи и позволь другим умереть" европейцы всегда выбирали второй.

Во-вторых, эпидемии не происходят в вакууме. Убийство и порабощение сильнейших членов индейских общин, вытеснение их с охотничьих и сельхозугодий в непригодные для жизни пустоши, обещанная при этом еда, как компенсация за украденные земли, а как результат голодная смерть - все это огромный вклад в эпидемию, охватившую индейскую страну. Евро-американцы планомерно и методично, шаг за шагом, уничтожали коренные народы и их культуры. А когда болезни, алкоголь и отчаяние заканчивали начатое ими дело они, подобно охранникам Освенцима, с удовольствием наблюдали за происходящей картиной. Это как если бы евро-американцы столкнули с обрыва индейцев, произнеся им вслед: "Это не наша вина, что вы такие тяжелые. Мы не можем ничего поделать с законами природы. Были бы вы умнее, придумали бы парашюты, чтобы спасти себя. Но вы, несчастные животные, не цивилизованы и обречены на падение".

Заболевания приносили свои плоды не так быстро, как хотелось бы, поэтому они и объединили эту биологическую войну с мечами, ружьями и охотничьими собаками, как это делали испанцы, уничтожая "паразитов". Ту же беспощадную тактику продемонстрировали англичане на "Тропе слез", имевшую протяженность почти в 300 миль, когда индейцев чероки преднамеренно гнали по тем местам, где процветала холера и другие эпидемические заболевания. А что бы добиться побольше смертей, ослабленных от болезней и холода индейцев кормили тухлым мясом и мукой с червями. В результате этого марша почти 8 000 из 17 000 индейцев умерло. 

Другим логическим шагом в биологической войне является сознательное удержание от лечения заболеваний, как было в случае с апачами и туберкулезом. "Туберкулезу позволили убивать апачей, хотя правительство могло разрешить им вернуться на юго-запад, климат которого считался наиболее популярным средством для его лечения, оно отказало в этом индейцам". Таким образом, не открыто, но тайно, правительство мстило апачам, как и всем тем племенам, которые препятствовали их планам по вторжению". Во многих случаях, конечно, может и не было преднамеренных действий, но конечный результат всегда одобрялся. Для вас этого недостаточно? Хорошо…

"Когда испанцы собрали много золота у индейцев, они согнали их в трех больших домах, столько, сколько возможно было поместить в каждый, а затем подожгли. Хотя сожженные заживо индейцы не давали для этого какого либо повода и не оказывали сопротивления прежде."- Бартоломе де Лас Касас,"A Short Account of the Destruction of the Indies", 1542.

 

"Когда мы попросили их дать нам пищу..они издевались над нами, как и другие. Тогда мы согнали в киву индейцев и подожгли пуэбло. Раздались крики сгорающих заживо. Вытащив из кивы 16 индейцев мы расстреляли их..сколько было сгоревших неизвестно, но это был замечательный успех, ведь нас было мало, а врагов, окружавших нас, много." - Диего Перес де Люксан о экспедиции в Нью-Мексико 1583 года.

 

Подобную тактику испанцы использовали очень часто, заходя в пуэбло, они требовали пищу, кров и обслугу. Если индейцы отказывались им предоставить требуемое, брали силой, а если индейцы еще пытались оказать сопротивление, обороняясь, атаковали и убивали.

Одержав физическую победу, испанцы продолжали воздействовать на индейцев психологически, отбирая у них женщин, детей, запрещая проводить церемонии, принуждая работать на себя. Они делали все возможное, что бы подавить независимость и волю к сопротивлению..

 

"Индеанок насиловали, ломая как физически, так и духовно. Обращая в христианство, заставляли принимать испанскую культуру и этику, чтобы они могли обслуживать мужчин, священников и своих мужей".

Бувье утверждает, что монахи не чурались ничего мирского, лишь бы искоренить индейскую культуру в Калифорнии и переделать местных жителей. Делая акцент на трех-разовом питании и европейской моде, они формировали из индейцев "западную модель.. поклонение, труд, отдых в перерывах на потребление пищи.""-"Women and the Conquest of California, 1542-1840". 

 

Убийство, порабощение и промывание мозгов - европейцы применяли все, чтобы извести индейскую идентичность. Похоже на этническую чистку, не правда ли? Даже если европейцы убили миллион, сто тысяч или "всего лишь" десять тысяч индейцев, их культурная чистка квалифицируется как геноцид.

Я не знаю, осознавали ли европейцы, что их болезни настолько губительны для индейцев или нет, возможно, и нет но, как уже отмечалось выше, если бы болезни и не погубили индейцев, колонизаторы нашли бы другой способ как от них избавиться. Спаивание, нарушение договоров, массовые убийства - свидетельства тому. Это связано, опять же, с фундаментальными различиями в мировоззрении.

Говорят, не стоит обвинять европейцев в том, что они не делали, ссылаясь на болезни, убивавшие индейцев. Хорошо, если вы врываетесь в чужой дом, широко раскрыв двери, в которые выбежала кошка, будете ли вы виновны в ее бегстве?

 

"В колониальный период все прекрасно знали о чуме. Еще до того, как "Мэйфлауэр" отчалил от берега, английский король Джеймс возблагодарил "всемогущего Бога за его доброту и щедрость даровавшему чуму, что бы преподнести ее в дар дикарям."- Джеймс У. Лоуэн," Lies My Teacher Told Me".

 

Не ясно осознавали ли европейцы, что они являются разносчиками чумы или нет, но они явно были рады наблюдать, как умирают от болезней индейцы и спешили занять их поселения и разрыть могилы, в надежде поживиться чем-нибудь. Если такое поведение не аморально, тогда скажите мне, что такое аморальность? Поэтому мы имеем все основания обвинять европейцев за то, что они сделали и за то, что они не делали. Так или иначе, они стремились завоевать чужие территории, на которых не должно было быть коренных жителей.

Истребив большинство (к счастью не всех) индейцев, США и по сей день продолжают способствовать геноциду и поощрять его, продолжая демонстрировать то, что геноцид индейцев был не случаен.

С 5 по 16 июля 1938 года по инициативе президента США Ф. Д. Рузвельта проводилась Эвианская конференция, посвященная проблеме беженцев, в которой приняли участие представители 32 стран. Ни одна международная организация, связанная с помощью беженцам, кроме генерального комиссара Лиги Наций представлена не была. Представителей самих беженцев и еврейских организаций на конференцию не допустили. Из участников конференции только Доминиканская Республика изъявила желание принимать беженцев и предоставить им для этого землю. Европейские страны, США и Австралия заявили, что у них нет возможности расширить квоты.

 

" В 1994 году несколько государств обратилось в ООН с просьбой увеличить число миротворцев в Руанде, ссылаясь на полученную информацию о готовящихся действиях хуту. Мадлен Олбрайт, представлявшей США в ООН, было поручено блокировать любые такие попытки, ведь после того как США потерпело фиаско в Сомали, они считали Африку слишком скучной и опасной, что бы помогать ей. Хуту провернули свой план геноцида без сучка и задоринки и только потом Соединенные Штаты позволили вмешаться Франции в конфликт" (подробнее об этом можно прочитать здесь http://www.inomnenie.ru/debate/12990/print "Африканские скелеты в американском шкафу" прим. пер.).

 

"Если вас не затруднит, обратите внимание на год ратификации Конвенции 1948 года о геноциде в США (19 февраля 1986 года и то, с семью оговорками) или на то, как продвигалось и продолжает продвигаться признание Америкой геноцида армян в 1915-1923 гг"- Кристофер Хитченс, "Rogue Nation USA".

 

Американцы продолжают думать, что ничего плохого они не совершали, в их культурном мышлении есть "ковбой-герой", но никак не нацист-злодей.

 

"Ни один историк не признает труды нацистских лидеров, как оправдание тому, что произошло в Германии. Тем не менее, американские историки, за некоторым исключением, до сих пор субъективны к своей истории. Они пытаются оправдать и рационализировать то, что произошло, оправдать или возложить вину на нескольких генералов-злодеев или диких жителей границы. Но слишком много массовых убийств было, чтобы просто назвать их случайными и слишком много бизонов уничтожили за несколько лет. Нет, геноцид был не случайностью, он был преднамеренной колониальной политикой."- Роксанна Данбар Ортис (шайенн), "The Great Sioux Nation: Sitting in Judgment on America".

 

"Наши национальные ценности слишком запутаны и вводят в заблуждение касаемо истории, они призваны вырабатывать у американцев чувство гордости и скрывать истину о прошлом. Американцам нравится думать, что этот континент был малонаселенным и купили его у индейцев, заключив честные и справедливые сделки. Но ведь по сути, это страна была густо заселена людьми, которые просто сжалились над неумелыми колонизаторами и помогли им выжить в первые годы, когда они обосновывались в этом чужом и суровом для них краю. А в знак благодарности американцы отняли у них 98% всей земли, придумав всяческие небылицы, чтобы оправдать эту кражу и стараются оттяпать последние 2% на которых все еще продолжают жить индейцы."- Дэвид Райдер, "Slave on a Dollar".

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.

Неизвестная история страны.

Продолжающаяся колонизация американских индейцев и их земель дает Соединенным Штатам те экономические и материальные ресурсы, которые нужны Америке, чтобы внимательным империалистическим взором следить за всем миром. Это очевидный факт, однако он постоянно затушевывается. То, что по сути дела является колонией поселенцев, создало о себе общенациональный миф как об идеальной, мультикультурной и многорасовой демократии. Положение американских индейцев как суверенных народов, подвергшихся колонизации США, по-прежнему неотрывно преследует Соединенные Штаты и черной меткой ложится на смысл существования этой страны. — Джоди Берд.

В общепринятом повествовании об истории США «индейские войны» обычно являются узким подразделом, занесенным в весьма сомнительную категорию под названием «Запад». А еще у нас есть вестерны, низкопробные романы, фильмы и телевизионные шоу, которые почти каждый американец впитывает с молоком матери, и которые к середине 20-го века обрели популярность во всех уголках земного шара. Архитектура мирового господства США была сконструирована и подверглась проверке этим периодом континентального американского милитаризма, который, основываясь на опыте предыдущего столетия, разработал собственные инновации в тотальной войне. С наступлением 21-го века мы увидели новую, еще более наглую форму американского милитаризма и империализма, который произвел буквально взрыв на мировой арене, когда с избранием Джорджа Буша-младшего контроль над внешней политикой США перешел к долго созревавшей фракции неоконсерваторов и поджигателей войны из Пентагона и к воинствующим гражданским ястребам. В последующие восемь лет своего политического контроля они осуществили две крупных военных агрессии и провели сотни маленьких войн с использованием американских сил специального назначения по всему миру. Тем самым, они создали шаблон действий, которые продолжаются и после увядания их политической власти.

Страна индейцев


Один уважаемый военный аналитик провел связь между «индейскими войнами» и тем, что он считает ярким империалистическим прошлым и будущим страны. Роберт Каплан (Robert D. Kaplan) в своей написанной в 2005 году книге «Ворчание империи» (Imperial Grunts) представил несколько примеров весьма успешных, на его взгляд, операций: Йемен, Колумбия, Монголия и Филиппины, а также целый ряд продолжающихся комплексных проектов на Африканском Роге, в Афганистане и Ираке. В то время как американские граждане и многие из избранных ими представителей призывали покончить с военными интервенциями США, о которых им было известно, включая Ирак и Афганистан, Каплан всячески приветствовал продолжительные противопартизанские операции в Африке, Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и в зоне Тихого океана. Он создал наставление по контролю США над этими районами мира, основываясь на американском опыте и достижениях в обеспечении континентального господства в Северной Америке посредством противоповстанческих действий, а также тотальной и неограниченной войны.

Родившийся в 1952 году в Нью-Йорке Каплан — это педантичный исследователь и влиятельный автор. Он много писал в крупных газетах и журналах, а потом стал «главным геополитическим стратегом» частного аналитического центра по вопросам безопасности Stratfor. Среди прочих престижных постов, которые он занимал, были должности старшего научного сотрудника в Центре новой американской безопасности (Center for a New American Security) и члена Комитета по оборонной политике, являющегося федеральным консультативным органом при Министерстве обороны США. В 2011 году журнал Foreign Policy назвал Каплана одним из «100 ведущих мировых мыслителей». Написав множество бестселлеров, таких как «Балканские призраки» (Balkan Ghosts) и «Сдаться или голодать» (Surrender or Starve), Каплан стал одним из главных интеллектуальных поборников распространения власти США в мире посредством такого испытанного и проверенного временем средства как «американский способ ведения войны». Этот способ ведения войны уходит своими корнями в колониальное британское прошлое, которое военный историк Джон Греньер (John Grenier) назвал сочетанием «неограниченной войны и иррегулярной войны», военной традицией, «которая допускает, узаконивает и поощряет нападения и уничтожение некомбатантов, деревень и сельскохозяйственных ресурсов ... в ходе поражающих своей жестокостью военных кампаний с целью завоевания».

Свой тезис Каплан подытоживает в прологе к «Ворчание империи», который он озаглавил «Страна индейцев».

К началу 21-го века вооруженные силы США уже прибрали к рукам всю землю и были готовы незамедлительно направить свои войска в самые отдаленные ее уголки.



Пентагон разделил планету на пять территориальных командований — подобно тому, как земли индейцев на американском Западе были в середине 19-го столетия поделены армией США. ... По словам солдат и морских пехотинцев, с которыми я встречался в самых далеких местах нашего мира, сравнение с 19-м веком ... было весьма уместным. «Добро пожаловать в страну индейцев» — эти слова я слышал от военнослужащих повсюду — в Колумбии и на Филиппинах, в Афганистане и в Ираке. Надо сказать, что главная задача американских военных была в большей степени связана с ликвидацией анархии, чем с [исламским] фундаментализмом. Война с террором на самом деле была укрощением пограничных рубежей.

Затем Каплан высмеивает «элиту из Нью-Йорка и Вашингтона», которая дискутирует на тему империализма с использованием «возвышенной исторической терминологии», в то время как военнослужащие изо всех видов вооруженных сил интерпретируют политику в соответствии с конкретными обстоятельствами, с которыми они сталкиваются, и с безразличием относятся к тому, что являются частью империалистического проекта, либо просто не знают об этом. Эта книга показывает, как работает колониализм и империализм.

Каплан оспаривает концепцию предначертанной судьбы, утверждая, что «появление у США империи в западной части континента не было неизбежностью». Он заявляет, что западная империя была сформирована «небольшими группами переселенцев, которых разделяли огромные расстояния». Здесь Каплан ссылается на тех, кого Греньер называет «рейнджерами», уничтожающими поселения коренных жителей, их поля и запасы продовольствия. Каплан утверждает, что роль американской армии была незначительной по сравнению с одинокими героями-мстителями из числа переселенцев, которых он приравнивает к современному спецназу. Вместе с тем, он признает, что регулярная армия оказывала смертоносную поддержку переселенцам в их борьбе с местным населением, в массовом порядке убивая бизонов, уничтожая продовольственные запасы людей прерий, а также постоянно совершая нападения на поселения с целью уничтожения или лишения свободы семей тех индейцев, которые воевали с переселенцами. Далее Каплан подводит итог генеалогии сегодняшнего американского милитаризма:

Если среднестатистический американец на заре нового тысячелетия черпал вдохновение в наследии Гражданской и Второй мировой войны, когда силы добра выступили и уничтожили пороки рабства и фашизма, то для многих солдат и офицеров американской армии определяющим моментом стала война с «индейцами».

Наследие индейских войн явно прослеживается в размещении многочисленных военных баз по всему Югу, Среднему Западу и особенно по Великим равнинам. Это была обширная пустыня и степь, охватывавшая глубокий тыл армии, где размещались такие прославленные укрепления как форт Хейс, Кирни, Ливенворт, Райли и Силл. В Ливенворте, где разделялись пути на Орегон и в Санта-Фе, сегодня размещается командно-штабной колледж сухопутных войск. В Райли была база 7-го кавалерийского полка Джорджа Армстронга Кастера (George Armstrong Custer), а сейчас дислоцируется 1-я пехотная дивизия. А в Форт-Силле, где доживал последние годы своей жизни Джеронимо (военный предводитель чирикауа-апачей — прим. перев.), находится штаб американской артиллерии.


Пусть и микроскопические по своему размаху, это были стремительные и иррегулярные военные действия против индейцев, увековеченные в бронзе и масле Ремингтоном. Именно они определили характер американского национализма.

Хотя Каплан полагается в основном на источники 19-го века, повествующие о борьбе с индейцами, в одной из сносок он упоминает о том, что узнал в музее специальных десантных операций в Фейетвилле, Северная Каролина: «Это незначительный, но интересный факт, что военнослужащие из состава 101-й воздушно-десантной дивизии, готовясь к парашютному десантированию в день высадки союзных войск в Европе, сделали себе прически как у индейцев из племени могавков и нанесли боевую раскраску на лица». Это возвращает нас к колониальным войнам до обретения независимости, а потом ведет к войне за независимость и к мифу, популяризованному в произведении «Последний из могикан».

Каплан развенчивает утверждение о том, что атаки на Всемирный торговый центр и на Пентагон 11 сентября 2001 года породили в США новую эпоху войн и вынудили страну создавать военные базы по всему миру. Он совершенно верно замечает, что и до терактов командование специальных операций сухопутных войск с 1980-х годов проводило учения в «170 странах ежегодно, и в среднем в выполнении каждой задачи участвовало по девять “тихих профессионалов”. Руки у Америки были длинные, а ее присутствие в самых малоизвестных государствах весьма разностороннее. Вместо армии призывников из числа гражданских лиц, которые воевали во время Второй мировой войны, у Америки теперь были профессиональные вооруженные силы, и у них, как у имперских армий на протяжении всей истории, была собственная военная жизнь».

Выступая 13 октября 2011 года в Комитете по делам вооруженных сил американской палаты представителей, генерал Мартин Демпси (Martin Dempsey) заявил: «Я стал председателем Объединенного комитета начальников штабов не для того, чтобы наблюдать за упадком вооруженных сил США и доведением их до такого состояния, когда наша страна со своей военной мощью уже не будет глобальной державой.... Мы как нация не должны дойти до такого состояния».

Возврат к узаконенным пыткам

Тела — тела замученных, тела со следами сексуальных надругательств, тела заключенных, мертвые тела — это была главная тема первых лет правления администрации Джорджа Буша-младшего после терактов в сентябре 2001 года, когда она начала войну возмездия против Афганистана, а затем свергла правительство Ирака. Афганцев, оказывавших сопротивление американским войскам, и очутившихся не в том месте и не в то время, бросали за решетку. Затем большую их часть отправляли в тюрьму, сооруженную в спешном порядке на американской военной базе Гуантанамо на Кубе, территорию которой Соединенные Штаты присвоили во время войны 1898 года против этой страны. Вместо того, чтобы назвать задержанных военнопленными, наделив их статусом и правами в соответствии с Женевской конвенцией, их назвали «членами незаконных вооруженных формирований», присвоив им статус, прежде неизвестный в анналах западной военной истории. В таком качестве американские следователи подвергали задержанных пыткам, и при этом за ними без зазрения совести наблюдали гражданские психологи и медицинский персонал.

Отвечая на вопросы и обвинения, зазвучавшие по всему миру, профессор международного права из Калифорнийского университета Джон Ю (John C. Yoo), ставший помощником генерального прокурора США в управлении юридической помощи Министерства юстиции, в марте 2003 года написал печально известную «служебную записку о пытках». Ю использовал один прецедент в обоснование названия «член незаконных вооруженных формирований», которому тогда не придали особого значения. Это было решение Верховного суда США от 1873 года по делу заключенных индейцев из племени модоков.В 1872 году группа индейцев из этого племени во главе с Кинтпуашем, также известным под именем капитан Джек, попыталась вернуться на свои исконные земли в Северную Калифорнию после того, как американская армия переселила их в резервацию в Орегон, которую они были вынуждены делить с другим племенем. Группу восставших в количестве 53 человек окружили американские военные и милиционеры, заставившие их укрыться в пустынном лавовом покрове спящего вулкана Маунт-Лассен, который являлся частью их родных земель и был известен им досконально. Более тысячи военных под командованием участника Гражданской войны генерала Эдварда Кэнби (Edward R. S. Canby) попытались захватить сопротивлявшихся, но им это не удалось, поскольку модоки организовали эффективные партизанские действия. До Гражданской войны Кэнби построил свою военную карьеру на том, что участвовал во второй войне с семинолами, а позднее в захвате Мексики. Назначенный накануне Гражданской войны в Юту, он командовал нападениями на индейцев навахо, а с началом войны оказался в Нью-Мексико. Поэтому можно сказать, что Кэнби был закоренелым убийцей индейцев. Во время встречи генерала с Кинтпуашем вождь модоков убил его и других переговорщиков, когда те потребовали от индейцев капитуляции. В ответ Соединенные Штаты направили другого генерала с подкреплением численностью более тысячи человек, и в апреле 1873 года эти войска атаковали укрепление модоков, на сей раз обратив индейцев в бегство. После четырех месяцев боев, которые обошлись США почти в 500 000 долларов, что на сегодня соответствует почти 10 миллионам долларов, и потеряв убитыми более четырехсот солдат и одного генерала, вся страна ополчилась на модоков и решила им отомстить. Кинтпуаша и еще нескольких пленных модоков посадили в тюрьму, а затем повесили на Алькатрасе. Семьи модоков расселили по резервациям. Труп Кинтпуаша забальзамировали и возили по всей стране, выставляя на всеобщее обозрение на площадях. Командовавший в то время Тихоокеанской дивизией генерал-лейтенант Джон Скофилд (John M. Schofield) написал о войне с модоками в своих мемуарах «Сорок шесть лет в армии» (Forty-Six Years in the Army): «Если невиновных можно было бы отделить от виновных, то чума, мор и голод были бы недостаточной карой за те преступления, которые были совершены в нашей стране против коренных обитателей этих земель».

Проводя правовую аналогию между узниками из племени модоков и заключенными из Гуантанамо, помощник генерального прокурора Джон Ю использовал понятие римского права homo sacer («священный человек»). Это преступник-отщепенец, изгнанный из общества и лишенный его правовой защиты, но все равно обязанный подчиняться власти суверена. Любой может убить «священного человека», и при этом его деяние не будет считаться убийством. Как отмечает Джоди Берд (Jodi Byrd), «становится понятно, почему Джон Ю в своей скандально известной служебной записке от 14 марта 2003 года приводит судебные решения военного трибунала от 1865 года и решение от 1873 года по делу заключенных индейцев из племени модоков. Он пытается четко сформулировать право исполнительной власти объявлять исключения из правил, особенно в связи с тем, что в решении по делу модоков индейцы недвусмысленно объявлены homo sacer для США. В подтверждение своего заявления Ю приводит выдержку из судебного решения по делу заключенных индейцев из племени модоков:

Нельзя делать вид, будто солдат Соединенных Штатов виновен в убийстве, если он убивает врага государства в бою, хотя именно так было бы в том случае, если бы в отношении деяния, совершенного при таких обстоятельствах, применялось внутригосударственное право. Никакие законы и обычаи цивилизованной войны не могут применяться в случае вооруженного конфликта с индейскими племенами в наших западных пограничных областях; однако обстоятельства, которыми сопровождалось убийство Кэнби (генерала) и Томаса (американского парламентера на переговорах о перемирии), таковы, что это убийство следует считать в равной степени нарушением законов дикарей и законов цивилизованной войны, и причастные к этому индейцы в полной мере осознали низость и вероломство своего поступка.

Берд отмечает, что согласно такой точке зрения, любого, кого мы можем назвать «индейцем», позволительно убить на вполне законных основаниях, а индейцев нужно привлекать к ответственности за преступления, совершенные против любого американского солдата. «В результате американские индейцы в этот момент становятся не имеющими подданства террористическими комбатантами в пределах американского суверенного государства».

Усиление милитаризации

Архипелаг Чагос состоит из 60 с лишним тропических островов в Индийском океане и находится на полпути из Африки в Индонезию в тысячах миль от ближайшего континента, то есть, от Индии. В период с 1968 по 1973 год Соединенные Штаты и Британия (последняя осуществляла административное управление над островами) насильно выселили с островов их коренных жителей чагосцев. Большая часть депортированных людей оказалась почти в двух тысячах километрах от родных островов на Маврикии и на Сейшелах, где о них забыли, и они были вынуждены влачить нищенское существование. Делалось это с той целью, чтобы создать крупную военную базу США на одном из чагосских островов Диего-Гарсия. Но облав на чагосцев и их выселения с родных земель во имя глобальной безопасности британским агентам и американским военным показалось недостаточно. Перед депортацией чагосцам пришлось наблюдать за тем, как захватчики сгоняют их домашних собак в загоны, а потом травят газом и сжигают. Дэвид Вайн (David Vine) так пишет об этой трагедии:

«База на острове Диего-Гарсия стала одним из самых секретных и мощных военных объектов США в мире. С ее помощью осуществлялось вторжение в Афганистан и Ирак (дважды), с нее угрожали Ирану, Китаю, России и всем прочим странам от юга Африки до юго-востока Азии. Там находилась тайная тюрьма ЦРУ для известных подозреваемых в совершении терактов, там находятся тысячи американских военнослужащих и смертоносное оружие на миллиарды долларов».

Чагосцы это не единственный коренной народ в мире, который был изгнан со своих мест американской армией. Военные создали целую систему во время и после Вьетнамской войны, силой выселяя коренное население с тех мест, которые они считали стратегически важными и подходящими для размещения военных баз. Лучше всего нам известны примеры обитателей атолла Бикини в южной части Тихого океана и пуэрто-риканского острова Вьекес. Но ведь были еще инугуиты из гренландского Туле, были тысячи жителей острова Окинава, было коренное население Микронезии. Во время жестокой депортации микронезийцев в 1970-е годы пресса обратила на это какое-то внимание. Отвечая на вопрос одного из репортеров, госсекретарь Генри Киссинджер сказал о микронезийцах так: «Да там живет всего девяносто тысяч человек. Кому они нужны?» Это было заявление, разрешающее геноцид.

К началу 21-го века у США по всему миру было более 900 баз, в том числе, 287 в Германии, 130 в Японии, 106 в Южной Корее, 89 в Италии, 57 на Британских островах, 21 в Португалии и 19 в Турции. В это число входят и дополнительные базы и военные объекты, размещенные на Арубе, в Австралии, Джибути, Египте, Израиле, Сингапуре, Таиланде, Киргизии, Кувейте, Катаре, Бахрейне, Объединенных Арабских Эмиратах, на Крите, Сицилии, в Исландии, Румынии, Болгарии, Гондурасе, Колумбии и на Кубе (Гуантанамо). Есть у Америки и много других объектов, расположенных в 150 странах. А недавно к ним добавились новые — в Ираке и Афганистане.

В своей книге The Militarization of Indian Country (Милитаризация индейских земель) активистка группы племен анишинаабе и писательница Уайнона Ладьюк (Winona LaDuke) анализирует сохраняющееся негативное воздействие армии на коренных американцев, рассматривая последствия для их экономики, земель, будущего и людей, особенно для ветеранов боевых действий из числа индейцев и для их семей. На территориях коренных народов в Нью-Мексико создано огромное множество арсеналов ядерного оружия, а территории шошонов и паютов в Неваде покрыты рубцами от многолетних воздушных и подземных испытаний ядерного оружия. Народ навахо и некоторые индейцы пуэбло в Нью-Мексико десятилетиями живут под пагубным воздействием от добычи урана открытым способом и от загрязнения воды, страдая от смертельных заболеваний. «Меня ужасает воздействие армии на мир и на исконную Америку, — пишет Ладьюк. — Оно повсеместное».

Политолог Синтия Энлоу (Cynthia Enloe), специализирующаяся на вопросах американской внешней политики и армии, отмечает, что после атак на Всемирный торговый центр и Пентагон американская культура стала еще более милитаризованной. Свой анализ этой тенденции она проводит с феминистской точки зрения:Милитаризация ... происходит на индивидуальном уровне, когда женщина, у которой есть сын, убеждена, что хорошей матерью она может стать только в том случае, если позволит военным вербовщикам забрать его в армию, чтобы ее сын покинул отчий дом. Если ее убедят отпустить его, значит, она милитаризована. Она милитаризована не в такой степени, как солдат из спецназа, и тем не менее, факт ее милитаризации налицо. Если человек с восхищением наблюдает за тем, как бомбардировщик пролетает над футбольным стадионом, открывая сезон, если он (или она) радуется тому, что присутствует на стадионе и видит это, значит, факт милитаризации такого человека тоже налицо. Поэтому милитаризация это не только положительный ответ на вопрос «Думаете ли вы, что армия является самой важной частью государства?» (Хотя это тоже совершенно очевидно имеет значение). Это не только положительный ответ на вопрос «Думаете ли вы, что использование коллективного насилия есть самый эффективный способ решения социальных проблем?», который тоже является частью милитаризации. Речь здесь, кроме всего прочего, идет об обычной и повседневной культуре, существующей в США.

Но как отмечает Джон Греньер, культурные аспекты милитаризации не новы. У них глубокие исторические корни, уходящие в британское колониальное прошлое и сохраняющиеся в процессе безжалостных захватнических войн и этнических чисток на протяжении трех столетий.

«Кроме чисто военной пользы, американцы нашли и другое применение первой военной волне как средству создания «американской идентичности». ... Непреходящая привлекательность излагаемого в романтическом духе мифа о заселении новых и неизведанных земель (но ни в коем случае не о их захвате), чем занимались «реальные» люди, такие как Роберт Роджерс (Robert Rogers) и Дэниел Бун (Daniel Boone), и люди вымышленные, такие как Натаниэль Бампо, вышедший из-под пера Джеймса Фенимора Купера, указывает на то, что писатель Д.Г. Лоренс называл «выдумкой о незаменимом белом американце».

Колоссальное количество огнестрельного оружия, находящегося в собственности у гражданского населения США, где Вторая поправка стала священным правом, тоже неразрывно связано с культурой милитаризма и воинственности. Нагнетаемая изо всех сил милитаризация разрушает повседневную жизнь и культуру, и это в полной мере относится к научному сообществу, особенно к тем, кто занимается общественными науками — ведь военные сегодня очень часто берут к себе психологов и антропологов в качестве советников. Антрополог Дэвид Прайс (David H. Price) в своей обязательной для прочтения книге «Воинствующая антропология» (Weaponizing Anthropology) отмечает: «Антропология всегда кормилась на полях сражений». Эта наука родилась из колониальных войн Европы и США. Прайс, как и Энлоу, считает, что в начале 21-го века милитаризация происходит ускоренными темпами: «Сегодняшняя милитаризация антропологии и общественных наук назревала уже давно, а атмосфера страха в Америке после 11 сентября вкупе с сокращениями расходов на традиционную науку создали условия для своего рода идеального шторма, ускорив милитаризацию этой дисциплины и науки в целом».

В своем телевизионном документальном фильме из десяти серий и легшей в его основу книге на 700 страниц "Нерассказанная история Соединенных Штатов Америки«(The Untold History of the United States) кинематографист Оливер Стоун (Oliver Stone) и историк Питер Кузник (Peter Kuznick) задают вопрос: «Почему у нашей страны есть военные базы в каждом регионе земного шара, общее количество которых, по некоторым подсчетам, превышает тысячу? Почему Соединенные Штаты тратят на свою армию больше денег, чем весь остальной мир вместе взятый? Почему Америка до сих пор обладает тысячами единиц ядерного оружия, многие из которых находятся в полной боевой готовности, хотя ни одна страна не представляет для нее непосредственной угрозы?» Это очень важные вопросы. Стоун и Кузник осуждают такое положение вещей, но ответов на вопросы не дают. Авторы считают, что превращение США после Второй мировой войны в единственную в мире сверхдержаву совершенно не соответствовало первоначальным замыслам отцов-основателей и ходу исторического развития до середины 20-го столетия. Они ссылаются на речь президента Джона Куинси Адамса в День независимости, в которой тот осудил британский колониализм и заявил, что Соединенные Штаты не будут «переходить свои границы в поисках монстров для уничтожения». Стоун и Кузник не упоминают о том, что Соединенные Штаты в то время нападали на коренных жителей Америки, колонизировали их, подчиняли себе и прогоняли индейцев с их исконных земель, и что занимались они этим с момента своего основания и вплоть до конца 19-го века. Игнорируя фундаментальные основы развития США как империалистической державы, они не понимают, что логическим итогом курса, избранного Соединенными Штатами во время своего основания, стало их превращение в империю с заморскими владениями.

Северная Америка как место преступления

Джоди Берд пишет: «История нового мирового порядка ужасна, а история Америки преступна». Необходимо, заявляет она, начать с возникновения Соединенных Штатов как государства переселенцев с его явно выраженным намерением оккупировать континент. В таком генезисе содержатся исторические семена геноцида. В правдивой истории США повествование надо сосредоточить на том, что произошло и продолжает происходить с коренными народами. Не только колонизаторские действия в прошлом, но и «продолжающаяся колонизация индейских народов, племен и земель в Америке» позволяют Соединенным Штатам внимательным империалистическим взором следить за всем миром«. А то, «что по сути дела является колонией поселенцев, создало о себе общенациональный миф как об идеальной, мультикультурной и многорасовой демократии», в то время как «положение американских индейцев как суверенных народов, подвергшихся колонизации США, по-прежнему неотрывно преследует Соединенные Штаты и черной меткой ложится на смысл существования этой страны». Далее Берд цитирует исследовательницу индейского народа лакота Элизабет Кук-Линн (Elizabeth Cook-Lynn), которая разъясняет связь между «индейскими войнами» и войной в Ираке:

Сегодняшнее призвание Соединенных Штатов стать центром политической просвещенности, которой следует учить остальной мир, появилось в эпоху индейских войн и стало опасной провокацией для исторических намерений этой нации. Историческая связь между битвой при Литл-Бигхорне и «восстанием» в Багдаде должна стать частью политического диалога Америки, если мы хотим развенчать фикцию о деколонизации и отречься от колониальной истории.

Происходит «гонка за невиновностью», когда люди полагают, что они непричастны к сговору в структурах владычества и угнетения. Данная идея фиксирует вполне понятную исходную посылку новых иммигрантов и детей тех, кто недавно приехал в ту или иную страну. Они полагают, что не должны нести ответственность за то, что происходило на их новой родине в прошлом. Невиновны и те, кто уже являются гражданами, пусть даже их предки были рабовладельцами, убийцами индейцев, или даже самим Эндрю Джексоном (седьмой президент США, бывший горячим сторонником выселения индейцев — прим. перев.) Однако в обществе переселенцев, которое не разобралось и не примирилось со своим прошлым, любая историческая травма, вызванная устроением земель, всегда будет влиять на взгляды и поведение живущих поколений, в том числе, иммигрантов и их детей.

В США наследие переселенческого колониализма прослеживается в бесконечных агрессивных войнах и оккупациях; в тех триллионах, что потрачены на вооружения, военные базы и личный состав вместо социальных услуг и качественного государственного образования; в огромных доходах корпораций, у каждой из которых ресурсов и доходов больше, чем у половины стран мира, но которые все равно платят минимальные налоги и создают мало рабочих мест для американских граждан; в многолетних репрессиях против активистов, которые стремятся изменить систему; в лишении свободы бедняков, особенно потомков рабов из Африки; в тщательно прививаемом индивидуализме, из-за которого в собственных неудачах человеку приходится винить только себя самого, и который превозносит безжалостное соперничество за достижение успеха, пусть даже оно редко дает результат; в высоких цифрах самоубийств, наркомании, алкоголизма, сексуального насилия над женщинами и детьми, бездомности, отчислений из школы и применения оружия.

Эти и многие другие вещи являются симптомами серьезных беспокойств в обществе, и в такой ситуации нет ничего нового. Мощные и влиятельные движения студентов, профсоюзов, борцов за гражданские права и женщин в период с 1950-х по 1970-е годы разоблачили структурное неравенство в экономике и исторические последствия двухвекового рабства и жестокого геноцида, который осуществлялся в ходе войн против коренных народов. Какое-то время американское общество было почти готово начать процесс поисков правды о зверствах прошлого, требуя покончить с агрессивными войнами и с бедностью. Свидетельством тому стало мощное движение за мир в 1970-е годы, кампания борьбы с бедностью, борьба за устранение последствий дискриминации и за десегрегацию, тюремная реформа, равноправие женщин и право на аборты, развитие искусства и гуманитарных наук, появление общественных средств массовой информации, закон о самоопределении индейцев и многие другие инициативы.

Более утонченная версия гонки за невиновностью, помогающая в сохранении переселенческого колониализма, начала появляться в теории общественного движения в 1990-е годы. Ее популяризаторами стали Майкл Хардт (Michael Hardt) и Антонио Негри (Antonio Negri). Книга Commonwealth (Содружество), являющаяся третьим томом трилогии, стала одной из многих научных работ начала 21-го века, в которых делается попытка возродить средневековую европейскую концепцию общего блага как цели современных общественных движений. В большинстве работ об общем благе практически нет упоминаний о судьбе коренных народов на фоне призывов о совместном пользовании землей. Канадские ученые и активистки Нандита Шарма (Nandita Sharma) и Синтия Райт (Cynthia Wright), например, резко отвергают претензии коренных народов на земли и суверенитет, называя это ксенофобским высокомерием. В требованиях коренных народов они видят «регрессивный неорасизм на фоне глобальных диаспор, вырастающий из гнета по всему миру».

Лорейн Ле Камп (Lorraine Le Camp) называет такое забвение коренных народов в Северной Америке «терранулизмом», вспоминая о концепции terra nullis, или якобы ничейных земель, которая продвигалась в рамках «доктрины открытия». Это такая своеобразная история без изъянов. Исходя из теории свободного будущего, в котором нет ни границ, ни наций, а также из концепции неопределенного общего блага для всех, такие теоретики вычеркивают настоящее и борьбу коренных народов за освобождение от колониализма. В рамках такой теории требования коренных народов и их стремление к деколонизации, к государственности и к суверенитету оказываются необоснованными и бессодержательными. Джоди Берд описывает точку зрения коренных народов на эти идеи следующим образом: «Любые представления об общем благе, требующем передать самоуправление коренных народов под какое-то общее правление, а их самих включить в какую-то абстрактную массу, которая потом будет жить на их землях, ни в коей мере не устраняют колонизаторскую и влекущую за собой геноцид направленность изначального и повторяющегося сегодня исторического процесса»,

Отрывки из книги Роксаны Данбар-Ортис (ROXANNE DUNBAR-ORTIZ) An Indigenous Peoples’ History of the United States (История коренных народов США).


Источник: http://inosmi.ru/world/20141017/223716174.html#ixzz3GTqwfScE

Захват Америки.

С 1776 года по настоящее время Соединенные Штаты отняли у коренного населения Северной Америки примерно 1,5 миллиарда акров земли (600 миллионов гектаров), что в 25 раз превышает территорию Великобритании. Многие американцы имеют очень слабое представление о том, как это произошло. Они могут вспомнить бойню на ручье Вундед-Ни или «Дорогу слез», как называют насильственное переселение американских индейцев, но подробности этих событий мало кто знает. И еще меньше людей полагают, что они занимают центральное место в истории Америки.

Столь слабые представления о предмете нашего разговора прискорбно, но не неожиданно с учетом того, что захват континента крайне важен для понимания процесса усиления США и одновременно предосудителен. Соединенные Штаты стали трансконтинентальной державой, акр за акром, гектар за гектаром лишая коренные народы их родной земли. Чтобы представить эту историю наглядно, я создал интерактивную поэтапную карту почти 500 уступок земель, которые Соединенные Штаты отнимали у коренного населения, продвигаясь на запад к побережью Тихого океана. Эту карту я назвал «Захват Америки».

К моменту окончания Гражданской войны в США в 1865 году она унесла жизни 800 тысяч американцев, или 2,5% населения, о чем говорят современные оценки. Если рабство было моральной ошибкой, сказал Линкольн во время своей второй инаугурации, то тогда война была «бедой, порожденной теми, кто творил злодеяния». Разрыв между Севером и Югом заставил белых американцев задуматься о том, почему их страна так глубоко погрязла в рабстве, и дать свободу четырем миллионам людей. Делали они это без особой охоты, и возрождение нации во многом продолжается по сей день. Однако за захват континента никакой расплаты не последовало. Никто всерьез не задумывался о том, что он сыграл центральную роль в усилении США. И никто не пытался наладить прочные и устойчивые отношения с людьми, потерявшими родные земли.

Причиной национальной дискуссии на тему рабства и его последствий в Америке отчасти является демография (правда, белые иногда участвуют в ней недобросовестно). А вот к дискуссии о лишении индейцев их исконных земель демография не имеет никакого отношения. Причина в следующем. С 1776 года чернокожие американцы составляли и составляют от 12 до 19% американского населения. В отличие от них, если в 1800 году коренные американцы составляли около 15% населения на территориях, которые позже станут Соединенными Штатами, то в 16 штатах, составивших Союз, их процентная доля была намного меньше. Спустя столетие в 1900 году североамериканские индейцы составляли примерно пол-процента населения США, став малочисленным и политически малозначимым меньшинством у себя на родине.

Сегодня коренными американцами себя называет чуть больше 1% населения США (3,8 миллиона человек). Но такое увеличение отражает не какие-то существенные демографические сдвиги, а новообретенную готовность и желание индейцев называть себя коренным народом. Из этого количества лишь небольшая часть является заметным и дающим о себе знать меньшинством, что объясняется дискриминацией, которая формирует самосознание и стремление избежать политической вовлеченности. Немногочисленные, оказывающие несущественное влияние на результаты выборов коренные американцы в последний раз были героями национальных новостей лишь в 1972-73 годах, когда члены Движения американских индейцев захватили Бюро по делам индейцев, а ФБР взяло в осаду поселок Вундед-Ни в резервации Пайн-Ридж.

Однако коренные народы занимают центральное место в истории страны. В 1750 году, спустя 150 лет после того, как британцы основали Джеймстаун, и 250 лет после того, как первые европейцы ступили на континент, они составляли большинство населения в Северной Америке. Однако этот факт не находит должного отражения в учебниках. Даже спустя столетие, в 1850 году, североамериканские индейцы формально владели большей частью западной половины континента.

Последнее наступление на землевладения коренных народов, длившееся примерно с середины 19-го века до 1890 года, было стремительным и смертоносным. (В 20-м столетии эта борьба переместилась с полей сражений в залы судебных заседаний, где продолжается по сей день.) Когда Джон Саттер (John Sutter) в 1848 году нашел золото в Калифорнии неподалеку от своей лесопилки, колонисты начали экспедиции по порабощению коренного населения региона. «Эта война на истребление будет продолжаться между расами до тех пор, пока индейская раса не прекратит свое существование», — инструктировал в 1851 году законодательный орган штата его первый губернатор.

На Великих равнинах американская армия вела против индейцев войну на истощение, и успех войны измерялся количеством сожженных индейских вигвамов, уничтоженных припасов продовольствия и лошадиных табунов. Результатом стала серия массовых и жестоких расправ: резня на Бэр-Ривер в южном Айдахо (1863 г.), бойня на Сэнд-Крик в восточном Колорадо (1864 г.), расправа с индейцами у реки Уошито в западной Оклахоме (1868 г.) и многие другие случаи. В 1850-х годах американские войска проводили рейды по болотистым равнинам во Флориде в поисках последних очагов сопротивления семинолов, которые прежде владели большей частью полуострова. Короче говоря, в середине 19-го века американцы продолжали воевать, стремясь сократить численность, а то и полностью уничтожить коренных обитателей континента.

Пусть коренные народы и являются сегодня малочисленным меньшинством, их история бросает убийственный вызов триумфалистской концепции США о превосходстве белого населения. Самые большие шовинисты среди американцев пытаются придать некий положительный оттенок многолетнему стремлению к укреплению рабства и не менее длительному стремлению утвердить превосходство белой расы. Когда в августе прошлого года полицейские застрелили в Фергюсоне, штат Миссури, безоружного чернокожего мужчину, одна белая женщина воспользовалась возможностью, чтобы упрекнуть группу протестующих афроамериканцев. Она прокричала: «Это мы дали вам все эти гребаные свободы!» Представьте себе аналогичный оскорбительный вопль на каком-нибудь митинге коренных американцев: «Это мы забрали всю вашу землю и обратили вас в христианство». Многие американцы до сих пор свято верят в то, что в 1776 году Соединенные Штаты выступили в продолжающийся до сих пор поход в стремлении добиться всеобщих идеалов свободы и равенства. Но история отношений США и коренных народов просто не встраивается в эту национальную концепцию.

Большинству людей гораздо проще представить себе злодеяния Европы в 20-м веке, нежели гонения на коренных американцев. В 1930-х и 1940-х годах в сталинских лагерях погибли миллионы. Германия в ходе Второй мировой войны уничтожила две трети европейских евреев. Югославия в начале 1990-х превратилась в кровавую баню этнических чисток. В рассказах на эти темы жертв называют мужчинами, женщинами и детьми. Но в историях о лишении земель коренных народов используется совсем другая терминология — индеец, вождь, воин, племя, скво (так называли индейских женщин), которая формирует грубые стереотипы и затемняет сознание, из-за чего нам трудно объективно оценить войны на истощение, насильственные переселения и изгнание индейцев с их родных земель. Если раньше эта история захвата и покорения Америки всячески прославлялась, то сейчас в ней все чаще звучат трагические и сентиментальные нотки, основанные на уверенности в том, что изгнание индейцев было несправедливым, но неизбежным.

Самые известные и широко распространенные на сегодня изображения индейцев усиливают эту уверенность. Прежде всего, речь здесь идет о монументальной коллекции фотографий Эдварда Кертиса (Edward Curtis) в 20 томах, носящая название «Североамериканский индеец». На первой фотографии первого тома запечатлены индейцы навахо на маленьких лошадях, уходящие к далекому и размытому горизонту. Она называется «Исчезающая раса».

«Захват Америки» показывает не исчезающих индейцев, а экспансию США, начиная с 1776 года, когда они были узкой полоской штатов, прижавшихся к атлантическому побережью, и заканчивая сегодняшним днем, когда Америка, протянувшаяся «от берега до берега», является четвертой по величине страной в мире. Карта позволяет пользователю в хронологическом порядке проследить за захватами земель, а также отыскать тот или иной индейский народ (например, чероки), а затем простым нажатием клавиши узнать все детали о захвате у него земель. Иногда у индейцев отнимали территории размером с Францию, а иногда не более сотни акров.

Право США на эти земли определяется юридической фикцией, изобретенной колонистами к собственной выгоде. Согласно «доктрине открытия», которая берет свое начало в крестовых походах и лежит в основе географических открытий 15-го века, благодаря Ватикану суверенитет над любой языческой землей получал первый открывший ее христианский монарх. Эту доктрину подхватили все имперские державы мира, а в 1823 году ее утвердил Верховный суд США. Но США опирались не только на папские буллы. Они также лишали коренные народы континента прав на землю на основе договоров, президентских указов и федеральных законов.

Как показано в «Захвате Америки», передачи земель происходили на всем континенте. Но эта аккуратная схема уступок не более чем фантазия, изобретенная в 1899 году Бюро американской этнологии по заказу государства. В том же году оно при содействии Бюро по делам индейцев произвело на свет 67 карт, на которых была показана каждая сделка по передаче и уступке земель с момента основания страны. По правде говоря, границы переданных и уступленных территорий не были четко очерчены и не являлись сплошными и непрерывными. На бумаге они проходили по водоразделам, которые точно не мог определить ни один топограф. Они простирались до подножий гор (хотя где находились эти подножья, можно было только догадываться). Они по прямой доходили до горных вершин, точно определить местоположение которых было невозможно. Иногда федеральным чиновникам было проще описать не переданную территорию, а тот урезанный участок земли, который оставался за коренным населением. Например, в 1823 году семинолы отказались от прав собственности на всю территорию Флориды, а взамен получили меньший, но четко очерченный участок земли, где им предстояло «сосредоточиться и проживать».

Приятно воображать, как это сделало Бюро американской этнологии, будто Соединенные Штаты вступили во владение всей территорией страны посредством последовательных и четких правовых механизмов. Но на самом деле, иногда даже федеральное правительство не понимало до конца, по какому праву оно владеет той или иной землей. Так, в 1851 году три федеральных комиссара отправились в Калифорнию (которая тремя годами ранее была приобретена у Мексики) с весьма смутными инструкциями «снискать добрые чувства у индейцев и претворить эти чувства в заключение и ратификацию письменных соглашений, создающих у них обязательства перед правительством и друг перед другом».

Конгресс не понимал, составляют ли коренные калифорнийцы мощную оппозицию численностью 300 тысяч человек, как утверждали некоторые, или жалкие остатки в 40 тысяч человек, как заявляли другие. Он также не мог решить, вступили ли Соединенные Штаты в полное владение землей по договору Гвадалупе-Идальго, который был заключен с Мексикой в 1848 году, или коренное население по-прежнему обладает правом на эти земли. Комиссары заключили серию договоров с небольшими группами людей и даже с отдельными семьями, что не удовлетворило ни адвокатов коренных калифорнийцев, ни спекулянтов, стремившихся заполучить их земли. Конгресс отказался ратифицировать эти соглашения, и вместо этого просто вынес заключение, что коренные народы больше не обладают правом на владение данной землей.

В других местах Соединенные Штаты использовали три правовых инструмента, лишая местных жителей их земель. До 1871 года главную роль играли договоры, но затем конгресс проголосовал за отказ от такой практики. Зачастую такие договоры об уступке земли заключались под давлением или обеспечивались взятками, после чего их нарушали, несмотря на положения о бессрочности и нерушимости. Тем не менее, в их основе лежали межнациональные отношения, которые и сегодня являются формообразующим принципом в американской политике по отношению к индейцам. Менее известны два других способа лишения коренных народов их земель: федеральные законы и президентские указы.

И конгресс, и президент могут создавать резервации, а затем отнимать их. В 19-м веке американские президенты широко использовали такие полномочия. Например, в июле 1864 года президент Авраам Линкольн создал резервацию на территории сегодняшнего штата Вашингтон для индейцев чехалис. В результате их обширные племенные земли площадью 5 миллионов акров (по меркам Бюро американской этнологии) были сокращены до «шести участков, которые их удовлетворили» (так говорится в письме из Управления по делам индейцев. Об «удовлетворении» можно судить по альтернативе, которая предусматривала уничтожение этих участков и совместное расселение индейцев в другой резервации). Площадь одного участка составляла 640 акров, а площадь шести участков не достигала и 4 тысяч акров. Спустя 22 года президент Гровер Кливленд (Grover Cleveland) одним росчерком пера еще больше уменьшил резервацию до трех разрозненных участков, в сумме составивших жалкие 470 акров.

В таких земельных захватах присутствовал некий парадокс. Когда федеральное правительство в 1864 году создавало резервацию Чехалис, оно выплатило скваттеру Д. Маунтсу 3 500 долларов за право владения той землей на территории резервации, на которую он претендовал — хотя конечно же, истинными владельцами были сами индейцы чехалис. Когда президент Кливленд в 1886 году уменьшил эту резервацию, чехалис не получили ничего. (С 1990-х годов они скупают прилегающие земли, и по состоянию на 2010 год площадь резервации составляла 4 215 акров, о чем сообщает сайт chehalistribe. org.)

Некоренным американцам давно пора понять, что Соединенные Штаты построены на чужой земле. В 19-м веке они активнее боролись против выселений индейцев и против лишения их земель, чем сегодня. Коренные жители «находятся во мраке невежества» и «деградируют», писал в 1825 году один житель Кентукки редактору газеты Western Recorder, выражая широко распространенное в то время чувство высокомерной снисходительности, которое белые испытывали по отношению к коренным народам. Вместе с тем, продолжал он, «этот континент — их дом. Это — земля их предков. А мы — заморские захватчики». Автор, руководствовавшийся идеями христианского учения о спасении души, не был современными мультикультуралистом. Но присутствие коренных жителей в Кентукки заставило его задуматься о их праве на эту землю «с незапамятных времен», как часто говорили колонисты, и сопоставить его с наглыми притязаниями США.

Спустя пять лет в 1830 году президент Эндрю Джексон (Andrew Jackson) подписал закон, предусматривающий «обмен землями с индейцами, проживающими в любых штатах и на территориях, а также их выселение с земель к западу от реки Миссисипи». Акт, получивший в народе название закона о выселении индейцев, дал федеральному правительству полномочия на депортацию 100 тысяч мужчин, женщин и детей с их исконных земель. Эта операция длилась почти десять лет и стоила жизни тысячам индейцев. Столь масштабная насильственная миграция при поддержке государства осуществлялась на основе решения, принятого палатой представителей большинством всего в пять голосов из 199. Это был переломный момент, когда белые американцы отреклись от своей моральной ответственности перед коренными народами континента. По свидетельству белых и даже некоторых коренных активистов, депортация была в интересах тех, кого задерживали и выгоняли. Если это так, то лишь в силу того, что белые американцы обманывали и убивали индейцев, которые хотели остаться. После изгнания большинство коренных американцев оказались за тысячи миль от районов проживания основной части населения США и от центров власти на атлантическом побережье. Как говорится, с глаз долой, из сердца вон — и для большинства американцев коренные народы превратились в реликт из прошлого.

Как развивалась бы американская история, если бы коренных жителей не изгнали «с глаз долой, из сердца вон»? Интерактивная карта «Захват Америки» показывает один из возможных вариантов.

В 2014 году Геологическая служба США составила карту «территориальных приобретений». Если сравнить эти две карты, то мы увидим одну особенность: на карте Геологической службы показано множество обменов территориями между имперскими державами, но нет и упоминания о коренных жителях, которые тоже претендовали на них.

Есть множество причин отдавать предпочтение истории США, в которой лишение коренных народов их исконных земель поставлено в центр внимания. В такой истории стираются искусственные различия, созданные предыдущими поколениями, которые сбрасывали со счетов коренные народы. В ней не отдается предпочтение идее усиления национального государства, и в ней лучше представлен нынешний состав населения США, которое постепенно лишается преобладания белых. Такая история также дает ответы на озабоченности XXI века, включая социальную инженерию с государственным участием, массовые перемещения людей, загрязнение окружающей среды и глобальный капитализм.

Но, наверное, главная причина предпочтительности такой истории в том, что в ней сохраняется верность прошлому. Я преподаю в штате Джорджия, где законодательные органы требуют от выпускников государственных вузов знания истории США. Требование возникло из убежденности в том, что информированное население жизненно важно для демократии. Хорошая история рождает хороших граждан. А история, приукрашивающая захват континента, является пристрастной и неполной. Она вводит людей в заблуждение относительно прошлого и создает неверную информационную базу для дебатов о настоящем. Прокладывая курс в будущее, американцам следует вновь нанести на карту историю лишения коренных народов их исконных земель.

 

Источник: http://inosmi.ru/world/20150119/225610685.html