Где взрастают семена расизма

"Я одна из тех индейских женщин, которые живут между двумя мирами, но я знаю, какой мир мне ближе. Мне постоянно приходится разъезжать между моим домом в резервации и работой в Нью-Йорке. У американцев странные представления о том, кто такие индейцы. Если вы коренной индеец, говорят нам, вы не от сего мира. Если мы носим голубые джинсы и водим пикап, мы не настоящие. Мой ребенок смотрел телевизор и стал спрашивать, что такое сила. Он увидел рекламу, в которой сила ассоциировалась с детским ружьем. Я сказала ему, что это не сила. Я сказала, что когда мы поедем на нашу землю, он увидит, что такое сила. Индейский народ сохраняет то, что важно для каждого человека. Он старается сохранить землю живой, а мир в равновесии ". Ингрид Вашинаваток, меномини (Menomini, Mamaceqtaw).

 

 

Где взрастают семена расизма и общественной толерантности к стереотипам в отношении коренных американцев? Насколько мне известно, дети рождаются чистыми, без ненависти к другим людям. Поэтому можно с уверенностью сказать, что дети учатся ненависти, расизму и стереотипам, но вот вопрос, где эти семена ненависти прорастают, и что мы можем сделать, чтобы остановить их рост?

Когда я был ребенком, по индейской традиции меня воспитывала бабушка. Моя бабушка была традиционалистка из хауденосауни, она рассказывала мне много историй, передавала свою мудрость, занимаясь моим нравственным воспитанием. Сейчас я все чаще и чаще оглядываюсь назад и с каждым днем ее уроки становятся для меня более понятными, ее голос, ее истории помогают мне выбрать правильный путь в трудные жизненных ситуациях.

Меня беспокоит то, что сегодня дети не получают эти семена нравственности, бережно посаженые в их сердца,их души. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, при нынешней плохой экономике в Соединенных Штатах, оба родителя должны работать с утра до ночи, по этой причине многие из детей быстро растут и занимаются самовоспитанием. Многие из них не получают ежедневные уроки нравственности и рядом нет тех, кто полил бы их семена любви и сострадания. Иными словами, сегодняшний мир слишком сосредоточен на индивидуальности, в то время как он должен быть сфокусирован на наших детях, потому что они наше будущее. Если мы не научим наших детей, что расизм и стереотипы это неприемлемо, то их уже никто не научит.

Оглядываясь назад, я осознаю, что моя бабушка была жертвой расизма и ненависти, ведь с детских лет ее заставляли чувствовать свою недочеловечность и ненавидеть то, что ее отличало от других детей. Мало того, ей ежедневно внушали, что она грязная индеанка и ей всегда давали понять, что она никогда не станет равной другим в этом доминирующем обществе. Бабушке говорили, что вот кукла с голубыми глазами и светлыми волосами, она красавица, но когда бабушка, тогда еще совсем ребенок смотрела в зеркало, она видела свои темные длинные волосы, черные миндалевидные глаза, лицо с очень высокими скулами, она понимала, что совсем не похожа на ту куклу. Самооценка моей бабушки зависела от вопиющего расизма того, кто на примере куклы объяснял индейским детям, что они не равны белым.

С другой стороны, моя знакомая из апачей рассказывала мне, что в детстве ее мать позволяла ей играть только с традиционными куклами, а ей так хотелось куклу с большими голубыми глазами. Какие уроки мы можем извлечь из опыта моей знакомой и моей бабушки?

Я думаю, что мы должны дать нашим детям куклы, которые представляют все расы и учить их, что все они прекрасны. Если мы сможем научить этому равенству наших детей, то они сохранят положительную самооценку и позитивный образ людей, которые выглядят иначе, чем они.

Конечно, одни только куклы не решат всех проблем с семенами расизма, потому что дети вне семьи попадают под влияние детского сада, сверстников, школы, средств массовой информации и т.д., но это может стать началом решения проблемы. Мой посыл в том, что семена любви и сострадания должны быть посажены в наших детях, так, чтобы они сами отвергали семена расизма и стереотипности.

Когда я был в детском саду, наш класс должен был принять участие в проекте, который помог бы нам узнать об индейцах. К примеру, нам нужно было вырезать орлиные перья из бумаги и склеить из них головной убор в стиле западных племен. Классу также нужно было узнать об индейских песнях и танцах. Мне велели хлопать ладонью по губам и улюлюкать, при этом танцуя, мы должны были пародировать танец в военном кругу, так словно в штанах у нас были муравьи и петь «Десять маленьких индейцев».

Я до сих пор помню это. Я отказался тогда принимать в этом участие, и воспитательница написала жалобу моей матери. Я видел, как она и все дети высмеивали мой народ и наши пути, это причиняло мне мучительную боль. Я вдруг почувствовал себя другим, не таким как все, и я злился на своих сверстников и на эту воспитательницу, потому что они откровенно издевались над моей духовностью и образом жизни.

Я оглядываюсь назад и понимаю, воспитательнице совсем не было дела до того, что все мы, индейские народы, разные, и что у нас существуют различия в одежде, в духовности и так далее. Поручая детям сделать головной убор из перьев, она не объяснила, что даже не все представители степных племен носят такие типы головных уборов. Мой народ хауденосауни носит кастовех (kastoweh) - шапку с определенным количеством орлиных перьев, указывающих на принадлежность к той или иной нации. Этот проект совсем не учил детей тому, что орлиные перья являются священными для индейского народа и что право на их ношение нужно заслужить и одевают их на особые церемонии, чтобы подпитывать дух пера, который не только защищает его владельца, но и помогает общению с Создателем.

А эти танцы, разве они могут научить детей тому, что танцы это духовное действо, потому что танцы посвящены Создателю. Есть, конечно, общественные танцы, но детей нужно учить, что существует разница между священными танцами и общественными танцами и что каждый индейский народ обладает уникальными стилями танца, наряду с некоторыми общими танцами.

Требовать от детей петь «Десять маленьких индейцев» это чистый расизм. Эту песню об уничтожении индейцев пели пионеры своим детям, чтобы успокоить их страх. Если вы помните эту песню, в тексте считают индейцев в возрастающем и убывающем порядке пока не остается всего лишь один. Сегодня большинство людей даже не догадываются о истинном смысле этой казалось бы безобидной песенки, которая по прежнему продолжает сеять семена расизма и стереотипности в сознании наших детей. Ее ни в коем случае нельзя преподавать в школах.

Когда воспитательница детского сада представила наш класс как военный индейский круг, она лишний раз подчеркнула стереотип о воинственности индейцев, вкладывая в детей семена расизма, она заставляла их думать, что все индейцы «дикари».

Прикладывать ладонь к губам и улюлюкать это вообще один из самых распространенных стереотипов, которого не должно быть в наших школах. Я помню высказывания учителей, когда учился уже в старших классах, успокаивая учеников, они то и дело говорили: «Перестаньте бегать как стадо диких индейцев». Я сидел тихонько за своей партой, и я помню, какую боль причиняли мне их язвительные высказывания. Эти небрежно брошенные слова так же сеют семена расизма в умах наших детей, их нельзя использовать ни в школе, ни дома.

В одной из книг рассказывается о том, какое воспитание должно быть в детском саду. Если то, что в ней написано действительно применять на практике, то я с уверенностью могу сказать, следуя моему детскому опыту, что детский сад является рассадником расизма и стереотипности в сознании наших детей. Если семена расизма вкладывать в детей с раннего возраста, то несомненно, они будут подпитаны в школе названиями спортивных команд, всевозможными логотипами. Маркетинг на индейцах и их культуре усиливает терпимость в обществе к расизму, так же как и наименования спортивных команд, как например «Редскинз», Шарлин Титерс (индейская активистка по борьбе за права индейцев прим. пер.) указывает, что это наименование относится к временам скальпирования, когда за каждый индейский скальп англичане платили деньги. Логотипы типа вождя Ваху у «Кливлендских индейцев», (команда по баскетболу прим. пер.), напоминающего этакого идиота, похожего на раннего Черного Самбу. Еще один логотип, оскорбляющий многих индейцев вождь Иллиник в головном уборе прыгающий в военном кругу так, словно у него муравьи в штанах, словом так же, как меня пытались научить в детском саду. Другая схема маркетинга давать алкогольной продукции наименование индейских духовных лидеров. Так, например, есть вино «Большая Нога» и пиво «Бешеный Конь». Лидер народа лакота был непримиримым противником алкоголя, но пивоваренную компанию Хорнелла это не остановило.

Индейцы-активисты были весьма огорчены, и было отчего, когда доктрина "свободы слова" в первой поправке к Конституции США была применена для того, чтобы защищать интересы корпораций, использующих расистские стереотипы. Таким было дело Хорнелл Брюинг против Брейди, рассматриваемое в 1993 году. Компания поставила под сомнение конституционность акта Конгресса, запрещавшего "использование имени Бешеного Коня в названиях любых крепких спиртных напитков, вина или напитков на основе солода". Суд признал, что права Хорнелл Брюинг, обеспечиваемые первой поправкой, были нарушены. Коренные американцы несут более тяжкое бремя расовых оскорблений, чем другие, и оскорбления прикрываются первой поправкой, таким образом способствуя расистскому отношению к индейцам.

Доминирующее общество проповедует терпимость, однако, я никогда не видел текиллу «Мать Тереза» или пиво «Мартин Лютер» и задаюсь вопросом, почему? Ясно, что общество не потерпит использования этих имен на алкогольной продукции, это вызвало бы бойкот и общественное возмущение. Вот я и задаюсь вопросом, почему общество мириться с подобными фактами, когда дело касается коренных американцев?

 

Если дети с раннего возраста учатся тому, что стереотипизация индейцев это нормально, стоит ли удивляться, что повзрослев, они продолжают такую же политику расизма и стереотипизации индейцев и их культуры, не видя в этом ничего дурного? Я предлагаю находить эти семена расизма в доминирующем обществе и искоренять их, заменяя семенами нравственности, сострадания, любви и взаимоуважения, следуя нашим традиционным учениям, во имя наших детей и нашего процветания.

 

Автор: Канатийос (онондага/мохок). Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.