Экологичный индеец

"Для большинства американцев земля мертва, она для них ничего не значит. Для индейцев отделение от земли немыслимо. Это их источник существования. Это место,где живут духи их предков. Это не товар, который можно купить или продать; это не место для шахт и карьеров. Сегодня большинство американцев живет в городах. Они потеряли связь с почвой, с землей. Они не могут понять глубокие чувства, питающие индейские ценности. Поэтому они не воспринимают их серьезно. Когда наши старейшины говорят, что индейский народ умрет, если у него заберут землю, американцы не понимают, о чем идет речь. Школы и масс-медиа не могут ничего объяснить. Население в своем большинстве считает нас вымершими. Мы невидимы для американцев,невидимы и наши страдания. Для них мы — часть прошлого, что-то связанное с пионерами-колонистами." Джо Санчес, неве(шошони).

 

 

"Почти все богатые виллы вдоль пролива уже опустели, и нигде не видно было огней, только по воде неярким пятном света скользил плывущий паром. И по мере того, как луна поднималась выше, стирая очертания ненужных построек, я прозревал древний остров, возникший некогда перед взором голландских моряков, — нетронутое зеленое лоно нового мира.

Шелест его деревьев, тех, что потом исчезли, уступив место дому Гэтсби, был некогда музыкой последней и величайшей человеческой мечты; должно быть, на один короткий, очарованный миг человек затаил дыхание перед новым континентом, невольно поддавшись красоте зрелища, которого он не понимал и не искал, - ведь история в последний раз поставила его лицом к лицу с чем-то, соразмерным заложенной в нем способности к восхищению".

Ф. Скотт Фицджеральд, "Великий Гэтсби".

 

"Это потомки европейцев, и, вероятно, азиатов, все еще чувствуют некую тревогу, оглядываясь назад, с беспокойством чужаков на чужой земле".

Билл Рейд ,хайда.

 

Культурные отношения к природе.

 

В статье "Ах, милая природа... но, только если вы можете позволить себе ее кусочек" обозреватель Джон Балзар описывает важное значение природы:

"Это природа природы вдохновляет нас. Это наш отчий дом, в конце концов. Наш ДНК был закодирован ритмами природного мира задолго до появления автомобилей, оснащенных кондиционерами офисных зданий и 40- часовой рабочей недели. В самом деле, есть много доказательств тому, что темпы и ноша современной жизни позволяют многим из нас просто плыть по течению: мы, по сути, усыпили наш дар.

Человеческое желание, потребность вновь объединиться с природой является одним из основных аргументов сохранения в этой переполненной эпохе. Тишина, уединение, побег, обновление, то, что можно найти в мире природы - нашим лучшем и, возможно, последним источнике баланса".

 

Ключевой вопрос, является ли это чувство универсальным для всех культур, особенно для прогрессирующе-ориентированной евро-американской культуры. Это очевидно, что коренные народы, которые жили и живут в непосредственной близости к природе, будут заботиться о ней гораздо больше. Хотя некоторые сомневаются в этой простой истине. Одним из таких скептиков является Шепард Креч, автор книги "Экологичный индеец". Он пытается изобразить коренных американцев не лучше и не хуже евро-американцев, но терпит неудачу. Лучшее, чего автор достиг в своей работе, это то, что поставил под сомнение стереотип индейца как эко-воина, который был создан его же англо-язычными собратьями.

В своей книге Креч удивительным образом упускает из виду слова, которые были сказаны самими индейцами. Они то и опровергают его предположение, что у них были такие же ценности, как и у европейцев, без должного уважения или заботы о природе.

Обратите внимание, что самые ранние взгляды были озвучены и записаны до того, как экологические движения стали представлять индейцев как эко-воинов. Стереотип эко-воина преувеличивает любовь коренных народов к земле и всему тому, что с нею связано.

 

"Сейчас они в пустыне Сонора, но они мало говорят об этом. Они молчат о гигантских кактусах и практически оставили нас без описания этих земель. Это нормально для таких людей в такое время. Тот мир, каким мы видим его сейчас, богатым на метафоры о природе, красочно передающим описания диких земель, не существовал в умах европейцев 16 века. Он еще не родился тогда. Европа, кажется, ненавидела природу. Во времена "Книги Судного дня" («Книга страшного суда», или «Книга Судного дня» (англ. Domesday Book ) — свод материалов первой в средневековой Европе всеобщей поземельной переписи, проведённой в Англии в 1085—1086 годах по приказу Вильгельма Завоевателя прим. пер.) в Англии 1086 года существовало менее двух процентов нетронутых лесов. Природа казалась врагом, которому противостояли тщедушные люди. В шестнадцатом веке Генрих VIII развлекал себя тем, что согнав в кучу сотни две или три оленей, наблюдал как его собаки рвут несчастных животных в клочья. Пустоту в словесном описании европейцы пронесли и через море, столкнувшись с новым для них миром. Гонсало Фернандес де Овьедо, современник Кабеза де Вака, в своей истории завоевания признался, что он не мог описать местные ландшафты: "Из всего увиденного мною, я оставил надежду даже попытаться хоть как-то описать это словами . Не смог сделать это и Колумб, в своих журналах".

Чарльз Боуден, "Сонора", о походе Альвара Нуньес Кабез де Вака через юго-запад, 1535-1536гг.

 

"Белый человек стремится покорить природу, подчинить ее своей воле, безжалостно используя ее, он уходит к новым местам, оставляя за собой лишь отходы. Вся белая раса это голодный монстр, который пожирает землю".

Чиксика, киспокота-шауни, старший брат Текумсе, из речи к Текумсе 19 марта 1779г.

 

"Единственный путь остановить это зло для красного народа - объединиться в требовании общих и равных прав касательно земли так, как это было изначала и должно быть сейчас: потому что эта земля никогда не делилась и каждый мог ее использовать. Любое племя могло поставить на пустующей земле свои дома, а если оно уходило, то же самое могли сделать любые другие племена. Ни одно племя не имеет права продавать земли, даже друг другу. Тем более пришлым. Продавать страну?! Почему не продавать воздух, моря так же, как и землю? Разве Великий Добрый Дух не создал всё это, чтобы этим пользовались его дети?" Текумсе, шауни, из речи к Уильяму Гаррисону, 11 августа 1810 г.

 

В каждой индейской деревне в давние времена были запасы зерна, сушеных бобов и ягод, а так же сушеных языков бизона, пеммикана и мяса оленя. Племена, занимавшиеся рыболовством, запасались в большом количестве рыбой и ягодами, чтобы не пришлось голодать. Многие из современных индейцев вооружившись ружьями стали подражать белым и убивать ради забавы, не думая о будущем. В свое время это осуждалось как злоупотребление божественными дарами, за что, несомненно, приходилось расплачиваться.

Когда в 1864 году Де Ла Барре, губернатор Канады, стал жаловаться что ирокезы вторглись в земли союзных французам племен он получил ответ от Гарангула, вождя онондаго:

"Мы накажем Twightwies (майами) и Chictaghicks (иллинойс) которые вырубили деревья мира, их и так было слишком мало в нашей стране. Они выбили бобров на наших землях и действовали вопреки обычаям всех индейцев, потому что не оставили в живых ни самцов, ни самок" (Сэм Г.Дрейк."Индейские биографии", 1832)

 

Охотник о индейцах иллинойс:

"Я никогда не слышал о единичных случаях  бессмысленного уничтожения индейцами любых из животных (бизонов, лосей, оленей), за исключением охотничьих угодий их врагов или в результате поощрения со стороны торговцев, которым нужны были шкуры". "Hunter's Captivity", 1798-1816гг.

 

"В конце концов, несправедливо называть диких индейцев недальновидными, принимая во внимания их образ жизни. Они не тратили свое время впустую и все лето и осень трудились не покладая рук, чтобы сделать запасы на зиму". А.Истман ,"Индейское детство" .

 

"Для моих людей каждая частица этой земли священна. Каждый холм, каждая долина, каждая равнина и роща освящены каким-либо печальным или радостным событием давно минувших дней. Даже камни, которые кажутся немыми и мертвыми под палящими лучами солнца на молчаливых берегах, содрогаются от воспоминаний о волнующих событиях, связанных с жизнью моих людей. И даже пыль, на которой вы теперь стоите, с большей любовью отзывается на шаги моих людей, чем ваших, потому что она смешана с кровью наших предков, и наши босые ноги ощущают эту любовь". Вождь Сиэттл,сквомиш.

 

"С давних пор эта земля принадлежала нашим отцам, но вот я поднялся вверх по реке и увидел солдатские лагеря на ее берегах. 

Эти солдаты валят мой лес, они убивают моих бизонов, и, когда я вижу это, мое сердце готово разорваться; я скорблю. Или белый человек уподобился безрассудному ребенку, ибо он убивает и не ест? Когда люди с красной кожей убивают дичь, они делают это, чтобы жить и не умереть с голоду." Сатанта, кайова. "Нью-Йорк таймс" от 26 октября 1867 г.

 

"Из 3700 тыс. бизонов, уничтоженных с 1872 по 1874 г., только 150 тыс. было убито индейцами. Когда обеспокоенные техасцы спросили у генерала Шеридана, нельзя ли как-нибудь остановить белых охотников, совершающих массовое убийство бизонов, генерал ответил: «Пусть убивают, снимают шкуры и продают их до тех пор, пока бизоны не будут полностью уничтожены, — только так можно достичь длительного мира и прогресса цивилизации." Ди Браун, "Похороните мое сердце в Вундед-Ни".

 

"Мы любим их [бизонов] так же, как белый человек свои деньги. Мы испытываем те же чувства, что испытывает теряющий свои деньги белый человек, видя, как убивают и воруют наших бизонов, ведь это наш крупный рогатый скот, данный нам Великим Отцом свыше, что бы обеспечивать нас пищей, кровом и одеждой". Бычий Медведь , шайенн. "The Buffalo War: The History of the Red River Indian Uprising", 1874 г.

 

"Наша земля ценнее, чем деньги. Она будет вечной. Пока светит солнце и падает дождь, эта земля будет давать жизнь людям и животным. Мы не можем продать человеческие жизни или жизни животных, поэтому мы не можем продать и эту землю. Он была создана для нас Великим Духом, и мы не можем ее продавать, потому что он не принадлежит нам". Сидящий Бык , хункпапа-лакота, ответ делегатам США, которые хотели подписать договор о покупке земли, 1876 г.

 

"Взгляните, друзья мои, пришла весна; земля получила объятия солнца и вскоре мы увидим результат этой любви! Каждое семя пробуждается, как и вся животная жизнь. Именно благодаря этой таинственной силе, которая есть и у нас, мы уступаем нашим соседям, даже если наши соседи животные, они тоже имеют право обитать на этой огромной земле, как и мы. Тем не менее, услышьте меня, друзья мои! Сейчас мы имеем дело с другим народом, маленьким и слабым вчера, когда их встретили наши предки, великим и властным сегодня. Как это ни странно, но у них хватает ума, чтобы возделывать землю и быть одержимыми в своей болезни владеть землей. Эти люди установили много правил, которые могут сломать богатого, но не бедного. У них есть религия, которой поклоняются бедные, но только не богатые. Они утверждают, что наша Мать Земля это собственность, которую нужно использовать, оградив ее при этом забором от соседей, уничтожая ее своими застройками и нечистотами. Они заставляют ее отдавать все, в любое время года, а когда она уже истощена они пичкают ее лекарствами, чтобы вновь что-то взять с нее. Это святотатство. Этот народ, как весной паводок; понастроив банки, они уничтожают все на своем пути. Мы не можем жить с ними бок обок. Семь лет минуло с той поры, как мы заключили с ними договор и были уверены, что земли бизонов будут нашими всегда. Теперь они угрожают забрать у нас все. Братья мои, смиримся ли мы или все же скажем им: "Вначале убейте нас, прежде чем вы завладеете нашей Родиной!" Сидящий Бык , хункпапа-лакота. А. Истман "Индейские герои и великие вожди".

 

"Я принадлежу земле, из которой я пришел. Земля моя мать. Вы же, белые, собираетесь вместе, измеряете ее, а потом делите... Многие индейцы уже отдали свою землю. Я не сделаю этого никогда. Земля часть моего тела и я никогда не откажусь от земли". Тухулхулзоте , валлова, пророк, 1877 г.

 

"Земля была создана при помощи солнца, и это должно оставаться так, как было... Земля была создана без разделительных линий, и не дело человека разделять ее... Земля и я - мы едины. Измеряя нашу землю, вы измеряете наше тело. Не поймите меня неправильно, но поймите меня точно в связи с моей любовью к земле. Я никогда не говорил, что земля принадлежит мне, и я могу делать с ней все, что хочу. Единственный, кто может забрать ее - тот, кто ее создал. Я требую права жить на своей земле и предоставляю вам право жить на вашей." Вождь Джозеф ,нез-персе, 1879 г.

 

"Вы требуете от меня, чтобы я пахал землю. Значит, я должен взять нож и вспороть грудь моей матери? Но, потом, когда я умру, она же не примет меня в лоно свое и не позволит возродиться вновь". Смохалла,ванапум, из речи конца 19-го века.

 

"Великий Дух присутствует во всех вещах: он находится в воздухе, которым мы дышим. Великий Дух - наш Отец, а Земля - наша Мать. Она поддерживает нас; все, что мы положим в землю, она возвращает нам. Если мы ранены, мы идем к нашей матери, что бы припасть к ней и получить исцеление." Большой Гром, вабанаки, конец 19 века."Индейская книга", Натали Кёртис.

 

"От Вакан-Танка, Великой Тайны, приходит все величие. От Вакан-Танка святой человек получает мудрость и силу исцеления. Он знает, что все целебные силы травы получили от Вакан-Танка. Так же и бизон священен - ведь это дар Вакан-Танка." Плоское Железо , оглала-лакота , конец 19 века.

 

"Звуки, полагают, солнце, луна и звезды, небо, земля и море во всех своих явлениях и элементах; все неодушевленные предметы, так же как и растения, животные и люди-все принадлежат к одной большой системе взаимосвязанной жизни". Фрэнк Кашинг, археолог, этнограф и защитник прав индейцев, на втором ежегодном докладе в Бюро американской этнологии, 1880-1881 гг.

 

"Природа это наша церковь, наш собор. Это священное здание для нас." Зуни, цитата из "Глазами индейца".

 

"От работы белого человека затвердевает душа и тело. Белые рвут и калечат землю... Мы же просто пользуемся дарами, которые она дает нам, и причиняем вреда Земле не больше, чем причиняют пальцы ребенка груди своей матери. " Автор слов неизвестный индеец, из книги "Религия Танца Духов и восстание сиу 1890 г.", 1896 г. 

 

"Чирикауа, как и все апачи, были необычайно близки к миру природы, они никогда не могли забыть, что являются частью ее, а она является частью их. Для индейца привязанность к своей родине не было неким романтизмом, это была жизненная необходимость. Человек мог заболеть и умереть, как могли умереть и целые народы - если он был отрезан от жизненного источника земли. Поэтому "кровожадный дикарь" Джеронимо, заканчивает свою автобиографию просьбой, которая подтверждает сие глубокое убеждение: он просит Великого Отца, Теодора Рузвельта, чтобы он позволил вернуться ему и его народу на родину, в Аризону. Фредерик Тернер, "Джеронимо и его история", 1906 г.

 

"Все сотворил Великий Дух. Мы должны знать, что Он есть во всех вещах: в деревьях, травах, реках, горах, в четвероногих животных и в крылатых народах. И что самое главное, мы должны понимать, что Он выше всех вещей и народов." Черный Лось, оглала .

 

"От рождения и до смерти индеец почитал то, что его окружало. Он считал себя рожденным в роскошных коленях Матери-Земли." Лютер Стоящий Медведь,оглала, 1868-1937 гг.

 

"Мы не хотим причинить вред деревьям. Всякий раз, перед тем как срубить дерево, мы предлагаем ему табак. И используем все, что было срублено. Если мы перестанем думать об их чувствах, все остальные деревья в лесу будут плакать, что тоже доставит грусть нашим сердцам. " Неизвестный фокс , "Этнография индейцев фокс", 1939 г.

 

Многолетняя любовь и уважение

 

Креч считает, что так называемая любовь к природе у индейцев это очередной пафос, чтобы доказать свою исключительность по отношению к белым. Он пишет: "С 1970-х индейцы сами же и укореняли образ экологичного индейца в общественное сознание. Многие из них стали писать об экологии, выставляя себя, как защитников окружающей среды, которые всегда жили в гармонии и балансе с природой".

 

Но, посмотрите, все цитаты и индейские мысли, которые показывают уважение к природному миру, записывали на протяжении длительного времени и даже Тёрнер и Кашинг признают различие между индейской и европейской культурами. Индейцы никогда не отрицали того, что пользовались дарами природы. Они убивали животных, ели их, так же как ели и растения, использовали шкуры животных, их кости. Они выжигали кустарники, обрабатывали землю, строили каналы, насыпи и города. Но как они это делали: мудро и бережно или же, глупо и расточительно? Кроме того, современные экологи не возражают против использования земли для сельскохозяйственных культур, древесины для строительства, или нефти для производства энергии. Они выступают против чрезмерного использования этих ресурсов, чтобы потом не оставить после себя опустошение, загрязненную воду и воздух, то есть то же самое, о чем говорят и индейские традиционалисты.

 

" В отличие от библейской книги Бытия, в которой Бог создает человека по своему образу и дает ему власть над всеми другими существами, индейские легенды отражают мнение, что человеческие существа не более важны, чем любые другие создания, как живые, так и неодушевленные. В глазах Создателя, считают они, мужчины и женщины, растения и животные, воды и камни - все равны и живут на Земле как партнеры или же, как одна семья." "Духовный мир".

 

"Земля наша Мать, мы верим в это. Я встречался с представителями многих коренных народов, по всему миру, с различными взглядами. Это гораздо больше, чем просто разговоры, это гораздо больше, чем просто слова - это реальное сострадание на века". Орен Лайонс, онондага , "Выживание в двух мирах".

 

"Единственное, что нас держит вместе, это наша религия, и я волнуюсь о том, что мы можем это потерять. Это не просто религия, как, например, католичество. Бог - не значит страх. Это Создатель, Высшие Силы. Горы вокруг нас, небо над нами. Это Мать-Земля. С детских лет мы познавали, что суть Бога - это любовь, Бог есть красота, так же как и в природе. У нас нет церквей, потому что природа, окружающая нас и есть наша церковь". Тони Фрэнк Мартинез, "Таос пуэбло", 1986 г.

 

"Мы верим, что все живые существа приходят из нашей священной Матери Земли, все живые создания, все зеленые создания, крылатые, четвероногие, плавающие и двуногие... Но главное в нашей философии то, что мы верим, что являемся самыми слабыми созданиями на Земле, все двуногие являются самыми слабыми созданиями на Земле, потому что у нас нет направления. Так как мы слабейшие, то не имеем права использовать наших братьев и сестер или манипулировать ими, ведь мы знаем, какую роль они сыграли в нашей жизни, научив нас всему, помогая создавать нашу цивилизацию." Дэннис Бэнкс,чиппева , Вундед-Ни, 1973г.

 

"Я не библеист, но, я пришел к выводу, что в иудео-христианской традиции человек занимает позицию чуть ниже Бога и ангелов, но стоит выше всех других созданий. Согласно Книге Бытия.." «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.» Это идет в разрез мировоззрению аборигенов, которые считают, что человечество является наименее сильным и наименее важным фактором в сотворении. Интересы человечества не должны быть выше, чем интересы любых других созданий. В вопросах иерархии или относительности важности существ в творении, аборигены и западный мир, почти диаметрально противоположны. Наше мировоззрение является основой для наших традиций и обычаев, наших мыслей и поведения, которые мы считаем правильными.

 

«В мировоззрении оджибве на первом месте, в иерархии созданий, стояла Земля (ее кровь жизни - вода), без Нее не было бы ни растений, ни животных, ни человечества. Далее шел растительный мир, без которого не было бы животных или людей. Животный мир был третьим. Последним и наименее важным из всех созданий был человек, наиболее зависимый, а, следовательно - наиболее обязанный первым трем созданиям, о которых он должен проявлять заботу и уважать их. Нашей главной задачей было не подчинять их, а учиться у них, чтобы узнать, как они взаимодействуют, или как они связаны, для того, чтобы и мы могли выстроить свои взаимоотношения. Любой другой подход, в конечном счете, может привести лишь к нарушению здорового равновесия, которое существовало на протяжении тысячелетий и которое, по сути, создало условия для нашей собственной эволюции.» Мюррей Синклер (анишинаабе), судья Манитобы, из выступления на совещании по вопросам аборигенного правосудия в Сасктауне, 1993 г.

 

"(Белый) сказал, что он сожалеет о том, что случилось с коренными американцами, но на это были причины, ведь континент должен был быть освоен, а индейцы стояли на пути этого освоения и, следовательно, должны были уйти. "После чего", заметил он, "Что бы ты делал с землей, если бы она была у тебя?". Я не понимал его до тех пор, пока не узнал, что река Каяхога, протекающая через Кливленд, может гореть.. Разве индейцы могли бы придумать горящую реку?" Вайн Делория-младший хункпапа-лакота, "Мы говорим, вы слушаете".

 

"Братья и сестры не попадайтесь на уловки трикстера. Весь этот спор - это семейная борьба между тремя кузенами: иудаизмом, исламом и христианством. Все три из них имеют древние, священные пути, которые они не признают, как и саму природу. Они забыли о своем родстве и подражают путям Айи и Иктоми, греясь в своем господстве над природой и понося как меньшинство тех, кто подобно нам, следует традиционным матриархальным путем. Они громко говорят обеими сторонами рта и при этом находят время потреблять природные ресурсы, с неописуемой скоростью. Воистину, они Айя, обжоры. Но Бабушка Земля не позволит буйствовать этим кузенам, у Нее есть свои отливы и приливы". Джеймс Старки, "Мир вокруг трех кузенов".

 

"Мы всегда взаимодействовали с окружающей нас средой. Но, мы никогда не ставили ее на пьедестал и не поклонялись ей". Росс Соболев, член хайдо и тлинкит, Джуно, Аляска.

 

"В индейском мировоззрении космос не делиться на свет и тьму, как это делают в экологическом движении. Племя может быть экологическим, и, в тоже время, настроено на развитие." Лестер, директор племенной энергетической группы, о конфликтах между экологами и индейцами. 2001 г.

 

"Мы должны обновить и удвоить наши усилия, чтобы поддерживать мир. Американцы также должны открыть глаза на социальные и экологические последствия, которые возникают вследствие безудержного потребления природных ресурсов. 

Среди нас довольно много свиней и мы постоянно желаем то, что есть у других. По отношению к земле мы ведем хищническую политику, принося ее в жертву. Эти вопросы всегда будет преследовать нас в этом обществе, подобно открытым ранам". Вайнона ЛаДюк (миссисипи бэнд, анишинабе) об исторической связи коренных народов Америки с землей и праве на лидерство в борьбе за восстановление сознания по защите окружающей среды. Indian Country Today, 10/4/01.

 

Краткая история отношения западной цивилизации к природе.

 

Идея о том, что человеческий род, а если быть более точным мужской род, исключающий природу, глубоко укоренилась в западной цивилизации. В отличие от "анимистических" религий многих коренных народов, которые видят культуру в природе и природу в культуре. Иудео-христианские традиции повествуют о человеке, которому была дана власть над зверями. И даже древнейшие из эпосов мира, например эпос о Гильгамеше, повествуют о борьбе цивилизации с лесами - источником всего зла, где живут звероподобные существа.

В Древней Греции природа воспринималась как дикая иррациональная среда женской силы, которая шла вразрез с рациональным культурным порядком мужчин. В этом мировоззрении не только природа представляла собой опасную угрозу для города-государства, за пределами его жили и дикие варвары, воплощением которых были амазонки: длинноволосые, полуобнаженные женщины-воительницы, ставшие антитезой для греческой цивилизации.

Эти принципы продолжили свое развитие. В средневековой Европе был создан образ цивилизованного человека со своим упорядоченным миром культуры, существующий в окружении хаотической дикости, населенной языческими колдунами, ведьмами и дикарями, которые черпают свои силы от злой природы, олицетворявшей Вельзевула. Подобные представления поддерживались и в дальнейшем, христианские миссионеры воспринимали культуру коренных народов "поклонением дьяволу" и как служители войска христова брали на себя роль "изничтожать оплот Сатаны до последнего".

Те же взгляды на природу христианские первопроходцы принесли с собой и в Новый Свет, где жили голые длинноволосые "дикари" не знавшие Христа, а посему приложили все усилия, чтобы вырвать их из враждебной природной дикости. В 1662 году один из этих миссионеров написал:

Необитаемы дикие места, где нет живых душ,

Лишь кланяющиеся Сатане,

Адские демоны, злобный народ.

Поэтому неудивительно, что "манифест судьбы" стал фундаментальной истиной и политическим императивом. 

 

Запад и природа

 

Некоторые цитаты подтверждают стандарты во взглядах евро-американцев на природу как мертвый, непродуктивный ресурс, который необходимо использовать во "благо человечества".

"Вечером мужчины из двух каноэ, двигавшихся позади, заметили крупного бурого медведя, лежащего на лужайке, в 300 шагах от реки. Шестеро из лучших охотников сошли на берег что бы убить зверя... (один) выстрелил в него и, наконец-то, прикончил. 

Я сошел на берег и убил самку иби или большерогого животного.

Я никогда ранее не видел таких прекрасных лис с оранжево-желтым оттенком, белых, черных и старался убить хотя бы одну из них".

Так Льюис и Кларк выражают свое "восхищение природой", 1805 г.

 

"У нас шокирующе мертвый взгляд на творение. Мы сами только вещи во вселенной, в которой мы предоставляем подлинную жизненную силу, а поэтому живем лишь отчасти" Фредерик Джексон Тернер, историк, конец 19 века, "Индейцы и проблемы истории".

 

"Человек - самое опасное животное. Он стал настолько далек от природы, что потерял весь здравый смысл. У современного человечества нет перспективы. Мы стали врагами природы". Питер Берд, фотограф-натуралист, LA Times, 2/4/01.

 

Почему лидеры отказались от свободного мира? Первая причина лежит глубоко в национальной психике. Старый мир построен на основе коалиции - непростой, но понятной, между человечеством и окружающим его. США было основано путем завоевания не только коренного народа, но и территорий. Это выглядит, до сих пор, как величайший успех в современной истории.

 

"Америка, исчерпав земельные ресурсы, двигалась дальше и дальше на Запад. Первые поселенцы, такие как семья Джефферсон, отправилась покорять Запад, потому что плантации табака истощили почву в Вирджинии. Мои предки сделали то же самое в Индиане".

 

Американцы приспособили малопригодные почвы под сельскохозяйственные культуры, построили около 250 000 дамб. В едва пригодных для жизни местах, они поставили города и возвели небоскребы с симфоническими оркестрами. Они обращали реки вспять.

 

"Это представление американцев о том, что при достаточном усилии и упорстве можно победить все что угодно - будь то силы природы, страны или болезни. Это государство безграничных идей. Но суть защиты окружающей сред в том, что пределы все же есть, и это больше проявляется в Европе, нежели чем в США." Мэтью Энжел, "Путь к погибели: как Америка опустошает планету", The Guardian, 10/24/03.

 

"Таким образом, можно заключить, что главная характеристика технологического общества — это доминирование над природой и коренными народами. Проблемы индейцев сегодня, как и в прошлом, напрямую связаны с потребностями технологического общества в ресурсах, для того, чтобы подпитывать непрекращающийся внутренний спрос на роста и технологические свершения. И этот процесс начался сотни лет назад, когда мы пожелали земли и золота. Сегодня это продолжается, ведь мы по-прежнему хотим угля, нефти, урана, рыбы и больше земель. И мы будем обследовать оставшиеся территории — будь то канадские арктические земли, джунгли Борнео или тропические леса Бразилии — в поисках вожделенных ресурсов, все эти действия являются следствием одного фундаментального заблуждения". Джерри Мандер, "Когда не остается ничего святого".

 

"(Область эко-психологии) диагностируется психическим стрессом, психическими заболеваниями и расстройствами, преследующими общество развитых стран, как следствие неблагополучного и незрелого отношения с природой. Она распутывает психико-историческую траекторию западной цивилизации от кланов охотников/собирателей, до сельскохозяйственных общин и городских мегаполисов, как глубокую утрату скромности и нежных чувств земных ограничений, однажды вызванных гармоничной и благоговейной связью с природой. Человек пришел в восторг от мании господства и абсолютного контроля, став поклоняться гидре бесконечного потребления и материализма." Джон Уикхэм, Indian Country Today, 10/20/05.

 

"Мы готовы совершать преступления, в наших руках нож и это нож у горла жертвы. Мы обучены убивать. Мы обучены превращать землю в счета, продавать ее, использовать, делать на ней деньги, принимая все это, как должное. Конечно, мы не сможем так быстро взять и изменить часть нашей культуры, но, наша задача остановить этот акт насилия. Все что мы любим, все о чем мы думаем исчезнет, если мы не изменимся, если мы не начнем учить наших потомков тому, что кактусы, крысы, насекомые, змеи так же важны как и человеческие существа, если, конечно, мы хотим иметь в будущем это поколение". Чарльз Боуден, "Сонора".

 

В раю проложили асфальтированные дорожки,

Обустроили автостоянку,

Отель из розового кирпича и дорогие магазины.

Здесь больше нет деревьев - все они в музее, за витринами:

Желаешь полюбоваться - плати доллар с лишком..

Что имеем - не храним, потерявши - плачем..

Джони Митчелл, "Большое желтое такси".

 

Подводя итог всему вышесказанному, хотелось бы отметить, что ни современные индейцы, ни их предки не были святыми или грешниками в вопросах защиты окружающей среды - они обычные люди и Америка не была раем земным.

"Здесь были времена, когда люди голодали и умирали, здесь шли войны, рушились цивилизации", - утверждают Гринд и Йохансен. "В доколумбовые времена индейские города облагали налогом на использование окружающей среды (например, чрезмерное истощение травы скотом и вырубка лесов). Как и во всех других обществах в доколумбовой Америке вставали вопросы землепользования для выживания и индейцы знали, как рационально использовать природу, чтобы улучшить свою материальную жизнь".

Тем не менее, к сожалению, общее мнение сегодня, учитывая численность индейцев до их контакта с европейцами, утверждает, что коренные народы могли нанести окружающей среде гораздо больше вреда, чем это было сделано потом европейцами. Но опять же, согласно Гринду и Йохансену: " европейцы считали западное полушарие естественной природной сокровищницей, благодаря чему злоупотребление окружающей средой было не частым и не постоянным долгое время".

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.