Тем, кто был "индейцем" в "прошлой жизни".

Нью-эйдж движение тех, кто называет себя феминистками, вызвало новый интерес к индейской традиционной духовности среди белых женщин. Индейскую духовность, с ее уважением к природе и взаимосвязью всех вещей, стали часто преподносить как панацею от всех индивидуальных и глобальных проблем. Неудивительно, что многие белые "феминистки" видят возможность сделать неплохие деньги из этого повального увлечения. Они продают инипи или проводят церемонии с трубкой, обещая при этом индивидуальное или глобальное исцеление, продают всевозможную литературу, в которой якобы описываются индейские традиционные практики и то, как вы можете стать индейцем.

На первый взгляд может показаться, что это новое увлечение основано на уважении к индейской духовности. Но, на самом деле, движение нью-эйдж это составляющее истории белого расизма и геноцида против индейского народа и все то, что практикуют такие "индейские феминистки", не имеет ничего общего с традиционализмом.

Настоящие духовные лидеры не получают прибыль от своих учений, они учат людей, потому что это их обязанность передать то, что они узнали от старших к младшим поколениям. Они не берут деньги за свою работу.

Индейские религии существуют на базе общин, общины же не стремятся распространять свою веру за ее пределы. Единой индейской религии не существовало и не существует, как бы не старались убедить в обратном все нью-эйджеры. Индейские духовные практики отражают потребности конкретных общин и предназначены только для конкретных общин и, как правило, индейцы не считают, что их пути это дорога для всех, поэтому у них нет желания рассказывать посторонним о своих практиках. Знахарка может лишь посоветовать белой женщине найти духовную основу для очищения в собственной культуре.

Тем не менее, белые женщины, похоже, решили не искать собственные пути в своей культуре. Это вызывает недоумение, так как дохристианские европейские культуры также близки к Земле и содержат многое из того, что белые якобы ищут в индейских культурах. Этот факт указывает как раз на то, что они решили попросту взять в оборот индейскую духовность.

Когда "феминистки" осознают тот факт, что на протяжении веков белые люди угнетают другие народы и в своей безумной алчности близки к полному уничтожению Земли, они хотят отмежеваться от своей белизны, стать "индейцами" и, тем самым, снять с себя ответственность за геноцид и экоцид. Конечно, эти "феминистки" лишь частично хотят стать индейцами. Они не хотят стать частью нашей борьбы за выживание; они не хотят бороться за наши права или же против злоупотреблений психоактивными веществами, против стерилизации. Они не хотят делать то, что очернит их романтическое представление о том, что значит "быть индейцем".

Помимо прочего, им абсолютно наплевать на мнение индейских духовных лидеров, которые говорят им: услышьте нас, прекратите ваши практики с трубками и инипи, перестаньте присваивать себе то, что вам не принадлежит, имейте хоть какое-то уважение к нам. Однако нью-эйджеры предпочитают это не слышать и видят в духовных лидерах этаких "старых романтизированных гуру", которые существуют лишь для удовлетворения их потребностей. Не слыша нас, не понимая нас, не зная ничего о нашей борьбе за выживание они не понимают и суть наших духовных практик. Убегая от себя, они думают, что, став "индейцами", они убегут от расизма, но, по сути, продолжают тот же геноцид, который был развернут против нас их же праотцами/праматерями. Единственное, что поддерживало и продолжает поддерживать выживание индейских народов, на протяжении всего 500 летнего колониализма, это духовные узы, которые объединяют нас. Когда колонизаторы почувствовали силу нашей духовности, они попытались уничтожить наши религии, поставив их вне закона. Они отнимали у нас наших детей, отправляя их в миссионерские школы, где детям запрещалось даже говорить на родном языке. Танец Солнца был запрещен, Танец Призраков привел к резне в Вундед-Ни. Колонизаторы признали, что духовность была тем непобедимым оплотом, который поддерживал наше стремление к сопротивлению и чувству общности. И даже сегодня, что бы ни говорили о свободе вероисповеданий в США, индейцы не имеют такого права. Это всем стало понятно, когда Верховный суд постановил недавно, что первая поправка не гарантирует наше право на использование пейота в священных церемониях.

Многие белые "феминистки" продолжают разрушать основы нашей духовности. Они опошляют наши духовные практики и практики теряют свою духовную силу. Они пользуются привилегиями белых и используют коренных американцев для привлечения внимания к себе. Потребители жаждут услышать то, что белые писатели скажут им о нас и совсем не обращают внимания на то, что говорим мы о наших проблемах. Голоса наших стариков умолкают, а молодое поколение индейцев, которое пытаются найти себя на пути своих предков, безнадежно теряется в болоте потребительской духовности.

Эта практика так же способствуют тому, что индейские женщины начинают идти на поводу у белых женщин. Многие белые "феминистки" упрекают нас в жадности, дескать, мы не хотим делиться своей духовностью и требуют донести до них все пророчества, разложив их по полочкам, словно это наша обязанность обслуживать белых женщин и не тратить время на организацию жизни в наших общинах.

Движение нью-эйдж уводит в тень все те проблемы,с которыми приходилось и приходится сталкиваться нашим женщинам: насильственная стерилизация, испытание на нас лекарственных препаратов, таких как "Депо-Провера", низкая продолжительность жизни, бедность и безработица. Нью-эджеры видят в наших женщинах лишь "классных духовных наставников" которые просто обязаны научить их быть такими же "классными". Это опошление приводит к тому, что сейчас каждый может стать "индейцем" и все, что для этого нужно, быть им "в прошлой жизни", принять участие в "церемонии инипи" или прочитать в какой-нибудь книжонке "как им стать". А раз так, то о настоящих индейцах, переживших колонизацию и геноцид можно забыть, отменить все договоры и забрать то немногое, что у нас осталось, продвигая идею о том, что, хотя, некоторые индейцы и нуждаются в защите своих земельных ресурсов, но большинство "индейцев" (белых) уже имеет земли в достатке, а, следовательно и договорное право ни к чему. Когда все видят, как легко стать "индейцем", бедственное положение реальных индейцев так же легко ускользает из поля зрения. Поэтому неудивительно, что многие из не-индейцев, видя всю ту мишуру, которую им бросают в глаза нью-эйджеры, и под которой невозможно разглядеть действительное положение дел, не поддерживают нас в борьбе.

Наиболее тревожным аспектом этих расистских практик является то, что они осуществляются во имя феминизма. Иногда мне кажется, что невозможно открыть не одно феминистское издание, чтобы не увидеть там наш священный круг, содействующий, якобы, их "феминистскому" делу. Не возможно посетить ни одну феминистскую конференцию, которая не начиналась бы с церемонии, после которой все участницы настолько "одухотворены", что не замечают ни индейских женщин, ни проблем их общин. И конечно, ни один книжный магазин феминистской литературы не обходится без белой писательницы, "содействующей индейской духовности". Думается, что феминизм - это расширение прав и возможностей всех женщин, однако, по всей видимости, это не распространяется на индейских женщин. Если белые феминистки начали бы действовать в знак солидарности со своими индейскими сестрами, то заняли бы твердую позицию против индейской духовной эксплуатации. Феминистские книжные и музыкальные магазины, торгующие данной продукцией должны были бы прекратить рекламу этих подделок. Женщины, которые называют себя феминистками, должны были бы денонсировать эксплуататорскую практику, где бы они ее ни наблюдали. Однако, вместо этого, многие белые феминистки во весь голос начинают кричать, что индейцы не соблюдают "свободу слова", требуя прекращения выпуска подобной литературы, оскверняющей нашу духовность. Продвижение подобного материала как раз и уничтожает свободу слова для коренных американцев, гарантируя нам, что наши голоса никогда не будут услышаны. Я почти не видела право-фундаменталистскую женскую литературу в книжных лавочках, потому что феминистки признали ее деспотичной и я не вижу никакого радикализма в том, чтобы спросить, а почему бы не расширить феминистские проблемы, подключив индейских женщин. Вопрос не в цензуре, вопрос заключается в расизме. Феминистки должны выбрать, будут ли они уважать индейскую политическую и духовную автономию, или же будут и дальше способствовать распространению расистского материала под видом "свободы слова", встав в один ряд с теми агентами, которые ведут геноцид против нашего народа. И помните: наша духовность не продается!

 

Автор статьи Энди Смит, чероки, соучредитель движения Женщины всех красных наций, активистка движения против сексуального насилия.


Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.

Яндекс.Метрика