Лозен и Тадотсэй: истинные дочери своего народа

(Лозен,фото сделано после ее ареста)

 

В этой земле, 

На которой мы живем,

Уссен имеет силу

Эта сила моя

Для поиска врага.

Я ищу врагов,

Которых только Уссен Великий

Может показать мне.

Лозен (184?-189?)

 

" Лозен - это моя правая рука... сильна, как мужчина, храбрее большинства храбрецов, хитра в стратегии. Лозен - щит своего народа". Так сказал когда-то вождь Викторио (Bidu-ya ) о своей младшей сестре, одной из самых известных женщин-воинов апачей (самоназвание "Inde" или "Nide", то есть "Люди").

Лозен родилась в землях так называемой Апачерии (Нью-Мексико/Аризона/Северная Мексика), в общине чихенне (восточные чирикауа), приблизительно в конце 1840-х годов, у Священной Горы, близ Охо-Кальенте, там, где взяло свое начало все человечество.

С раннего детства Лозен предпочитала игры с мальчиками, дав понять, что у нее нет интереса к обучению женским обязанностям. Она выбрала путь воина и старший брат стал ее наставником. В семь лет она уже искусно управляла лошадью, став вскоре одним из лучших наездников, неоднократно побеждая в скачках.

Всех девушек начинали готовить к тяжелой физической работе с восьми лет. Это было необходимо для выживания, в тех суровых условиях, в которых жили индейцы. Женщинам приходилось даже охотиться, в то время, когда мужчины находились в военных походах. Лозен стала воином и никогда не выходила замуж.

В то время общиной управлял воин по имени Хуан Хосе Компа. Чихенне тогда жили в основном в горах Анимас. Мексиканцы уже проникали в этот район и даже подружились с апачи, они привозили с собой рабов индейцев из других племен, используя для тяжелых работ.

Мангас Колорадас (более 50 лет возглавлял своих людей в борьбе против испанцев, мексиканцев и американцев. В январе 1863 года вождь согласился встретиться с американскими военными в Форт-Маклейн (Нью-Мексико) для переговоров и прибыл туда под белым флагом, чтобы встретиться с бригадным генералом Джозефом Родманом Уэстом, офицером калифорнийского ополчения. Вооружённые солдаты схватили Мангаса Колорадаса и по приказу Уэста жестоко пытали всю ночь, в том числе кололи его тело штыками, нагретыми на костре, после чего убили (так как он якобы пытался бежать), а на следующий день отрубили голову, сварили её и отправили череп в Смитсоновский инстиут, оставив изувеченное тело вождя в покинутом лагере, чтобы апачи затем обнаружили его) заключил мир с мексиканцами. Воины получали прибыль, торгуя лошадьми и крупным рогатым скотом.

Из книги Милослава Стингла "Индейцы без томагавков": "Апачи не хотели войны, но европейские пришельцы упорно стремились превратить их землю в свою колонию, и апачи стали оказывать сопротивление. У испанцев они научились только одному — искусству верховой езды. А индейца в седле нелегко победить. Апачи, подобно мужественным чилийским арауканам в Южной Америке, сохраняли свободу на протяжении всего периода испанского колониализма. Но позднее, когда Мексика в результате неудачной войны 1846—1848 годов вынуждена была уступить Соединенным Штатам север своей страны — Аризону, Нью-Мексико и другие территории (ныне принадлежащие США), большинство апачей оказались под властью североамериканской Унии. Покорив все другие индейские племена Северной Америки, американцы попытались поставить на колени и последних свободных индейцев — апачей, которые в то время жили по обе стороны границы, в Мексике и США. Поначалу наибольшую ненависть апачи испытывали к мексиканцам. Когда мексиканское правительство усилило давление на них, одна из групп апачей, так называемые мимбреньо, начала вооруженную борьбу. Возглавлял мимбреньо неуловимый апачский вождь Хуан Хосе.

Вначале мексиканцы намеревались одолеть апачей с помощью денег. Они объявили, что за скальп каждого апачи-мужчины будут платить по сто долларов, за женский скальп — пятьдесят, за детский — двадцать пять. Нашлось немало негодяев, приносивших скальпы, но как было определить, с кого он снят? Деньги не помогли — поможет предательство. Власти мексиканского штата Чиуауа сговорились с североамериканским охотником Джеймсом Джонсоном. Джонсон поддерживал с апачами мирные отношения, прикидывался даже другом Хуана Хосе. С группой североамериканцев Джонсон отправился в апачские горы к непобедимому вождю. Гости преподнесли ему дары и удалились, «чтобы дать индейцам возможность осмотреть подарки». Сбежалась вся дружина Хосе. И тогда Джонсон выстрелил в апачей из полевого орудия, которое американцы принесли с собой в разобранном виде и установили в укрытии. Кого пощадил снаряд, с теми расправились добровольные каратели. До утра «друзья апачей» истребили четыреста индейцев. А Хуана Хосе, чтобы получить обещанное за него вознаграждение, Джонсон убил самолично.."

Мангас Колорадас возглавил выживших, полных решимости отомстить жителям Санта-Рита. Более 100 воинов апачи приняло участие в последовавших рейдах, они убили многих из тех, кто принимал участие в резне на площади. Пленных же привели в лагерь где жены, матери и дочери убитых индейцев топтали их копытами лошадей, избивали до смерти дубинками и резали по частям ножами. Индейцы считали, что в таком виде убитые уйдут в другой мир и это не было проявлением чудовищного варварства и кровожадности, которое старались приписать всем коренным жителям Америки. Лозен, еще совсем юная девочка видела все это.

Она, в отличие от своей соратницы, Тадотсэй (ta-DOT-say (Dahteste)), совершенно не заботилась о своем внешнем виде. На всех фотографиях ее практически нельзя отличить от воинов мужчин. Она одевалась как мужчина и сражалась так же отважно, посвятив всю жизнь служению своему народу.

Легенды гласят, что Лозен использовала свои сверхъестественные способности в бою, чтобы предугадать действия противника что и помогало ей успешно избежать захвата в плен. Лозен, помимо прочего, использовала песни и травы для лечения людей и считалась сильным знахарем.

После смерти Викторио, женщина-воин продолжала сражаться под руководством вождя Нана и в конечном итоге смогла объединиться с Джеронимо, избежав окружения, пока тот, наконец, не сдался, с этой последней группой свободных апачей в 1886 году. Лозен умерла от туберкулеза в Маунт Вернон, штат Алабама, приблизительно в возрасте 50 лет.

Другая известная женщина-воин из мескалеро-апачи по имени Тадотсэй описывается как красавица, которая очень гордилась своей внешностью. В отличие от Лозен, Тадотсэй вышла замуж и родила детей. О ней сохранилось совсем мало сведений, говорили что она была отличным наездником, прекрасным стрелком, выносливым охотником и искусным воином, блистая при этом своим женским очарованием. В рейдах и боях, в которых женщина принимала участие вместе с мужем, под руководством их друга семьи Джеронимо, отмечалась ее отвага и ум.

Прекрасно владея английским языком, Тадотсэй выступала как разведчик, курьер и посредник между своим народом и кавалерией США, приложив все усилия, как и Лозен, по избежанию жертв со стороны индейцев во время капитуляции Джеронимо, за что и была заключена, в знак "признательности", в тюрьму, вместе с Джеронимо и его последователями. У Тадотсэй был сильный дух воина который не смогли победить ни туберкулез, ни пневмония, убившие тысячи индейцев.

После 8 летнего заключения в тюрьме Флориды, Тадотсэй перевели в военную тюрьму в форт Силл, Оклахома, где еще 19 лет она находилась за решеткой, пока, наконец, ей не выдали разрешение вернуться на родину. Все оставшиеся годы своей жизни женщина провела в резервации мескалеро-апачи, где и умерла от старости.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.