Как Колумб создал каннибалов

"Правит тот, кто может дать точное определение".Стокли Кармайкл.

 

Документ, представленный на конференции 1992 года, проводимой раз в пятьсот лет.

 

"Кроме того, я не знаю языка, и народ этих земель не понимает меня, как ни я, ни мои люди не можем понять их". - Колумб, 27 ноября 1492 г.

 

Колумб создал каннибалов. Оксфордский словарь английского языка указывает, что слово "каннибал" происходит от испанского "Canibales", "первоначально - одна из форм этнонима "кариб" или "карибас", названия ожесточенной расы Ост-Индии, которая, по записям, была нацией людоедов и от которой позже произошел описательный термин". В дальнейшем словарь утверждает, что слово ввел в оборот именно Колумб: "Первое представление Колумба об этом слове, которое он услышал у кубинцев, было "канибалас"...". Американский словарь наследия указывает, что связь между Колумбом и каннибалами еще короче: "От испанского "Canibalis", "Caribales", названия (из записей Колумба) племени людоедов, населяющих Кубу и Гаити...". Так Колумб дал миру слово "каннибалы".

Был ли Колумб, как подразумевается в словарях, первым европейским этнографом Нового Света? Обнаружил ли он туземцев-людоедов или он просто зафиксировал в своем журнале и письмах их описание?

Журнал Колумба о его первом путешествии и его письма в феврале 1493 и январе 1494 далеки от того, чтобы быть объективными записями об открытии Нового Света, и являются красноречивым свидетельством того, как сила языка создает реальность. Внимательное прочтение этих текстов рассказывает не о том, как Колумб открыл каннибалов, но о том, как он создал их. Эти документы рассказывают историю их рождения и созревания, их перехода от вымысла к реальности. Силой своего определения Колумб создал для Старого Света из очаровательных туземцев Нового Света - свирепых, кровожадных каннибалов.

12 октября Колумб отмечает, что первые туземцы, которых он встречает, являются "доброжелательными и благонравными людьми, которые не имеют никакого оружия, кроме небольшого копья, и у них нет железа". В тот же день, однако, ему кажется, что он слышит рассказы о воинственных людях с близлежащих островов, которые идут, чтобы захватить местных мирных жителей. Но он отвергает идею о том, что это - разные племена, потому, что основывается на своем изучении Мандевиля и Марко Поло, и считает, что находится не далеко от Китая, земли Великого Хана. Он рассуждает так: "Люди с материка приехали, чтобы забрать их в качестве рабов". 30 октября, как раз после того, как он открыл Кубу, он пишет, что люди там, хотя они и так же понятливы, как и на Сан-Сальвадоре, тоже находятся в состоянии войны. Опять же безо всяких доказательств он решает: "Он также понял, что царь Кубы был в состоянии войны с Великим Ханом".

Но через несколько дней, 4 ноября, он начинает рассказывать более сложные истории. После расспросов некоторых местных жителей, с его стандартными вопросами о золоте и специях, он делает поразительную запись: "Я также понял, что на большом расстоянии отсюда есть мужчины с одним глазом, и есть другие, с собачьими мордами, которые едят людей. При захвате человека они обезглавливают его, пьют его кровь и отрезают гениталии". Что Колумб услышал на самом деле? Могли люди, о которых он "рассказывал", передать ему такую детализированную и графическую информацию? Является ли он выступающим европейским культурным обывателем, верящим в "других дикарей", которых он нашел в Мандевиле и Марко Поло? Или туземцы Нового Мира характеризуют своих врагов так же, как и европейцы: "Они не похожи на нас, они едят человеческое мясо"? В любом случае, это - тот момент, когда зловещие "другие туземцы" появляются в тексте.

Три недели спустя каннибалы собственной персоной эффектно всплывают в записях журнала. Во время отплытия к еще одному золотоносному острову Колумб написал: "Индейцы на борту называют его "Боио" и говорят, что он очень большой и на нем есть люди с одним глазом во лбу, которых они также называют каннибалами и перед которыми испытывают большой страх. Когда они увидели, что я взял этот курс, они были слишком напуганы, чтобы говорить.Они говорят, что каннибалы едят людей и хорошо вооружены".

Вот оно - рождение каннибалов в европейской истории и культуре. Событие, датируемое 23 ноября 1492 года - день, когда Колумб пишет слово "canibales" в своем журнале. В примечании к этому введению, Фусон подтверждает это историческое значение авторитетным научным голосом: "Каннибалы - люди каниба, которые едят других людей. Это первый зарегистрированный случай использования термина, и происходит от языка индийского народа таино".

Но мы должны отметить несколько парадоксов, окружающих рождение слова, которое играет такую важную роль в определении европейского понимания народов Африки и Америки. Первый из них заключается в том, что "отец каннибалов" отрицает тот смысл, который слово приобрело впоследствии при вхождении в речь европейцев. После ввода имени народа каниба "каннибалы" Колумб отрицает, что они - людоеды. Он дает простое объяснение тому, почему местные уроженцы думают, что каннибалы едят свой народ: "Когда пленные не вернулись в свою страну, было сказано, что они съедены". Кроме того, в поразительно "современных" представлениях о происхождении фантазии о человекоедении и страхе других говорится, что о Колумбе индейцы поначалу тоже подумали, что он и его люди были людоедами, как каннибалы: "Индейцы, с которыми мы столкнулись, поначалу думали так же и о нас, христианах". Другими словами, в соответствии с Колумбом, мы нашли бы в словаре туземцев Нового Света такое определение "христиан": "Те, кто ест человеческую плоть. Название народов-людоедов Старого Света (записано жителями Гуанахани 12 октября 1492 года)".

Второй парадокс в истории слова в том, что Колумб и сам не уверен, действительно ли это - название реального народа или неправильное понимание того, что он услышал. Запись от 26 ноября указывает на неопределенность, когда он замечает, что индейцы, находящиеся на его корабле, боятся людей каниба или канима, которые, как они сказали, живут на этом острове Боио. На самом деле он скептически относился к идее о том, что "каннибалы" даже существуют. Он считал, что они, скорее всего, имели в виду каких-то субъектов Великого Хана: "Индейцы, находящиеся со мной, продолжали демонстрировать великий страх из-за курса, который я взял, и настаивали, что народ Боио имеет только один глаз и собачью морду, и они боялись быть съеденными. Я не верю в это. Я думаю, что индейцы, которых они боятся, принадлежат к домену Великого Хана". Этот скептицизм по поводу Каннибалов растет, пока 17 декабря он не утверждает, что таких людей не существует: "Каниба - не что иное, как народ Великого Хана, который должен быть очень не далеко". Поскольку Колумбу известно, что народ Великого Хана цивилизован, он отвергает обвинение, что ханские люди - людоеды: "У них есть корабли, на которых они приплывают сюда, чтобы порабощать людей и забирать их с собой. Поскольку люди не возвращаются, считается, что их съели". Колумб завершает свой анализ бессознательно ироничным комментарием о том, как он понял это: "С каждым днем мы понимаем этих индейцев все лучше, как и они нас; однако во многих случаях они не могут понять нас, и наоборот".

Слово "каннибалы" в последний раз появляется в журнале 17 декабря: "Индейцы, свободно смешавшиеся с нами, нашли несколько стрел, принадлежавших народу каниба, каннибалам". Но скептицизм Колумба в отношении Каннибалов продолжает расти из-за фантастических рассказов местных жителей о них: "Индейцы показали нам двух мужчин, тела которых были лишены несколько кусков плоти, и сказали, что это каннибалы покусали их. Я не верю в это". 26 декабря после кораблекрушения у о.Эспаньола Колумб ведет беседу с касиком Гуаканагари о "народе каниба, который они называют "карибы". Теперь он думает, что обнаружил новое имя неуловимого народа каниба, который, предположительно, были на Эспаньоле в тот день, когда он впервые услышал о нем, но теперь ушел на еще более далекий остров. Что он на самом деле услышал от касика? Он услышал именно "кариба" или это, как и "каннибал", еще один акт его творческого словообразования? Является ли слово "кариба", которое вошло в историю, как туземное самоописание, по сути, неологизмом Колумба? И не Колумб ли создал название "карибы", неверно назвав племя, как он сделал это со словом "индейцы"?

В любом случае, с 26 декабря до конца плавания он использует слово "карибы" вместо "каннибалы" для обозначения того, другого народа, отличающегося от тех миролюбивых людей, что встречал он на острове во время своего посещения. Карибы враждебны и, в отличие от местных жителей, знают, как использовать оружие. Все это Колумб собрал из того, что он слышал или того, что он воображал, что слышит. Каннибалы/Карибы, о которых узнал Колумб, существовали только на словах, на деле же он их никогда не видел. Они всегда успевали уйти на другой остров, неуловимые, как золото, которое искал Колумб.

3 января, всего за несколько дней до начала обратного рейса происходит знаменательное событие:каннибалы/карибы переходят из байки в реальность. В этот день Колумб, наконец, встречает их - или он так думает. Он причаливает к берегу Эсьпаньолы, и его команда возвращается к кораблю вместе с человеком, который "гораздо уродливее на лицо", чем другие. Поскольку он выглядит совсем по-другому, Колумб уверен, что "он является одним из карибов, которые едят людей". Среди прочих "истин" он узнает, что на востоке есть остров Карибы, на котором можно найти куски золота размером с корабль, а рядом лежит другой остров - Матининьо, населенный сказочными амазонками. Эта встреча резко меняет его скептическое отношение к возможности существования народа людоедов. Теперь он утверждает, как неопровержимый факт, то, чего он не видел и что отверг только месяц назад. Карибы ЯВЛЯЮТСЯ людоедами и он даже, кажется, восхищается ими: "Они должны быть очень смелыми, поскольку переходят с острова на остров и едят людей, которых удается захватить". Снова Колумб не правильно понял то, что увидел и услышал. Фусон указывает в сноске, что это были не карибы, а сигуайос. Все, что Колумб о них знает, - что эти индейцы отличаются, они - не "доброжелательные и миролюбивые люди", как те, что встречались ему до сих пор.

Его первоначальное восхищение карибами не длится долго. Вскоре после его переговоров с "уродливым" индейцем Колумб обнаруживает, что эти люди очень разные. Они действительно нападают на его моряков, не смотря на торговые намерения. Любой туземец, который ведет себя подобным образом, должно быть из карибов. Он наконец-то увидел собственными глазами, что есть плохие индейцы, как есть и хорошие. Тем не менее, не наблюдая какого-либо поедания человеческой плоти, он заключает: "Без сомнения, люди здесь злые, и я считаю, что они с острова Карибы и что они едят людей". Колумб настолько заинтригован перестрелкой, что он называет место "Golfo de las Flechas" (Залив Стрел), чтобы отметить свое первое столкновение с теми враждебными "каннибалами/карибами", чье наиболее значительное отличие заключается в том, что они едят человеческое мясо. В записях в его журнале с 13 по 18 января высказывается желание добраться до острова Карибы на пути домой. Через два дня после "разговора" с "карибо" он говорит: "Много меди есть на островах Карибы и на Матининьо, но было бы трудно добывать его на Карибах потому, что местные люди едят человеческое мясо". Он даже делает экстраординарное заявление: "Я вижу остров Карибы и принял решение плыть туда, так как он находится на пути по курсу на остров Матининьо, на котором живут только женщины". Однако 16 января, когда он покидает Новый Свет, Колумб обнаруживает, что остров Карибы трудно достичь, и он, наконец, вынужден отказаться от поиска людоедов: "Я был вынужден оставить курс, по которому, я уверен, мог бы добраться до острова; я вернулся на прямой курс на Испанию..."

Остров Карибы, с его жестокими каннибалами-людоедами, существует лишь в воображении Колумба. Но для Старого Света его слова определили реальность "otro mundo". Его язык создал реальность, его вымысел стал фактом, его слова породили людоедов-каннибалов/карибов, свирепых аборигенов Нового Света.

В феврале 1493 на обратном пути Колумб пишет письмо, в котором отчитывается о своих экстраординарных открытиях. Это письмо быстро распространится по Европе и послужит первым определением Нового Света. Ближе к концу письма он обобщает то, что нашел. Он пишет, что так и не нашел предполагаемых монстров, таких, как одноглазые люди или люди с собачьими головами, но нашел еще более экзотических монстров - карибов. Он говорит: "Итак, я не нашел никаких монстров, и не могу представить описание ни одного из них, за исключением тех, что обитают на острове Карибы, который мы посетили вторым на пути в Индию, и на котором обитают люди, которые, как считается на всех островах, очень жестоки и едят человеческую плоть".

Почему Колумб включает в  описание своих открытий также и описание карибов и их острова - народа, который он не встретил, и острова, который не посетил? Несколькими строками позже он перечисляет будущие подарки из Нового Света, которые он принесет Королю и Королеве: золото, специи, хлопок, мастика, алоэ и, пожалуй, самый ценный из всех подарков - "рабы, столько, сколько они пожелают, из идолопоклонников". Кто эти "идолопоклонники"? Не те хорошие индейцы, которых он встретил и которые, как он говорит в начале письма, "не имеют никакой веры и не являются идолопоклонниками". Идолопоклонниками являются, конечно, людоеды карибы.

К тому времени, когда Колумб пишет письмо из второго путешествия в январе 1494 года, его сомнения в правильности названия людоедов и места, где они живут, исчезла. Он, наконец, открыл истину об употребляющих человеческую плоть аборигенах Нового Света. Они больше не зовутся "карибы", но вернули себе свое оригинальное название - "каннибалы". Теперь они живут не только на острове Карибы. Монстры из его воображения повсюду в Новом Свете: "Но, по сравнению с прочими островами, те, на которых обитают людоеды, являются самыми крупными и густонаселенными, я подумал, что будет целесообразно отправить в Испанию мужчин и женщин с этих островов в надежде, что однажды они начнут отказываться от своих варварских обычаев есть подобных себе". Несколько параграфов спустя он выражает свою заботу о них еще более благочестивым языком: "Вы скажете Их Высочествам, что для блага душ упомянутых людоедов, а также обитателей их острова, они намерены предложить нам себя, ибо чем большее их число отправится в Испанию, тем лучше". Год спустя пятьсот "каннибалов" отправляются с Эспаньолы в Кастилию на четырех кораблях Антонио Торреса, отплывших 24 февраля 1495 года.

Каннибалы Колумба были увлекательной реальностью Нового Света для тех, кто с интересом читал его журнал и письма. Его существа воспринимались настолько реальными, что в 1503 году Королева Изабелла издала указ, защищающий индейцев от пленения или причинения какого-либо другого вреда, исключая "некий народ, названный каннибалами": "Настоящим я даю право и власть всяким и любым лицам, которые могут отправиться от моего имени к Островам и Материкам Океана-Моря, обнаруженным по настоящее время, а так же тем, кто может заняться поиском и открытием новых Островов и Материков, в случае, если упомянутые каннибалы будут продолжать сопротивляться и отказываться впускать и принимать на своих землях капитанов и их людей, путешествующих по моему приказу, либо слушать их, чтобы учиться нашей Священной Католической Вере и быть у меня на службе и в моем услужении, захватывать их, доставлять в мои королевства и области или иные края и места и продавать".

Так начинаются дискуссии о каннибализме в Европе, которые стали эффективно использовать для законного порабощения народов Америки и Африки. 23 ноября 1492 года силой своего слова Колумб создал каннибалов. Они были с нами в течение 500 лет и остаются до сих пор. Посмотрите в словаре: "Каннибал - человек, который ест человеческую плоть (от исп. Canibalis, Caribales, названия (записанного Колумбом) людоедов Карибов, Кубы и Гаити).

Дающий определение - правит.

 

Спасибо за перевод WR.