Что ты слышишь? Что ты видишь? За Блэк-Хиллс! Хойя. Здесь нет белых. Высокая трава. Медленное движение. Украденная палатка. Восток-дело тонкое.

Что ты слышишь?

Один американец шёл со своим другом-индейцем по людной улице Нью-Йорк Сити. Индеец внезапно воскликнул:

 — Я слышу сверчка.

 — Ты с ума сошёл, — ответил американец, окинув взором переполненную людьми в час пик центральную улицу города.

 Повсюду сновали автомобили, работали строители, над головой летали самолеты.

 — Но, я правда слышу сверчка, — настаивал индеец, двигаясь к цветочной клумбе, разбитой перед причудливым зданием какого-то учреждения.

 Потом он нагнулся, раздвинул листья растений и показал своему другу сверчка, беспечно стрекочущего и радующегося жизни.

 — Удивительно, — отозвался друг. — У тебя, должно быть, фантастический слух.

 — Да нет. Всё зависит от того, на что ты настроен, — объяснил он.

 — Мне трудно в это поверить, — сказал американец.

 — Ну смотри, — сказал он и рассыпал по обочине тротуара пригоршню монет.

 Тут же прохожие завертели головами и полезли в свои карманы проверить, не у них ли просыпались деньги.

 — Видишь, — блеснули глаза индейца, — всё зависит от того, что важно для тебя.


Что ты видишь?

Группу вождей племени сиу знакомили с достопримечательностями г. Вашингтона. Когда во время посещения Галереи искусства Коркоран им объяснили, как высоко белый человек ценит художественные произведения, один из вождей высказал по этому поводу следующее мнение: 

«О! — воскликнул старик. — До чего же странные соображения у белого человека! Он вырубает лес, стоявший веками в гордости и величии, раздирает грудь Матери-Земли, загрязняет и иссушает серебристые потоки. Он безжалостно уродует картины и памятники, созданные Великим Духом, а потом мажет плоскую поверхность множеством красок и восхваляет эту мазню, называя её шедевром».


За Блэк-Хиллс!

-Дедушка, разве ты не хочешь, чтобы все белые вернулись в Европу?-спросил у дедушки мальчик сиу.

-Нет,до тех пор, пока они не рассчитаются с нами за Блэк-Хилс!-сказал как отрезал старик.


Хойя!

Один политик выступал в западной индейской резервации.Он был несказанно вдохновлен тем, что его выступление неоднократно прерывалось дружным криком "Хойя!". На следующий день, в этой же резервации, он решил посмотреть на молочные породы коров. Вокруг было много лепешек и индеец, сопровождавший политика,предупредил его : "Будьте осторожны и не наступите в хойя".


Здесь нет белых

Версия самой распространенной шутки о белом человеке от делавэров с резервации Шести наций в Онтарио,Канада.

 

Индейцы той эпохи знали много нужд и страданий,но продолжали сохранять чувство юмора, которое помогало им преодолеть все невзгоды нищеты и расовой дискриминации.

Как-то белый человек спросил у индейца:"Если я оставлю свое ружье на территории вашей резервации, с ним ничего не случится?". "Нет,-ответил ему индеец,-с вашим ружьем ничего не случится". "Вы уверены?":-переспросил его белый."Абсолютно, ведь на расстоянии шести миль вы не найдете здесь ни одного белого":-заверил его индеец.


Высокая трава

Как-то племенной председатель колесил на своем новеньком пикапе и заметил двух индейцев, сидевших у дороги и жевавших траву. Он остановился и спросил у них:

-Эй, вы, двое, почему вы едите траву?

-У нас нет денег на еду,-ответил один из бедных индейцев.

-Садись в машину,-велел ему председатель.

-Но, сэр,-сказал индеец,-у меня жена и двое детей.

-Они тоже поедут с нами. Эй, а ты чего молчишь?

-У меня жена и шесть детей,-ответил председателю второй индеец.

-Зови и их, вы все поедете со мной.

Две индейские семьи быстро загрузились в пикап племенного председателя и с благодарностью уставились на него.

-Сэр, вы очень добры, спасибо что взяли нас с собой!

-Да, какие проблемы,-ответил племенной председатель,-трава у моего дома почти в фут высотою!


Медленное движение

Воскресный вечер. Трасс номер 22. На обочине стоит полицейская машина. Вдруг на горизонте появляется машина, ползущая со скоростью черепахи. "Ничего себе,-думает полицейский,-пожалуй, этот водитель будет поопаснее любого гонщика".

Он поспешил остановить автомобиль. В нем находилось пять старушек-индеанок, причем сидящие сзади, почему-то были бледные, как приведения.

-Офицер, я не понимаю, в чем проблема? Разве я превысила скорость?-возмутилась старушка сидевшая за рулем.

-Мадам,-ответил полицейский,-вы не превысили скорость, но вы должны знать, что столь медленное движение автомобиля может представлять опасность для других водителей.

-Медленное движение?-недоумевала старушка,-сэр, на этом шоссе указан предел-двадцать две мили в час, мы двигались именно с такой скоростью!

Полицейский, сдерживая смех, пояснил что "22" это номер шоссе, а не установленный предел скорости. Старушка смутилась, усмехнулась и поблагодарила офицера.

-Мадам, прежде чем вы поедете дальше, я должен задать вам вопрос..женщины на заднем сидении..с ними все в порядке? Они кажутся очень испуганными и не произнесли ни слова.

-Ааа, да, с ними все в порядке,-бодро ответила старушка,-мы просто недавно свернули с шоссе.. номер 119.


Украденная палатка

Однажды Одинокий рейнджер и Тонто пересекали пустыню. Ночью они поставили палатку и уснули крепким сном. Однако вскоре Тонто проснулся и растормошил Одинокого рейнджера.

-Кемо сабэ, взгляни на небо, что ты видишь?

-Я вижу мириады звезд,-ответил ему Одинокий рейнджер.

-О чем это тебе говорит?-спросил Тонто.

Одинокий рейнджер подумал и наконец ответил:

- Астрономически говоря, есть миллионы галактик и миллиарды планет. С астрологической точки зрения это указывает на то, что Сатурн находится в знаке Льва. Относительно времени, сейчас приблизительно около трех утра. Что касается метеорологических прогнозов, то завтра ожидается прекрасный день. С теологической же точки зрения-мы все малы и ничтожны пред величием Господа нашего. Но разве тебе это о чем то говорит, Тонто?

Тонто молчал и наконец ответил Одинокому рейнджеру:

-Кемо сабэ, ты тупее бизоньего дерьма в прерии. Кто-то стащил нашу палатку!


Восток-дело тонкое

Мексиканец, белый американец и американский индеец волею судеб оказались в Саудовской Аравии. Ну, короче говоря, решили они это дело отметить. Купили ящик контрабандного бухла и только собрались, было, усугубить — как вдруг, откуда ни возьмись, саудовская полиция. Вот невезуха! В общем, повязали их и отправили в кутузку. 

Дело в том, что сделка с приобретением контрабандного пойла считается в Саудовской Аравии серьёзным преступлением. А ещё и употребление… За это вообще грозил смертный приговор! Вот уж, влипли по полной! 

Однако, по счастливой случайности в день вынесения приговора вся Саудовская Аравия отмечала национальный праздник. Поэтому шейх благодушно решил помиловать виновных и отпустить, всыпав каждому в назидание по 20 ударов плетью. 

Ничего тут не поделаешь: бедолаги стали готовиться к экзекуции. Вдруг шейх объявляет: «Сегодня день рождения моей первой жены. В честь этого она просила меня исполнить по одному желанию каждого из вас перед поркой». 

Первым был мексиканец. Он подумал-подумал и говорит: «Прошу вас привязать подушку к моей спине». 

Его желание было исполнено, но подушка выдержала только 10 ударов плетью и разлетелась в пух и прах. Мексиканца унесли, истекающего кровью и стонущего от боли. 

Следующим был белый американец. Посмотрев на муки мексиканца, он выплюнул жвачку и самодовольно изрёк: «Прошу вас привязать к моей спине две подушки!» Сказано — сделано. Но две подушки выдержали лишь 15 ударов плетью и разлетелись в пух и прах. Американца вскоре унесли, также истекающего кровью и вопящего от боли. 

Последним был индеец. Не успел он рта открыть, как шейх говорит: «Я никогда не встречал индейца в Саудовской Аравии. Твоя культура одна из интереснейших в мире. Посему я дарую тебе два желания!» 

«Благодарю Вас, Ваше благороднейшее и милосердное высочество! — отвечал индеец. — В знак признания Вашей доброты моё первое желание — всыпать мне не 20, а 100 плетей!» 

«О, да ты не только благороден, красив и силён, парень, — воскликнул шейх, — но и весьма храбр! Если 100 плетей — таково твоё желание, то так тому и быть. Ну, а желание второе?» 

«Привяжите-ка к спине моей, — лукаво улыбнулся индеец, — белого американца!»