История мироздания и значение сновидений. Возникновение мифа. Кролик призывает к перемирию. Оочигэас и невидимый юноша (абенаки).

История мироздания и значение сновидений

Однажды, во времена не известные нам, Создатель огляделся и ничего не увидел; не было тогда красочного мира, наполненного чудесными звуками, царила лишь темнота и тишина. Ничего нельзя было разглядеть или почувствовать. И решил тогда Создатель наполнить это место светом и жизнью.

Своей великой силой он приказал вспыхнуть мирозданию. Из воды призвал Он Толба, Большую Черепаху, чтобы стала она 

землей. На спине ее Создатель воздвиг горы и долины.

В небеса синие добавил Он облака белые и молвил счастливо: 

"Ну вот, и готово, теперь я наполню это место движением жизни". И задумался Создатель о том, кого бы поместить на землю. Как они должны жить? Чем им заниматься? Какова будет их цель в жизни? Много сил затратил Создатель, размышляя и, утомленный, уснул.

Его сон был наполнен мечтами о мироздании. И видел Он странные вещи во сне - животных, которые передвигались на четырех, а кто и на двух ногах. Видел существа с крыльями, летающими по воздуху, видел существа с плавниками, плавающими в воде, видел существа ползающие. Растения всех цветов, укрывающие землю, а над ними жужжащих насекомых. Все вокруг было наполнено звуками и птичьим пением, лаяли собаки и человеческие существа разговаривали друг с другом. Все, казалось, не к месту. Создатель подумал, что сон этот плохой и все совсем не совершенно.

Каково же было Его удивление, когда, открыв глаза, Он увидел бобра, грызущего ветку дерева. Мир его сновидений стал реальностью и все о чем Он мечтал - сбылось.

И глядя на бобра, делающего дом для своей семьи 

и плотину для плавания, Создатель понял - каждая вещь имеет свое место и все наполнено жизнью и движением вперед.

Это всегда передавалось среди нашего народа, от поколения к поколению. Мы не должны подвергать сомнению наши сны. Они - наше мироздание.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Возникновение мифа

( В мифологии алгонкинов Клоскурбе отождествляется с Глускапом . Прибрежные абенаки или вабанаки жили у рек Сен-Круа и Сент-Джон, на границе между Мэном и Нью-Брансуик .)

 

Первым созданием Манидо, Великого Духа, был Клоскурбе, великий учитель. Однажды, в полдень появился мальчик, который поведал учителю о своем рождении - море взбило большую пену, которая нагрелась на солнце, застыла и ожила, став человеческим ребенком.

На следующий день, опять же в полдень, мальчик и учитель встретили девушку, она пояснила, что земля, которая приносит зеленые растения, родила ее, как плод.

И так Клоскурбе, мудрый учитель, понял, что человеческие существа должны появиться от союза моря и суши. Учитель воздал благодарность Создателю и, научив мальчика и девочку всему, что нужно знать, отправился на север, в лес, для медитации. 

Позже, когда мальчик и девочка повзрослели, у них родилось очень много детей. Их было так много, что родители были уже не в состоянии прокормить их всех - ни охотой, ни сбором диких растений. Мать была наполнена горем, видя своих голодных детей, а отец совсем отчаялся. 

Однажды, в поисках пищи, опечаленная мать спустилась к ручью. Когда же она достигла середины ручья, ее настроение вдруг изменилось, и душа её исполнилась радостью. Длинная зеленая струя вышла из нее между ног. Как мать вышла из ручья, она снова была несчастна.

Вечером мужчина спросил у женщины, чем она занималась в, то время, когда он искал пищу. Жена поведала ему все, что с ней произошло, и попросила убить ее и схоронить тело в двух местах. Мужчина был шокирован просьбой женщины и несколько раз попросил повторить рассказ, подвергая ее доводы сомнению. Женщина настаивала на своей просьбе, уверяя, что тем самым, они спасут своих детей.

Встревоженный отец отправился к Клоскурбе за советом. Учитель, видя, что история очень странная, долго молился Манидо, прося направить его верным путем. И позже сказал мужчине, что женщина права - это воля Создателя. 

Мужчина, вернувшись домой, убил свою жену и схоронил ее тело в двух местах - так как она велела ему.

Семь лун оплакивал он женщину. И однажды утром, заметил, что в тех местах, где находилось тело его жены, выросли табак и кукуруза. Клоскурбе объяснил человеку, что его жена в действительности не умерла, и что она будет жить вечно в этих двух культурах. 

По сей день, мать скорее умрет, чем будет видеть своих детей голодающими, и мы все дети первой матери почитаем ее и сажаем эти растения на полях как священный дар и ловим рыбу, вспоминая, что мы все дети союза моря и суши.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Кролик призывает к перемирию

Давным-давно, когда Глускап правил вабанаки, бок о бок жило два соседа-непоседы: Аблегумоч-кролик и Кеооник-выдра, которые всегда старались задеть друг друга.

Так, однажды, когда Кеооник плавал, Аблегумоч прибежал на берег и украл связку угрей, оставленную выдрой. Рассерженный Кеооник тут же бросился в погоню. Он бежал по следам до тех пор, пока они не закончились на поляне, где у костра сидела старушка.

- Квахи, Ногуми, - обратился к старушке выдра. - Вы не видели кролика, тащившего связку угрей?

- Кролика... кролика... - пробормотала старушка. - А как выглядит этот зверь?

Выдра объяснил, что это маленькое коричневое существо с длинными ушами и маленьким хвостом.

- Нет, я никогда не видела такое животное, - проворчала старушка, - но я очень рада, что ты пришел: мне холодно и я больна; пожалуйста, собери немного дров для моего костра.

Кеооник отправился собирать хворост, а когда вернулся, с удивлением обнаружил, что старушки уже нет, а там, где она сидела у костра, остались следы кролика. Выдра тотчас вспомнил, что Аблегумоч очень хитер и способен изменять внешний вид.

- Ах, презренный кролик! - воскликнул Кеооник и вновь бросился в погоню.

Теперь следы Аблегумоча вели в деревню пенобскотов, где выдра заметил кролика, разговаривающего с грустным человеком, в волосах которого красовалось перо вождя.

Выдра срезал толстую палку и стал ждать, спрятавшись за деревом. Вскоре кролик с задумчивым видом отправился на прогулку. Кеооник был готов к этому и стукнул Аблегумоча палкой по голове, когда тот подошел к дереву; оглушенный, кролик упал на траву.

- Это будет уроком для него, - радовался выдра,ожидая когда кролик очухается.

Вскоре Аблегумоч пришел в себя и встал на ноги.

- Куда ты дел мою рыбу? - тут же спросил Кеооник.

- Я отдал ее индейцам. Пенобскоты голодают уже несколько лун, кто то ворует их пищу, - ответил кролик, потирая шишку на голове. - Ну вот что ты наделал, глупое создание?

- Ты заслужил, это была моя рыба, - проворчал выдра.

Тогда кролик дал пинка Кеоонику и с серьезным видом заявил:

- Выдра, мы должны найти воров и наказать их!

- Мы?? - удивился Кеооник.

- Да, ты и я! - твердым голосом ответил Аблегумоч - заключим перемирие между нами, пока будем искать грабителей.

Кеооник, глядя на кролика, задумался, ему тоже было жаль пенобскотов.

-Ну,хорошо, - выдра протянул лапу кролику и перемирие было заключено.

И вот они вместе отправились в деревню. Вождь уже с кем-то беседовал. Кролик присмотрелся и узнал в собеседниках вождя

Ускос-ласку и Абукчич-мышь, неприятных даже их собственным семействам.

- Давай-ка послушаем, о чем они говорят, - шепнул Аблегумоч выдре.

- Вождь, не волнуйся, мы найдем воров, - уверял Ускос вождя.

- Ты можешь положиться на нас, - вторил ласке Абукчич.

- Ты слышал это? - толкнул кролик выдру в бок.

- Ага, - ответил Кеооник. - Теперь индейцы не нуждаются в нашей помощи.

- Ну и дела, - задумался Аблегумоч.

- Чему ты удивляешься и почему мы разговариваем шепотом? - недоумевал Кеооник.

- Да тихо ты, давай-ка подумаем малость. Эти двое спят весь день и выходят на охоту только ночью. Как ты думаешь, чем они живут?

- Ну и что, некоторые из нас тоже охотятся с наступлением темноты.

- Выдра, - загадочно улыбнулся кролик. - Все меховые одежды в деревне погрызены, поцарапаны, а некоторые и вовсе похищены. Какие животные все и везде грызут и царапают?

- Ласки и мыши, - тут же смекнул Кеооник. - Надо проследить за этой парочкой.

Выдра и кролик, скрываясь, последовали за Ускос и Абукчич и, наконец, пришли к склону холма, изрытого норками, и, спрятавшись в кустах черники, стали наблюдать. Все жители холма, изгнанные своим же народом, приветствовали Ускос и Абукчич, слушая, что те говорят.

- Мы проявили сочувствие к людям и обещали им помочь, - ухмылялся ласка.

- Теперь они ни в чем не подозревают нас, - радовался Абукчич, а с ним - все мыши и ласки, жившие в норах.

- Настал час созвать всех животных! - провозгласил Ускос. - Мы умнее индейцев и вся их пища должна принадлежать нам!

- Верно!!! - отозвались криком все мыши и ласки.

- Нужно решить, как объединить остальных животных для похода на пенобскотов, - предложил Абукчич.

- Мелкие побояться сказать "нет", а большим мы скажем, что индейцы решили всех уничтожить и мы должны объединиться для защиты, - высказал свой план Ускос.

- И тогда волк, медведь и лось встанут на нашу сторону! - воскликнул Абукчич.

Выдра и кролик не могли поверить своим ушам; нужно как-то предупредить индейцев.

- Уходим, - шепнул выдра кролику, но кролик был напряжен и неподвижен.

Аблегумоч хотел чихнуть. Изо всех сил сдерживал он себя, прижимая верхнюю губу, отчего глаза его стали красными и большими. Но это не помогло. Раздалось громкое "ааааппппп-чхиииии".

Ласки и мыши тут же набросились на Аблегумоча и Кеооника и вытащили их из укрытия.

- Шпионы! - негодовал Ускос.

- Смерть им! Смерть им! - визжал Абукчич.

- Нет, мы не станем их убивать, - сказал ласка. - Если они, конечно, встанут на нашу сторону.

Бедный Аблегумоч. Бедный Кеооник. Они не хотели умирать, но и не хотели становиться грабителями, пенобскоты были их друзья. Кролик приготовился уже выкрикнуть злодеям решительное "нет", как вдруг услышал звуки флейты. Это Глускап посылал ему свой знак. Кролик тут же вспомнил слова, которые сказал ему когда-то Глускап: "Лучший способ поймать змею - это научиться думать, как змея". Он подумал, как мышь и ласка, он понял, сколько жадности и эгоизма скрыто в них.У Аблегумоча тут же созрел план.

- Хорошо, мы пойдем с вами; индейцы - жестокий народ и должны ответить за это, - он незаметно толкнул выдру. - Друзья, мы знаем, где у пенобскотов находится большой склад продуктов, правда, Кеооник?

- О, да, конечно, - пробормотал в ответ выдра, думая, какую же хитрость придумал Аблегумоч.

Ласки и мыши словно обезумели, услышав слова кролика.

- Где? Где? Где это место? - прыгали они.

- Ведите нас туда! - воскликнул Ускос, облизываясь.

- Идите за мной! - велел кролик и двинулся в сторону леса.

Аблегумоч оказался прав: мыши и ласки шли за ним по пятам, толкая и кусая друг друга; каждый хотел первым добраться до склада.

Долго шли они через лес, потом через луг и долины, пока, наконец, кряхтя и тяжело дыша, не достигли травянистых холмов.

- Вон там пенобскоты спрятали свою самую вкусную пищу, - кролик указал на груду камней, что лежала на вершине. - Скорее же, спешите!

Ласки и мыши устремились к камням, а кролик и выдра стали наблюдать за ними. Когда первые ряды оголтелой толпы грызунов достигли вершины, они увидели, что оказались на краю пропасти, но было уже поздно: задние ряды теснили их, и мыши с ласками, крича от ужаса, одна за другой падали в море.

- Теперь их народ совсем избавился от них, - произнес выдра, глядя на эту картину.

- Так же, как и пенобскоты, - ответил кролик. - Теперь им уже не угрожают мыши и ласки, а мы с тобой стали друзьями.

- Ты прав, - ответил Кеооник и, сделав шаг, упал: Аблегумоч подставил ему подножку.

- Это за то, что ты стукнул меня по голове, - рассмеялся кролик и побежал к лесу.

- Ну, подожди, я поймаю тебя и проучу! - устремился за ним Кеооник.

Так закончилось их перемирие.

Глускап рассмеялся, глядя на них; он знал: их сердца не наполнены жадностью и злом, они не желают вреда ни друг другу, ни индейцам.

 

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Оочигэас и невидимый юноша

В землях вабанаки на берегу озера стояла когда-то деревня Маличете, где жили три сестры. Оона и Абит, старшие сестры, были красавицы и очень гордились этим, а младшая, Оочигэас, была девушка тихая и скромная. Родителей у них не было, и, чтобы прокормить себя, девушки изготовляли глиняные корзины, меняя их на мясо, и были лучшими гончарами в округе. Оона и Абит обижали свою младшую сестру, но Оочигэас никому и никогда не жаловалась. Оона, самая старшая, плела корзины из лыка, Абит разукрашивала их влажной глиной, а Оочигэас обжигала посуду в костре. Глина подсыхала медленно, и девушке приходилось часто раздувать огонь, обжигая лицо и волосы искрами. Сестры потому-то так и дразнили ее - "Оочигэас", что означает "Маленький Шрам".

Глускап, великий вождь, знал свой народ и видел страдания молчаливой Оочигэас, ему было жалко девушку, но он лишь хмуро поглядывал на старших сестер.

Его слуга, Куница, не мог понять, почему же Глускап не поможет ей.

- Мой старший брат, - сказал Куница однажды Глускапу. - У девушки доброе сердце, почему ты не поможешь ей?

- Оочигэас должна помочь сама себе. Доброта - великая сила, но мужество - это первое правило моего народа, - ответил слуге Глускап.

На другой же стороне озера, вдали от деревни, жил индейский юноша со свей сестрой. Юношу звали Тим. Он обладал чудесной способностью становиться невидимым, как шелест листьев на верхушках деревьев или как дыхание ветра. Его имя означало "Лось" и лось был его духом-хранителем, наделившим юношу удивительной силой. Тим не нуждался в луке и стрелах для охоты, он мог подойти незамеченным к любому животному.

Однажды сестра Тима пришла в деревню.

- Мой брат устал жить один и возьмет в жены ту девушку, которая сможет увидеть его, - сказала она.

Никто из жителей деревни никогда не видел Тима и не знал, высок ли он или мал ростом, толстый он или худой, красив ли он. Но все были наслышаны о его магической силе. Индейцы, жившие в те времена охотой, всегда восхищались тем, кто мог обеспечить свою семью большим количеством мяса, и ставили удачу в охоте превыше всего. Поэтому каждая незамужняя девушка в деревне мечтала стать женой Тима, это был хороший шанс для них, что бы заполучить своего"принца".

Одна за другой шли девушки в дом невидимого юноши и возвращались ни с чем - они не могли его увидеть.

- Что ж, теперь моя очередь, - сказала Оона. - Он будет моим мужем.

- Твоим? - фыркнула Абит. - И почему это твоя очередь?

- Я старше тебя!

- Тиму нужна молодая жена, я пойду! - закричала Абит.

- Неужели ты думаешь, я позволю тебе идти одной?! - рассердилась Оона.

- Пойдем тогда вместе!

Одев свои лучшие одежды, старшие сестры отправились на другую сторону озера. Сестра Тима встретила их любезно и предложила им отдохнуть с дороги, а когда пришло время вернуться брату с охоты, привела их на берег.

Девушки увидели быстро приближающееся каноэ, но в лодке никого не было. Весло гребло само.

- Вы его видите?:-спросила сестра Тима у девушек.

Абит решила обмануть всех.

- Да, я вижу его! - закричала она.

- Я тоже его вижу! - не уступала Оона.

Сестра Тима знала, что только одна девушка способна увидеть ее брата. Но кто же из них врет?

-Вы, должно быть, видите лямки на плечах моего брата; скажите, из чего же они сделаны?

Оона и Абит, конечно, знали, что лямки могут быть либо из сыромятной кожи, либо сплетены из лозы.

- У него кожаные лямки, - ответила Абит.

- Нет, сплетены из лозы! - воскликнула Оона.

Сестра Тима поняла, что обе девушки врут, и решила их проучить.

- Что ж, хорошо, - сказала она тихо. - Теперь вы поможете мне приготовить ужин для моего брата.

Оона и Абита, думая, кто же из них оказался прав, последовали за ней в вигвам и, помогая готовить ужин, мечтали увидеть юношу, когда он придет.

Наконец, все было готово, и сестра Тима предупредила девушек о том, что они не должны сидеть на месте брата, оставаясь на ее стороне костра. Невидимый юноша вошел в вигвам.

- Помоги моему брату снять мясо, - велела она Абит.

Девушка с тревогой посмотрела по сторонам, она никого не видела и не могла видеть мясо, пока оно было на плечах Тима. Неожиданно большой кусок оленины свалился ей прямо на ноги. Закричав от боли и испуга, Абит выбежала из дома.

- Сними мокрые мокасины с моего брата и поставь их сушить, - велела сестра Тима Ооне.

Девушка, конечно же, не могла это сделать, она не видела юношу. Вдруг в воздухе появились мокасины и ударили ее по лицу. Оона заплакала от обиды и убежала вслед за Абит.

- Похоже, я не дождусь своей невесты, - тяжело вздохнул Тим. - А эти девушки были хороши собой.

- Потерпи, мой брат. Придет еще та, кто будет честна, храбра и прекрасна.

Оона и Абит вернулись домой, чтобы излить свою ярость и злость на Оочигэас. Младшей сестре в слезах пришлось бежать от них в лес.

Лес осушил слезы Оочигэас и успокоил ее дух. Теперь, когда ее сестры потерпели неудачу, она оставалась последней незамужней девушкой в деревне, кто не ходил в дом невидимого юноши. Но разве был у нее шанс, когда такие красавицы, как Оона и Абит, не смогли увидеть Тима? Разве захочет великий охотник взять в жены девушку, чье лицо было покрыто шрамами? Но все же сердце у Оочигэас забилось в надежде... "У меня нет красивой одежды и люди будут смеяться, а сестры могут остановить меня... что я делаю... Хватит ли у меня мужества пойти в дом Тима?" - думала девушка, собирая березовую кору для новой одежды. Используя траву вместо сухожилий, Оочигэас пошила себе платье, леггины и головной убор. Все это было жестким, неудобным и трещало при ходьбе. Дома она нашла пару рваных мокасин, они были огромны для ее маленьких ножек и ей пришлось замотать шнурки вокруг лодыжек. Старшие сестры были очень удивлены ее странным видом.

- Куда ты собралась идти в этом нелепом наряде? - спросила Оона.

- В вигвам Тима, - ответила Оочигэас.

- Вот глупая! Сейчас же вернись! - закричала тогда старшая сестра.

- Пусть люди посмотрят на дурочку. Отпусти ее, она все равно скоро вернется со слезами на глазах, - злобно улыбнулась Абит.

Путь Оочигэас лежал через деревню. Мальчики и мужчины попадали на землю, корчась от смеха, завидя ее.

- Посмотрите на эту уродину в бересте с обгорелым лицом, - кричали они. - Куда ты идешь? Увидеть Тима?

Сердце девушки сгорало от стыда и позора, она делала вид, что ничего не слышит, и с гордо поднятой головой шла вперед.

Конечно, сестра Тима будет так же потешаться над ней, думала девушка, но и это не остановило ее. Наконец, Оочигэас пришла к дому невидимого юноши.

- Я пришла, чтобы увидеть Тима, если это возможно, - тихо промолвила девушка вышедшей на встречу сестре Тима и умоляюще посмотрела на нее.

- Что же, проходи, отдохни; ты, вероятно, устала с дороги.

Оочигэас едва сдержала слезы благодарности и, войдя в вигвам, тихо ожидала, и, когда Солнце поспешило на отдых, сестра Тима повела девушку на берег озера.

- Ты видишь моего брата?

Оочигэас пристально посмотрела на озеро, но ничего, кроме движущегося пустого каноэ, не увидела. Она слышала, как весло опускалось в воду - но того, кто его опускал, девушка не видела.

- Нет, я не вижу, - с замиранием сердца ответила Оочигэас.

- Посмотри еще раз, - сердце сестры Тима наполнилось жалостью к девушке, которая была правдива в своем ответе.

Оочигэас вновь взглянула на озеро и вдруг вздохнула:

- О, да, я вижу твоего брата!

- Если ты видишь его, ответь, из чего сделаны лямки на его плечах.

- Они из радуги? - удивилась девушка.

Сестра Тима поняла, что брат, наконец-то, нашел свою невесту.

Она отвела ее в вигвам, сняв одежду из бересты, умыла, одела ее в замшевое платье и дала гребень, что бы причесать волосы.

- Мои волосы пострадали от огня, - сказала Оочигэас и очень удивилась, когда почувствовала, как они начали расти и стали длинные и густые.

К тому же ожоги с ее лица исчезли, и Оочигэас стала прекрасной девушкой. Тим вошел в вигвам и счастливо произнес, глядя на красавицу:

- Наконец то ты пришла, моя невеста!

И, взяв счастливую девушку за руку, усадил ее на место жены в доме. Тим, его жена и сестра жили долго и счастливо.

Глускап посмотрел тогда на Куницу с мудрой улыбкой. Он знал всегда, что под робостью Оочигэас скрывалось мужество, а отважный дух делает возможным все.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.