"Одинокая звезда" Техаса

6 февраля 1854 года штат Техас выделил для США два участка под индейские резервации: в долине Юнг и Трокмортон, на реке Бразос. 40 000 гектаров земли чуть ниже современного Грэма стали домом для кэддо, уэйко, анадарко и тонкава. 18 576 акров Клеар-Форк в долине Трокмортон выделили для команчей. Техасские команчи к тому времени были изрядно ослаблены, многие из племенных лидеров к тому времени посетили Вашингтон и осознали неизбежность их ситуации и согласились на переселение в резервацию. Ответственным за обе резервации был назначен федеральный индейский агент майор Роберт Симпсон Нейборз. Который считал, что если его подопечные научатся обрабатывать землю, станут образованными и примут образ жизни американцев, они смогут вписаться в мир белых. В 1856 г. большая часть индейцев из восточного Техаса уже жила в резервации. Однако не все федеральные чиновники разделяли энтузиазм Нейборза.

(на фото Роберт Симпсон Нейборз) 

 

5 сентября 1857 года правительственный караван фургонов на пути для улучшения дороги между Эль-Пасо и фортом Юма сделал остановку при пересечении Клеар-Форк. Делая записи в экспедиционном журнале, один из членов партии выражал отвращение правительственной политикой в отношении коренных народов северного Техаса. Он отметил, что «Возле того места, где мы пересекали Клеар-Форк реки Бразос, стояло здание одного из агентств по делам команчей… Но как мало можно верить, что оно принесет какую-нибудь пользу этим дикарям ». Попытка интеграции индейцев в белое общество закончилась неудачей. Индейским резервациям северного Техаса даже не дали время на это. Федеральное правительство, как и сам штат Техас , относились ко всему этому наплевательски и никто не спешил помогать индейцам. Индейцы жаловались на то, что выделенной для них земли недостаточно для того, чтобы прокормить себя, а федеральных поставок слишком мало. К тому же они были беззащитны перед набегами белых мародеров и добровольцев; поселенцы не хотели мириться с тем, что по соседству с ними живут индейцы. Команчи, которых еще не загнали в резервации, пытались оказывать сопротивление, а весь свой гнев белые вымещали на индейцах, мирно живших в долинах Юнг и Трокмортон - за каждого убитого поселенца, за каждую угнанную лошадь. Многие из них люто ненавидели индейцев, не важно, каких, «мирных» или «враждебных». Чтобы остановить это безумие, многие резервационные индейцы поступали на службу в армию в качестве разведчиков, участвуя в карательных экспедициях против не сложивших оружие команчей.

 

( на фото Джон Роберт Бейлор)

 

В Техасе царило беззаконие и насилие. Нападения команчей и кайова в сочетании с беспределом, творимым ополченцам, которые грабили беззащитных индейцев, держали всю область штата в напряжении. Безнаказанность лишь усиливала задор мародеров. Так, бывший шериф округа Юнг Патрик Мерфи охотился на индейцев в двух резервациях. Техасские законодатели закрывали на это глаза и не желали видеть резервации на своей территории. Бывший индейский агент, харизматичный Джон Роберт Бейлор ( работал в Клеар-Форк с 1855 по 1857 гг, погорел на мошенничестве с выделяемыми для резервации федеральными средствами, поспешив обвинить во всем Нейборза) сплотил вокруг себя группу расистов и подстрекал поселенцев к расправе над индейцами, живущими в резервациях Техаса. Он уверял, что индейцы покидают резервации, совершают набеги, а потом, как ни в чем не бывало, возвращаются обратно. Бейлор, наряду с Хамнером и Исааком Уорроллом, преднамеренно раздували огонь вражды, они держали в страхе индейцев и строчили доклады на Нейборза . В 1858-59 гг вдоль границ орудовали банды белых, занимаясь грабежами , воровством скота, поджогами, убийствами и похищениями людей, обвиняя при этом индейцев из резерваций.

26 декабря 1858 года двадцать добровольцев Питера Гарленда, одного из лидеров группы Бэйлора, напали на спящий резервационный лагерь Тома Чокто, на Айони-Крик, убив семь человек, в том числе трех женщин и ранив шестерых. Ранчьеро Чарльз Гуднайт, который волей судьбы оказался среди людей Бейлора, назвал эту бойню « грязным делом». Несмотря на ряд судебных обвинений, техасский рейнджер капитан Джон «Рип» Форд отказался арестовать банду Гарленда, опасаясь, что подобные аресты разожгут гражданскую войну, не смотря на то, что многие из индейцев когда-то сражались вместе с техасскими рейнджерами, плечом к плечу. Под подобным предлогом Эндрю Джексон в 1830 году отказал в защите чероки от жестоких и беззаконных нападений со стороны штата Джорджия.

Резня Гарленда и его безнаказанность стали сигналом к подобным действиям для Техаса. В конце февраля 1859 года министр внутренних дел начал рассматривать возможность перенести резервации на север от Ред-Ривер, на Индейскую территорию, по сути, в руки своих врагов.

(на фото Джон «Рип» Форд)

 

23 мая 1859 года Бейлор и 250 мужчин (в том числе Чарльз Гуднайт ) напали на резервацию Бразос , к югу от современного Грэма, убив пять индейцев, в том числе двух стариков. Федеральная армия, как всегда, не спешила защищать индейцев. Губернатор Техаса заявил, что это - не его дело, бездействовали рейнджеры Джона Форда. Опасаясь очередной кровавой резни, Нейборз под охраной солдат майора Джорджа Томаса 1 сентября 1859 года лично сопровождает около тысячи индейцев на Индейскую территорию, а затем возвращается к своей семье в Сан-Антонио. Бейлор, Патрик Мерфи и его сводный брат Эдвард Корнетт решили покончить с Нейборзом, причем заявили об этом во всеуслышание. 14 сентября 1859 года Патрик Мерфи столкнулся с Нейборзом близ форта Белкнап, Корнетт, подошел сзади и выстрелил из дробовика в спину индейского агента.

Убийство Роберта Симпсона Нейборза буквально взорвало Техас. Индейцы на севере Ред-Ривер стали все чаще нападать на «штат одинокой звезды» ; команчи, кайова, апачи не желали повторить судьбу своих сородичей из резерваций Техаса и отвечали ударом на удар в жесткой и кровопролитной борьбе за контроль над регионом.

Сегодня ни одно из коренных племен Техаса не живет на территории штата. Каранкава (известные также как кламкоэхс ) вымерли, чероки, кэддо, команчи, кайова, апачи - все они живут за пределами «одинокой звезды». Тигуа и алабама-коасати до сих пор судятся с Техасом за племенные земли и резервационный статус. «Штат одинокой звезды» не идет на встречу коренным народам.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*.