Брачные традиции. Лакота. Чероки.

Лакота.

До того, как европейцы начали свое вторжение на североамериканский континент, здесь проживало несколько сотен различных народов, со своими традициями и обычаями. У миссионеров возникали большие трудности с пониманием того, что в индейских общинах женщина имела высокий авторитет и обладала свободой в выборе партнера. К тому же сами общины значительно отличались от европейского патриархального моногамного общества. В индейских браках мужчины и женщины были равны, иезуиты в Новой Франции были недовольны этим, ведь, по их мнению, жена должна была подчиняться своему мужу. По всей Северной Америке было распространено многоженство. У многих североамериканских народов существовала и полиандрия, когда женщина могла иметь более одного мужа.

 

В давние времена в обществе лакота вопросы брака, обычно, решали родители. Жених предлагал подарки (выкуп за невесту, как правило, продукты питания, одеяла, богатую одежду, а затем, и лошадей), родители невесты принимали либо отклоняли предложение руки и сердца для их дочери. Большинство браков именно так и заключалось, хотя были, конечно, и другие, более романтичные случаи. Отцы, чтобы укрепить престиж своей семьи или обрести политического союзника, либо заполучить отличного охотника, который сможет кормить всю семью, вели переговоры о браке, выбирая подходящую кандидатуру для своих детей. Матери, обычно, принимали сторону своих мужей. Конечно, молодые женщины и мужчины, как правило, следовали пожеланиям своих семей, потому что они уважали мудрость старших, да и к тому же в небольших тиошпайе все друг друга знали. Молодой человек мог попросить отца или брата, чтобы те поговорили с родственниками девушки. Если отец девушки принимал подарки и одобрял брак, девушка уже не могла возражать, даже если она была против. Далее следовали подарки для семьи жениха. Многие европейцы, наблюдавшие подобное, считали, что девушек тем самым покупают. Однако это не так. Подарки были знаком уважения к девушке и ее семье, они демонстрировали и возможности мужчины позаботиться о семье в дальнейшем.

Девушек-лакота учили сохранять невинность до брака, ведь потерявшая девственность девушка была недостойна даже молитв к Вакан-Танка. Это настолько укоренилось в культуре и системе верований лакота, что девушка не могла даже смотреть в глаза собеседнику противоположного пола, если он не являлся членом ее семьи, к тому же у девушек было мало возможностей остаться наедине с потенциальным женихом. Хорошая дочь лакота, просто не могла себе позволить попасть в такое затруднительное положение. Замуж девушку отдавали вскоре после достижения ею половой зрелости и проведения, соответствующих этому ритуалов, когда у нее начинались месячные. Как правило, брачный возраст девушки составлял 15 или 16 лет, у юношей 20 лет. Мужчина, прежде чем стать достойным женихом, должен был поучаствовать хотя бы в одном военном походе, чтобы доказать свою доблесть и мужество. Поэтому он, как правило, был старше невесты, иногда лет на 20 а то и более. После брака муж и жена жили рядом с родителями мужа, а если девушка была из другой группы, то пара жила с семьей мужа, иногда в одном типи.

Пожилая женщина также могла стать женой, потеряв своего мужа. Как правило, она становилась женой брата ее погибшего мужа. Среди многих племен считалось нормальным явлением, когда вдова переходила жить к брату покойного мужа, а мужчина заключал брак с сестрой умершей жены. Мужчина лакота мог иметь двух и более жен, так как женщин было больше, нежели мужчин, которые часто погибали во время войны, или на охоте. В большинстве случаев мужчина брал в жены родных сестер, которые уживались гораздо лучше между собой, без ревности и ссор, нежели если бы жены были чужими друг другу. Мужчина мог иметь столько жен, скольких бы он смог прокормить, к тому же жены разделяли всю работу между собой, что делало их жизнь гораздо легче. Первая жена зачастую сама настаивала на этом. Но было и много семей, в которых была лишь одна жена.

Многоженство на протяжении веков работало как эффективное средство организации общины. Экзогамия была распространенным явлением (браки вне тиошпайе), она обеспечивала поддержку родства среди племен и укрепляла военный союз, как например между лакота и шайеннами. После того, как в земли сиу стали проникать торговцы пушниной, экзогамные браки помогали выстраивать межличностные отношения. Такие браки, как правило, были между женщинами сиу и французскими торговцами.

У мужчины лакота было несколько способов привлечь внимание девушки, на которую он положил глаз. Например, он мог приобрести приворотное зелье у знахаря кри. (Образ оленя был очень тесно связан с необычайной сексуальной силой, ритуалом ухаживания и любовными приворотами, а также секретным сочетанием с волшебными травами и переплетением волос с голов будущей пары. Однако это было очень мощная медицина, к которой подходили очень осторожно, ведь она могла дать обратный ход и сделать человека больным). Или, сделав флейту играть, чтобы девушка могла слышать его песнь любви, находясь в семейном типи. Если девушка отвечала взаимностью, она выходила из типи и слушала, возможно, тайком бросая осторожный взгляд в его сторону, но не более того. Если же она была безразлична к ухаживанию она оставалась внутри, до тех пор, пока играющий на флейте не уходил.

Молодой человек мог поджидать девушку в тех местах, где она часто ходила. Он выходил из своего укрытия, когда слышал приближение ее шагов, и если девушка не хотела выходить за него замуж, она просто проходила мимо него, если же он нравился ей, она останавливалась, и это означало «да, я готова стать твоей женой».

Если девушка-лакота, достигшая брачного возраста, была заинтересована в конкретном молодом человеке, она, под пристальным присмотром родителей, могла стоять у типи, завернувшись в одеяло и ждать своего избранника. Когда тот приближался к ней, она распахивала свое одеяло, приглашая его. Если он принимал приглашение девушки, он оказывался накрытым ее одеялом, демонстрируя тем самым свои серьезные намерения на женитьбу.

В сегодняшнюю церемонию бракосочетания включена Свадебная Молитва, но в старые времена сам по себе брак не был ни религиозным, ни гражданским. Как правило, не проводилось никаких религиозных и официальных церемоний - лишь публичное признание брака, когда пара начинала жить вместе. Иногда глашатый объявлял о новом соглашении. Поэтому и развод был личным делом мужа и жены, без каких-либо затяжных процедур по разделу собственности. Каждый забирал то, что принадлежит ему, на этом и расходились. Опять же, христианские миссионеры были шокированы той легкостью, с которой разводились индейские пары, и не меньше тем фактом, что женщина могла быть инициатором развода. У индейского ребенка было много отцов, матерей, братьев и сестер - он был членом большой семьи. Воспитанием ребенка занимались не только его биологические отец и мать, но и множество его родственников, поэтому развод не оказывал негативного влияния на ребенка.

 

После того, как сын объявил о своем намерении добиться руки и сердца невесты, его мать начинала шить типи из шкур оленя и собирать все то, что понадобиться молодоженам в повседневной жизни. Новое типи ставили не сразу, а скорее всего, когда деревня переезжала на другое место. Когда же палатка стояла вся деревня знала, что в скором времени молодой человек будет свататься к девушке. Соплеменники приходили и складывали слева подарки для будущей семьи. Выкуп за невесту составлял от 1 до 4 лошадей, помимо прочих подарков. Если дары не принимали сразу, жених мог добавить лошадей и прочих вещей в течение дня. Бывали случаи, когда за невесту приходилось отдавать и 40 лошадей и даже более 100. Если к концу дня подарки так и не были приняты, жених забирал их, теряя при этом свое лицо.

Если подарки принимались, отец с девушкой выходили, чтобы осмотреть подарки, раздать их членам своей семьи и нуждающимся сородичам, а лошадей уводили в стадо.

На следующее утро начиналось пиршество и танец в которых принимали участие только женщины и дети. Они образовывали большой круг, в центре которого находилось 4-5 барабанщиков и пока они танцевали, другие женщины готовили пищу для них. Одни насытившись, меняли других, танцевавшие отдыхали, кушали и вновь шли танцевать в круг. Этот танец продолжались в течение всего дня.

Во второй половине дня в сопровождении ряда друзей пара молодоженов осматривала свое новое жилище, пока не появлялся церемониймейстер и не объявлял их брак совершенным. Затем четыре воина брали в руки кончики большого одеяла и поднимали его вверх. Под это одеяло проходили новобрачные, все остальные выстраивались позади них, в линию. Затем знахарь объявлял о начале шествия.

Четыре воина, каждый из которых держал угол одеяла в одной руке и копье – в другой, проходили через деревню, а предводитель церемонии, раскрашенный и в перьях, держа в руках жезл из зеленого ясеня, громко объявлял о заключении брака и воздавал хвалу счастливой паре.

Церемония не завершалась до заката, шествующих то и дело останавливали и поздравляли. Когда же все было закончено, и наступала ночь, пара расходилась. Жених разводил костер в новом типи, вскоре там собирались его ближайшие друзья. С наступлением темноты к палатке с песнями и факелами шли женщины. Это были родственницы и близкие подруги невесты, шестеро из которых несли саму невесту на одеяле. Они входили в типи, опускали свою ношу у ног мужа, а муж касался ее игриво шомполом ружья, словно считал «ку» и восклицал «Ты моя!». Церемония на этом заканчивалась и женщина приступала к своим обязанностям по дому - она готовила ужин, чтобы накормить всех друзей и подруг, которые оставались в гостях.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.

Чероки.

Свадебные обычаи между кланами чероки.

Договоренность о свадьбе проходила как между бабушками клана, так и между самими парами. Не разрешалось заключать брак в рамках своего клана. Потенциальный жених должен был выбрать молодую женщину в другом клане. Обычно, лидеры клана должны были быть поставлены в известность до того, как жених сделает свой выбор.

Элиас Баудинот написал статью в «The Cherokee Editor »  от 18 февраля 1829 года касательно свадебных обычаев чероки:

"Это простое разделение чероки сформировалось в результате большого труда, когда браки начали регулироваться, а убийства наказываться. Чероки могли вступать в брак в любом клане, за исключением двух: клан, к которому принадлежал отец, и это значит, что все люди этого клана являются отцами и тетями этому человеку; и клан, к которому принадлежала его мать, и это значит, что все люди этого клана являются ему братьями и сестрами, ребенок неизменно наследует клан своей матери.
Когда молодой человек выбирал девушку и решал жениться, он должен был убить оленя и принести его мясо в дом этой девушки, как дар. Если она была согласна выйти за него, она готовила это мясо и предлагала его жениху. Если она отказывалась принять дар, значит, она отказывала своему поклоннику в женитьбе. Но перед таким ухаживанием всегда требовалось одобрение обоих кланов.
Было разрешено ухаживать только за одной девушкой одновременно. В древней культуре есть примеры полигамии, но эта практика не нашла широкого распространения. Так же были известны случаи однополого сожительства, но, как правило, у чероки никогда не было понятия однополых браков или однополого ухаживания.

Так же есть исторические случаи «сложных семей», где другой мужчина или женщина сожительствовали с уже женатой парой. Такое было разрешено, если все стороны такой «семьи» были согласны, включая согласие лидеров клана. Единственные примеры однополых отношений известны лишь в древние времена. Брачным возрастом молодых людей чероки считались 15 лет для девушек и 17 лет для молодых людей, но это не было строгим правилом.
Если пара решала жениться, жених брал разрешение у лидеров клана завершить церемонию. Как правило, ему требовалось разрешение от Бабушки клана и ее родственников. Невеста должна получить разрешение от сестры своей матери, или, если это невозможно, от Бабушки клана или Великой тети. Если все стороны согласны, тогда паре разрешено было жениться.

Семейная жизнь в клане.

С момента женитьбы пары, молодожены оставались жить в клане жены. Так как все дети, которые рождались у этой пары, принадлежали клану своей матери, то все братья жены и ее родственники-мужчины несли ответственность за культурное и социальное развитие этих детей. Как правило, не отец, а именно родственники-мужчины учили и воспитывали детей. Клан отца имел привилегию в выборе имён для детей семейной пары. Обычно, это делала одна из сестёр отца или Бабушки клана.
Если муж не относился с уважением к своей жене, изменял ей или портил репутацию ее клана, она могла развестись с ним, просто вытащив шкуру оленя за пределы их жилища и поместив все вещи мужа на этой шкуре, и после этого он должен был оставить ее. Он мог вернуться в его родной клан или остаться в ее клане как незамужний человек.
Ранние европейцы, после их первых контактов с народом чероки, были смущены тем, что мужчины чероки не могли быстро принимать решения на встречах и торговых обменах. Только позже европейцы поняли, что мужчины должны были вернуться домой и обсудить все вопросы с их женами, и получить их согласие.
В результате этого ранние европейцы писали, что у кланов чероки «бабье царство». В традициях домостроя чероки, жене принадлежало все имущество семьи вместе с детьми, а мужу всегда требовалось получить ее одобрение по семейным и клановым вопросам.
Вопреки многим мифам ранних европейцев, жены чероки не имели отношения к традиции «бить своих мужей палкой» за неповиновение. Хотя есть записи, что этот тип поведения встречался в некоторых случаях семейных споров, но социально это не одобрялось и не являлось постоянной практикой, как и любое насилие в семье, будь то со стороны жены или и со стороны мужа.
Жене необходимо было получить одобрение ее мужа в вопросах относительно их детей, дел клана, жена должна была строить отношения в их семье, основанные на партнерстве. Женам не позволялось легкомысленно изменять своим мужьям. Развод, как и другие моменты жизни Клана чероки, обычно разрешались с одобрением лидеров клана, а так же требовалась озвучить веские основания для подобного решения со стороны замужней женщины.
Мужчинам не позволялось разводиться с их женами или разрывать отношения без одобрения их кланов, но муж мог попросить разрешение о расторжении  брака или отношений по весомой причине несовместимости или неверности".


Свадьба чероки.

Здесь, в Оклахоме, одна пара проводила исследования в течение восьми месяцев, сопоставляя информацию о свадьбах из разных музеев, мифов и легенд чероки, книг и рассказов старейшин племен.

Древняя церемония свадьбы чероки, которая сейчас уже практически исчезла, была частично описана Раймондом Ванном и Су Смитт, которые женились в Центре наследия чероки, недалеко от Талеквы.

Смит сказала: «В любых исторических книгах на сегодняшний день, которые посвящены чероки, описана совсем не традиционная свадьба».

Их одночасовая церемония, которая проводилась с разрешения вождя нации чероки Уилмы Менкиллер, а также племенного совета, была максимально приближена к традиционной.
Главный заместитель вождя Джон А. Кетчер обручил Смит и Ванна в точной копии древней деревни. Пара подошла к костру совета племени. «Огонь был и остается священным для чероки, а так же их живой памятью. Он был с людьми с начала времен», - сказала Смит перед церемонией.
Смит надела «платье слёз» из белой вышитой органзы поверх тафты розового цвета и белые мокасины из оленьей кожи, и взяла белый кошелек, так же из оленьей кожи. Ванн надел рубашку, украшенную лентами цвета красной икры (розоватый цвет), черные широкие брюки и мокасины.
В домах чероки обычно не было ножниц, поэтому женщины рвали кусочки ткани на квадраты или прямоугольники, чтобы сделать свои платья. Пару заворачивали в синие одеяла, которые олицетворяли собой слабость, печаль, неудачи и духовную депрессию. Затем родственники вели их к священному огню.
Святой человек благословил союз и всех присутствующих на этой пышной церемонии. Пара обменялась корзинами, в корзине жениха лежало мясо и шкуры, как демонстрация его обещания кормить и одевать невесту. Корзина невесты была заполнена хлебом и кукурузой, как демонстрация ее обещания развивать и поддерживать жениха.
Затем брачующиеся сбросили синие одеяла и  родственники укутали их в белое одеяло, как символ новых дней, полных счастья, свершения и мира.
Стомп-танцоры станцевали для пары, и молитва продолжения завершала церемонию. После Смит и Ванн оформили брак в гражданской церемонии, которая стала продолжением традиционного обряда.
Видео со свадьбы нет, так как племя не разрешило снимать церемонию.


Перевод для сайта "Коренные народы Черепашьего острова": Л.Д. При перепечатке и публикации материала ссылка на сайт обязательна.

Оставить комментарий

Комментарии: 0