Трагедия на Саппа-Крик

Эта история о резне на Саппа-Крик, произошедшая 23 апреля 1875 года, основана на устном рассказе индейца из южных шайеннов Джона Сайпса младшего. Эндрю Хогард и Ким Воган сопоставили его историю с другим историческим материалом, включая последние работы Мэри Сандоз, и бросили вызов господствующей официальной версии, основанной на рапорте второго лейтенанта Огастина Хенели, который он составил спустя три дня после этой трагедии. Мэри Сандоз неоднократно встречалась с теми шайеннами, кто пережил резню на Саппа-Крик и пользовалась доверием у индейцев.

Сейчас земельный участок, расположенный в десяти милях к югу от Этвуда, где и произошла эта ужасная для шайеннского народа трагедия, принадлежит Ларри Кертину и его семье. Там нет никакого памятника, никакого указателя свидетельствующего о его историческом значении. Ни государственные карты ни туристические брошюрки ни малейшим словом не упоминают о произошедшем здесь трагическом событии. В этих местах ничего не изменилось, разве что деревья стали другими.

 

Традиционные земли южных шайеннов и южных арапахо находятся в восточном Колорадо и западном Техасе. Когда-то по этим землям бродили большие стада бизонов, насчитывавшие в благоприятные годы до 12 млн. голов. Бизоны являлись неотъемлемым элементом культуры равнинных народов и снабжали индейцев всем самым необходимым. Традиционный и кочевой образ жизни южных шайеннов и арапахо оставался относительно спокойным до начала 1860-х гг., до того момента, когда на Запад в поисках земли и полезных ископаемых хлынул поток белых поселенцев. Правительство, поддерживаемое богатыми восточными промышленниками, стремилось установить свое господство над этой землей, но оно столкнулось с проблемой защиты своих граждан от нападений индейцев, а чтобы решить эту задачу, их необходимо было покорить. Поэтому американское правительство взяло курс на выдворение индейцев с их земли и переселение в резервации. С 1864 по 1869 годы происходили ожесточенные бои между американской армией и южными шайеннами. Атака мирной деревни Черного Котла в 1864 году на Сэнд-Крик и резня 137 мужчин, женщин и детей задала тон в отношениях между индейцами и белыми в течение следующего десятилетия. Осенью 1868 года генерал Филипп Шеридан получил приказ из Вашингтона расширить свои действия против южных шайеннов в зимний период. Результатом этого предписания стало нападение на деревню Черного Котла на реке Уошита распологавшейся на Индейской территории, продемонстрировавшее агрессивное намерение американского правительства и их готовность игнорировать условия договора на Мэдисин-Лодж от 1867 года. Резня на Уошите вызвало большое беспокойство среди южных шайеннов, разделив их на две группы. Некоторые бэнды приняли капитуляцию как неизбежность и согласились жить в резервации, в то время как сообщества воинов, в частности воины-псы, решили уйти на север и присоединиться к сиу и северным шайеннам. Поражение воинов-псов в 1869 году фактически показало, что равнины Восточного Колорадо и Западного Канзаса свободны от индейцев.

В 1870 году бизоны все еще были основой рациона питания для индейцев как живущих в резервации так и вне ее. Количество иммигрирующих на запад увеличилось, шло строительство железных дорог все это естественно привело к тому, что численность бизонов начала сокращаться. Спортивная охота на них стала популярной забавой для всех слоев американского общества и привлекла ряд богатых европейских спортсменов. Железнодорожные компании в рекламе привлекали пассажиров возможностью стрелять по бизонам из окон вагонов. Кроме этого бизоны служили пищей для армии, железнодорожников и обедневших поселенцев. Индейцы с тревогой наблюдали за тем, как некогда огромные стада бизонов стали просто таять на глазах. По условиям договора на Мэдисин-Лодж они имели право покидать свои резервации для сезонной охоты на бизонов, чтобы обеспечить себя пропитание и не умереть с голоду на государственных пайках. В 1870 экономка востока возжелала бизоньи шкуры, спрос на них был таков, что в период с 1872 по 1874 год только на экспорт было убито 4,373,730 бизонов. Такое быстрое исчезновение бизонов вело к неизбежному столкновению между индейцами и правительством США.

Генерал Шеридан поощрял охотников на бизонов. Он стремился, во что бы то ни стало усмирить индейцев и передать их под опеку правительства, поэтому он игнорировал какую-либо мораль и правовой статус охотников на бизонов, считая их своими союзниками.

«Охотники за бизонами сделали за последние два года больше для решения острой проблемы индейцев, чем вся регулярная армия за последние 30 лет. Они уничтожают материальную базу индейцев. Пошлите им порох и свинец, коли угодно, и позвольте им убивать, свежевать шкуры и продавать их, пока они не истребят всех бизонов!» Полковник Ричард Додж говорил: «Смерть каждого бизона — это исчезновение индейцев». Охотники же все дальше и дальше проникали вглубь индейских земель. Эта непростая ситуация усугублялась и незаконной торговлей украденными у индейцев и фермеров лошадьми, а также продажей виски. Голодающим индейцам не оставалось ничего, кроме как сражаться. К этому времени охотники на бизонов проникли еще дальше в индейские охотничьи угодья южнее реки Симморон при полном попустительстве со стороны армии США и основали лагерь в Эдоуб Уэллс на Канейдиан-Ривер в 1874 году. Это означало только одно-договор на Мэдисин-Лодж стал бессмысленным. В июне 1874 года большой отряд численностью около 700 воинов из южных шайенн, кайова и команчи напали на поселение двадцати девяти охотников в Эдоуб Уэллс. Эту атаку можно считать последним организованным действием равнинной конфедерации. Сражение продолжалось три дня и индейцы потерпели поражение. Остин Хенели, второй лейтенант получил краткое введение в суть равнинных войн на Эдоуб Уэллс как участник вспомогательного отряда лейтенанта Болдуина. После поражения южные шайенны начинают беспорядочную войну с правительством США. "21 июля пришел приказ из штаба Шеридана проводить активные военные операции, чтобы наказать противника, даже преследуя его в резервациях". На равнинах сосредоточились войска численностью в три тысячи человек. Окончательное покорение племен южных равнин было предрешено. Нужно отметить, что не все белое общество выступало за форсированные и беспощадные действия в отношении индейцев. Армия и, в частности генералы Шерман и Шеридан, попали под шквал критики со стороны восточных активистов за их жестокие методы и массовые убийства женщин и детей. Чтобы заткнуть рты критикам с востока Шеридан использовал вызвавшее громкий резонанс убийство немецкой семьи из пяти человек и пленение четырех девочек Магической Водой в сентябре 1874 года. Газеты усилили анти-индейские настроения, смакуя подробности захоронения немецкой семьи, которым руководил второй лейтенант Кристиан Хьюитт и никто не задался вопросом, а что эта семья делала в такое время в тех местах и имела ли она права там вообще находиться? Но как бы там ни было, немецкая семья невольно сыграла свою роль в последовавших за этим событиях.

В начале ноября 1874 года генерал Майлз проинструктировал лейтенанта Фрэнка Д. Болдуина: «Если вы обнаружите индейцев свяжитесь со мной или атакуйте их или преследуйте, в общем поступайте так, как считаете нужным». 8 ноября 1874 года небольшой отряд Болдуина атаковал лагерь Серой Бороды к северу от Макклеллан Крик, состоявший из около трехсот шайеннов. Шайенны ушли без боя, в очередной раз продемонстрировав тот факт, что они были плохо вооружены и не имели боеприпасов. В лагере было найдено две девочки, захваченные Магической Водой - Джулия и Аделаида, младших дочерей Джона и Лидии (Кокс) Джерман. За их спасение Фрэнк Болдуин был во второй раз награжден медалью Почета. Две старшие девочки, Кэтрин и Софи, были освобождены шайеннами в начале марта 1875 года. В последствие сам Нельсон Майс взял опеку над Джулией и Аделаидой, а Конгресс выделил им на поддержку 10 000$ из шайеннских аннуитетов.

После нападения на лагерь Серой Бороды лидеры шайеннов, такие как Магическая Стрела, Белая Антилопа, Песчаный Холм, Магическая Вода, Серая Борода, стали решать-что им делать дальше. Особую озабоченность вызывала судьба священных стрел, одной из самых священных принадлежностей шайенов . Было решено, что Магическая Стрела, знахарь и хранитель священных стрел, в сопровождении восемнадцати воинов из сообщества Тетива, отправится с ними к северным шайеннам. Кто-то также решил пробираться на север небольшими группами, чтобы быть незамеченными, а некоторые лидеры решили сдаться в агентстве Дарлингтона. Во время сдачи Каменного Теленка, Магической Воды, Серой Бороды и других лидеров произошел неприятный инцидент. При обсуждении благоприятных условий сдачи индейцы освободили старших немецких сестер, а те указали солдатам на видных воинов шайеннов. Тридцать три воина и Мочи, жена Магической Воды, должны были быть отправлены в тюрьму форта Мэрион, Флорида. Молодой воин по имени Черный Конь, когда его стали заковывать в кандалы, попытался бежать и скрыться среди своих соплеменников. Возникла перестрелка и более двухсот шайеннов бежало из агентства, укрывшись в песчаных хомах за рекой Норт-Канейдиан. Сражение на Песчаных Холмах продолжалось весь день. Не имея оружия, шайенны спаслись благодаря знанию местности и тому, что эта местность была песчаной- в ней увязли копыта солдатских лошадей, и несмотря на то, что против них был использован пулемёт «Гаттлинга», они потеряли убитыми лишь шесть человек (по другим сведениям одиннадцать). Ночью двести пятьдесят беглецов, руководимые Плохим Сердцем смогли уйти. Некоторые из них, разделившись на группы которые возглавили Песчаный Холм, Плачущий Индюк и Черный Конь, двинулись на северо-запад от Дарлингтона, чтобы присоединиться к небольшому бэнду Магической Стрелы, который в это время находился к северу от реки Уашита, в ожидании новостей о судьбе своих соплеменников. 19 апреля 1875 года второй лейтенант Остин Хенели, в сопровождении второго лейтенанта Кристина Хьюитта, хирурга Аткинса, торговца Гомера Уилера и сорока человек отряда Н, 6-ой кавалерии покинули форт Уоллес, с приказом настигнуть «враждебных» индейцев. «Враждебными» считались те, кто пытался оказывать сопротивление и находился вне резервации. Хенели и Хьюитт были молоды и не имели опыта в ведении войн. Боевые действия уже практически закончились, за плечами Хенели было лишь участие во вспомогательном отряде лейтенанта Болдуина в битве на Эдоуб Уэллс, а у Хьюитта похороны немецкой семьи в 1874 году. Оба плохо знали местность, в отличие от их проводника Уилера, который уже несколько лет провел на северо-западе Канзаса. Он был опытным разведчиком и участвовал в осаде Бичер-Айленд (сражение между армией США и несколькими индейскими племенами, произошедшее на реке Арикари в восточном Колорадо с 17 по 25 сентября 1868 года). Он был амбициозным человеком и его влияние на Хенели не стоит недооценивать. Хенели решает повернуть на северо-восток к Бивер-Крик, считая, что индейцы соберутся там, чтобы поохотиться, однако какого-либо четкого плана действий у него не было. 22 апреля отряду повстречались охотники на бизонов, направлявшиеся в форт Уоллес. Их было двадцать три или двадцать шесть человек. Трое их товарищей Дэн Браун, Чарли Лукас и Боб Кэнфилд были недавно убиты южными шайеннами. Хэнк Кэмпбелл сообщил Хенели, что индейцы стоят лагерем на северной развилке Саппа. Хенели позже утверждал, что лишь трое охотников Кэмпбелл, Шредер и Скрэк вызвались помочь ему в качестве скаутов. Учитывая все обстоятельства, довольно наивно полагать, что остальные не захотели присоединиться к лейтенанту. Отчеты свидетельствуют, что по крайне мере двадцать охотников на бизонов приняло участие в резне на Саппа Крик, несмотря на то, что в армейских сражениях участие гражданских лиц было недопустимо. Ранним утром 23 апреля 1875 года второй лейтенант Хенели был уже у лагеря шайеннов. Он отдал приказ убить пастухов лошадей, которые паслись недалеко от лагеря, и это несмотря на то, что ему было предписано перехватить и повернуть назад шайеннов. Приказ лейтенанта исключал мирное решение конфликта.

Солдаты и охотники действовали независимо друг от друга. Перейдя реку, охотники заняли позиции на обрыве, на севере и востоке, метрах в 70-80 от лагеря. Наконец, через бурный поток начали перебраться солдаты, однако эффект неожиданности был потерян. Хенели плохо знал топографию и эту болотистую местность. Кроме палаток, в которых было около шестидесяти человек, в лагере был выкопан ряд углублений для людей Черного Коня и Песчаного Холма, которые не имели палаток. По устным свидетельствам шайеннов в лагере на тот момент было около ста человек. Магическая Стрела, связанный обязательством заботы о священных стрелах, пытался вступить в переговоры, но охотники, не тратя время, открыли огонь по лагерю, убив человек сорок из своих крупнокалиберных карабинов "Шарпс". Неудачный подступ Хенели с юго-востока привел к гибели двух его солдат. Магическая Стрела не терял надежду договориться с солдатами и под ливнем пуль шел к ним навстречу. Лишь когда он упал, шайенны взялись за оружие, чтобы защитить себя и попытаться бежать. Солдаты отступили к ручью, чтобы перегруппироваться и занять позиции юго-западнее лагеря. Оставшиеся в живых индейцы, пытались укрыться в углублениях, вырытых в земле. Плохо оснащенные оружием и боеприпасами, шайенны пытались сдаться несколько раз, но все их попытки были проигнорированы. К этому времени, в углублениях от восьми до десяти футов в глубину, в основном, остались лишь выжившие женщины и дети. Два с половиной часа их пытались выбить оттуда, охотники раскапывали землю и жестоко убивали тех, кто пережил этот трехчасовой бой. Хенели приказал сжечь лагерь и все оружие, которое находилось в нем - это было обычной армейской практикой. В огонь бросили и несколько еще живых шайеннов, среди которых были и дети. Во время боя Хенели бездумно разделил своих солдат и лишь двадцать или тридцать человек из сорока приняло в нем участие. В официальном донесении лейтенант заявил о двадцати семи убитых: девятнадцати воинах и восьми женщинах и детях, пленных он не брал.

Шайенны рассказывают о том, что спустя несколько дней местные жители насчитали от семидесяти до восьмидесяти мертвых тел. Есть и другие несоответствия с реальностью в рапорте Хенели, который он подал спустя три дня после резни. Он вскользь упоминает о попытке шайеннов вести переговоры и, как факт, указывает на готовность индейцев к сражению, добавляя, что уничтожил в последствие большое количество оружия и боеприпасов, хотя всем было известно, что южные шайенны были плохо вооружены. При этом, восемь карабинов и винтовок были возвращены в форт Уоллас. Резня на Саппа-Крик стала последним столкновением в Ред-Риверской войне. Этот рапорт и по сей день пылится в Национальном архиве. Начальство Хенели не проводило никакого разбирательства по этому делу и не придавало ему огласку, боясь поставить под угрозу армейские планы по окончательному покорению сиу и северных шайеннов. священные стрелы удалось унести с поля боя на Саппа-Крик, и дух нации шайеннов остался жить, несмотря на все попытки правительства США уничтожить южных шайеннов. Долгое время лейтенант Остин Хенели рассматривался как герой, а восемь солдат роты Н были награждены "за проявленный героизм" медалями Чести.

 

Перевод: Александр Caksi* Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова.