Красная Птица. Спун Декора. Джулиус Драм. Лиллиан Сент-Сир.

Красная Птица

Красная Птица, также известный как Ваниг Сачка, Зиткадута (Wanig Suchka; Zitkaduta), виннебаго (хо-чанк), родился ок. 1788 года на разветвлении Миссисипи Ривер и Висконсин Ривер, близ нынешнего Прэйри дю Шьен, шт. Висконсин и вырос близ Прейри Ла Кросс, к северу от Прэйри дю Шьен. Свое имя, по всей видимости, он получил из-за чучел красных птиц, которые он носил на своих плечах, как эполеты, или из-за красного мундира. Его отец был вождем виннебаго, и со временем Красная Птица сам стал уважаемым воином и лидером. В течение некоторого времени он поддерживал дружеские отношения с не-индейцами. Однако в 1820-х шахтеры начали продвигаться вглубь нынешнего Висконсина и Иллинойса в поисках галенита (минерал, сульфид свинца). Вскоре виннебаго сами начали добывать галенит и продавать его шахтерам. Но американские чиновники, забеспокоившиеся о собственной выгоде и жаждавшие заполучить землю, богатую минералами, отдали распоряжение индейским агентам положить конец подобной практике. 19 августа 1825 года в Прэйри дю Шьен был подписан договор с виннебаго, саук и фокс, сиу и другими племенами. Этот договор определял границы между племенами и поселенцами, чтобы предотвратить между ними военные столкновения. Во время "свинцовой лихорадки" шахтеры ринулись столбить свои участки, ведь цены на галенит росли. Правительственные агенты при этом не приложили никаких усилий, чтобы остановить их. Передвигающиеся по реке американцы не выказывали никакого уважения к индейцам, часто похищая и насилуя их женщин. Виннебаго стали выражать недовольство создавшейся ситуацией. Весной 1826 года произошел инцидент, который привел к восстанию виннебаго (1826-27). Несколько индейских воинов убили пять человек из франко-канадской методистской семьи, занимавшихся сбором сиропа и стоявших лагерем на развилке Миссисипи и Висконсин Ривер, близ Прейри дю Чиен. Местные поселенцы, жаждавшие быстрого отмщения, схватили шесть виннебаго. Четверо из них впоследствии были освобождены, но двоих продолжали удерживать в форте Кроуфорд. Полковник Джошуа Снеллинг, командующий фортом Снеллинг, решил вывести федеральные войска из форта Кроуфорд, направившись в форт Снеллинг, прихватив с собой двух пленных виннебаго. Сиу в это время распространили слух о том, что двое арестованных виннебаго передали в руки их врагов чиппева, которые избили предполагаемых убийц до смерти. Племенной совет виннебаго, до которого дошел этот слух, избрал Красную Птицу отстаивать честь своего народа. 26 июня 1827 года Красная Птица и два его воина Векау и Чикконсик напали на жилье Джеймса Локвуда, местного торговца, однако дома никого не было. Следующим был дом фермера Режистра Ганье. Режистр знал Красную Птицу и приветствовал его. Однако эта встреча закончилась трагедией для него и его семьи. Он и его наемный рабочий Соломон Липкап были убиты, с 11-месячной дочери фермера почти сняли скальп, но она чудом выжила. Жене и трехлетнему сыну удалось бежать. Вернувшись в деревню, Красная Птица начал призывать всех виннебаго встать на борьбу с американцами.

Поселенцы и шахтеры в это время сформировали свой отряд ополченцев и начали давить на чиновников, требуя увеличить количество солдат в гарнизоне.

Следующему нападению подверглись шлюпки, двигавшиеся из форта Снеллинг и остановившиеся в одной из деревень виннебаго выше Прэйри дю Шьен. Напоив мужчин деревни, один из лодочников затащил несколько индеанок на шлюпку, где изнасиловал их. 30 июня шлюпки настигли воины Красной Птицы на каноэ, атаковав у устья Бэд-Экс Ривер. Несмотря на то, что атака виннебаго была отбита, одну из украденных девушек удалось освободить. В этом бою погибло четверо белых и около 12 индейцев (в других источниках 2 белых убито, 2 ранено; потери индейцев составили 7 человек). Далее последовала еще серия атак на поселенцев в низовьях Висконсин-Ривер. К восставшему лидеру присоединились некоторые потаватоми и сауки.

Несмотря на все усилия Красной Птицы, виннебаго не поддержали его борьбу. С юга на них шли 500 солдат 6 пехотного генерала Генри Аткинсона, 130 добровольцев Иллинойса полковника Генри Доджа, губернатор Ниниан Эдвардс с 600 ополченцами; с севера 200 солдат 5 пехотного полковника Джошуа Снеллинга. С востока двигались 100 солдат майора Уильяма Уистлера и до 200-300 ополченцев и союзных индейцев. Чиновники, включая губернатора территории Мичиган Льюиса Касса и федерального суперинтенданта Томаса МакКенни, приложили все усилия к тому, чтобы не допустить участия остальных виннебаго в восстании. В течение первых двух недель августа они встретились с мирной фракцией виннебаго во главе с Четыре Ноги и Навакава на Фокс-Ривер в восточной части Висконсина, убеждая их выдать мятежных воинов. 29 июля объединенные американские силы двинулись вверх по Висконсин-Ривер, демонстрируя всю свою мощь.

Чтобы спасти своих людей, Красная Птица принял решение сдаться. 27 сентября (по другим данным - 3 сентября) на волоке между Висконсин Ривер и Фокс-Ривер воин виннебаго в своих лучших одеяниях, с раскрашенным лицом, одна половина была окрашена красным цветом, а другая белым и зеленым, под белым флагом, исполняя песнь смерти, сдался белым в лагере МакКенни. Шесть из его воинов были также арестованы: двое - за нападение на семью Ганье и еще четверо - за нападение на шлюпки, и были заключены в тюрьму вместе с Красной Птицей в форте Кроуфорд в Прэйри дю Шьен. Навкав побывал в Вашингтоне, где встретился с президентом Джоном Куинси Адамсом и просил за Красную Птицу. Но помилование запоздало. Красная Птица умер 16 февраля 1828 года (по другим данным в январе 1828 года). Суд над ним все это время затягивался. Из-за отсутствия свидетелей при нападении на шлюпки, дело против четырех виннебаго было прекращено, так же как и ранее было прекращено дело в отношении двух воинов, обвиняемых в нападении на франко-канадскую семью. Векау и Чикконсик также были помилованы.

В августе 1829 года лидеры виннебаго подписали договор в Прэйри дю Шьен, уступив все племенные земли, в том числе области с залежами галенита, в Иллинойсе и Висконсине, южнее Висконсин Ривер и Фокс Ривер, за товары на сумму в 30 000$ и 540 000$, которые правительство США должно было выплатить индейцам в течение 30 лет.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Спун Декора

 Повествование Спуна Декора (Spoon Decorah, Day Korah, Dacorah, DeKaury, DeKauray, Day Kauray, De Corrah) о своей жизни.

 

«Я родился в деревне отца близ школьного здания Кэффри в устье Барабу-Ривер за несколько лет до войны Текумсе. Среди французов моего отца знали как Зуминака (Zhuminaka), Огненная Вода. Как мне сказали, это имя происходит от французского слова, имеющего какое-то отношение к вину. Его имя на языке виннибаго - Варравикоган (Warrahwikoogah), или Дух Птицы. Американцы звали его Седоглавый Декора (Grey-headed Decorah). Он был братом Одноглазого Декора или Большого Каноэ.

Помнится, я слышал о нападении англичан на американский форт в Прэйри дю Шьен (1814). Несколько наших сородичей участвовали в этом нападении. Я уже и не помню их имена, поскольку становлюсь очень старым, и память моя уже не так хороша, как прежде. Во время атаки группа моего отца находилась на Литтл-Грин-Лейк. Отец был мирным человеком, ему не нравилось воевать с белыми. Так что наши люди никуда не пошли. Тогда я был совсем еще мальчишкой. Когда я первый раз побывал в Грин-Бей, мне было лет восемь - навещал моих тетушек, живших там. Я только дважды видел их. Во время войны, которую белые называют войной виннебаго в Прэйри дю Шьен (1827), я с моим народом жил на Литтл-Грин-Лейк. Среди нас не было общей ненависти к белым. У Красной Птицы были свои счеты с ними, поэтому он и расправился с белой семьей в прерии. Нам было очень жаль, и мы не поддерживали его. Мы чувствовали, что он плохой индеец. Он мог навлечь беду на остальную часть своего племени. Я слышал, что некоторые белые любят доставлять и втягивать соседей в те неприятности, в которых сами являются непосредственными участниками. Остальные соплеменники испытывала лишь гнев по отношению к Красной Птице, поэтому, даже не задумываясь, мы отдали его белым. Во время войны Черного Ястреба (1832) я жил в Портедже. Когда мы услышали о произошедшем, я очень хотел помочь американцам. Я знал офицеров в форте Виннебаго и дружил с ними. Но мои друзья убедили меня не делать этого, поскольку саки были друзьями виннебаго. В июле десять наших семей охотились на Рош-а-Кри-Ривер и добрались до Фрэндшипа, когда Очпийока (Ochpiyoka), Испанец (вождь меномини), один из наших друзей, прибыл взволнованным в наш лагерь и поведал о том, что произошло в Иллинойсе, заявив, что саки у нас на пути. Нас было много, поскольку мы знали, что война продолжается, и саки могли прийти на нашу территорию. Мы все время побаивались саков, хотя нам и говорили о их дружелюбии. Они знали, что некоторые из нашего народа были на стороне американцев. Мы чувствовали, что, если саки будут оттеснены на наши охотничьи угодья, они могут быть мстительны, и тогда нашим охотникам придется нелегко, пока мы будем готовы к атаке. Поэтому, когда Испанец сообщил нам, что саки действительно были у нас на пути, мы очень испугались. Он сказал, что центром атаки станет Портедж. Мы оставили здесь женщин и стариков и вернулись в Портедж. К другим охотничьим группам были отправлены гонцы, и они поступили так же, как и мы. Это было за несколько дней до боя на Саук-блаффс (Висконсинские высоты).

Наш отряд остановился на возвышении позади того места, где сейчас начинается городской конец моста через реку Висконсин в Портедже. Почти все племя находилось близ Портеджа - три больших лагеря по обе стороны от реки, где сейчас находится мост. Главенствующими вождями в этих лагерях были Черный Волк, его сын Дэнди, Нашедший Табак (Tahncekseeicksooga), Белый Орел, Белая Ворона (Kauklshkaka) и Сломанная Рука (Ahshceshka). Черный Волк был дядей Глаза Серого Орла, моей нынешней жены; Дэнди был ее двоюродным братом; Белая Ворона, одноглазый вождь, чья деревня стояла на Пур-Лейкс, умер спустя несколько лет после войны Черного Ястреба; Сломаная Рука сражался под началом Текумсе и тоже умер после войны Черного Ястреба. В те дни в Портедже торговал Пьер Пакетт - большой, могущественный человек. Его женой была дочь Джозефа Крили.

Наше племя очень уважало Пакетта. Его мать была виннебаго, и он был хороший человек во всех отношениях - очень дружелюбный к нашим людям.

Я был его другом, как-то раз он подарил мне пони. Белые капитаны (Додж и Генри) были в Портедже, когда мы находились там, они принесли новости из лагеря Белого Бобра (генерал Аткинсон), что стало причиной нашего возвращения. Пакетт намеревался отвести белых капитанов к лагерю Черного Ястреба в верховьях Рок-Ривер. Он пожелал, чтобы виннебаго были его проводниками. Он послал Человека Считающего Себя Важным (Nahheesanchonka) в лагерь, чтобы найти добровольцев. Он сказал нам, что если мы вступим в войну, то заслужим славу и получим подарки, да и к тому же Белый Бобр и Большой Отец в Вашингтоне будут о нас хорошего мнения. Но среди нас были все еще сильны дружественные отношения к сакам. Это была дружеская жалость, а не желание помочь им в борьбе. Таким образом, лишь несколько молодых воинов, ни один из которых не был вождем, отправились с Пакеттом в качестве проводников. Это были Пауни (Pania Blanc), Человек Который Считает Себя Важным, Медведь Который Ломает Кустарник (Notsookega), Амегунка (Ahmegunka) и Курильщик (Tahnichseeka). Возможно, и Белая Ворона отправился с Пакеттом, но я не уверен. В любом случае, Белая Ворона сражался на стороне американцев на Саук-блаффс (21 июля 1832 года). Группа Пакетта вернулась спустя неделю или около того, рассказав, что саки потерпели поражение на Саук-блаффс. Мы слышали, что саки бежавшие от пуль белых, переплыли Висконсин-Ривер.

В лагере началось волнение. Мы опасались, что Черный Ястреб, думая, что теперь мы враги, поднимется по реке и атакует нас в Портедже. Наши симпатии к белыми были сильны - мы были связаны с ними договорами и торговыми отношениями. Но нам не хотелось сражаться с такими соседями, как саки. Некоторые наши люди хотели уйти с пути, но другие выразили желание стоять против Черного Ястреба. Мы спорили до тех пор, пока опасность не миновала. Черный Ястреб блефовал перед Белым Бобром - его путь лежал к Бэд-Экс. Только двое воинов из нашего лагеря пошли проводниками к Белому Бобру: это были Хромая Лодыжка (Nahreechsecochkeshica) и Двойной Нож (Mahheenibahka). Путь на быстрых пони между Портедж и Прэйри-ла-Кросс занимал лишь день. Во всей этой кутерьме между этими двумя местами продвигались много раз. Вскоре до нас дошла новость о битве у Бэд-Экс (2 августа 1832 года), и после мы узнали, как Черный Ястреб попал в плен. Ты говоришь, что белые люди пишут в своих книгах о захвате Черного Ястреба. Но мы слышали другое. Он не был захвачен в Деллс Висконсин-Ривер. Он никогда в своей жизни там не был. Да и что ему было там делать. Я сейчас расскажу тебе историю, которую я всегда слышал от знающих людей, об этом говорят все наши люди - это то, как было на самом деле. Во время битвы на Бэд-Экс Черный Ястреб увидел пароход, идущий вверх по реке, с белыми воинами на борту. Опасаясь быть схваченным, он повернул обратно в леса и бежал на север, намереваясь, как я слышал, отправиться в страну чиппева. Я не знаю, кого или сколько он взял с собой, Большое Каноэ не говорил об этом. После боя при Бэд Экс Большое Каноэ отправился охотиться к Ла-Кросс-Ривер, которую мы называем Река Женские Груди (Bnookwasaneenah) - из-за пары покатых возвышенностей близ ее устья. Как-то несколько охотников Большого Каноэ сошли на берег и заметили скрывавшихся саков. Испугавшись, они поспешили обратно в лагерь Большого Каноэ. Лагерь располагался на реке близ нынешней деревни белых Бангор, ниже Спарта. Охотники доложили, что это, вероятно, Черный Ястреб и его спутники. В лагере только Большое Каноэ знал язык саков, и он сказал: «Я пойду к нему навстречу». Добравшись до того места, где молодые охотники заметили саков, Большое Каноэ увидел Черного Ястреба и сказал ему: «Я большой друг белых, и если ты сдашься, я доставлю тебя к капитану Прэйри дю Шьен, и тебе никто не причинит вреда». Черный Ястреб согласился и мирно последовал за ним. Я никогда не слышал о человеке по имени Чсетар, который, как утверждают белые, был с Большим Каноэ. Скорее всего, с ним мог быть компаньон, но я не слышал ни одного имени. Большое Каноэ сдержал свое обещание, данное Черному Ястребу, и вместе они пришли к генералу Стриту. Это то, что было на самом деле. Любая другая история - это бред какой-то.

 Я никогда не видел Белого Бобра, но много наслышан о нем: большой воин среди белых. Мой отец хорошо знал генерала Доджа и называл братом во время разговора с ним, что было большой честью. Генерал Додж был добрым другом нашему народу и заслужил хорошее отношение к себе. Я встречался с генералом дважды и говорил с ним несколько раз. Первый раз в Блу-Маундс во время войны Черного Ястреба. Он прибыл туда за провиантом. После мы встретились уже после войны.

 Я помню Кайрамауни (Karrymaunee), который был среди тех, кто подписал договор 1832 года. Тогда он был главой племени. Я часто видел его, потому что одна из его дочерей была моей первой женой. Ее звали Перелет Гусей (Plight of Geese); она умерла в резервации Небраски два года назад. Мы расстались уже давно. Кайрамауни был большим и мощным - ростом в шесть футов и очень широкоплечим. Он был прекрасным человеком; да мы и не выбирали никого в вожди, кроме как замечательных людей. В 1840 году мы все двинулись к Тарки-Ривер, но весной наши группы отправились к Айова-Ривер, где находилась деревня маленького Декоры. Вскоре после этого мы спустились к Тарки-Ривер за нашими припасами, но по какой-то причине не смогли их получить, возможно, потому что перебрались к Айова-Ривер без согласия агента. Поэтому вместе с отцом мы повернули обратно в Висконсин и встретили генерала Доджа на Блу-Маундс. Он поговорил с нами, заверив что даже маленький ребенок должен получать ежегодные пособия.

Но мы остались ни с чем, даже когда вернулись в агентство; мы проявили оплошность, не записав слова генерала Доджа. Десять лет мы жили на Айова-Ривер. В 1848 году Большой Отец организовал переселение всех виннебаго в Саук Эйпидс, Миннесота, в агентство Лонг-Прэйри. Мы были уже далеко на севере у Винона, направляясь в Лонг- Прэйри, когда наша группа была напугана сообщениями, доходившими до нас, о сиу по соседству с новой резервацией. Мы решили остановиться, но в Виноне были белые солдаты, и капитан сказал нам, что мы должны продолжить путь с миром, если не хотим проблем. Мы не обратили на это внимания и наслаждались танцами, пока солдаты не повернули на нас пушку. Кажется белый капитан решил, что мы исполняем военный танец. Но мы были мирными индейцами и просто не хотели идти дальше к новому дому, который они установили для нас, поскольку сиу были плохими соседями. Солдат стоял у пушки с факелом в руке и уже собирался поджечь порох, когда Большая Волна из бэнда Белого Орла подскочил к нему и выбил факел из рук. Солдаты были взбудоражены, хотя вскоре они поняли, что мы ни чем им не угрожаем им, и по нам не нужно стрелять, чтобы не усугублять ситуацию. Я подошел к офицеру и сказал, что мне не нравится такой расклад, и что я хочу вернуться в Висконсин. Было много чего сказано, пока наконец Х.М. Эйс и Х.Л. Дусман, два торговца, следовавшие за нами из Прэйри дю Шьен, не дали мне бумагу, сказав, что я хороший индеец, и мой отец живет на Висконсин-Ривер в Портедже. Так что я пересек Миссисипи в позаимствованном каноэ, за которым плыл мой пони. Оставив каноэ в Висконсине, я спустился к Ла-Кросс и остановился поохотиться на оленей у Блэк-Ривер. Там я встретил много моих друзей, не желавших оставлять свои охотничьи угодья. Их лидером был Черный Ястреб. Из Ла-Кросс я отправился в Портедж. С тех пор ни Большой Отец, ни его солдаты больше не беспокоили меня.

Я жил с семьей во время моих охотничьих и рыболовных поездок по Висконсин-Ривер. Несколько сезонов я был на Элрое и провел много хороших лет близ Фрэндшипа. В 1873 году я взял 40 акров земли у озера Пайк, но так и не побывал там никогда. 40 акров, на которых я живу сейчас, я купил в 1883 году.Северо-восточная часть сектора 1, города 18, пятого радиуса, приблизительно в десяти милях к северу от Фрэндшипа. Я обработал 20 акров, а остальное - кустарниковые леса. Земля здесь плохая, и зарабатываю я совсем мало, хотя мне надо кормить много детей-сирот и внуков и одного правнука. Я становлюсь старым и слабым, и зрение для охоты уже не то, хотя я ставлю ловушки на Рош-а-Кри-Ривер.

Ты хочешь, чтобы я рассказал о традициях моего племени, о старых вождях, которых я знал. Моя память становится плохой; но я расскажу все, что вспомню. Мой отец и мои дяди говорили мне, что виннебаго сначала проживали ниже Рэд-Бэнкс на восточном берегу Грин-Бэй. Там была большая возвышенность, закрывавшая озеро, и жили они здесь долгое время. Отсюда они направились к Рэд-Бэнкс и встретили в этом месте первых французов, которых когда либо видели. Виннебаго были бедны - у них были только луки и стрелы для охоты. Французы дали им ружья, порох, одеяла, котелки и другие вещи. После этого мои предки зажили хорошо и могли убить всю дичь, в которой они нуждались. Французы были очень добры к нам и скупили все меха по хорошей цене. Виннебаго долгое время жили на Рэд-Бэнкс, а затем поселились у озера Виннебаго. Затем они заселили верховья Фокс-Ривер и Висконсин-Ривер вплоть до Рок-Ривер в Иллинойсе. Наши люди всегда были дружны с французами и помогали им с каноэ на порогах Фокс-Ривер. Я никогда не слышал, чтобы между французами и виннебаго возникали какие-то проблемы. Мой отец говорил мне, что два народа всегда жили в мире. Когда мое племя стало жить на озере Виннебаго, у него появились как враги - сиу, пауни, осейджи, так и друзья - чиппева, меномони и поттаваттоми. Мой отец говорил, что его отец часто вспоминал о белых знахарях в черных халатах, которые жили среди наших людей; но я никогда не слышал ни одного имени. В свое время нас не очень беспокоили белые знахари, и мы сохраняли религию наших отцов. Очень немногие из моих друзей - христиане. Наши духи - это те же духи, которым верили наши отцы.

Наши люди когда-то владели свинцовыми рудниками на юго-западе Висконсина. Я видел, как в них работали виннебаго задолго до войны Черного Ястреба. Многие виннебаго работали там все лето. Некоторые добывали свинец для собственных нужд, но большинство - для торговли с другими индейцами, меняя его на различный провиант.

Добыча свинца стала их регулярным промыслом. Каждую осень и весну охотники направлялись к шахтам, где меняли товары и иногда меха на свинец для пуль. Когда до шахт добрались белые, Большой Отец сказал своим детям виннебаго: «Я хочу получить эту землю, и мои люди будут работать здесь; всякий раз, отправляясь на охоту, приходите сюда, и вас снабдят свинцом». Но эта договоренность так и не была выполнена Большим Отцом или его агентами. Нам не дали ни пули, ни мешочка дроби. Это было печально для нашего народа. На протяжении долгих лет между виннебаго и Большим Отцом было много горестных диалогов относительно шахт.

 Нет, мы никогда больше не увидели нашего свинца, за исключением того, за который была заплачена слишком дорогая цена; и нам никогда его не видать, кроме как в виде пуль, что вылетают из ружей белых, направленных на нас, чтобы убить нас всех.

Наши старики много говорят о Текумсе. Некоторые виннебаго сражались под его началом, но среди них не было моих родственников; кожа Текумсе была пуленепробиваема. Когда он бросался в бой, он всегда был в белой рубахе из оленей шкуры, обвязанной вокруг ремнем. Пули попадали в него, проходили сквозь рубаху и падали внутрь, не причиняя ему никакого вреда. Когда вес пуль внутри рубахи становился тяжел, Текумсе отстегивал пояс, и пули высыпались на землю. Он был отважным воином: человек, которого не берут пули, и не мог быть другим; он никогда не пользовался ружьем во время боя - только топорик был в его руке. У Текумсе был сын. Однажды, когда великий воин стал уже стар и слаб, он позвал к себе сына и сказал: «Я старею. Я хочу оставить тебе то, что делает меня пуленепробиваемым». Вслед за этим он стал рыгать, вызывая рвоту, и наконец его стошнило. Он выблевал гладкий черный камешек длиной около трех дюймов. Этот камушек был бессмертной частью Текумсе. Передав его своему сыну, он сказал: «Меня нельзя убить пулей, я умру от старости. Теперь это твой оберег, который защитит тебя". Сын Текумсе проглотил этот камушек и тоже стал пуленепробиваем.

 

Четыре Ноги (Hootschope) был одним из главных вождей нашего племени, когда оно жило на озере Виннебаго.

Я часто слышал о нем как о великом человеке и могущественном воине. Сейчас живы лишь два его потомка. Одна из них - женщина по имени Хорошее Облако, живущая близ Томы; у нее есть сын - Хороший Медведь. Другой потомок Четыре Ноги - Уилл Дэнди, который учится в миссианской школе Виттенберга у железной дороги Шор-Лейк. У него есть двоюродные братья, живущие в Виттенберге. У Черного Волка была деревня на Виннебаго, близ Фонд-дю-Лак, когда я был мальчиком. Он был большой человек, этот военный вождь, и очень уважаем. Он умер много лет назад в Портедже. У Кайрамауни, о котором я упоминал ранее, есть потомок, который живет в Стевенс-Пойнт. Маленький Олень, дядя Кайрамауни, был большой, мудрый человек и оратор. Маленький Олень был хорошим индейцем, и я хорошо его знал. У Шкуры Змеи (Waukoncauhaga), которого белые зовут Вашингтон Декора, в ранние времена была деревня на Де Сото-Крик, ниже Ла-Кросс. Он умер в агентстве Блу Эрт много лет назад, возможно, лет 25 как уже, когда белые сражались друг с другом.

Медведь Гризли - еще один вождь, которого я знал. У него была деревня на Фокс-Лейк. Но это было так давно, что я уже почти и не помню его. С Джозефом Крели мы были отличными друзьями. Я знал его по Портажу много лет и бывал у него в гостях. С теми, кого любил, Джозеф был очень дружелюбен; но он был груб с другими. Крели умер глубоким стариком. Мне уже 93 года, но он был старше, чем я. Я никогда не видел пророка виннебаго, который был другом саков, но я слышал, что мой народ говорил о нем. Его отец был сак, а мать из виннебаго. Его деревня находилась на Рок-Ривер. Во время войны Черного Ястреба он пришел к виннебаго, а после войны вернулся к сакам. Я никогда не слышал, когда и где он умер. Спун Декора, который подписал договор 1825 года в Прэйри дю Шьен, - это не я. Это был мой двоюродный брат и сын Большого Каноэ. Я - племянник Большого Каноэ; Док Декора, лекарь, который живет недалеко от меня, - это мой племянник.

Отец Дока, Убийца Плохой Дух, был моим шурином; он умер от оспы, когда эта болезнь забрала много наших людей (1832-33). Мы тогда собирали ягоды в Маустоне. Несколько наших людей умерло. Я помню разных офицеров форта Виннебаго, но вспомню по именам одного или двух из них. Все они были для меня просто белые капитаны. Я помню имя капитана Лоу, он был хорошим другом индейцам и большим другом моего отца. Он давал моему народу много провизии, и всякий раз, когда у нас была свежая оленина, мы угощали капитана. Я помню майора Твиггса, который тоже был хорошим человеком. Он часто снабжал нас дробью и порохом для охоты на гусей. Я становлюсь очень старым, и моя память слабеет. Но все, о чем я сказал тебе, все, что я знаю, - это правда. Жаль, что ты не пришел ко мне, когда я был моложе. Я мог бы рассказать тебе многое о моем племени. Я мог бы рассказать тебе о старых вождях и наших традициях. Когда я был мальчиком, мы гордились ими. Мой отец многое поведал мне о нашем народе. Он любил поговорить на эту тему. Теперь виннебаго бедны, и у них не так много гордости. Лишь немногие о них еще чтут прежние времена. Большинство же заботит огненная вода. Сейчас мы живем очень плохо. Земля наших ферм скудна, дичи не так много, как раньше. Белые торговцы обманывают и грабят нас. Они снабжают нашу молодежь выпивкой. Было бы лучше, если бы у нас был агент. Мы считаем, что Большой Отец больше не проявляет заботу о нас теперь, когда у него все наши лучшие земли. Возможно, скоро он захочет и те земли, на которых мы живем сейчас, и мы вынуждены будем идти в резервацию. Жизнь в резервации тяжела. Виннебаго в Висконсине не хотят идти туда. Они хотят умереть на своей земле. Им больше нравятся ручьи и леса, где их отцы и дяди всегда охотились и ставили ловушки. Было бы лучше, если бы у нас был агент. Мои люди как дети, и они нуждаются в заботе. Они хотят чтобы их поощряли. Я уже слишком стар для долгого пути, но однажды я хочу пойти и увидеть капитана Фур-Лейкс. Я попрошу его добиться встречи с Большим Отцом и дать нам агентом хорошего человека. Нам не нужен такой агент, который, как я слышал, у них иногда бывает в резервации».

В июне 1887 года Спун Декора, Четыре Оленя и Доктор Декора с Джоном Ла Конде, полукровкой-переводчиком, прибыли в Мэдисон, но губернатора Баска в это время не было в городе. День они провели в комнатах Государственного исторического общества, а затем отправились домой. Это был последний визит Спуна в Мэдисон, следующей осенью он умер.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Джулиус Драм

 Джулиус Драм (Julius Drum, Julius L. Corder) родился 18 марта 1958 года в Виннебаго, Небраска. Когда ему исполнилось пять лет, его усыновили Джон и Дороти Кордер. Окончив школу, Джулиус поступил в калифорнийское медицинское училище и стал подрабатывать, снимаясь в телевизионных рекламных роликах. Драм сыграл роль Ричарда Желтого Ястреба в фильме «Громовое Сердце» 1992 года, за которую он получил премию «Выдающийся новый исполнитель» от «Первые американцы в искусстве». 

«Начнем с того, что я из племен омаха и хо-чанк Небраски. Свою актерскую карьеру я начал в восьмидесятые годы в качестве актера второго плана, как и каждый известный сегодня индейский актер. Все мы когда-то с чего-то начинали, хотя я и не считаю себя достаточно знаменитым. Мне посчастливилось получить роль Ричарда Желтого Ястреба в фильме «Громовое Сердце», за которую я получил премию от «Первых американцев в искусстве» как выдающийся новый исполнитель. Это действительно был яркий момент в моей карьере, хотя я уже и поработал в театре и сыграл в фильме «Темная кровь», который так и не вышел из-за несвоевременной кончины «Ривер-Феникс»». 

Драм был участником «Индейского центра Линкольн» и активистом Движения американских индейцев. 

Осложнения, связанные с диабетом, заставили Джулиуса обратиться за помощью в Центр здоровья Карла Т. Кертиса в Маки, Небраска. 

17 сентября 2007 года Джулиус Драм умер. Его похоронили на кладбище Джеймса Рава, Виннебаго, округ Тюрстон, Небраска.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Лиллиан Сент-Сир

Сто‭ ‬лет‭ ‬назад‭ ‬актриса-виннебаго‭ ‬Лиллиан‭ ‬Маргарет‭ ‬Сент-Сир‭ (‬Lillian Margaret St.‭ ‬Cyr‭) ‬стала‭ ‬первой‭ ‬индейской‭ ‬женщиной,‭ ‬которая‭ ‬сыграла‭ ‬в‭ ‬художественном‭ ‬фильме.‭ ‬12‭ ‬февраля‭ ‬1914‭ ‬года‭ ‬американской‭ ‬публике‭ ‬был‭ ‬представлен‭ ‬киновестерн‭ "‬Сквомен‭"‬ американского‭ ‬кинорежиссёра‭ ‬и‭ ‬продюсера‭ ‬Сесила‭ ‬Блаунта‭ ‬ДеМилля.

Лиллиан‭ ‬Сент-Сир,‭ ‬известная‭ ‬под‭ ‬сценическим‭ ‬псевдонимом‭ «‬Принцесса‭ ‬Красное‭ ‬Крыло‭»‬,‭ ‬сыграла‭ ‬в‭ ‬нем‭ ‬роль‭ ‬женщины-юта,‭ ‬вступившей‭ ‬в‭ ‬злополучный‭ ‬брак‭ ‬с‭ ‬англичанином.

‭«‬Она‭ ‬много‭ ‬говорила‭ ‬о‭ ‬ДеМилле,‭ ‬-‭ ‬отметил‭ ‬Луис‭ ‬Мофси,‭ ‬хопи/виннебаго,‭ ‬внучатый‭ ‬племянник‭ ‬Лиллиан,‭ ‬основатель‭ ‬индейской‭ ‬танцевальной‭ ‬труппы‭ «‬Громовая‭ ‬птица‭»‬.‭ ‬Мофси‭ ‬родился‭ ‬в‭ ‬Бруклине‭ ‬и‭ ‬жил‭ ‬рядом‭ ‬с‭ ‬Лиллиан,‭ ‬когда‭ ‬она‭ ‬поселилась‭ ‬в‭ ‬Нью-Йорке.‭ ‬Его‭ ‬бабушка‭ ‬Минни‭ ‬была‭ ‬сестрой‭ ‬Лиллиан.‭ «‬Я‭ ‬думаю,‭ ‬что‭ [‬Лиллиан‭] ‬очень‭ ‬гордилась‭ ‬своей‭ ‬работой.‭ ‬Она‭ ‬хорошо‭ ‬проводила‭ ‬время.‭ ‬Думаю,‭ ‬ей‭ ‬очень‭ ‬нравилось‭ ‬то,‭ ‬что‭ ‬она‭ ‬делала‭»‬,‭ ‬-‭ ‬добавил‭ ‬он.‭ ‬Голливудская‭ ‬карьера‭ ‬Лиллиан‭ ‬охватила‭ ‬примерно‭ ‬15‭ ‬лет,‭ ‬но‭ ‬она‭ ‬упорно‭ ‬работала‭ ‬над‭ ‬продвижением‭ ‬индейской‭ ‬культуры‭ ‬на‭ ‬протяжении‭ ‬большей‭ ‬части‭ ‬своей‭ ‬90-летней‭ ‬жизни.‭ 

(на фото Джулиа Сент-Сир (сидит справа), старшая сестра Лиллиан, с друзями виннебаго, 1898 год)

 

Лиллиан‭ ‬родилась‭ ‬13‭ ‬февраля‭ ‬1884‭ ‬года‭ ‬в‭ ‬резервации‭ ‬Виннебаго‭ ‬в‭ ‬Небраске.‭ ‬В‭ ‬то‭ ‬время‭ ‬племена‭ ‬потеряли‭ ‬большую‭ ‬часть‭ ‬своей‭ ‬земли,‭ ‬а‭ ‬правительственные‭ ‬агенты‭ ‬насильственно‭ ‬забирали‭ ‬детей‭ ‬из‭ ‬их‭ ‬родных‭ ‬домов‭ ‬и‭ ‬отправляли‭ ‬в‭ ‬школы-интернаты.

Родителями‭ ‬Лиллиан‭ ‬были‭ ‬Джулия‭ ‬Де‭ ‬Кора‭ (‬ок.1846-1885‭)‬,‭ ‬виннебаго‭ ‬и‭ ‬Митчелл‭ ‬Сент-Сир‭ (‬ок.1834-1888‭)‬,‭ ‬фермер,‭ ‬отец‭ ‬которого,‭ ‬по‭ ‬сообщениям,‭ ‬был‭ ‬франко-канадцем,‭ ‬а‭ ‬мать‭ ‬-‭ ‬саук.

‭«‬Мать‭ ‬Митчелла‭ ‬вступила‭ ‬в‭ ‬повторный‭ ‬брак‭ ‬с‭ ‬Митчеллом‭ ‬Сент-Сиром-старшим‭ (‬виннебаго‭)‬,‭ ‬который‭ ‬усыновил‭ ‬ее‭ ‬сына‭ ‬и‭ ‬назвал‭ ‬его‭ ‬Митчеллом‭ ‬Сент-Сиром-младшим‭»‬,‭ ‬-‭ ‬отмечает‭ ‬историк‭ ‬племени‭ ‬виннебаго‭ ‬Дэвид‭ ‬Ли‭ ‬Смит.

Согласно‭ ‬переписи‭ ‬1887‭ ‬года,‭ ‬у‭ ‬Лиллиан‭ ‬было‭ ‬пять‭ ‬братьев‭ ‬и‭ ‬сестер:‭ ‬Дэвид,‭ ‬Джулия,‭ ‬Энни,‭ ‬Минни‭ ‬и‭ ‬Луис.‭ ‬Смит‭ ‬говорит,‭ ‬что‭ ‬еще‭ ‬одна‭ ‬сестра,‭ ‬Паулина,‭ ‬умерла‭ ‬в‭ ‬раннем‭ ‬возрасте.‭ 

Леви‭ ‬и‭ ‬Эбнер,‭ ‬братья‭ ‬Лиллиан,‭ ‬были‭ ‬от‭ ‬брака‭ ‬Митчелла‭ ‬с‭ ‬другой‭ ‬женщиной.

Трое‭ ‬из‭ ‬братьев‭ ‬и‭ ‬сестер‭ ‬Лиллиан‭ ‬отучились‭ ‬в‭ ‬индейской‭ ‬школе‭ ‬Карлайл‭ ‬в‭ ‬Пенсильвании. Она‭ ‬поступила‭ ‬туда‭ ‬в‭ ‬1894‭ ‬году‭ ‬и‭ ‬закончила‭ ‬школу‭ ‬в‭ ‬1902‭ ‬году.

Мофси‭ ‬вспоминает,‭ ‬что,‭ ‬хотя‭ ‬Лиллиан‭ ‬и‭ ‬не‭ ‬любила‭ ‬интернат,‭ ‬но‭ ‬она‭ ‬понимала,‭ ‬что‭ ‬без‭ ‬образования‭ ‬не‭ ‬обойтись.‭ «‬В‭ ‬Карлайле‭ ‬царила‭ ‬строгость,‭ ‬что‭ ‬ей‭ ‬не‭ ‬нравилось‭»‬,‭ ‬-‭ ‬объясняет‭ ‬он.‭ «‬Я‭ ‬всегда‭ ‬помню‭ ‬ее‭ ‬как‭ ‬очень‭ ‬энергичную‭ ‬женщину.‭ ‬Она‭ ‬хотела‭ ‬быть‭ ‬сама‭ ‬собой‭»‬.

(на фото Лиллиан Сент-Сир с братьями - Леви и Луисом, Карлайл, конец 1890-х)

 

И‭ ‬Де‭ ‬Кора,‭ ‬и‭ ‬потомки‭ ‬Митчелла‭ ‬Сент-Сира‭ ‬были‭ ‬очень‭ ‬талантливы.‭ ‬Старшая‭ ‬сестра‭ ‬Джулия‭ (‬ок.‭ ‬1857-1947‭) ‬была‭ ‬защитником‭ ‬прав‭ ‬индейцев‭ ‬и‭ ‬окончила‭ ‬Вирджинский‭ ‬институт‭ (‬ныне‭ ‬Хэмптонский‭ ‬университет‭)‬.‭ ‬Мать‭ ‬Лиллиан‭ ‬была‭ ‬кузиной‭ ‬известной‭ ‬художницы,‭ ‬педагога‭ ‬и‭ ‬писательницы‭ ‬Энджелы‭ ‬Де‭ ‬Коры‭ (‬1871-1919‭)‬.‭ ‬Один‭ ‬из‭ ‬родственников‭ ‬Лиллиан,‭ ‬Винсент‭ ‬или‭ «‬Винс‭»‬ Сент-Сир‭ (‬1930-1997‭)‬,‭ ‬снимался‭ ‬в‭ ‬голливудских‭ ‬фильмах‭ ‬и‭ ‬выступал‭ ‬на‭ ‬телевидении‭ ‬в‭ ‬течение‭ ‬20‭ ‬лет.

Некоторое‭ ‬время‭ ‬Лиллиан‭ ‬жила‭ ‬в‭ ‬Вашингтоне‭ ‬с‭ ‬Канзас‭ ‬Сен.‭ ‬Честером I.‭ ‬Ее‭ ‬жизнь‭ ‬изменилась,‭ ‬когда‭ ‬9‭ ‬апреля‭ ‬1906‭ ‬года‭ ‬она‭ ‬вышла‭ ‬замуж‭ ‬за‭ ‬Джеймса‭ ‬Юнга‭ ‬Джонсона,‭ утверждавшего, что он нантикук,‭ ‬позже‭ ‬известного‭ ‬как‭ ‬Джеймс‭ ‬Молодой‭ ‬Олень,‭ ‬который‭ ‬вырос‭ ‬в‭ ‬Вашингтоне,‭ ‬и‭ ‬три‭ ‬года‭ ‬отслужил‭ ‬на‭ ‬флоте‭ ‬во‭ ‬время‭ ‬испано-американской‭ ‬войны.‭ ‬После‭ ‬свадьбы‭ ‬пара‭ ‬устраивала‭ ‬представления‭ ‬в‭ ‬стиле‭ "‬вестерн‭" ‬на‭ ‬площадках‭ ‬Нью-Йорка‭ ‬и‭ ‬Филадельфии.‭ ‬Джеймс‭ ‬хорошо‭ ‬улавливал‭ ‬веяния‭ ‬моды‭ ‬и‭ ‬прекрасно‭ ‬понимал,‭ ‬что‭ ‬в‭ ‬эпоху‭ ‬романов‭ ‬и‭ ‬шоу‭ ‬Дикого‭ ‬Запада,‭ ‬Лиллиан‭ ‬могла‭ ‬бы‭ ‬развлекать‭ ‬зрителей‭ ‬и‭ «‬подавать‭»‬ себя‭ ‬как‭ ‬индеанку‭ ‬Равнин.‭ ‬Таким‭ ‬образом,‭ ‬пара‭ ‬присоединилась‭ ‬к‭ ‬100‭ ‬или‭ ‬около‭ ‬того‭ ‬лакота,‭ ‬дававшим‭ ‬представление‭ ‬в‭ ‬большом‭ ‬театре‭ "‬Ипподром‭"  ‬в‭ ‬Нью-Йорке‭ ‬в‭ ‬рамках‭ «‬Pioneer Days:‭ ‬A Spectacle Drama of Western Life‭»‬.‭ ‬Вместе‭ ‬они‭ ‬нападали‭ ‬на‭ ‬дилижансы‭ ‬и‭ ‬танцевали‭ ‬Танец‭ ‬Призраков.‭ 

(на фото Лиллиан и Джеймс Юнг Джонсон, 1909 год)

 

Когда‭ ‬пара‭ ‬объединилась‭ ‬с‭ ‬вождем‭ [‬Шерманом‭] ‬Атакующим‭ ‬Ястребом,‭ ‬они‭ ‬позировали‭ ‬как‭ «‬настоящие‭»‬ индейцы‭ ‬сиу‭ ‬из‭ ‬агентства‭ ‬Пайн-Ридж‭ ‬и‭ ‬регулярно‭ ‬развлекали‭ ‬публику‭ ‬в‭ ‬клубах‭ ‬Манхэттена.

Лиллиан,‭ ‬теперь‭ ‬известная‭ ‬как‭ «‬Принцесса‭ ‬Красное‭ ‬Крыло‭»‬,‭ ‬стала‭ ‬16-летней‭ ‬племянницей‭ ‬Атакующего‭ ‬Ястреба‭ ‬и‭ ‬исполняла‭ ‬для‭ ‬зрителей‭ ‬серенады‭ «‬Мои‭ ‬навахо‭»‬ и‭ «‬Эрроуана‭»‬.‭ ‬В‭ ‬то‭ ‬время‭ ‬подобные‭ ‬выступления‭ ‬для‭ ‬коренных‭ ‬жителей‭ ‬были‭ ‬единственным‭ ‬способом‭ ‬утвердить‭ ‬свою‭ ‬культурную‭ ‬идентичность.‭ ‬И‭ ‬Молодой‭ ‬Олень,‭ ‬и‭ ‬Лиллиан‭ ‬знали,‭ ‬что‭ ‬ждет‭ ‬от‭ ‬них‭ ‬белая‭ ‬публика‭ ‬и‭ ‬адаптировались‭ ‬к‭ ‬этому,‭ ‬чтобы‭ ‬выжить.‭ ‬Вскоре‭ ‬на‭ ‬пару‭ ‬обратили‭ ‬внимание‭ ‬кинорежиссеры.‭ ‬В‭ ‬1908‭ ‬году‭ ‬Сент-Сир‭ ‬появилась‭ ‬в‭ ‬двух‭ ‬короткометражных‭ ‬фильмах:‭ «‬Белая‭ ‬скво‭»‬ и‭ «‬Падающая‭ ‬стрела‭»‬.‭ ‬Летом‭ ‬1909‭ ‬года‭ ‬супруги‭ ‬работали‭ ‬в‭ ‬качестве‭ ‬технических‭ ‬консультантов‭ ‬и‭ ‬снимались‭ ‬в‭ ‬массовке‭ ‬в‭ ‬двух‭ ‬фильмах‭ ‬режиссера‭ ‬Д.В.‭ ‬Гриффита.‭ ‬Сент-Сир‭ ‬также‭ ‬появлялась‭ ‬в‭ ‬постановке‭ ‬Витаграфа‭ "‬Осенняя‭ ‬благодарность‭ ‬Красного‭ ‬Крыла‭" ‬в‭ ‬роли‭ ‬принцессы‭ ‬Красное‭ ‬Крыло.‭ ‬Одновременно‭ ‬с‭ ‬этим,‭ ‬пара‭ ‬продолжала‭ ‬работать‭ ‬с‭ "‬Бизон-фильм‭" (‬нью-йоркская‭ ‬кинематографическая‭ ‬компания‭)‬,‭ ‬переехав‭ ‬осенью‭ ‬1909‭ ‬года‭ ‬из‭ ‬Нью-Йорка‭ ‬в‭ ‬Элендейл.‭ ‬Теперь‭ ‬пара‭ ‬уже‭ ‬идентифицировала‭ ‬себя‭ ‬как‭ ‬виннебаго.‭ ‬Сьемки‭ ‬в‭ ‬фильмах‭ ‬сделали‭ ‬их‭ ‬известными.‭ ‬Но‭ ‬Молодой‭ ‬Олень‭ ‬сделал‭ ‬перерыв‭ ‬в‭ ‬1910‭ ‬году,‭ ‬когда‭ ‬он‭ ‬стал‭ ‬главой‭ "‬Братья‭ ‬Патэ‭"‬,‭ ‬французской‭ ‬компании,‭ ‬открывшей‭ ‬студию‭ ‬возле‭ ‬Лос-Анджелеса.‭ ‬Как‭ ‬директор‭ ‬и‭ ‬сценарист‭ ‬почти‭ ‬150‭ ‬короткометражных‭ ‬вестернов,‭ ‬Молодой‭ ‬Олень‭ ‬создавал‭ ‬причудливые‭ ‬истории‭ ‬с‭ ‬головокружительными‭ ‬трюками,‭ ‬а‭ ‬его‭ ‬жена‭ ‬часто‭ ‬исполняла‭ ‬главные‭ ‬женские‭ ‬роли‭ ‬индеанок.‭ ‬12‭ ‬февраля‭ ‬1914‭ ‬года‭ ‬вышел‭ ‬фильм‭ «‬Сквомен‭"‬.‭ ‬Это‭ ‬была‭ ‬дебютная‭ ‬работа‭ ‬Сесила‭ ‬Б.‭ ‬ДеМилля‭ ‬и‭ ‬первый‭ ‬художественный‭ ‬фильмом,‭ ‬поставленный‭ ‬непосредственно‭ ‬в‭ ‬студии‭ ‬в‭ ‬Голливуде.‭ ‬Сюжет‭ ‬фильма,‭ ‬повествующий‭ ‬об‭ ‬индейской‭ ‬женщине,‭ ‬ставшей‭ ‬женой‭ ‬белого‭ ‬мужчины‭ ‬и‭ ‬покончившей‭ ‬с‭ ‬собой,‭ ‬раскрыл‭ ‬проблему‭ ‬социальных‭ ‬предрассудков‭ ‬относительно‭ ‬браков‭ ‬между‭ ‬индейцами‭ ‬и‭ ‬белыми.‭ 

«Меня‭ ‬взяли‭ ‬на‭ ‬роль‭ ‬в‭ ‬основном‭ ‬только‭ ‬потому,‭ ‬что‭ ‬я‭ ‬была‭ ‬настоящей‭ ‬индеанкой,‭ ‬а‭ ‬не‭ ‬актером‭»‬,‭ ‬-‭ ‬сказала‭ ‬Лиллиан‭ ‬для‭ "‬New York World-Telegram‭" ‬в‭ ‬1935‭ ‬году.‭ ‬Однако‭ ‬ее‭ ‬игра‭ ‬буквально‭ ‬ошеломил‭ ‬ветерана‭ ‬сцены‭ ‬актера‭ ‬Дастина‭ ‬Фарнума.‭ «‬За‭ ‬все‭ ‬мои‭ ‬годы‭ ‬на‭ ‬сцене‭ ‬я‭ ‬никогда‭ ‬не‭ ‬видел‭ ‬ничего‭ ‬подобного‭»‬,‭ ‬-‭ ‬сказал‭ ‬он‭ ‬в‭ ‬интервью‭ «‬Тhe

Moving Picture Word‭»‬ в‭ ‬1914‭ ‬году.‭ «‬Это‭ ‬была‭ ‬абсолютная‭ ‬противоположность‭ ‬всему‭ ‬тому,‭ ‬что‭ ‬нам‭ ‬твердили‭ ‬об‭ ‬индейцах‭»‬.

(на фото Лиллиан с мужем на "Бизон-фильме", 1910 год)

 

В‭ ‬1914‭ ‬году‭ ‬Лиллиан‭ ‬сыграла‭ ‬индейскую‭ ‬женщину,‭ ‬влюбившуюся‭ ‬в‭ ‬героя‭ ‬Тома‭ ‬Микса‭ ‬в‭ ‬фильме‭ "‬Дни‭ ‬Громового‭ ‬Стада‭"‬,‭ ‬а‭ ‬в‭ ‬1915‭ ‬году‭ ‬ей‭ ‬досталась‭ ‬небольшая‭ ‬роль‭ ‬в‭ ‬фильме‭ "‬Сражающийся‭ ‬Боб‭" (‬1914‭)‬.‭ ‬Версия‭ «‬Рамоны‭»‬ 1916‭ ‬года‭ ‬об‭ ‬индейцах‭ ‬и‭ ‬испанских‭ ‬колонистах‭ ‬в‭ ‬Калифорнии,‭ ‬основанная‭ ‬на‭ ‬романе‭ ‬Хелен‭ ‬Хант‭ ‬Джексон,‭ ‬показала‭ ‬Лиллиан‭ ‬как‭ ‬мать‭ ‬Рамоны.‭ ‬В‭ ‬1921‭ ‬году‭ ‬у‭ ‬нее‭ ‬была‭ ‬роль‭ ‬в‭ «‬Белом‭ ‬Дубе‭»‬ с‭ ‬Уильямом‭ ‬Хартом‭ ‬в‭ ‬главной‭ ‬роли,‭ ‬хотя‭ ‬Лиллиан‭ ‬даже‭ ‬не‭ ‬была‭ ‬отмечена‭ ‬в‭ ‬титрах.‭ ‬Ее‭ ‬последним‭ ‬фильмом‭ ‬стал‭ ‬«Огонь‭ ‬души‭»‬ (1925‭) ‬Ричарда‭ ‬Бартхельмеса,‭ ‬в‭ ‬котором‭ ‬она,‭ ‬как‭ ‬сообщается,‭ ‬сыграла‭ ‬незначительную‭ ‬роль.‭ ‬Молодой‭ ‬Олень‭ ‬и‭ ‬Лиллиан‭ ‬в‭ ‬конце‭ ‬концов‭ ‬разошлись,‭ ‬и‭ ‬как‭ ‬отмечают‭ ‬племенные‭ ‬записи,‭ ‬к‭ ‬1920‭ ‬году‭ ‬она‭ ‬была‭ ‬одинока‭ ‬и‭ ‬жила‭ ‬с‭ ‬братом‭ ‬Луисом‭ ‬в‭ ‬Омахе.‭ ‬Между‭ ‬тем,‭ ‬ее‭ ‬сестра‭ ‬Джулия‭ ‬и‭ ‬ее‭ ‬племянница‭ ‬построили‭ ‬дом‭ ‬в‭ ‬Нью-Йорке‭ ‬и‭ ‬к‭ ‬середине‭ ‬1920-х‭ ‬годов‭ ‬Лиллиан‭ ‬решила‭ ‬присоединиться‭ ‬к‭ ‬ним.

Старшая‭ ‬сестра‭ ‬Мофси‭ ‬Джозефина‭ ‬была‭ ‬близким‭ ‬другом‭ ‬Мюриэля‭ ‬Мигеля‭ ‬из‭ "‬Театра‭ ‬пауков‭"‬,‭ ‬группы‭ ‬из‭ ‬трех‭ ‬городских‭ ‬индейцев,‭ ‬которые‭ ‬продолжают‭ ‬выступать‭ ‬с‭ ‬историями,‭ ‬смешанными‭ ‬с‭ ‬юмором‭ ‬и‭ ‬личным‭ ‬опытом.

За‭ ‬исключением‭ ‬сталелитейщиков‭ ‬мохоков‭ ‬из‭ ‬Каугнавага,‭ ‬поселившихся‭ ‬в‭ ‬Бруклине,‭ ‬городские‭ ‬индейцы‭ ‬были‭ ‬разобщены.‭ ‬Первоначально‭ ‬только‭ ‬две‭ ‬группы‭ ‬в‭ ‬городе‭ "‬Индейская‭ ‬лига‭ ‬Америки‭" ‬и‭ ‬индейская‭ ‬танцевальная‭ ‬труппа‭ "‬Громовая‭ ‬птица‭" ‬представляли‭ ‬индейцев‭ ‬как‭ ‬общину.

Годы‭ ‬спустя‭ ‬появился‭ "‬Дом‭ ‬индейской‭ ‬общины‭"‬,‭ ‬представлявший‭ ‬городских‭ ‬индейцев‭ ‬в‭ ‬Нью-Йорке‭ ‬и‭ ‬Луис‭ ‬Мофси‭ ‬был‭ ‬одним‭ ‬из‭ ‬его‭ ‬основателей.‭ «‬Лилиан‭ ‬принимала‭ ‬активное‭ ‬участие‭ ‬в‭ ‬этом,‭ ‬помогая‭ ‬нам‭»‬,‭ ‬-‭ ‬вспоминает‭ ‬Мофси.

Спустя‭ ‬некоторое‭ ‬время‭ ‬Лиллиан‭ ‬переехала‭ ‬на‭ ‬Аппер-Вест-Сайд‭ ‬на‭ ‬Манхэттене,‭ ‬став‭ ‬жить‭ ‬по‭ ‬соседству‭ ‬с‭ ‬семьей‭ ‬Мофси.‭ ‬Он‭ ‬вспоминает,‭ ‬что‭ ‬она‭ ‬оставалась‭ ‬активной‭ ‬и‭ «‬постоянно‭ ‬была‭ ‬занята‭»‬,‭ ‬делая‭ ‬индейские‭ ‬костюмы‭ ‬и‭ ‬развлекая‭ ‬детей.‭ ‬Некоторое‭ ‬время‭ ‬она‭ ‬работала‭ ‬над‭ ‬индейскими‭ ‬костюмами‭ ‬для‭ ‬компании FAO Schwarzand Eaves Costume.

(на фото съемки "Сквомена", 1913 год)

 

‭«‬Я‭ ‬помню,‭ ‬что‭ ‬моя‭ ‬тетя‭ ‬всегда‭ ‬принимала‭ ‬вызов.‭ ‬Она‭ ‬не‭ ‬сдерживала‭ ‬себя.‭ ‬Она‭ ‬не‭ ‬была‭ ‬робкой‭»‬,‭ ‬-‭ ‬говорил‭ ‬Мофси.‭ ‬На‭ ‬кадрах‭ ‬кинохроники‭ ‬1931‭ ‬года‭ ‬Лиллиан‭ ‬показана‭ ‬в‭ ‬коротком‭ ‬ролике,‭ ‬где‭ ‬она‭ ‬сидит‭ ‬в‭ ‬типи‭ ‬на‭ ‬вершине‭ ‬нью-йоркского‭ ‬небоскреба.‭ ‬Затем‭ ‬она‭ ‬надевает‭ ‬роскошный‭ ‬военный‭ ‬головной‭ ‬убор‭ ‬равнин‭ ‬и‭ ‬грациозно‭ ‬машет‭ ‬рукой‭ ‬строительным‭ ‬рабочим.‭ 

«Далеко‭ ‬от‭ ‬реальной‭ ‬жизни,‭ ‬-‭ ‬так‭ ‬комментирует‭ ‬это‭ ‬видео‭ ‬племенной‭ ‬историк‭ ‬Дэвид‭ ‬Ли‭ ‬Смит.‭ ‬-‭ ‬Наши‭ ‬женщины‭ ‬не‭ ‬носили‭ ‬перьев‭ ‬в‭ ‬волосах‭ ‬и‭ ‬не‭ ‬жили‭ ‬в‭ ‬типи‭»‬.

Но‭ ‬Линда‭ ‬М.‭ ‬Ваггонер,‭ ‬ученый‭ ‬по‭ ‬этническим‭ ‬исследованиям,‭ ‬говорит,‭ ‬что‭ ‬под‭ ‬шоуменством‭ ‬и‭ ‬одеждами‭ ‬все‭ ‬еще‭ ‬присутствует‭ ‬сопротивление.‭ «‬Где‭ ‬бы‭ ‬она‭ ‬ни‭ ‬находилась,‭ ‬она‭ ‬везде‭ ‬пыталась‭ ‬рассказать‭ ‬людям‭ ‬об‭ ‬индейской‭ ‬культуре‭»‬,‭ ‬-‭ ‬объясняет‭ ‬Ваггонер,‭ ‬которая‭ ‬в‭ ‬настоящее‭ ‬время‭ ‬работает‭ ‬над‭ ‬биографией‭ ‬Лиллиан.‭ ‬«Она‭ ‬знает,‭ ‬как‭ ‬играть‭ ‬в‭ ‬эти‭ ‬игры,‭ ‬но‭ ‬обязательно‭ ‬делает‭ ‬так,‭ ‬чтобы‭ ‬они‭ ‬узнали‭ ‬кое-что‭ ‬об‭ ‬индейской‭ ‬культуре‭»‬.

Лиллиан‭ ‬продолжала‭ ‬читать‭ ‬лекции‭ ‬и‭ ‬выступать‭ ‬в‭ ‬Нью-Йорке‭ ‬вплоть‭ ‬до‭ ‬своей‭ ‬смерти‭ ‬13‭ ‬марта‭ ‬1974‭ ‬года.‭ ‬Она‭ ‬была‭ ‬похоронена‭ ‬на‭ ‬кладбище‭ ‬Св.‭ ‬Августина‭ ‬в‭ ‬Небраске.

‭«‬Немногие‭ ‬из‭ ‬индейских‭ ‬женщин‭ ‬были‭ ‬кинозвездами.‭ ‬«В‭ ‬некотором‭ ‬смысле‭ ‬Лиллиан‭ ‬была‭ ‬первопроходцем‭ ‬в‭ ‬адаптации‭ ‬к‭ ‬ситуации‭»‬,‭ ‬-‭ ‬добавляет‭ ‬Ваггонер.‭ «‬Я‭ ‬чувствую,‭ ‬что‭ ‬она‭ ‬никогда‭ ‬не‭ ‬была‭ ‬жертвой‭»‬.‭ ‬Для‭ ‬Мофси‭ ‬наследие‭ ‬Лиллиан‭ ‬это‭ ‬личное.‭ «‬Она‭ ‬оказала‭ ‬большое‭ ‬влияние‭ ‬на‭ ‬меня‭»‬,‭ ‬-‭ ‬говорит‭ ‬он.‭ «‬Помимо‭ ‬актерского‭ ‬мастерства‭ ‬она‭ ‬дала‭ ‬мне‭ ‬вдохновение‭»‬.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: Jana7ish. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.