Уилл Сэмпсон. Джозеф Бручак. Луис Баллард.

"Есть три способа избежать хулы: ничего не говорить, ничего не делать, ничего собой не представлять..." Уилл Сэмпсон своему сыну.

 

С. ЛЮТОВА. "ВОЛЯ - ИМЯ ЕМУ". ФРАГМЕНТ ЭТОГО ТЕКСТА ОБ УИЛЛЕ СЭМПСОНЕ БЫЛ ОПУБЛИКОВАН В ЖУРНАЛЕ "СОВЕТСКИЙ ЭКРАН". 1989. № 2. С. 21.

 

03.06.1987 г. на 54-ом году жизни через шесть недель после трансплантации сердца и лёгких скончался в клинике г. Хьюстон, шт. Техас, американский актёр Уилл Сэмпсон, известный нам по фильмам "Пролетая над гнездом кукушки", "Буффало Билл и индейцы", "Смерть среди айсбергов", "Белый бизон", "Индеец Ястреб", "Ничтожество", "Полтергейст-II: по ту сторону", "Идущий в огне" и др.

 

Необходимость операции была вызвана прогрессированием хронического аутоимунного заболевания склеродермия, которым актёр страдал последние 10 лет жизни, и которое, возможно, явилось следствием травмы позвоночника, полученной Сэмпсоном в начале 1970-х гг. (подробнее см. на второй стр. сайта).

 

САННИ

 

Уилл (Уильям) Сэмпсон Младший (27.09.33–03.06.87) – чистокровный маскоги (крик), чьё первое индейское имя Каскана (Kvskvna или Kvskvnv в написании на маскоги) означает Левша, – родился недалеко от г. Моррис, штат Оклахома. Он принадлежал к роду Тигра (или Пантеры в ином переводе), к Красной фратрии. Родственники и близкие друзья звали его Санни. Получив 8-летнее школьное образование, У. Сэмпсон отслужил в военно-морском флоте США, вернувшись, работал лесорубом, строителем, чернорабочим на нефтепромысле, подручным на ранчо.

 

УИЛЬЯМ СЭМПСОН: НАЕЗДНИК РОДЕО

 

С 14 до 40 лет, с конца 1940-х до начала 1970-х гг. У. Сэмпсон, "ковбой-индеец", выступал в родео и не раз становился чемпионом этой традиционной ковбойской игры в разных видах соревнований.

 Сэмпсон предпочитал самый опасный вид родео: "буллрайдинг" - укрощение разъярённого быка. Задача наездника в этих соревнованиях или продержаться как можно дольше верхом на взрослом быке, или, на скаку пересев с лошади на спину бычку-двухлетку, повалить того наземь.

 Конец карьере наездника положил сначала перелом ноги, а вскоре после выздоровления - тяжёлая травма спины, потребовавшая оперативного вмешательства.

 

КАС-КАНА: ХУДОЖНИК

 

До своих сорока лет Уилл Сэмпсон перепробовал много специальностей. Призвание же своё определил очень рано: с детства увлекаясь живописью, Уильям Сэмпсон преимущественно вёл образ жизни странствующего художника, что не помешало ему, периодически выставлявшему свои живописные и графические работы, добиться профессионального признания.

 Художник-самородок рисовал постоянно, на первых порах чем и на чём придётся, осмысляя в творчестве культурные образы маскоги, обращаясь к сюжетам истории некогда могущественной Конфедерации криков. Динамичные, искрящиеся юмором зарисовки сцен родео, показывают, что художник действительно обладал "фотографической памятью".

 Сэмпсон рисовал пейзажи Дикого Запада, исполненные философского постижения единства земли и неба. Реалистичные только на первый взгляд, существа (люди и звери), написанные художником, невесомо парят в многоцветных небесах Уилла Сэмпсона, небесах, сгустившихся до плотности земной тверди.

 Начинающий индейский художник уже иллюстрировал такие издания, как «Куотэ Хорс Джорнэл» и «Аризона Хайуэйс», «Интернэшнл Петролиум Экспо» и «Хайлайн Хай-Лайтс/Сентрал Электрик» (последнему принадлежали права на издание «Клевис Браун»). Молодой Сэмпсон выполнял также индивидуальные заказы губернатора Оклахомы Джорджа Ная.

 Свою первую награду как художник У. Сэмпсон получил в Филбрукском Центре искусств в 1951 году, и с тех пор ему постоянно доставались премии за акварели и живописные полотна. В марте 1967 года ему была присуждена высшая награда Культурного фонда Окмулги в номинации «Зрелищные и художественные искусства».

 Творчество Уилла Сэмпсона получило общественное признание, что выразилось в премиях «Приз жюри» и в звании «Самый популярный художник», которые не раз присуждались ему на художественных выставках. Как живописец он был удостоен звания «Выдающийся индеец года» на Ежегодной выставке работ индейских художников в Анадарко, шт. Оклахома.

 У. Сэмпсон оказался в числе лучших художников, которые получили право демонстрировать свои полотна в Смитсоновском Институте на выставке индейского искусства «Первооткрыватели Америки».

 Работы Сэмпсона в разное время выставлялись не только в Смитсоновском Институте, но и в Библиотеке Конгресса, в Музее Эймона Картера, в Музее Джилкрис, в Центре искусств Филбрука, в Доме Совета Нации Криков в Окмулги. Сегодня большинство его работ хранится в частных коллекциях и в музеях шт. Оклахома.

 В конце 1960-х гг. Уильям Сэмпсон занимал посты вице-президента Союза художников Оклахомы и директора Художественной Галереи Вождей в родном городе Окмулги.

 

УИЛЛ СЭМПСОН: ЗВЕЗДА ГОЛЛИВУДА

 

В 1975 году судьба его сделала резкий поворот. Пройдя кастинг, Уилл Сэмпсон получил роль Вождя Бромдена в знаменитом впоследствии, оскароносном, фильме М. Формана по роману К. Кизи. Уилл Сэмпсон должен был быть номинирован на "Оскар" (как лучший актёр второго плана) за исполнение этой роли, но в последний момент номинантом был назван исполнитель роли Билли Биббита (премию, впрочем, получил и вовсе другой актёр).

 К сожалению, в отечественный прокат долгое время запрещённый у нас к показу фильм «Пролетая над гнездом кукушки» /"One Flew over the Cuckoo''s Nest"/ вышел лишь 12 лет спустя, в год смерти У. Сэмпсона. Однако наш зритель к тому времени уже был знаком с актёром по более поздним его работам: в конце 1970-х в московских кинотеатрах шла «экологическая драма» «Cмерть среди айсбергов» /”Orca: the Killer Whale”/, а на XI Московском Международном кинофестивале в 1979 г. была показана в конкурсной программе психологическая драма «Индеец Ястреб» /“Fish Hawk”/ Д. Шебиба с У. Сэмпсоном в заглавной роли (за её исполнение У. Сэмпсон был номинирован в 1980 г. на получение канадской премии "Гений" как лучший иностранный актёр).

 К своим 45 годам «новичок» оказался уже в числе наиболее снимаемых и высокооплачиваемых звёзд Голливуда, играл и на сцене. Правда, сам он к своему успеху относился скептически, полагая, что ни один из последующих его фильмов (около 30, включая телесериалы, за 12 лет) так и не достиг уровня картины «Пролетая над гнездом кукушки». Это несмотря на то, что многие фильмы с участием Сэмпсона номинировались на престижные премии и были удостоены некоторых из них (см. фильмографию актёра на странице ссылок).

У. Сэмпсон продолжал живопись считать своим призванием.

 В зените актёрской славы У. Сэмпсон осознавал ответственность перед наследием предков и соплеменниками. Этот двухметрового роста плечистый индеец с благородным профилем «краснокожих вождей» и умным взглядом совершил, по признанию критики, революцию в американском кинематографе, явив (на смену «дикарям» или «верным Пятницам») исполненный достоинства образ современного индейца.

 Персонажи Уилла Сэмпсона мужественны и благожелательны, снисходительны и сдержанно ироничны. Обладающие независимой волей и свободой суждения, они сильны настолько, чтобы с состраданием, а не с ненавистью взглянуть, наконец, на мир «белого американца». В 1979 г. канадские индейцы на специальной церемонии нарекли У. Сэмпсона новым именем - Owlman (Аулмэн, Человек-Филин), признав тем самым его мудрость.

Это имя Сэмпсон с гордостью носил как титул.

 

КАРЬЕРА В ДОКУМЕНТАЛИСТИКЕ

 

Проблемы свободы и достоинства личности, поставленные У. Сэмпсоном в его творчестве, носят общечеловеческий характер, выходя далеко за рамки "национального вопроса". Однако каждая роль Уилла Сэмпсона непременно включает мини-монолог, посвящённый той или иной проблеме «индейского мира». Вместе взятые, эти проблемы составляют суть актуальных претензий (экономических и юридических) со стороны «коренных наций» к властям США. Утверждают, что эта «публицистика» именно по настоянию кинозвезды вводилась в сценарии всех фильмов, где он снимался.

 К чисто публицистическим работам Сэмпсона (попавшим в историю индейской журналистики) можно отнести короткометражные документальные фильмы, в которых он выступал в качестве рассказчика и соавтора. Фильмы эти, распространявшиеся на видеокассетах, поднимали наиболее острые вопросы взаимоотношений белого и индейского сообществ. Так, широкую известность получил документальный сериал индейского кинорежиссёра Ф. Лукаса «Образы индейцев»: пять получасовых фильмов об эволюции голливудских стереотипов «краснокожих».

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

 

У. Сэмпсон посещал, проводя беседы, тюрьмы и школы в индейских резервациях. Однако в своей общественной деятельности словами он не ограничивался, передавая значительную часть актёрских гонораров на поддержку программ по профилактике алкогольной и наркозависимости среди индейцев, на содержание индейской наркологической лечебницы в Лос-Анджелесе, на развитие индейского культурного центра «Рассветная звезда» /”Daybreak Star”/ в Орегоне.

 Имя У. Сэмпсона – среди основателей такой уникальной некоммерческой организации как Институт индейского кино в Сан-Франциско /American Indian Film Institute/, проводящей ежегодные фестивали индейского кино. По инициативе и при финансовом участии Сэмпсона и его друзей (в первую очередь Зои Эскобар, бывшего личного секретаря У. Сэмпсона и первого исполнительного директора новой ораганизации) возник также Реестр индейцев-актёров и технических работников кинематографа в Лос-Анджелесе /American Indian Registry for the Performing Arts/.

 Реестр выполнял функции и актёрской картотеки, и национального бюро по трудоустройству. Получивший несколько премий «Оскар» фильм «Танцы с волками» – блестящее доказательство успешной работы этой организации: наконец-то индейцев в Голливуде стали играть индейцы, а не ряженые «бледнолицые». Сэмпсону, однако, не суждено было порадоваться победе.

 

ЛЕГЕНДЫ

 

Неординарная личность, безвременно покинув сей мир, оставляет по себе память, со временем всё более обрастающую легендами. Так, об Уилле Сэмпсоне пишут, что был он (в жизни, не только на экране) могущественным, авторитетным шаманом в нескольких индейских общинах и пал жертвой злых сил, магическим образом спасая от проклятия съёмочную группу фильма «Полтергейст» (знаменитого проклятия, унесшего, как утверждала пресса, жизни нескольких человек, в том числе самой 12-летней исполнительницы главной роли). Намекают, что и кончина Сэмпсона несёт в себе некий ритуальный смысл: Сэмпсон настоял на пересадке сердца и лёгких в полном сознании того, что ослабленный болезнью организм такой операции не перенесёт.

 

ЗАГАДКА ЛИЧНОСТИ

 

Достоверно известно лишь то, что, родившись в индейской семье баптистов, Сэмпсон, вопреки семейной традиции, не принял в отрочестве крещения и всю жизнь исповедовал индейский духовный путь, наставляя в нём неофитов. Он стал одним из признанных духовных лидеров национального возрождения коренных американцев.

 Сэмпсон поистине был личностью неординарной. К каждому он поворачивался одной из своих граней, видимой только этому человеку. Он умел быть простым с незамысловатыми, интеллектуалам казался изощрённым, тем, кто помешан был на мистике, виделся гуру, прагматикам являлся циничным... Все признавали его авторитет, поражаясь начитанности и широте кругозора. Мужчины отмечали его дружелюбие и тонкое чувство юмора, женщины просто обожали, храня ему верность и после расставания, и после его ухода в мир иной...

Каким он был?

 

СЕМЬЯ

 

Личная жизнь киноактёра всегда привлекала к себе особое внимание, будучи овеяна тайной (см. подробнее об этом на странице ссылок). Количество детей Сэмпсона от разных жён с шести (упомянутых им в интервью 1976 г.) впоследствии увеличилось в полтора раза. Отец принимал живейшее участие в воспитании всех девяти отпрысков.

 Старший сын Тим, также чистокровный крик, вдали от отца и от собственной матери, воспитывался на ранчо Сэмпсона в Оклахоме под присмотром тёти и любимой бабушки, пробовал себя в качестве каскадёра, унаследовал от отца любовь к живописи и игре на акустической гитаре.

 Закончив школу, Тим Сэмпсон перебрался к отцу и, начав с появлений в массовке за его спиной, выстроил впоследствии собственную голливудскую карьеру. Наиболее известный у нас фильм с участием Тима Сэмпсона – драма «На тропе войны» /”War Party”/(1988), в которой можно видеть, как легко проломить безопасную «корку» современности и сгореть дотла в хлынувшей лаве живой истории.

 

ПОСМЕРТНОЕ ПРИЗНАНИЕ

 

Несколько лет назад вдове актёра была вручена

престижная награда, которой посмертно был удостоин Уилл Сэмпсон за создание неординарных образов на экране и общий вклад в развитие кинематографа.

 Родственники и друзья У. Сэмпсона прилагают усилия к увековечению его памяти. Ходят слухи о создании документального фильма о У. Сэмпсоне, о публикации блистательных воспоминаний старшей сестры актёра Нормы.

 Реализуются ли все эти намерения? Дай бог!

 Однако уже теперь на карте Оклахомы отрезок (между Престоном и безымянным хутором) трассы, прозаически называющейся E0900Rd, обозначен как Will Sampson Road, «Дорога Уилла Сэмпсона». Действительно именно по ней любознательный индейский мальчик шагнул когда-то из родного дома в большой мир. И последний путь Уилла Сэмпсона привёл его на родину: по завещанию, актёр похоронен на индейском кладбище в Оклахоме, недалеко от места, где родился.

 В сентябре 2008 г., к 75-летию со дня рождения актёра, память о нём была увековечена в г. Талса (это второй по величине город и культурная столица шт. Оклахома): на Аллее Славы возле здания Circle Cinema (Саут Льюис Авеню, 10) состоялась церемония закладки медальона с именем Уилла Сэмпсона. Церемония состоялась в присутствии сенатора от шт. Оклахома (гражданина Нации Маскоги) и под председательством Второго вождя Нации Маскоги.

 В 2009 г. Зои Эскобар издала в Сиэтле (шт.Вашингтон) написанную ею биографию Уильяма Сэмпсона с его живописными и графическими работами в качестве иллюстраций.

 

Источник: http://lyutichee.narod.ru/WillSampson.html

 

Джозеф Бручак.

Упрямый дед
(Виктор Постников)

 

Он останавливал машину
наверное десятки раз чтобы
вылезти и подобрать маленьких жаб;
ослепленные фарами они прыгали через
дорогу словно ожившие капли дождя.

Из-за дождя вокруг убеленных волос деда
образовался туман, а я всё повторял:
«Признайся, ты не можешь спасти их всех,
залезай в машину, и поехали -
нам нужно добраться до места»
 
Стоя по колени в летней придорожной траве,
с мокрыми комочками жизни в морщинистых руках,
он только улыбался и твердил -
ИМ ТОЖЕ НУЖНО ДОБРАТЬСЯ ДО МЕСТА.

 

 

Джозеф Бручак - член племени абенаки по дедушке, в нем также течет английская и словацкая кровь. Он - член Поэтического общества Америки, потрясающий поэт, писатель, рассказчик, музыкант, педагог, редактор, издатель и записывающийся исполнитель.

Джозеф Бручак родился 16 октября 1942 года в Саратога-Спрингс, штат Нью-Йорк. Его детство прошло с дедушкой и бабушкой у подножия гор Адирондак, где дедушка построил свой дом.
Долгое время от Джозефа скрывали его индейское происхождение, опасаясь, что он столкнется с негативными предрассудками, царящими в обществе относительно индейцев.
В 1965 году Джозеф Бручак получил степень бакалавра в Корнельском университете, где специализировался в английском языке и в качестве дополнительной дисциплины выбрал зоологию, а также увлекся борьбой. К слову сказать, на протяжении 30 лет он занимался боевыми искусствами Индонезии и изучил различные формы тай-чи, капоэйры, кунг-фу, ушу и бразильского джиу-джитсу. Его сыновья также разделили любовь отца к боевым искусствам и сейчас сами являются учителями.
В 1966 году Джозеф Брунчак получил степень магистра в творческой письменной речи в Сиракузском университете, а в 1975 году - доктора философских наук в сравнительной литературе от Всесоюзного института Огайо.
С 1966 по 1969 год Джозеф Бручак жил в Западной Африке, в Гане. Вместе со своей женой Кэрол, которая также была рассказчицей и музыкантом, он присоединился к Корпусу Мира и преподавал английский язык и литературу в средней школе Кета. Тесный контакт с местной культурой еще больше укрепил в нем гордость за свое индейское наследие и помог сформировать планы на будущее.

Вернувшись в Нью-Йорк, Бручаки организовали семейный бизнес, «Гринфильд Ревью Литерари Центр», начав издавать литературу различных культурных традиций, и Джозеф стал редактором "Гринфильд Ревью Пресс". Помимо этого, он начал преподавать африканскую и афро-американскую литературу в штате Нью-Йорк.
Ни одна биография Джозефа Бручака не будет полной без упоминания его работы в качестве наставника и промоутера новых индейских писателей и поэтов. Миссия «Гринфильд Ревью Литерари Центр» как раз и заключается в помощи новичкам, чьи имена еще мало известны читателям. Бручак по праву считается важным сторонником и защитником многих поэтов индейского Возрождения.
Помимо прочего, Джозеф Бручак является редактором двух наиболее значимых индейских антологий конца 20 века, одна из которых - это “Song: from the Earth on Turtle’s Back», опубликована в 1983 году. Она представляет собой собрание работ 52 индейских поэтов, многие имена которых сегодня очень известны. И другая антология - это «Survival This Way», собрание интервью с индейскими поэтами. "Гринфильд Пресс" также публиковала стихи азиато-американцев и людей, находящихся в местах заключения.
Большинство своих последних работ Джозеф Бручак посвятил детям, раскрывая для них индейскую культуру во всей своей красе через истории, сказки и легенды различных племен. Бручак был участником программы "Поэзия для школ". Он искренне верит в то, что дети - это будущее, и они смогут сохранить планету такой, какой мы знаем ее сегодня, поэтому он ненавязчиво через эти истории учит их так же, как и взрослых - посредством своих стихов и художественной литературы. Ведь истории помогают сохранить баланс и гармонию в мире, поэтому Бручак рассказывает их во всех индейских школах, включая школы Аляски.  Вместе с сестрой Маргарет и своими сыновьями, Джеймсом и Джесси, он бывает в Европе и колесит по США от Флориды до Гавайских островов.
Помимо прочего, он также является участником группы "Dawn Land Singers". Первый альбом, выпущенный этой группой, назывался «Alnobak”.
Джозеф Бручак имеет множество наград, включая:

American Book Award за « Before Columbus Foundation» (1984);

Cherokee Nation Prose Award (1986);

Mountain & Plains Award (1995);

National Endowment (1974);

Publishers Marketing Association Person of the Year Award (1993);

Wordcrat Circle of Native Writers and Storytellers: Storyteller ofthe Year Award (1998 );

Jane Addams Childrens Book Award за Heart of a Chief (1999);

Lifetime Achievement Award за  Native Writers Circle of the Americas (1999);

Parents Choice Gold Award за Crazy Horse's Vision (2000);

Parents Guide to Childrens' Media Award за Skeleton Man (2001);

Virginia Hamilton Literary Award (2005).


На его счету более 600 статей и стихов, а также более 120 книг, среди них:
Turkey Brother, and other tales: Iroquois folk stories. Illustrated by Ka-Hon-Hes(1975);
The Good Message of Handsome Lake (1979);

The First Strawberries: A Cherokee Story (1993) ;
A Boy called Slow (1994 );

The Earth Under Sky Bear's Foot (1995);

The Story of the Milky Way: A Cherokee Tale (1995) ;

Between Earth & Sky: Legends of Native American Sacred Places (1996);

Lasting Echoes: An Oral History of Native American People (1997) ;

Crazy Horse's Vision ( 2000);

Code Talker: A Book About the Navajo Marines (2005);

Buffalo Song ( 2008 );

Night Wings( 2009);

Dragon Castle ( 2011);

Wolf Mark (2011).

 

Джозеф Бручак считает, что поэзия - «такая же часть человеческого существа, как и дыхание - и, словно дыхание, поэзия связывает нас со всеми живым, и этим необходимо делиться».
Его работа сконцентрирована на нескольких ключевых темах, одна из которых - индейский фольклор, и Бручак очень часто использует в своей поэзии легенды, верования североамериканских индейцев, образы животных, знакомых его предкам, таких, как медведи, волки и бизоны. Он призывает человечество к сохранению природы, наблюдая и слушая мир вокруг нас. «Это природная гармония, это понимание природы вокруг нас, семьи, которая является частью нас на протяжении долгого времени. И, когда мы осознаем это, мы увидим себя членами этой общины и будем двигаться в сторону мягких изменений».
Поэтому еще одна ключевая тема, которой пронизана вся его поэзия, - это сохранение природы. Он ненавязчиво призывает читателя к уважению Земли, природы, животных, как это делают коренные американцы, в отличии от западной цивилизации, которая совсем не в ладах с природой. Бручак также стремиться сохранить индейский фольклор посредством своей поэзии. В его работах часто можно встретить слова на языке абенаки или других индейских народов. В сочетании с мировоззрением коренных американцев, он всегда подчеркивает взаимосвязь всего живого на нашей планете. Он призывает своих читателей слушать природу, наблюдать за животными и извлекать уроки из тех разрушений, которые человечество все еще продолжает творить на Земле. Слушая, мы вспоминаем, и поэзия Бручака часто напоминает читателю о важности культурной памяти. Слушая, мы учимся состраданию к Земле и всем существам, населяющим ее. Несмотря на серьезность затрагиваемых им тем, творчество Бручака полно оптимизма и надежды. Он говорит, что этот оптимизм заложили в него бабушка с дедушкой, и он очень осторожен с ним и бережен в его сохранении.
Читатель остается с надеждой, что ошибки могут быть исправлены, что физический и духовный баланс может быть восстановлен, что человечество может научиться жить в гармонии с планетой. Он ни в чем не упрекает своего читателя, он ничего не проповедует, он всего лишь помогает читателю найти проблему самому и сделать для себя соответствующие выводы.
Джозеф Бручак по-прежнему живет в предгорьях Адирондак, в том же доме, который когда-то построил его дедушка.

 

«Когда люди спрашивают, что сподвигло меня стать писателем и рассказчиком, я всегда говорю им, что это в значительной степени произошло под влиянием моих бабушки и дедушки по материнской линии, которые вырастили меня. И, я добавлю, интерес всей моей жизни к индейскому наследию связан с моим темнокожим дедушкой абенаки Джесси Боуманом.
Моя бабушка хранила в доме очень много книг. Однако, насколько я знаю, мой дедушка не прочел ни одной из них. Ему с трудом удавалось прочесть даже газету. Все его образование закончилось в четвертом классе, когда он выпрыгнул из школьного окна после непрекращающихся нападок в его адрес. Там его постоянно называли «грязным индейцем». Но именно его голос я часто слышу, когда начинаю рассказывать ту или иную историю, и я чувствую его ласковое одобряющее присутствие со мной, когда я начинаю писать. Всякий раз я видел моего дедушку в лицах индейских старейшин, которые были моими учителями, и слышал в их голосах отголосок его голоса - спокойного, с интонацией и мягким юмором.
Когда я был ребенком, дедушка никогда не поднимал на меня руку и даже никогда не позволял себе повысить на меня голос. Я никогда не забуду, как он рассказал мне о том, как воспитывал его отец: «Он никогда не бил меня», - говорил дедушка. - «Что бы я ни делал. Он просто беседовал со мной, рассказывая мне истории». Затем он усмехнулся: «Было и такое, что я действительно этого заслуживал. Но его истории были гораздо сильнее».
Годы спустя, когда я учился на аспирантуре в Сиракузском университете, я на «Харлее», который был моим основным средством передвижения, колесил по резервации Онондага. Там, сидя с моим другом Девасента в доме Матери Клана, я узнал, что ирокезы также воспитывали своих детей без насилия над ними, рассказывая им истории. Ведь избиение и резкие слова могут искривить дух ребенка, а истории всегда остаются в его сердце, помогая вырасти прямым и сильным. Чем больше я путешествовал и слушал, тем яснее я осознавал, что правилом воспитания детей у индейцев Северной Америки было «Пожалей розги и расскажи историю».
Сильные истории. Это одна из тех вещей, которые в общем имеет большинство индейских писателей этой последней четверти века. Будь то поэты, такие, как Симон Ортиз и Мэри Высокая Гора, Рэй Янг и Джой Харжо, или прозаики, как Луис Оуэнс и Линда Хоган, Скотт Момадей и Элизабет Кук-Линн, - они все рассказывают сильные истории. Очень много индейских писателей поведали мне, какую важную роль в их жизни сыграли истории, которые они слышали в детстве, и как эти истории остались с ними. Отец Симона Ортиза был известным рассказчиком в пуэбло Акома; как-то Симон сказал мне, что он очень гордится тем, что люди его величают не иначе как «сын рассказчика» . И не случайно аудио-произведение Скотта Момадея озаглавлено «Рассказчик», так же, как и одна из книг Лесли Мармон Силко.
Как писатель, который также является профессиональным рассказчиком, я осознал, что лучшие истории, записанные или переданные устно, всегда служат по крайне мере двум целям. Первая - они интересны и занимательны. Поэтому они будут услышаны. Во-вторых, они хранят в себе моральное и практическое учение. Все они служат уроками. Независимо от того, насколько благонамеренны они могут быть, скучную историю либо проигнорируют, либо забудут. Джордж Бернард Шоу, британский драматург, став знаменитым, узнал, что его ранние работы, хотя и отличающиеся искренностью, не были услышаны. Большинство индейских писателей либо выросли из такого понимания, или, как я, переоткрыли это, уже будучи взрослыми, когда начали писать серьезные вещи.
В конце 1800-х американское правительство развернуло кампанию под лозунгом «убей индейца - спаси человека». Принудительная ассимиляция была главенствующей линией в индейской политике США с 1887 по 1934 год. Индейская культура должна была быть искоренена из индейцев, чтобы те смогли стать «правильными американцами». Грамотность была важной частью этой кампании, поэтому индейских детей забирали у родителей и отправляли их в школы-интернаты. Там у них отбирали традиционные одежды и взамен выдавали военную униформу. Их волосы состригали, им запрещалось говорить на родном языке. За ослушание детей жестоко избивали. Многие из них умерли от инфекционных заболеваний или же покончили жизнь самоубийством.
Из Онодага многих детей отправили в школу-интернат Томаса. «Это было ужасно», - сказал мне Девасента, вспоминая те дни, когда приходил грузовик за детьми. - «Родителей убеждали, что это хорошо для их детей, поэтому они были уже готовы к этому. Но дети, они плакали и пытались ухватиться за своих родителей, когда их тащили к грузовику. Я до сих пор слышу этот плач».
Вся ирония в том, что усилия правительства сформировали глубокий интерес к книгам среди выпускников школ-интернатов. Некоторые из тех, кто вернулся в родной дом, закончив школу, действительно поверили тому, что их старые пути неправильные. Но среди других укрепилось совершенно обратное мнение. Многие из тех, кто закончил индейские школы, такие, как Карлайл в Пенсильвании, стали мощными адвокатами, защищая индейскую культуру и права индейцев. Вместо того, чтобы забыть старые истории, они добавили еще и любовь к литературе. Я не могу сказать вам, сколько раз я был в гостях у тех старейшин, которые смогли пережить все эти школы-интернаты, но всякий раз я находил их полки, как вот у Девасента, заставленные книгами, большинство из которых были о индейцах. Это была не слепая любовь к книгам, я бы хотел добавить, те старейшины, как правило, быстро указывали мне на книги в своих коллекциях (как правило, написанные неиндейскими "индейскими экспертами"), содержащие в себе ложь о коренных народах».
Когда я был в Западной Африке в качестве волонтера-учителя в 1960-х, я познакомился с Чинуа Ачебе (Альберт Чинуалумогу Ачебе-нигерийский прозаик, поэт и литературный критик. Прим., пер), он - очень известный африканский писатель. Чинуа так и сказал мне, что одной из главных причин, по которой он взялся за перо, был британский роман под названием «Мистер Джонсон», в котором игбо, народ Чинуа, описывался, как невежественный, грязный и суеверный. Ачебе, который вырос в духовных традициях, богатых на истории, хотел доказать обратное, что он и сделал в романе «Things Fall Apart».
Это, конечно, является замечательной иронией о грамотности. Если якобы превосходящая культура обучает грамотности индейскую культуру, то далее "превосходящая" культура находит, к ужасу миссионеров, что "быть в состоянии прочитать" означает "быть в состоянии прочитать не только утвержденные книги, но и те, что говорят о другой стороне истории". Умея писать, индейцы находили способы, чтобы выразить значение их оригинальных культур в этой новой среде, на новом для них языке. И по сей день работы индейских писателей последних трех десятилетий продолжают рассказывать эти сильные древние истории, истории о духовном выживании, отражая их в стихах и рассказах, в романах, эссе и пьесах, написанных большей частью на английском языке. Дети и внуки тех, кто был когда-то разлучен со своим родным домом, тех, кого учили презирать их собственные племенные культуры, сегодня, оглядываясь назад, обращаются к устной традиции и, вдохновленные ею, продолжают круг историй, продолжают их через свои литературные произведения" Джозеф Бручак.

 

Гимн.

(Н. Овсюкова)

пусть другие твердят
об арфах и
небесном хоре
мое решенье таково
остаться здесь
с Землей
и если седой поэт
чует, что в силах измениться и
жить со зверями
почему же я не слишком хорош
чтобы остаться и умереть с ними
И великая дорога Млечного Пути
та Небесная Тропа моих предков Алнаки
что ведет к последнему Счастливому Дому
не приходит в мои сны
я не верю
что мы поднимаемся в небо
если только
не вернуться
с дождем

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: WR. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Луис Баллард.

«Недостаточно признать, что музыка коренных американцев просто отличается от других видов музыки. Нужно, чтобы Америка наконец проснулась и изменила ориентиры в нашей духовной и культурной перспективе, поняла и узнала у индейца, что движет его музыкальными и художественными порывами»-Луис Баллард.

 

Музыка Луиса Балларда звучала не только в главных концертных залах Америки, но и по всему миру, включая Карнеги-Холл, Центр им. Линкольна в Нью-Йорке, Центр исполнительских искусств им. Дж. Ф. Кеннеди в Вашингтоне, Аргентину, Австрию, Англию, Китай, Чехию, Францию, Германию, Венгрию, Италию, Россию и Испанию. Он писал музыку как для камерных произведений, так и для симфоний, с особым акцентом на вокальную музыку и балет, сплетая индейские традиции и мировоззрение с классической музыкой Европы и США. Как говорил Баллард: «Я жил в двух мирах - в мире моей культуры и в мире западной музыки». Луис Баллард также является автором таких книг о индейской музыке, как «My Music Reaches the Sky» (1973) и «Music of North American Indians» (1975). Он был художником и журналистом. Как педагог, Баллард стал пионером в формировании места для индейского музыкального наследия в учебных программах по музыке, изучаемых детьми различного происхождения.

 

Луис Уэйн Баллард (Louis Wayne Ballard) родился 8 июля 1931 года близ Куапо, Оклахома, в индейской общине Дэвилс Променад. Его имя на языке куапо - Хонганоже ( Honganozhe, Stands With Eagles, Стоящий С Орлами). Предками Луиса были куапо и французы - по линии матери, чероки и шотландцы - по линии отца. Его родители развелись, когда тот был еще совсем маленьким, поэтому он жил то с бабушкой в резервации Куапо, то с матерью на юго-востоке Мичигана. В резервации Луис обучался традиционной музыке и танцам, являясь активным участником сообщества Военного Танца, принимая участие в пау-вау. Леона, его мать, дала сыну первые уроки на фортепиано. Она сама сочиняла музыку для детей. В резервационной миссии Баллард научился читать ноты и вскоре уже записывал свои оригинальные идеи в музыкальной нотации, к тому же бабушка, поддерживая интерес внука к музыке, смогла купить ему пианино.
Стать композитором было почти неслыханным выбором для молодого индейца в то время, и, прежде, чем достичь музыкальных высот, Балларду пришлось много учиться в различных учреждениях.

В начале 1950-х он закончил колледж Бэкона в Маскоги и Северо-восточный оклахомский сельскохозяйственный и механический колледж. Зарабатывая на обучение, Луису приходилось много работать. Он был дворником, официантом, мыл посуду, работал водителем скорой помощи. Баллард изучал музыку в Университете Оклахомы и Университете г. Талса, где его преподавателем был композитор венгерского происхождения Бела Рожа.
Многие американские композиторы, такие, как Эдвард МакДауэлл, пытались облачить традиционную индейскую музыку в классические формы, но главным источником вдохновения для Балларда стал венгерский композитор Бела Барток, с творчеством которого его познакомил Бела Рожа. Барток записывал традиционные мелодии народов Восточной Европы и вплетал эти мотивы в собственную музыку. Луис  Баллард намеревался сделать тоже самое с индейской музыкой. Еще до того, как  получить степень магистра в Талсе в 1962 году, Баллард уже писал музыку с характерным индейским звучанием. В 1962 году он переехал в Санта-Фе, Нью-Мексико, и был там во времена основания института Искусств коренных народов Америки (Institute of American Indian Arts (IAIA)). «Ты приходил и пел песню тополей», - сказал художник-зуни Цабетсайе Балларду, когда они вспоминали ранние дни в институте. Песня Луиса стала гимном ассоциации индейских художников. С 1962 по 1970 он был директором по музыке и исполнительным видам искусства в институте Искусств коренных народов Америки. С 1970 по 1980 он был директором музыкальных программ в департаменте внутренних дел США и в бюро по делам индейцев по составлению школьных программ по всей стране. Позднее, для школ и колледжей, Баллард создал и опубликовал пособие на 110 страницах с двумя CD-дисками под названием «Индейские песни, выученные Луисом У. Баллардом». Работа включала в себя музыкальные нотации, анализ песен, их переводы, танцевальные диаграммы, планы уроков, цветные фотографии и обширные культурные материалы.
В 1960-х годах  Баллард продолжил свое музыкальное образование, он брал уроки у всемирно известных композиторов, таких, как Дариус Мийо и Марио Кастельнуово-Тедеско, Карлоса Сьюринача и Феликса Лабунски, получив докторскую степень в области музыки в колледже Санта-Фе в 1973 году. Именно в этот период музыка Балларда вышла за пределы индейского мира. В начале 1960 года в Испании был поставлен балет «Koshare», сюжет которого был основан на легенде хопи, а в 1962 году балет «Jijogweh, the Witch-Water Gull».
Его слава возросла с выходом работы, основанной на истории навахо, «Why the Duck Has a Short Tail», в которой задействованы сказитель и симфонический оркестр (была исполнена симфоническим оркестром Феникса в 1969 году). Еще один балет, «The Four Moons», был посвящен празднованию 60-летия штата Оклахома. В нем были задействованы Ивонн Шуто, Розелла Хайтауэр, Моселин Ларкин, Марджори Толчиф. Духовой квинтет Балларда «Ritmo Indio» получил награду "Marion Nevins MacDowell Award", а октет « Desert Trilogy», выступивший в Лаббоке, штат Техас, в 1971 году заработал композитору номинацию на Пулитцеровскую премию в области музыки.
Одной из главных работ Луиса Балларда является «Incident at Wounded Knee» для камерного оркестра («Incident at Wounded Knee for chamber orchestra, dramatizing the rebellion of the Sioux Indians at the locality known as Wounded Knee in South Dakota»), посвященная событиям в Вундед-Ни в 1890 и 1973 годах. Премьера состоялась в Варшаве, затем это произведение было исполнено американскими оркестрами, в том числе и в Канеги-холл в 1999 году. Помимо этих работ наиболее часто исполняются «SCENES FROM INDIAN LIFE», «Music for the Earth and Sky» (для индейских инструментов и перкуссии), серия «FANTASY ABORIGINE NOS. 4-5-6» (все оркестровые произведения); "KATCINA DANCES" (для виолончели и фортепиано); "CACEGA AYUWIPI"; хоровые кантаты «THE GODS WILL HEAR», « PORTRAIT OF WILL ROGERS» и танцевальная пьеса « THE MAID OF THE MIST AND THE THUNDERBEINGS». Его музыка стала частью программ для лучших симфонических оркестров США, в том числе - Филадельфийского оркестра, филармонии Лос-Анджелеса и камерного оркестра Сент-Пол. Многие из его хоровых и вокальных произведений включают в себя тексты на различных индейских языках. В 1990-е гг он продолжил сочинять новую музыку. В 1994 году в Германии прошла премьера его оперы «Moontide». Баллард был получателем грантов от Фонда Рокфеллера, Фонда Форда и Национального фонда искусств.
В 1997 Баллард был удостоен награды «Lifetime Musical Achievement Award» от «Первых американцев в искусствах» в Беверли-Хиллз, штат Калифорния. В 2001 году он получил почетную докторскую степень от колледжа Уильяма Джевелла в Либерти, штат Миссури. В 2004 году его имя было включено в Оклахомский музыкальный зал славы, как первого классического композитора.
Что касается семейной жизни, то Баллард был дважды женат, и у него родилось трое детей. Его вторую жену звали Рут, он была пианисткой. Балларды построили свой дом в Санта-Фе, где и проживали в конце ХХ века.


Луис Уэйн Баллард умер 9 февраля 2007 года. Ему было 75 лет . Последние пять лет своей жизни он боролся с раком.

 

"Он уникальный  человек", - сказал директор местного индейского центра Джастин Орр. "Он сумел отразить суть индейской жизни и представить ее в художественной форме, что требует глубокого предварительного изучения".

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: WR. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.