Потерянная Птица Вундед-Ни. Мали Фрэнсис. Рода Лоури. Натависта.

Потерянная Птица Вундед-Ни

Из любой другой могилы я, восстав, уйду.

Схороните мое сердце здесь, у Вундед-Ни.

С. В. Бене

 

«..... девочка найденная на поле Вундед-Ни... на спине матери на четвертый день после сражения, была найдена мною. Ей было около 4 или 5 месяцев, были обморожения на ее голове и ногах, но она полностью выздоровела. Сражение произошло 29 декабря 1890, в пятнадцати милях пешего хода от Пайн-Ридж, Южная Дакота». Надпись на фото.

 

В 1998 году в свет вышла книга Рени Сансом Флуд «Потерянная Птица Вундед-Ни; дух лакота». Жизнь Рени, работавшей социальным работником в Южной Дакоте, перевернулась, когда коллега показал ей эту увядшую фотографию. Она стала буквально одержимой в поиске информации и могилы Зинткала Нуни, Потерянной Птицы. История самой Рени - яркий пример тому, как одна старая фотография способна изменить всю жизнь человека.

 

Девочка, которую держит генерал Леонард Колби, - одна из немногих выживших в резне на Вундед-Ни 29 декабря 1890 году. После бойни, устроенной бэнду Пятнистого Вапити (Большая Нога) 7-ым кавалерийским полком США, начался сильный шторм, сопровождаемый снежной бурей, тела убитых индейцев лежали нетронутыми в течение четырех дней, замороженные в тех позах и местах, где их настигла смерть. С одного трупа упало одеяло, и под одеялом увидели ребенка, прижимавшегося к своей мертвой матери. Ребенок был весь в крови и все подумали, что он мертв, но это была кровь матери.

Для генерала Колби эта находка была как сувенир, - «самой интересной индейской реликвией».

Через несколько часов после обнаружения едва живой девочки разгорелся жаркий спор за обладание ее маленьким тельцем. В конце концов, ставки распределились между Буффало Биллом, генералом и торговцем, окончившиеся победой генерала. Колби осознавал, что этот ребенок - прекрасный политический ход, который в свое время использовал Эндрю Джексон, приняв индейского ребенка, чтобы убедить всех в его благосклонности к коренным американцам. Поэтому он не удосужился даже спросить свою жену, Клару Бивик Колби, согласна ли она принять ребенка. В это время она работала в Вашингтоне в качестве суфражистки, преподавала и писала книги. Девочку отдали на попечение одной женщины, которая, словно предчувствуя, какая участь ожидает ее в белом обществе, поспешила вернуть ее индейцам. На следующий день об этом доложили генералу. Колби, одевшись, как индеец, и нагрузив фургон съестными припасами, отправился в резервацию, где рассказал душераздирающую историю о том, как недавно потерял своего ребенка. Он также поведал, что слышал о девочке-сироте, и что она - чистокровная сенека, и если ее позволят забрать, он отдаст все свои съестные запасы. Люди находились в отчаянии, их собственные дети умирали от голода и холода. К тому же рассказ Колби был настолько правдоподобным, что многие поверили в его обещания проявить заботу о девочке, как о собственной дочери.

 

Выжив однажды, девочка вновь оказалась на грани между жизнью и смертью. Тысячи любопытствующих приходило посмотреть на нее на сотнях приемов и светских вечеринках, отчего она часто болела пневмонией, ее организм не имел иммунитета от тех микробов, которыми дышали зеваки прямо в ее маленькое личико. Однако она смогла выжить и в этот раз. Девочка росла, но она была неимоверно одинока. Ее приемная мать, хоть и проявляла о ней заботу, была постоянна занята участием в женском движении за избирательное право, а приемный отец довольно быстро утратил к ней интерес, а вскоре и вовсе ушел из семьи к другой женщине, бывшей няни Зинткала Нуни. В Вашингтоне девочке часто приходилось наблюдать всевозможные водевили, в которых высмеивали индейцев, и часто она сама подвергалась расистским нападкам. Из школы-интерната для индейцев Зинткала Нуни часто убегала, ее ловили и вновь возвращали. В конце концов Клара отправила ее к бывшему мужу. Леонард Колби часто избивал ее и, вероятно, насиловал, так как Зинткала забеременела, когда жила с ним. Беременную девушку отправили в похожий на тюрьму приют для беременных женщин. Ее маленький сын родился мертвым, но Зинткалу оставили в исправительном доме еще на год.

После всего пережитого  она вернулась в Вашингтон к своей приемной матери, а затем вышла замуж за человека, который заразил ее сифилисом.

Пытаясь заработать себе на жизнь, она принимала участие в шоу Баффало Билла, который нещадно эксплуатировал ее образ, платя жалкие гроши; пыталась работать в водевиле и даже сниматься в фильмах, одевая на себя костюм «индейца». Говорят, чтобы не умереть с голоду, ей приходилось даже работать проституткой. У Зинткалы было  двое детей: один умер, а второго она отдала индеанке, так как сама вместе с мужем едва сводили концы с концами. В 1916 году от пневмонии умерла Клара Бивик Колби. Зинткала Нуни заболела в феврале 1920 года и 14 февраля, в День Святого Валентина, Потерянная Птица умерла в возрасте 29 лет от испанского гриппа, осложненного сифилисом. Она была похоронена на кладбище для нищих в безымянной могиле в центральной Калифорнии.

 

Единственный ярким лучиком света в истории Зинткала Нуни стала ее эксгумация и перезахоронение в 1991 году, спустя семьдесят один год после ее смерти. Ассоциация оставшихся в живых на Вундед- Ни с большими почестями, в присутствии средств массовой информации и сотен американских индейцев торжественно перезахоронила останки Потерянной Птицы 11 июля 1991 года. Зинткала Нуни, которую с особым цинизмом лишили всего, наконец-то была вместе со своим народом. "Потерянная Птица сегодня вернулась на то место, откуда ее забрали. Это означает новое начало, процесс исцеления завершен. Мы гордимся тем, что мы - лакота. Для наших священных детей это означает начало ", - сказала одна из женщин-лакота.

 

Вплоть до 70-х годов 20 века тысячи детей изымались из индейских семей, чтобы «убить в них индейца и тем самым спасти человека». Тысячи детских судеб были поломаны, потеряны и принесены в жертву этой политической идеологии. Именем Потерянной Птицы была названо созданное общество, помогающее детям, которые были усыновленны/удочеренны не-индейскими родителями, найти свои корни.

 

Процесс изъятия детей в резервации Пайн-Ридж все еще не продолжается. Почти 700 индейских детей в Южной Дакоте ежегодно забирают из родных домов, как правило, под сомнительными предлогами.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При перепечатке и публикации ссылка на сайт "Коренные народы Черепашьего острова" обязательна.

 

Рода Лоури

Женщина, известная как «Королева Скаффлетауна», более столетия была легендарной фигурой в истории Юга.


Рода Стронг Лоури (Rhoda Strong Lowry) родилась в 1854 (1849) году в округе Робсон, Северная Каролина. Она была дочерью Селии Энн Горман, ламби, и белого человека, который называл себя Джон Горман Стронг. Ее мать умерла, когда Рода была еще маленькой девочкой и воспитанием дочери занимался отец. Поговаривали, что Джон бежал из Вирджинии, после совершения убийства. Индейцы ламби в это время серьезно страдали от притеснений и беззакония со стороны своих белых соседей. Закон штата от 1835  года запрещал им участвовать в голосовании и иметь оружие. Без ружей ламби не могли охотиться, а ведь охота была их главным источником пропитания, в дополнении к земледелию.  Ополченцы, выполнявшие роль полицейских органов, часто нападали на индейцев и похищали людей, и, помимо этого творимого беззакония, они пытались взять контроль над землями ламби. Одной из таких тактик было подбросить имущество белого человека на участок индейца, а затем обвинить его в краже. Для того, чтобы возместить убытки, ламби был вынужден продать свой участок земли. В 1864 году таким образом были арестованы два уважаемых индейца-Аллен Лоури и его сын Уильям-арестованы и казнены без суда и следствия. Генри Берри Лоури, младший сын казненного Аллена Лоури, пришел в ярость, когда узнал о смерти отца и брата. Тогда ему было всего лишь 16 лет, но он поклялся отомстить за смерть своих близких. Собрав группу из молодых, таких же недовольных и жаждущих справедливости юношей ламби, Генри Лоури развязал настоящую войну с евро-американцами, длившуюся 10 лет. За это время они убили по меньшей мере 16 белых и ограбили многих других, раздавая награбленное бедным и нуждающимся семьям ламби, подобно Робин Гуду.
Рода Стронг была конечно же наслышана о подвигах Генри. О том, как долго Генри Лоури ухаживал за своей возлюбленной ничего не известно, но они поженились 7 марта (февраля) 1865 года.  Когда свадебные гулянья были в самом разгаре, появились ополченцы, схватившие Генри. Легенда гласит, что Рода, во время своего визита в тюрьму, передала мужу пирог, внутри которого находился напильник, при  помощи которого он смог выбраться на свободу. Другие истории повествуют о том, что в 1872 году  Генри Лоури был заточен в тюрьму и ожидал казни. Рода, якобы, пришла к нему на встречу, одетая в  длинное просторное платье. Флиртуя с охранником, она убедила его снять ружье с плеча, а затем, вытащив из под юбки железный прут, ударила им по голове охранника. Завладев ключами, Рода освободила своего мужа. Как бы там ни было, Рода Лоури вряд ли участвовала в грабежах. Скорее всего, она, как и большинство индейских женщин, большее время проводила дома в индейской общине Скаффлетауна ( ныне Пемброк, Северная Каролина), занимаясь фермой и заботясь о трех детях. Генри подолгу приходилось скрываться от закона в болотах, но, тем не менее, он со своими людьми часто посещал свою жену, которая всегда радушно и щедро принимала их. На случае чего в задней части дома находился 60-ярдовый подземный лаз, через который можно было уйти незамеченным.
Несмотря на то, что Рода не участвовала в делах своего мужа, быть женой Генри Лоури означало подвергать себя опасности. В 1871 году лидер ополченцев взял ее в заложники, вместе с женами других ламби, намереваясь тем самым заставить сдаться их мужей. Однако Генри заявил, что «наступит кровавое время, такое, какое здесь не знали никогда, и ни один человек не сможет чувствовать себя в безопасности». Это заявление вызвало панику у поселенцев и они потребовали освободить Роду и других заложниц. К этому Генри Лоури уже находился в центре национальных новостей. Репортеры со всей страны приезжали в Северную Каролину, чтобы узнать о нем как можно больше. Многие газеты писали о Роде Лоури как о гламурной женщине, подчеркивая ее необычайную красоту.
“Эта юная женщина потрясающе мила; ее лицо овальное и очень светлого цвета; большие темные печальные глаза и очень длинные ресницы; рот правильной формы и маленькие зубки...все это не может радовать глаз». И, тем не менее, с удивлением добавляли, что «она курит трубку и вдыхает нюхательный табак», и, по мимо прочего, супруги Лоури очень привязаны друг к другу. 
“Она в действительности очень предана этому разбойнику, и рассматривает его как гонимого человека и героя, а не как уголовника и бандита.

Я должен также добавить, что ее муж безумно любит Роду и боготворит своих детей».

Война Лоури завершилась в 1874 году. После одного неудачного налета Генри Берри Лоури исчез. За его голову была объявлена награда в 45 000 долларов, и он, осознавая всю опасность, решил окончательно залечь на дно. Одни истории рассказывают, что он случайно застрелил сам себя, другие указывают на тот факт, что это была лишь разыгранная инсценировка несчастного случая. После исчезновения мужа Рода Лоури вела тихую и размеренную жизнь — работая на ферме, воспитывая детей и внуков. Один из ее внуков позже рассказывал о бабушке: “Рода больше не выходила замуж. Она жила в достатке и всегда имела деньги». 18 октября 1909 году Рода Лоури умерла. Как вспоминал внук, даже в столь преклонном возрасте она была красива. В последние годы жизни Роду время от времени посещали гости и сообщали ей, что Генри видели в Нью-Йорке, кто-то видел его во Флориде, или в других местах. Рода Лоури, тем не менее, никогда не обсуждала с кем-либо, что же на самом деле случилось с ее мужем, жив ли он и где может находится.

За ставшую легендарной преданность мужу и своему народу, ламби до сих пор чтят Роду Лоури.


Перевод: Александр Caksi *Два Волка*.  При перепечатке и публикации материала ссылка на сайт обязательна.

Натависта

«Одна из самых красивых индейских женщин... она была бы превосходной моделью для Венеры»,- Рудольф Фридрих Курц.

Ее уважали как белые, так и индейцы; она помогала сохранить мир между ними в первые годы контакта на юге нынешней Монтаны.

Натависта, Женщина Магическая Змея (Natawista,Natawista Ikasana, Natoapxíxina, Na-ta-wis-ta-cha, Natoyist-Siksina, Sacred Snake Woman, Sacred Serpent, Medicine Snake Woman, Madame Culbertson), родилась приблизительно в 1824 году в племени кайна (блад) на юге нынешней провинции Альберта. Ее отцом был вождь Стоо-кья-тоси, Два Солнца (Stoó-kya-tosi, Two Suns, Man’stokos, Sun Old Man, Father of Many Children), а братом - будущий вождь Пина-куим, Видимый Издалека (Peena-quim, Seen From Afar). Когда девочке исполнилось 15 лет, отец взял ее с собой в форт Юнион, торговый пост, созданный Американской меховой компанией на слиянии рек Миссури и Йеллоустоун в 1829 году.
Майор Александр Калбертсон, глава форта Юнион, вероятно, надеялся установить хорошие отношения с кайна и попросил Два Солнца отдать ему в жены красавицу-дочь. Вождь не возражал. Их брак был заключен в 1840 году по индейскому обычаю. После свадьбы Натависта стала проживать в форте Юнион, иногда сопровождая своего мужа в штаб-квартиру Американской меховой компании в Сент-Луисе, Миссури. В 1845 году Калбертсон отправился вверх по Миссури, чтобы основать новый торговый пост — форт Льюис (позже переименованный в форт Бентон).
В 1847 году Исаак Стивенс, губернатор территории Вашингтон, отправил Александра Калбертсона с геодезической экспедицией Тихоокеанской железной дороги через индейские земли. Скорее всего, нанимая Александра, Стивенс рассчитывал, что жена будет сопровождать его. Натависта и в самом деле сыграла важную роль в этой экспедиции.
За 20 лет совместной жизни Натависта родила Александру пятеро детей. Благодаря их союзу Пина-куим смог поднять свой авторитет среди черноногих и стать лидирующим вождем кайна. Натависта часто посещала лагеря кайна и культивировала дружественные отношения между индейцами и американскими торговцами. Натависта и Калбертсон сыграли важную роль в обсуждении договора форта Ларами 1851 года, помогая установить территории черноногих; в совете, проходившим в форте Бентон в 1853 году; в обсуждении договора Джудит-Ривер. В 1854 году  Натависта заявила представителям правительства, направлявшимся к черноногим: «Мой народ - хорошие люди, но они ревнивы и мстительны. Я боюсь, что они и белые не поймут друг друга, но если я пойду, я, быть может, смогу все объяснить и успокоить их, если они будут раздражены. Я знаю, что это очень опасно». Отчасти благодаря усилиям Натависты и был заключен договор Джудит-Ривер с черноногими в 1855 году. Индейцы согласились жить в мире с другими племенами, оставаться в пределах своих охотничьих угодий, а также позволили белым поселенцам и солдатам поселиться на их землях в обмен на ежегодные платежи и другие виды помощи. Натависта не знала английского языка, но переняла европейский стиль одежды, одеваясь по моде, и манеры поведения. Хотя время от времени она шокировала гостей, поедая сырую печень и бизоний костный мозг, но ее красота очаровывала почти всех. Среди знатных гостей, которые встречались с Натавистой, были натуралист Джон Одюбон, художник Рудольф Курц, отец Пьер Де Смет, антрополог Льюис Генри Морган и другие.
Александр Калбертсон отправил дочерей на восток, чтобы они смогли приобщиться к американской культуре. Не известно, как на это отреагировала Натависта, но некоторые считают, что это создало некое напряжение в семье.
Когда Калбертсон ушел из меховой торговли, сколотив себе состояние, он вместе с женой переехал в Иллинойс и поселился на ферме близ города Пеория. Здесь Натависта была крещена, получив имя Нелли. Александр и Натависта заключили брак в католической церкви 9 сентября 1859 года. В Пеории Натависта была известна своей любовью к дорогим платьям и украшениям. К ужасу соседей, осенью она ставила типи на лужайке перед своим роскошным особняком и одевала индейское платье.
Гражданская война ударила по благосостоянию супругов Калбертсон, и они вынуждены были вернуться в форт Бентон, где едва сводили концы с концами. В 1870 году, после того, как Бейкер устроил резню в мирном лагере черноногих, Натависта оставила мужа и вернулась к индейцам. Она жила у своего племянника Мекаисто Красной Вороны (Mеkaisto, Red Crow), а затем стала одной из жен торговца виски из Пеории Генри Альфреда Кануса, работавшего на Боу-Ривер. В 1874 году они были на Олдман-Ривер, когда Северо-Западная конная полиция возвела поблизости форт Маклеод. Ричард Баррингтон Невитт, полицейский хирург, был поражен, увидев Натависту в 1875 году в платье «а-ля Долли Варден», леггинсах, расшитых бисером, выглядывавшим из-под пёстрой шерстяной юбки, и мокасинах.
В 1877 году Натависта приняла договорной, статус как индеанка блад, под именем Натоас-Кикс-ин, миссис Х. А. Канус (Natoas-Kix-in, Mrs. H. A. Kanouse). К 1880 году она оставила своего мужа и вновь вернулась к Красному Ворону в индейскую резервацию Блад, Альберта. В 1885 году Джордж Генри Хэм, журналист из Виннипега, описал Натависту как аккуратно одетую женщину, которая «предпочла условностям общества дикую свободу равнин». На момент своей смерти в марте 1893 году Натависта жила в резервации с сыном Красной Вороны, Нина-Кисоомом, Вождем Луна (Nina-Kisoom, Chief Moon). Похоронена на католическом кладбище в Стэнд Офф. Озеро Натависта, также известное, как озеро Джанет, в Национальном парке Глейшер названо в ее честь.

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: W.R. При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна.