Делающий Загон. Прекрасный День. Гордон Тутусис. Большой Медведь. Голос Всемогущего.

Делающий Загон

"Человек с большим и добрым сердцем, благородство натуры было написано на его величественном и красивом лице. Каждым своим дюймом он олицетворял образ вождя. Он был рожден лидером своего народа".

 

Питикваханапивийин (Pitikwahanapiwiyin, Poundmaker, Делающий Загон) родился ок. 1842 года в нынешнем центральном Саскачеване, близ Батлфорда, в известной семье равнинных кри из бэнда Дом (House band). Сикуквайяна (SīkÙkwayān, Skunk Skin, Шкура Скунса), его отец, был знаменитым знахарем из ассинибойнов-стони. Мать полукровка из кри, имевшая французско-канадское наследие. Его дядя по материнской линии был Миставасис (Mistawāsis, Big Child, Большой Ребенок), влиятельный вождь кри района Игл-Хилл. Свое имя Делающий Загон получил из-за умения прекрасно сооружать загоны для бизонов. Его жизнь  изменилась, когда Исапо-Миксика ( Isapo — Muxika, Crowfoot , Воронья Лапа), главенствующий вождь черноногих, потерял своего сына, погибшего в сражении в 1873 году. В то время кри заключили недолгое перемирие с черноногими. Жена Исапо-Миксика, когда увидела Делающего Загон, была поражена его сходством со своим умершим сыном и рассказала об этом мужу. Испо-Миксика предложил Делающему Загон, которому на тот момент было около 30 лет, жить с черноногими на Блэкфут Кроссинг . Делающий Загон принял предложение вождя и заменил ему родного сына, приняв имя Макойи-ко-кин (Makoyi-koh-kin , Wolf Thin Legs, Худые Волчьи Лапы ). К кри он вернулся уже богатым человеком, семья Испо-Миксика щедро одарила его лошадьми, что значительно повысило его статус среди соплеменников.

Помимо своих достоинств, как воина, Делающий Загон был прекрасным оратором и политиком. В августе 1876 года, когда индейцы центрального Сакскачевана собрались на переговоры с правительством Канады в форте Карлтон, он был советником Пихев-Камикосита (Pihew-kamihkosit, Red Pheasant, Красный Фазан), или младшим вождем в бэнде Речных Людей. Однако, в отличие от своего дяди Миставасиса, Делающий Загон выразил сомнение относительно договора № 6, утверждая, что правительство должно быть готово помочь индейцам, в том числе и будущим поколениям, освоить сельское хозяйство в обмен на их земли.

«Из того, что я слышу и вижу, я не могу понять, что смогу одеть и накормить своих детей, пока светит солнце и течет вода».

Однако, несмотря на все сомнения, он принял условия договора и подписал его 23 августа 1876 года.

Спустя два года, когда Красный Фазан согласился отвести своих людей в резервацию, Делающий Загон сформировал свой бэнд, который продолжал охоту на стремительно исчезающих бизонов. В 1879 году он поселился в резервации у слияния Баттл-Ривер и Кат-Найф-Крик, примерно в 40 милях к западу от Батлфорда, продолжая время от времени охотиться.

В 1881 году Делающий Загон был выбран для сопровождения маркиза Лорна Кэмпелла, генерал-губернатора Канады, в туре от Батлфорда к Блэкфут Кроссинг. Во время путешествия Кэмпелл был поражен культурой кри и философией вождя как миротворца; Делающий Загон, в свою очередь, был впечатлен информацией, полученной от высокопоставленных лиц, что еще больше укрепило в нем мнение о мирном сосуществовании с белыми. «Белые наполнят эту страну»,-сказал он несколько месяцев спустя своему народу на одном из празднеств. "И они будут управлять нами, как им заблагорассудится. Бесполезно даже мечтать, что мы сможем напугать их, это время прошло. Наш единственный ресурс - это наша работа, наша промышленность, наши фермы ".

В 1883 году многие сотрудники Индейского департамента были уволены, правительство сократило индейцам выдачу пайков, поползли слухи, что индейцев и вовсе перестанут кормить. Зима 1883/1884 г. выдалась очень суровой. Индейцы голодали, и молодые воины были готовы взяться за оружие, но прежде, чем чиновники в Оттаве услышали от индейских агентов о голодающих индейцах, Делающий Загон был уже не в состоянии сдерживать своих людей. В июне 1884 года многие индейцы, в том числе Мистахимасква (Mistahimaskwa, Big Bear, Большой Медведь) и его последователи, собрались в резервации Делающего Загон, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Несмотря на усилия Северо-Западной конной полиции, более 1000 кри устроили запрещенную властями церемонию Танца Жажды, главный религиозный праздник, посвященный солнцу. Во время проведения церемонии одного из индейцев обвинили в нападении на Джона Крейга, фермера-инструктора, в соседней резервации. Для ареста обвиняемого был выслан отряд из 90 полицейских. Делающий Загоны и Большой Медведь отказались выдать соплеменника до тех пор, пока не будет закончена церемония. Делающий Загон предложил себя в качестве заложника. Когда же полиция пригрозила применить силу, Делающий Загон продемонстрировал им военную дубинку с четырьмя лезвиями. Обвиняемый все же был арестован и доставлен в Батлфорд, где он провел в заключении семь дней.

 

Недовольство метисов канадской политикой вылилось в восстание, к которому примкнули и индейцы. Из Монтаны вернулся Луи Риель. Делающий Загон не имел отношения к той делегации, которую отправляли за Риелем. В 1885 году его лагерь, располагавшийся на Кат Найф Крик, значительно увеличился за счет прибывающих стони и кри из других бэндов и даже метисов.

После победы метисов на Дак Лейк и убийства фермера-инструктора индейцами стони большинство белых поселенцев покинули свои фермы и бежал в казармы канадской полиции  Батлфорда, в то время, как другие, которые были взяты в плен сторонниками Делающего Загон, нашли приют в его палатках. Когда вождь отправился в Батлфорд, чтобы получить просроченные пайки, индейский агент отказался покидать полицейские казармы, и Делающий Загон не смог остановить воинов от разорения магазина, принадлежавшего компании "Хандсон Бэй",  и нескольких брошенных домов. По возвращению на Кайт-Наф-Крик Делающий Загон продолжал оставаться номинальным лидером, но реальным центром власти стало воинское типи, установленное в центре лагеря. Стоуни, участвовавшие в убийстве фермера, активно поддерживали политику открытой войны против белых.

В это же время подполковник Уильям Диллон Оттер с силой в 325 человек, имевших 2 пушки и пулемет Гатлинга, решил наказать индейцев за грабеж. В ночь на 2 мая 1885 старейшина кри по имени Джакоб обнаружил лагерь солдат и рассказал об этом в лагере; отряд кри и стоуни численностью в 50 человек под руководством Камиокисмквева (Kamiokisihkwew, Fine Day, Прекрасный День) поспешил встретить солдат на пути к лагерю. После 7-часового сражения Оттер вынужден был отступить. Хотя Делающий Загон не принял участия в бою, он все же сумел убедить воинов отказаться от преследования солдат, и спас тем самым их жизни, так как они бежали в таком беспорядке, что любая контратака индейцев привела бы к большим потерям. «Они пришли сюда, чтобы сражаться с нами, и мы победили их. Теперь пусть уходят», - сказал он.

После сражения метисы убедили некоторых последователей Делающего Загон присоединиться к силам Луи Риеля на Батоше. Вождь пытался уйти к Дэвилс-Лейк, но стони не позволили ему сделать это. Делающий Загон изо всех сил пытался удержать свой народ от участия в восстании. Некоторое время спустя, когда метисы захватили обоз фургонов, благодаря вмешательству Делающего Загон пленным была оказана помощь и надежная защита. Когда в лагерь пришла весть о том, что силы Риеля были разбиты в битве при Батоше 12 мая, Делающий Загон направил священника, отца Луи Кочина, к генерал-майору Фредерику Добсону Миддлтону с предложением обсудить условия мира, хотя многие воины настаивали на продолжении войны.

Однако Миддлтон не был настроен на переговоры и потребовал полной капитуляции.

 

«Вы все называете меня своим вождем. Так послушайте же внимательно то, что я скажу вам. Сегодня уже нет необходимости продолжать сражаться. Для вас, кто совершал убийства, кто грабил невинных, сейчас не время думать о спасении собственных жизней . Посмотрите на всех этих женщин и детей. Посмотрите на молодежь, которая окружает вас. Они все галдят о своей жизни. Это тот случай, когда нужно спасать их. Я знаю, мы все храбры. Если мы продолжим сражаться с белыми, мы сможем привести их в замешательство. Но мы будем побеждены их численностью, и тогда не будет никакой уверенности, что наши дети смогут выжить. Я скорее сдамся и рискну быть повешенным, чем увижу мое племя и детей расстрелянными по моей вине, я не хочу видеть пролитые безрассудным сопротивлением реки крови. Теперь пусть каждый, кто имеет сердце, поступит так, как я, и последует за мною».

26 мая Делающий Загон и его последователи пришли в форт, где они были немедленно взяты под стражу.

 

В июле 1885 года вождь кри за измену предстал перед судом Реджайна . «Я не виновен", - сказал он на суде. "Многое из того, что было сказано против меня, - не правда. Я доволен тем, что я проделал в Стране Королевы этой весной. Ведь все, что я делал, я делал для нее. Когда мои братья встретились лицом к лицу с белыми на Кайт Наф Хилл, я спас ее людей. Я взял оружие у моих братьев и позволил солдатам уйти в Батлфорд. Все, что я делал, я делал для избежания кровопролития. Если бы я хотел войны, я не стоял бы сейчас перед вами, я был бы в прериях. Вы не схватили меня. Я сдался сам. Я здесь, потому что я хочу справедливости». Несмотря на показания свидетелей, спасенных им возниц фургонов, Делающий Загон был признан виновным и приговорен к трем годам лишения свободы. Все его действия по сохранению мира были признаны судьей смягчающими его вину и не более того.

«Я бы предпочел быть сразу повешенным, чем находиться в тюрьме», - выкрикнул Делающий Загон.

 

Проведя год в тюрьме Стони Маунтин, Манитоба, здоровье Делающего Загон резко ухудшилось, он совсем упал духом и его досрочно освободили, опасаясь , что он умрет прямо в тюрьме и это вызовет шумиху. Делающий Загон вернулся домой, чтобы увидеть, как за это время изменился его народ. Договоры обрекли индейцев на голод и нищету. Его старые друзья умерли. Делающий Загон женился на молодой девушке из стони. Это была его третья жена. Вторая жена по имени Трава ушла жить к другому мужчине, когда тот находился в тюрьме. Спустя четыре месяца после освобождения, 4 июля 1886 года, в результате разрыва кровеносного сосуда умер и сам Делающий Загон. В момент смерти он вместе с женой уже больше месяца находился в резервации своего приемного отца, Исапо-Миксика, и участвовал в Танце Солнца.

 

Лишь когда утихла истерия, связанная с восстанием метисов, было установлено, что Делающий Загон действовал, как миротворец, и сражался, лишь защищаясь.

Сегодня потомки Делающего Загон все также отстаивают права на свои земли.  Бэнд носящий его имя заключил соглашение с федеральным правительством, которое дает ему право на 49 400 акров земли в соответствии с договором № 6. В 1998 году бэнд Делающего Загон получил первый участок в 13 832 акров близ Батлфорда.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Прекрасный День

Камиокисиквев (Kamiokisihkwew, Fine Day, Прекрасный День или Ясная Погода) родился в семье равнинных кри (nêhiyawak) близ озера Маниту у западной границы провинции Саскачеван в 1856 году. Ему было около 10 лет, когда умер его отец. Прославился как опытный охотник, отважный воин и знахарь. Хотя он не принимал участие ни в одном из четырех крупных сражений между кри и черноногими. Во время восстания метисов в 1885 году был военным вождем кри.

Осознавая, что канадцы будут мстить за разграбление магазина, принадлежавшего компании "Хандсон Бэй", и нескольких брошенных домов в Батлфорде, воины установили воинское типи в центре лагеря, в которую пригласили Прекрасного Дня . Прекрасный День принял приглашение и прибыл в лагерь. Так как шла война, Делающий Загон вынужден был подчиняться военному вождю, как и все остальные в лагере. По распоряжению Прекрасного Дня лагерь был перенесен к Кайт-Наф-Хилл.

1 мая 1885 года Уильям Диллон Оттер с силами в 325 человек направился к лагерю Делающего Загон. В своем распоряжении он имел две устаревших пушки и один пулемет Гатлинга. На рассвете 2 мая, после 60-километрового ночного марша в морозную погоду, ополченцы остановилась на привал. Лагерь Делающего Загон находился по другую сторону оврага, хотя Оттер даже и не догадывался об этом. Старейшина кри по имени Джакоб, который обычно вставал раньше всех и начинал свой день с конной прогулки, заметил солдат и поспешил вернуться в лагерь. Прекрасный День быстро собрал около 50 воинов из кри и стони и двинулся навстречу ополченцам. Он разделил свои силы на группы по 4-5 человек, которые быстро передвигались, создавая иллюзию, что их много. Поэтому солдаты и решили, что столкнулись с противником численностью не менее 600 воинов. В результате подобной партизанской тактики как пушки, так и пулемет оказались бесполезными. После 7-часового сражения Оттер вынужден был отступить, потеряв 8 человек убитыми, еще 16 было ранено. Потери кри составили: 6 убитых и 3 раненых. Хотя Делающий Загон не принял участия в бою, он все же сумел убедить воинов отказаться от преследования солдат и спас тем самым их жизни, так как они бежали в таком беспорядке, что любая контратака индейцев привела бы к большим потерям. «Они пришли сюда, чтобы сражаться с нами, и мы победили их. Теперь пусть уходят», - сказал он.

После подавления восстания метисов Прекрасный День жил с бэндом кри Свитграсс в окрестностях Батлфорда, со временем став вождем бэнда.

В 1934 году Дэвид Мандельбаум, американский антрополог, исследовавшего культуру и историю равнинных кри, записал его воспоминания. Некоторые из них были опубликованы в 1973 году в брошюре под названием «Мой народ кри». Скончался Камиокисиквев в 1942 году.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Гордон Тутусис

 "Мой дядя Гордон был необыкновенным человеком. Очень скромным, любящим и духовным. Он из тех людей, которые однажды входят в вашу жизнь и меняют ее навсегда. Его слова были очень сильны и способны творить изменения. Я горжусь тем, что работала вместе с ним, и я счастлива, что у меня был шанс знать и любить его." Эшли Колленбулл.


Гордон Тутусис (Gordon Tootoosis), кри/стони, родился 25 октября 1941 года в резервации кри Паундмейкер, Саскачеван, Канада. Он был одним из тринадцати детей Джона Тутусиса, скончавшегося в 1989 году. Его отец был внуком Желтого Грязного Одеяла (Yellow Mud Blanket), брата Питикваханапивийина (Делающего Загон), лидера кри, сыгравшего важную роль в Северо-Западном восстании 1885 года. К тому же Джон был одним из основателей Национального индейского братства (позже Ассамблея первых наций) и основателем Федерации индейских племен Саскачевана. Гордон воспитывался в традициях индейцев кри, прекрасно знал язык и традиции своего народа. Однако ему, как и многим детям первых наций, пришлось пройти через католическую школу-интернат, где ему запрещалось разговаривать на родном языке, к тому же из-за правозащитной деятельности его отца у Гордона в школе возникало множество других неприятностей. После травмирующих годов обучения Гордон стал соцработником, специализируясь на работе с детьми и несовершеннолетними преступниками. Продолжая изучать традиции своих предков, Тутусис показал себя превосходным танцором и гастролировал с индейской танцевальной труппой в 1960-70-хх гг., по всей Канаде, Европе и Южной Америке, став одним из самых популярных дикторов на пау-вау. Его великой любовью были лошади, к тому же он был чемпионом как в индивидуальном, так и в командном роупинге (ловля бычка лассо).
Повзрослев, Гордон Тутусис, как и его отец, занялся правозащитной деятельностью и служил в качестве вождя общины и вице-президента Федерации индейских племен Саскачевана.
В 1965 году он взял в жены Айрин Сесикуасис (Irene Seseequasis), которая так же была социальным работником. Вместе супруги Тутусис прожили 46 лет. У них родилось три дочери, помимо этого они воспитывали двух приемных сыновей, а затем и четырех внуков, после того как их дочь Глинис умерла от рака в 1997 году.
«Мои внуки - это свет моей жизни», - говорил Гордон.
Тутусис обучался живописи и скульптуре, а в 1972 году состоялся его дебют как актера в фильме «Чужой гром», в котором он сыграл вместе с Дональдом Сазерлендом и Дэном Джорджем. Джордж был наставником Гордона и его приемным отцом. Позже Тутусис посвятил ему одну из своих наград.
Гордон снялся более чем в 40 фильмах в течение следующих 35 лет и был награжден орденом Канады в 2004 году за выдающиеся достижения, преданность сообществу и служению нации.
«Легенды осени» был его любимым фильмом, в котором он сыграл индейца по имени Один Удар. О Брэде Питте и Энтони Хопкинсе, с которыми ему пришлось работать на съемках, Гордон сказал: «Классные парни, с которыми было приятно работать. Они не строили из себя звезд. Это также помогло в работе с моим дорогим другом Танту Кардинал».
Одной из самых тяжелых ролей для него была роль Большого Медведя в одноименном фильме. «Я не чувствовал, что  достоин этого, потому что очень уважал Большого Медведя. Но как только я вошел в эту роль, все стало на свои места».
Среди любимых фильмов Гордона были «Бен Гур» и «Крестный отец». Он также любил старые классические черно-белые фильмы.
Гордон поощрял и привлекал молодежь на театральную сцену. Вместе с Танту Кадинал в 1999 году они стали учредителями совета директоров «Saskatchewan Native Theatre Company» для работы с молодежью.

После отсутствия на сцене в течение пятнадцати лет Тутусис взял на себя руководство постановкой пьесы Гордона Уинтера – беллетризированный рассказ о неоднозначном вожде, прототипом которого был Дэвид Аханакью, утративший доверие после допущенных им антисемитских высказываний.


Гордон Тутусис умер от пневмонии 5 июля 2011 года в госпитале Сейнт-Пол, Саскатун. Его похоронили на кладбище кри в Кат-Найф, резервация Паундмейкер.

 

Фильмография:

 

Актер: Пушки, телки и азарт (2011) Guns, Girls and Gambling… The Chief Пророчество Судного дня (ТВ, 2011) Doomsday Prophecy…

John Blackstone (сериал, 2011 –...) … Cecil Delaronde

Blackstone (ТВ, 2009) … Cecil

Воплощение страха (сериал, 2008 – 2009) Fear Itself… Eddie Bear

Граница (сериал, 2008) The Border… Sheriff

Зверь (ТВ, 2007) Hybrid… Grandpa

Похороните мое сердце в Вундед-Ни (ТВ, 2007) Bury My Heart at Wounded Knee… Chief Red Cloud

Juliana and the Medicine Fish (2007) … John Smoke; короткометражка

Mr. Soul (2006) … Clifford

Буг и Элиот: Полуночный булочный пробег (видео, 2006) Boog & Elliot's Midnight Bun Run… Gordy, озвучка; короткометражка

Сезон охоты (2006) Open Season… Gordy, озвучка

Жизнь за жизнь (2006) That Beautiful Somewhere… Harold

Один мертвый индеец (ТВ, 2006) One Dead Indian … Clifford George

Большая медведица (2005) Bear with Me… John Ours

Шенайя: Жизнь в восьми альбомах (ТВ, 2005) Shania: A Life in Eight Albums… Greey Twain

Побег (2005) Fugitives Run… Dan John

На Запад (мини-сериал, 2005) Into the West… Growling Bear

Hank Williams First Nation (2005) … Adelard Fox

The Reawakening (2004) … Wesley Good Voice

Зоопарк в обувной коробке (сериал, 2004 – 2005) Shoebox Zoo… Nathaniel Seven Journeys in the American West (ТВ, 2004) … Black Elk

Семь раз повезло (2004) Seven Times Lucky… Mr. Five Wounds

Домашние мокасины (сериал, 2003 – 2006) Moccasin Flats… Joe Redsky Властелин легенд (ТВ, 2003) DreamKeeper… Kills Enemy

Cowboys and Indians: The J.J. Harper Story (ТВ, 2003) … James Harper

On the Corner (2003) … Floyd

Christmas at Wapos Bay (2002) … Mushom

Сейчас и навсегда (2002) Now & Forever… Ghost Fox

Черная точка (2002) Black Point… Standing Bear

Dream Storm (ТВ, 2001) … Albert Golo

MythQuest (сериал, 2001) … Red Wolf

Тайны Смолвиля (сериал, 2001 – 2011) Smallville… Prof.Joseph Willowbrook Мальчик-косуля (2001) The Doe Boy… Marvin

Зоя (2001) Zoe… Red Shirt

Ничей ребенок (2001) Nobody's Baby… Dog Havasu

Canada: A People's History (сериал, 2000 – 2001) … Saukamapee

Азартные игры (2000) Reindeer Games… Old Governor

Покахонтас: Легенда (1999) Pocahontas: The Legend… Chief Powhatan

Большой медведь (мини-сериал, 1998) Big Bear… Chief Big Bear

И будет свет (1998) Que la lumière soit… Dieu l'indien

Великолепная семерка (сериал, 1998 – 2000) The Magnificent Seven… Chief Ko-Je

Песнь о Гайавате (1997) Song of Hiawatha… Iagoo

На грани (1997) The Edge… Jack Hawk

Пистолет мертвеца (сериал, 1997 – 1999) Dead Man's Gun… Charlie Three Claws Сдержать обещание (ТВ, 1997) Keeping the Promise… Sakniss

В одно прекрасное лето (1996) Coyote Summer… Mopeah

My Mother's Ghost (ТВ, 1996)

Аляска (1996) Alaska… Ben

Бешеный Конь (ТВ, 1996) Crazy Horse … Akicita

Звезда шерифа (1996) Lone Star… Wesley Birdsong

500 наций (мини-сериал, 1995) 500 Nations

Покахонтас (1995) Pocahontas… Kekata, озвучка

Одинокий голубь (сериал, 1994 – 1995) Lonesome Dove: The Series… Indian John

Легенды осени (1994) Legends of the Fall… One Stab

Строго на юг (сериал, 1994 – 1999) Due South… Tom Quinn

Соколиный глаз: Первый фронтир (сериал, 1994 –...) Hawkeye… Ravenoak Spirit Rider (ТВ, 1993) … Joe Moon

Мэдисон (сериал, 1993 – 1997) Madison… Frank

Секретные материалы (сериал, 1993 – 2002) The X Files… Shaman

Зов предков (ТВ, 1993) Call of the Wild… Charlie

Томагавк (ТВ, 1992) Lakota Moon… Rolling Thunder

По дороге звезд (мини-сериал, 1992) By Way of the Stars… The Cree Chief

North of 60 (сериал, 1992 – 1998) … Albert Golo

Побег из Нормала (1992) Leaving Normal… Hank Amaruk

Затерянные в пустоши 2: Проклятие могилы викинга (ТВ, 1992) Lost in the Barrens II: The Curse of the Viking Grave… Mewasin

Черная сутана (1991) Black Robe… Old Aenons

Blood River (ТВ, 1991) … Smiling Knife

Северная сторона (сериал, 1990 – 1995) Northern Exposure… Pete

Последний поезд домой (ТВ, 1989) Last Train Home… Poundmaker

Пограничный город (сериал, 1989 – 1991) Bordertown… Wild Eagle

Higher Ground (ТВ, 1988) … Willingham

Пятница 13 (сериал, 1987 – 1990) Friday the 13th… Spotted Owl

Stone Fox (ТВ, 1987) … Stone Fox

Воздушный волк (сериал, 1987) Airwolf… Charlie Rising Moon

Кэмпбеллы (сериал, 1986 – 1990) The Campbells… Iroquois chief

Секретный агент Макгайвер (сериал, 1985 – 1992) MacGyver… Perry

Опасный залив (сериал, 1984 – 1990) Danger Bay… Warden Bill Bragg

Прощайте, привычки (сериал, 1983 – 2004) Auf Wiedersehen, Pet… Joe Saugus Marie Ann (1978) … Chief Many Horses

Чужой гром (1974) Alien Thunder… Almighty Voice

 

Актер: Играет самого себя

 

Любовь к свободе: История о чернокожих патриотах Америки (ТВ, 2010) For Love of Liberty: The Story of America's Black Patriots… озвучка

The Spirit of Norway House (ТВ, 2005) … рассказчик

Делаем «ДримКипер» (видео, 2004) The Making of 'DreamKeeper'… играет самого себя; короткометражка

Forgotten Warriors (1997) … рассказчик; короткометражка.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Валентин Спесивцев. При копировании материала ссылка на сайт обязательна.

Большой Медведь

Большой Медведь (Mistahimaskwa, Big Bear) родился приблизительно в 1825 году близ озера Джекфиш и форта Карлтон в нынешнем Саскачеване. Его отец, Черный Порох (Muckitoo, Black Powder), был сольто и являлся вождем смешанного бэнда кри-сольто из 80 человек. Они охотились на бизонов летом и жили зимой на Норт-Саскачеван-Ривер. Мать Большого Медведя, чье имя не известно, была из равнинных кри. Хотя отец был сольто, и Большой Медведь знал язык сольто, себя он считал кри. Научившись ходить, мальчик странствовал по лагерю, общаясь со многими людьми, от женщин до членов совета. Весной 1837 года бэнд поразила оспа, и кри быстро оставили равнины. Большой Медведь болел два месяца, он выжил, но болезнь оставила его лицо частично обезображенным. После выздоровления Большой Медведь стал проводить много времени со своим отцом, включая их посещение Буллз-Форид Хилл, где они долго размышляли и делали подношения духам.  У Большого Медведя было видение от Духа Медведя - наиболее сильного животного-маниту у кри. Его имя, песня и священная связка - все было результатом его видения. В связке находилась кожа медвежьей лапы с когтями, пришитыми к алой фланели. Большой Медведь верил, что, когда он носил эту связку на шее, ему ничто не угрожало, поскольку с ним была сила медведя. В юные годы Большой Медведь проводил большую часть времени, охотясь на бизонов.  Его бэнд кочевал по территориям нынешних Саскачевана, Альберты и Монтаны и разбивал лагерь в лесах центральной Альберты и Саскачевана. Помимо охоты, Большой Медведь ходил в рейды за лошадьми к черноногим. После смерти Черного Пороха зимой 1864 года бэнду численностью более 100 человек необходим был новый лидер, и им стал Большой Медведь. Евро-канадские торговцы и миссионеры отмечали его «независимый дух». Доминион Канады пытался возделывать землю, занимаемую коренным населением. Чтобы установить свои права на эту землю и ассимилировать индейцев, правительство стало заключать с ними договора. Те племена, которые не хотели подписывать их, в конечном счете были вынуждены сделать это из-за экологических и культурных изменений в 1870-1885 годах. Самым крупным фактором этих изменений было исчезновение бизонов, в дополнение к этому широко распространилась эпидемия туберкулеза, которая оказала разрушительное воздействие на численность коренного населения. Исчезновение бизонов объясняется в некоторой степени чрезмерной охотой белых поселенцев и индейцев, снабжавших торговцев шкурами, что, в конечном итоге, привело к голоду. Канадское правительство пыталось сохранить бизонов, но меры не были приняты вовремя, чтобы остановить резкое сокращение численности животных. В начале 1880-х годов туберкулез стал главным истребителем индейцев. Эта болезнь распространялась через кашель и обмен трубками во время церемоний курения табака. Охота позволяла племенам быть самодостаточными и свободными от власти доминиона, но, как только бизоны исчезли, они стали нуждаться в помощи. Канадское правительство было единственным вариантом выживания, но это означало подписание пронумерованных договоров, которые изменили бы их культуру. В этот период Большой Медведь избегал подписывать договор, но к 1885 году его люди стали недоедать, а скудных пайков, выделяемых правительством доминиона, не хватало. Поэтому Большой Медведь был вынужден подписать договор, чтобы спасти свой народ от голода и болезней. 

В течение столетий до заселения Канадского Запада в конце 1800 и начале 1900 годов канадские прерии в основном были населены племенами двух больших альянсов: Конфедерации черноногих и Железной конфедерации. Конфедерация черноногих была представлена северными черноногими, бладами, северными и южными пиеганами, сарси и гро-вантрами. Конфедерация черноногих традиционно контролировала территорию, простиравшуюся от Скалистых гор Альберты (запад) до Больших песчаных холмов Саскачевана (восток) и от Норт-Саскачеван-Ривер Альберты (север) до Йеллоустоун-Ривер в Монтане (юг).  

В состав Железной конфедерации входили равнинные кри, ассинибойны, сольто, стони и иногда метисы. Принимая активное участие в качестве посредников в меховой торговле и как поставщики пеммикана, в начале-середине 1700-х годов Железная конфедерация перебралась вместе с Компанией Гудзонова залива на запад - на канадские равнины - традиционные территории черноногих. Изначально Железная конфедерация была торговым партнером и военным союзником черноногих, на чьи земли они по неосторожности посягнули. Со временем два индейских альянса стали заклятыми врагами.

Почти столетие взаимного антагонизма, существовавшего между Конфедерацией черноногих и Железной конфедерацией, начиная с 1790 года, когда гро-вантры присоединились к Конфедерации черноногих, закончилось в 1871 году, когда вожди двух альянсов выкурили трубку на Ред-Дир-Ривер. За эти годы произошли не только бесчисленные рейды за лошадьми и мелкие стычки, но ряд значительных сражений.  Последнее из таких сражений произошло вдоль Олдман-Ривер (Белли-Ривер) на месте нынешнего Летбриджа, Альберта 25 октября 1870 года.

Ранее в 1869 и 1870 годах массовая вспышка оспы унесла жизни почти половины черноногих. Согласно доктору Джорджу Аллену Кеннеди, полицейскому хирургу форта Маклеод, эпидемия оставила после себя целые лагеря «мертвых палаток» (типи, в которых были погребены умершие), разбросанных по канадским равнинам. Вожди Железной конфедерации Пиапот, Большой Медведь, Маленькая Гора и Маленькая Сосна решили, что это хорошая возможность нанести удар по своим врагам и расширить территорию. Они собрали 600-800 воинов на Рэд-Охре-Хиллс на юге Саскачеван-Ривер, близ Медисин Хэт. Среди воинов были кри, сольто и юные псы (смешанные кри-ассинибойны) с Тачвуд-Хиллс и ассинибойны с Вуд-Маунтин. Их вооружение в основном состояло из луков и старых мушкетов. Отряд двинулся на юго-восток, в земли черноногих, следуя Саут-Саскачеван-Ривер. Ночью, когда они расположились в 18 милях к северо-востоку от нынешнего Летбриджа, вождю Пиапоту приснился сон, который, казалось, сулил недоброе. Бизон с железными рогами атаковал воинов кри, и, несмотря на все усилия, они не смогли убить его. Зверь топтал и убивал кри. Размышляя над своим сном, Пиапот пришел к выводу, что кри проиграют эту битву. Утром вождь поведал о своем сне и решении не участвовать в предстоящем сражении. Более суеверные кри были глубоко обеспокоены видением Пиапота и решили отказаться от нападения и сопроводить вождя обратно на восток, в то время, как более прагматичные из воинов, признав, что черноногие были значительно ослаблены оспой, решили продолжить начатое.

Оставшиеся кри, которые решили атаковать черноногих, стали лагерем на Литтл-Боу-Ривер, примерно в 25 милях к северо-востоку от форта Хуп-Ап, в районе, известном как Койот-Флэтс. Разведчики обнаружили лагерь бладов примерно в трех милях к северу от форта на Белли-Ривер. Они увели несколько лошадей из лагеря и вернулись к основной группе. Выслушав разведчиков, вожди решили атаковать лагерь ночью. Однако они не догадывались, что это лишь малая часть большого зимнего лагеря черноногих, который простирался вдоль Белли-Ривер от Уитни-Кроссинг (в нескольких милях к югу от форта Хуп-Ап) вплоть до форта Кипп (примерно в 20 милях к северо-западу от форта Хуп-Ап). В дополнение к членам вышеупомянутого бэнда в этом районе расположились блады Пуговичного Вождя и Жира Со Спины Бизона.

Кроме того в лагере вдоль реки располагался небольшой, но хорошо вооруженный бэнд Горного Вождя, Большой Ноги и Черного Орла, вытесненный на север из Монтаны майором Юджином Бейкером. Более мелкий бэнд северных пиеган во главе с Вороной Орлом также расположился вдоль реки. 24 октября кри напали на бладов. Согласно Фрэнсису Красная Ворона, внуку вождя Красной Вороны, кри атаковали два типи, стоявших на Тэмпл-Хилл (холм Пятнадцатая Миля), нынешний Рэймонд. Палатки принадлежали двум семьям бладов, направлявшимся к другому бэнду бладов (часть большого зимнего лагеря), стоявшему на Сэнт-Мэри-Ривер. Устав, семьи решили стать лагерем у подножья холма. Кри убили всех, кроме одного мальчика. Когда воины кри ушли, мальчик поспешил на Сэнт-Мэри-Ривер, где предупредил бладов о кри. 

Этой же ночью военный отряд кри прибыл на место стоянки черноногих. Горстка храбрецов ворвалась в лагерь с криком "Мы здесь!". Они разрезали покрышки типи, врывались внутрь и убивали спящих бладов. Кри убили брата Красной Вороны, несколько женщин и, согласно Горному Коню, сыну Горного Вождя, который находился в соседнем лагере во время атаки, несколько детей. В разгар нападения несколько женщин черноногих переплыли Белли-Ривер, к главному лагерю бладов, чтобы позвать на помощь. Согласно некоторым записям черноногих, одна мужественная женщина блад на пути к реке томагавком убила четырех кри. К рассвету долина реки уже была полна воинов. 

Кри доблестно сражались всю ночь. Но с приходом южных пиеган на рассвете они начали медленно отступать. Приблизившись к Бэлли-Ривер, они заняли позицию в большом глубоком овраге, идущем от реки вверх в прерию. Воины Горного Вождя пытались занять противоположный небольшой овраг южнее кри, в то время как большое количество черноногих одновременно заняло прерии и небольшой овраг к северу. Северные пиеганы и блады были слишком незащищены, чтобы вступать в бой с кри; таким образом, бой развернулся между кри и южными пиеганами. 

Кри и южные пиеганы заняли два параллельных оврага, находящихся на расстоянии трехсот-четырехсот футов друг от друга, а их гребни - от тридцати до двухсот футов. Оставив лошадей надежно укрытыми в глубине долины, воины заняли позиции в оврагах. В течение четырех часов они обменивались огнем. Воины, укрывшиеся за гребнями оврагов, вынуждены были долго целиться, прежде чем выстрелить. Некоторые из воинов швыряли во врагов камни. В период боя два южных пиегана сели на лошадей и поскакали вдоль хребта, чтобы оценить силу и положение кри. Одного из воинов убили, а второй получил тяжелое ранение. В этом бою было убито около дюжины черноногих и еще много ранено. Количество жертв у кри не известно. 

 На протяжении всего сражения пиеганы и блады, занявшие более северный овраг и прерии, пытались пробиться на юг, где они могли бы лучше атаковать врага. Со временем черноногих стало больше, и кри постепенно незаметно спустились вниз, в ущелье позади них, и направились к реке. 

Случилось так, что Джерри Поттс, легендарный скаут пиеган, разведывал окрестности  южного хребта во время отступления кри. Он подал знак северным пиеганам атаковать. Если бы не Поттс, битва могла бы развернуться совсем иначе. Северные пиеганы атаковали, а вслед за ними в атаку бросились южные пиеганы и блады. В мгновение ока сотни воинов-черноногих, как на лошадях, так и пешие, перевалили через хребет в овраг.

Кри вынуждены были покинуть овраг и подняться на холм на севере. На противоположной стороне холма был крутой яр от двадцати до тридцати футов, который спускался к берегам Белли-Ривер. Кри вместе с лошадьми поднялись на холм и стали спускаться, отчаянно прорываясь к реке. То, что произошло после этого на западном берегу Белли-Ривер, хорошо запомнилось участникам битвы. Вождь бладов Телячья Рубашка со стрелами в шее и руке убил двух кри ножом Боуи. Согласно Джеймсу Сандерсону, «парни из Сазерленда», два брата шотландца-кри, сражавшиеся на стороне кри, израненные пулями, отчаянно бились ножами с врагом. Горный Конь рассказывал о своей жестокой рукопашной схватке с кри на берегах Белли-Ривер.  Как говорил он сам: "Удары ножом и утопление - вот чем был наполнен тот день".

 Хотя некоторые кри решили сражаться и умереть на берегу реки, подавляющее большинство предпочло переплыть ее. Оттуда битва быстро превратилась в резню. Отступающие кри двигались в реке плотной массой и стали легкой мишенью для стрелков, стрелявших по ним с вершин яра. По словам Джерри Поттса, «Вы могли стрелять с закрытыми глазами и обязательно убить кри». В мгновение ока воздух стал густым от ружейного дыма, а Белли-Ривер покраснела от крови.

Для кри, сумевших добраться до восточной стороны реки, не было времени на передышку: враг шел по следу. Черноногие настигли их в открытой прерии, было убито около 50 кри. Оставшиеся в живых укрылись в роще и были полностью окружены. Во время этого финального противостояния черноногие решили, что пролито достаточно крови. Победители ушли на закате, позволив оставшимся в живых кри уйти восвояси. 

Битва на Белли-Ривер была одной из самых кровопролитных индейских сражений в истории Альберты. Конфедерация черноногих одержала победу над Железной конфедерацией, потеряв 40 воинов. Еще 50 черноногих получили ранения. В то время как кри потеряли 200-300 воинов.

Спустя примерно год после битвы в 1871 году кри отправили табак черноногим в качестве мирного подношения, а осенью того же года вожди двух сторон встретились на берегу Ред-Дир-Ривер, чтобы официально заключить мир. Несмотря на то, что в течение следующих 16 лет между кри и черноногими происходили мелкие столкновения, битва на Белли-Ривер стала последним крупным межплеменным сражением в истории. 

Миссионеры и торговцы описывали Большого Медведя с «независимым духом», которому не нравились наставления со стороны как правительственных чиновников, так и других лидеров. Так, в 1873 году вступил в диспут с Габриэлем Дюмонтом,  когда лидер метисов пытался диктовать, как нужно провести летнюю охоту на бизонов. 

Начиная с 1870-х годов бэнд Большого Медведя достиг высшей точки своего развития. но заболевания стали косить ряды его людей, к тому же сокращение численности бизонов угрожало голодом. Это беспокоило Большого Медведя и как отца, и как вождя, и он знал, что делать. 14 августа 1874 года представители Компании Гудзонова залива с подарками в виде чая и табака посетили Большого Медведя и его людей. Среди них был торговец Уильям Маккей, давний друг Большого Медведя, который поведал о создании Северо-Западной конной полиции в этом районе.  В конце визита Маккей и представители Компании Гудзонова залива раздали подарки 65 палаткам Большого Медведя, хотя и не все индейцы приняли их охотно, рассматривая дары и полицию как начало договорного процесса с Канадой. Маккей докладывал, что лагерь Большого Медведя насчитывал 65 палаток (около 520 человек), в то время как лагерь Сладкой Травы (Sweet Grass, Wikaskokiseyin), которого в 1871 году Компания Гудзонова залива назвала «вождем страны» и принявшего имя Авраам при крещении  Альбертом Лакомбом, насчитывал только 56 палаток. 

Большой Медведь начал вести переговоры с канадским правительством в 1870-х годах. Его не устраивала перспектива жить в резервации, поскольку боялся потерять свободу и самобытность, но подписание договора было единственным выходом для спасения народа. К 1876 году все вожди равнинных кри, кроме Большого Медведя, подписали договор № 6. Большому Медведю необходимы были гарантии, что правительство не нарушит условия договора после его подписания. Он сказал: «Нам не нужны подарки от Королевы. Когда мы ставим ловушку на лис, мы разбрасываем вокруг куски мяса;  когда же лиса попадает в ловушку, мы бьем ее по голове. Мы не хотим приманки. Пусть ваши вожди придут как мужчины и говорят с нами».  Большой Медведь был убежден, что канадское правительство просто говорит ему и следующим за ним вождям то, что они хотят услышать. Поэтому Большой Медведь не спешил с подписанием договора и добивался лучших условий для Договора № 6. 

Большой Медведь предпринял ряд попыток отговорить других вождей от подписания договора № 6. Лейтенант-губернатор Александр Моррис прибыл на переговоры по договору, который касался прав на 120 000 квадратных миль земли в августе 1876 года. Большой Медведь не явился в форт Карлтон, он прибыл в форт Питт только 13 сентября, на следующий день после того, как все официальные церемонии были завершены. Сладкая Трава и другие вожди кри и чипевайян убеждали его подписать договор, как сделали они, но Большой Медведь сказал, что он послан, чтобы говорить от имени всех индейцев кри и ассинибойнов, которые еще охотятся на равнинах: «Стойте, друзья мои...Я попрошу (Александра Морриса) спасти меня от того, что я больше всего боюсь - повешения. Нам не дано иметь веревку на шее». Моррис посчитал вождя трусом,однако Большой Медведь (как и другие кри) верил, что душа человека находится в шее, он не хотел видеть сокрушенный условиями договора дух своего народа. Он понимал важность принятия наилучших условий,  поскольку это необходимо было будущим поколениям. Большой Медведь  также поставил под сомнение европоцентричное мировоззрение и новый порядок, порождаемый этими договорами. Его непокорность привлекала все больше независимых воинов в его лагерь. Такие, как Джон Макдугалл, противостоявший изменениям условий договора, пытались дискредитировать Большого Медведя. Вождь встретился с новым лейтенант-губернатором  Северо-Западных Территорий, Дэвидом Лэрдом, на Саундинг-Лейк  в августе 1878 года, но не подписал договор и не принял подарки, поэтому не могло быть речи об определении для него резервации. В октябре бэнд Маленькой Сосны (Little Pine, Minahikosis) обнаружил близ нынешнего Медисин-Хат геодезистов; вождь утверждал, что они не имеют права на исследования, и послал за Большим Медведем, который был на Ред Дир-Форкс, а геодезисты послали за полицией в форт Уолш. Полковник Ачесон Госфорд Ирвайн согласился с Большим Медведем, что геодезисты должны прекратить свою работу, пока этот вопрос не будет урегулирован между вождём и лейтенант-губернатором, «когда листья появятся». 

Зимой 1878-79 Большой Медведь был на пике своего влияния; бизоны на север не пришли этой зимой, и люди равнин поняли, что их крошечных резерваций и ежегодных выплат в  5 долларов ничтожно мало без охоты, в продолжении которой их уверял Моррис.

В марте 1879 отец Жан-Мари-Жозеф Летанк, который зимовал с метисами на Ред-Дир Форкс, сообщил: 

«Все племена, в том числе сиу, черноногие, блады, сарси, ассинибойны, стони, кри и сольто, теперь образуют одну группу... Большой Медведь, который до сих пор не может быть обвинен в произношении хотя бы одного нежелательного слова, но факт того, что он является главой и душой всех наших канадских равнинных индейцев, оставляет место для догадок... Все они в большой нужде... [Они] считают, договора... не имеют никакого значения...»

Уполномоченный Северо-Западной Конной полиции Лейф Ньюри Фицрой Крозье отправился на развилку для расследования и сообщил, что ничего не произошло. Однако несколько тысяч индейцев и метисов провели там тяжелую зиму, и вполне возможно, что Сидящий Бык (Sitting Bull, Ta-tanka I-yotank], Воронья Лапа (Crowfoot, Isapo-muxika), и возможно даже Габриэль Дюмон посоветовались с Большим Медведем и разочарованными воинами, которые постоянно присоединялись к его бэнду; если бы сотрудничество между этими традиционными врагами состоялось, то стало бы  беспрецедентным событием в западной индейской истории. 

 

Эдгар Дьюдни, новый индейский уполномоченный сэра Джона А. Макдональда, прибыл в форт Уолш в июне 1879 года. Большой Медведь не мог противостоять ему единым индейским фронтом, но несколько дней говорил с ним об исчезающих бизонах и неполноценности договоров. Из-за нищеты Маленькая Сосна подписал договор от имени 472 человек 2 июля, и ему сразу же заплатили деньги по договору и предоставили пайки; Большой Медведь по-прежнему отказывался от подписания. Он перебрался на юг, в Монтану, где к нему присоединилось большинство канадских договорных индейцев, и где вместе с американскими индейцами они охотились на последних бизонов. К 1882 году они совсем исчезли, и договорные индейцы начали возвращаться на север, чтобы просить правительство о выдачи продовольствия. Вернувшись в 1882 году в Канаду,  бэнд Большого Медведя пытался прокормиться рыбой с Кипарис-Лейк и сусликами, но этого было недостаточно. 

Договор был подписан Большим Медведем в форте Уолш  8 декабря 1882 года, когда численность его голодающего бэнда сократилась до 272 человек (247). Большой Медведь сделал это, потому что считал, что у него нет другого выбора, поскольку другие вожди предали его, ранее подписав договор, несмотря на все его предостережения. Больше надежд на переговор о более выгодных условиях не было. Полиция в тот же день раздала людям Большого Медведя пищу. Несмотря на подписание договора, чиновники по-прежнему рассматривали Большого Медведя как бунтаря. Вождь заявил, что его люди хотят резервацию близ форта Питт, и в июле 1883 года его бэнд перебрался на север за счет правительства. Этим летом он посетил своих старых друзей в их небольших резервациях вдоль Норт-Саскачеван. Все они были обездолены: сельское хозяйство, их единственная деятельность, либо не существовало, либо находилось в жалком состоянии. Этой осенью Большой Медведь начал преследовать правительство по-новому, изменив  мнение о месте своей резервации. 

Ряд визитов чиновников из Индейского Департамента - Хейтера Рида и Дьюдни, а также заместителя управляющего по делам индейцев, Лоуренса Ванкунета, из Оттавы, просто утвердили его в упрямстве, и, когда пайки были урезаны, его бэнд заключил контракт с Компанией Гудзонова залива, а сам Большой Медведь отправил послание всем вождям кри - присоединиться к нему на объединенном индейском совете для работы по созданию одной большой индейской резервации на Северном Саскачеване. Чтобы достичь этого, как сообщал «Saskatchewan Herald», Большой Медведь «решил отправиться в Оттаву... и, если глава [Индейского] Департамента там, то он обязательно его найдёт и ни с кем другим не будет иметь дел». К апрелю 1884 Большой Медведь и его группа, разросшаяся до 500 человек, стали двигаться в сторону Батлфорда, и к 16 июня более 2000 индейцев из резерваций Саскачевана собрались в резервации Делающего Загон (Poundmaker, Pītikwahanapiwīyin) для Танца Жажды (также называемый Танец Солнца), устраиваемого Большим Медведем; это было самое большое объединенное усилие, когда-либо предпринятое равнинными кри. 

Танец Жажды был запрещен правительством, и к тому же правительство позволяло не выдавать пайки индейцам, покинувшим свои резервации. Тем не менее танец Большого Медведя продолжался, но во время празднования молодой воин по имени Кавикитвемот (Kāwīcitwemot)  избил Джона Крейга, инструктора-фермера резервации Литл-Пайн, когда тот оскорбил его и отказался дать пищу. Крейг сообщил в полицию, и Крозье привёл из Батлфорда примерно 90 человек. Крозье был возмущен «неосмотрительностью» Крейга, но, поскольку полиция была вызвана, необходимо было арестовать преступника. Когда полицейские и примерно 400 вооруженных рассерженных воинов стояли друг против друга, один выстрел мог бы погрузить северо-запад в индейскую войну. Полиции удалось вытащить избившего Крейга воина из рядов его товарищей, в то время, как Большой Медведь, Маленькая Сосна и Делающий Загон предотвратили насилие, крича - «Мир, мир!»; позже полиция в какой-то степени умиротворила воинов, раздав большие запасы продовольствия. Все вокруг сохранили лицо, но, как Крозье сообщил Дьюдни, «это непостижимо для меня, как никто не выстрелил...». Если департамент не сможет - «сохраните их доверие... есть только (полиция), чтобы бороться с ними». Чиновники вновь рассматривали Большого Медведя как смутьяна.

Большой Медведь не хотел сражаться с Канадой, он знал, что в таком столкновении, как пишет Крозье с сильной иронией, «страна без сомнения избавилась бы от индейцев и всех хлопотных вопросов, связанных с ними, за сравнительно короткое время...». Требования Большого Медведя четко представлены в приблизительных заметках на английском, сделанных из двух речей к вождям в Дак-Лейк и Карлтоне в августе 1884 года. Во-первых, он утверждал, что договор, который они подписали, был изменен Оттавой: «половина сладких вещей была вывезена, а много кислого оставлено». Необходим был новый договор с другой концепцией резервации. Во-вторых, индейцам необходим был один представитель от всех племен, чтобы говорить за них: «Выбор нашего представителя должен проводиться каждые четыре года». Он заключил: «Воронья Лапа действует так же, как я».

 Все лето Большой Медведь продвигал эту идею единой позиции в отношении правительства; 17 августа он встретился с Луи Риелем в Принс Альберт. Они виделись ранее в Монтане, и по-видимому безрезультатно, но эта встреча встревожила Дьюдни больше, чем собрание индейцев. Хейтеру Риду было приказано расследовать жалобы индейцев, и когда его невероятно самодовольный удовлетворительный отчет был, наконец, направлен Ванкунету в Оттаву, последний напомнил Дьюдни 4 февраля 1885 года, что индейцы «действительно получили намного больше, чем правительство было обязано им дать в соответствии с договором». Такое официальное самоуспокоение уничтожило последние попытки Большого Медведя провести переговоры об изменениях: зимой 1884-85 воинское сообщество – люди, которые каждую ночь пересказывали свои старые истории о подвигах, хотя воевавших с врагом было и не так много, как проводивших бизона четыре года назад - постепенно отделились от старого вождя. Бэнд находился в лагере с лесными кри на Фрог-Лейк, в 50 милях к северу от форта Питт, когда пришла новость, что метисы столкнулись с Крозье 26 марта на Дак-Лейк. 

Бэнд Большого Медведя голодал всю зиму, и кри сердились на местного индейского агента Томаса Трумена Куинна, что тот вновь отказал им в пайках.

2 апреля люди Большого Медведя, ведомые его сыном Маленьким Плохим Человеком (Āyimis§s, Little Bad Man)  и военным вождём Блуждающим Духом (Wandering Spirit, Kapapamahchakwew), ворвались на службу Великого четверга в католическую церковь Фрог Лейк  и выгнали наружу всех безоружных белых поселенцев. Блуждающий Дух, прежде чем выстрелить в индейского агента, четырежды велел ему убираться из Фрог Лейк;  Большой Медведь бросился вперед, крича: «Остановись, остановись!». Но тех, кто когда-то были воинами, было уже не остановить. Девять человек, включая двух священников Облата, были убиты; спаслись только две белые женщины и Уильям Блейсделл Кэмерон, клерк Компании Гудзонова залива, которого защитила женщина-кри, жена торговца Джеймса Кей Симпсона. Когда Симпсон вернулся в тот вечер из торговой поездки в Питт, он обнаружил разрушенное поселение и воинов, исполняющих Танец Скальпа. Позже, на суде Большого Медведя, Симпсон сообщил о разговоре, который состоялся с его другом, с коим дружили 40 лет: «Теперь это дело... повесят на тебя, взвалят тебе на спину». Старый вождь ответил: «Это не мои дела, молодёжь не слушается, и мне очень жаль, что это произошло». 

Когда распространились новости с Фрог-Лейк, имя Большого Медведя стало синонимом «кровавого убийцы», но фактически лидерами бэнда тогда были Маленький Плохой Человек и Блуждающий Дух. 13 апреля они с 250 воинами окружили форт Питт и послали ультиматум инспектору полиции Фрэнсису Джеффри Диккенсу, что, если гражданское население не сдастся, а полиция не уйдёт, они будут атаковать. Большой Медведь написал записку своему старому знакомому, сержанту Дж. А. Мартину: «Попытайтесь уйти до обеда, так как молодые люди все взбешены, и их трудно держать в руках». 14 апреля, в безнадежном меньшинстве, Диккенс и его 25 человек отступили по реке в Батлфорд, а 28 гражданских лиц во главе с торговцем Компании Гудзонова залива Уильямом Джоном Маклином и его семьёй сдались индейцам. Затем воины разграбили и сожгли пустой форт. 

Из показаний, данных Маклином на суде по делу Большого Медведя, ясно, что старый вождь сделал все возможное, чтобы защитить пленных в лагере, но он был изгоем; позже, когда его спросили, как Маленький Плохой Человек обращался с Большим Медведем, Маклин ответил: «С полным презрением». Однако без него воины не продемонстрировали более обширной стратегии, чем просто грабеж местных; они не предприняли никаких попыток присоединиться к Делающему Загон в его атаке на Батлфорд или к Риелю в Батоше. Когда войска были направлены в Батош (Саскачеван), чтобы сломить сопротивление метисов, канадское правительство использовало резню на Фрог-Лейк в качестве причины для подавления Кри. Наконец, генерал-майор Томас Блэнд Страндж (Thomas Bland Strange) и его канадские войска прибыли в форт Питт, а 28 мая они атаковали укрепленную позицию Блуждающего Духа на холме к северу от Френчмен Бьютт.

Стрендж был отбит, но индейцы отступили; во время битвы Большой Медведь оставался в тылу с пленными и женщинами. Однако история, распространённая и по сей день в резервации Строящего Загон, рассказывает, что, когда разведчики Самуила Бенфилда Стила атаковали и разгромили последователей Большого Медведя в Лун-Лейк Нарроус 3 июня, Большой Медведь ходил между атакующими полицейскими и бегущими кри со своими «медвежьими когтями, [которые] упирались в его горло. Ничто не могло нанести ему вреда, пока он носил эти когти... Он как будто поставил невидимую стену между своим народом и солдатами». 

После Лун-Лейк бэнд рассеялся перед надвигавшимися солдатами генерала Фредерика Добсона Мидлтона, победившего метисов в Батоше 12 мая. Кавикитвемот был убит на Френчмэн Бьютт; Маленький Плохой Человек бежал в Монтану; Блуждающий Дух сдался, а в ноябре 1885 года он и еще пять человек из бэнда Большого Медведя были повешены за участие в убийствах на Фрог-Лейк. Большой Медведь проскользнул мимо всех искавших его солдат и сдался удивленному полицейскому в форте Карлтон 2 июля 1885 года. 

 Большой Медведь и 14 человек из его бэнда были доставлены в Реджайну. Судебное разбирательство под началом судьи Хью Ричардсона и присяжными из шести человек по обвинению в государственной измене началось 11 сентября 1885 года. Оно шло на английском языке, поэтому процесс был очень запутан для вождя. Строящего Загон уже осудили по тому же обвинению - намерение вести войну против королевы - и, хотя было доказано, что старый вождь не принимал никакого участия в боевых действиях и пытался предотвратить кровопролитие, Ричардсон дал понять жюри присяжных, что требования о невиновности могли быть приняты, только если бы Большой Медведь действительно покинул свой бэнд, когда он «взвился в восстании». Поскольку не было никаких вопросов,  в течение 15 минут присяжные вынесли приговор «Виновен с рекомендацией проявить милость». Хью Демпси в своей книге отмечал, что единственным человеком, выступившим с обвинением в адрес Большого Медведя, был Стэнли Симпсон, человек, который был взят в плен в форте Питт. Большая часть доказательств была в пользу вождя. 25 сентября Ричардсон приговорил Большого Медведя к трем годам в тюрьме Стоун Маунтин в Манитобе. Незадолго до вынесения приговора Большой Медведь обратился с последней речью о своём народе: «Многие из моего бэнда скрываются в лесах, парализованные от ужаса... Я вновь умоляю вас», - воскликнул он, протягивая руки, - «вас, начальники законов белых людей, сжальтесь и помогите моему бэнду!». В судебном отчете этой речи нет; упоминает ее только свидетельствовавший в суде Камерон. 

 В Стоун Маунтин Большого Медведя обучали столярному делу; в июле 1886 года, возможно, из-за смерти Строящего Загон в Блэкфут Кроссинг, он принял крещение. Воронья Лапа и другие вожди, не участвовавшие в восстании, несколько раз обращались к Дьюдни с просьбой освободить Большого Медведя, а в феврале 1887 года тюремный врач сообщил, что: «Осужденному № 103 (Большой Медведь)... становится всё хуже. Он слаб и проявляет признаки большой немощи с обмороками, которые становятся все более частыми...» 

 В результате 4 марта 1887 года он был освобожден. Люди из его бэнда, еще жившие в Канаде, были разбросаны по разным резервациям, и 8 марта он вернулся в резервацию Делающего Загон. Большой Медведь умер 17 января 1888 года, возможно, окончательно оскорблённый пребыванием в тюрьме и бесцельностью существования. Индейский агент писал о его смерти: «У него были внутренние проблемы в последнее время, его жена предпочитает общество других мужчин. Она покинет  резервацию, и старый ветеран последует за ней в течение нескольких дней, пока сам не переусердствует». Вождя похоронили на Римско-Католическом кладбище в резервации Делающего Загон примерно на месте его последнего Танца Жажды.

 

Большой Медведь был традиционным вождём, избранным и сопровождаемым равнинными кри за его мудрость, а не потому, что его признавали торговцы, миссионеры или правительственные чиновники за сотрудничество с ними. Для него земля, вода, воздух и бизоны были дарами Великого Духа всему человечеству, каждый мог пользоваться ими, но ни один человек не мог владеть этими дарами или запрещать их использовать другим. Он видел белую цивилизацию, как унизительно разрушающую  индейскую цивилизацию, но он оказывал сопротивление белым идеями, а не бесполезным оружием. Большой Медведь был последним из крупных вождей, пытавшимся объединить североамериканские народы против европейского вторжения, и для этого ему нужен был новй договор, одна большая резервацию для всех равнинных индейцев. Если бы его молодые люди не последовали примеру Риеля, возможно, он смог бы убедить других равнинных вождей, что его путь был их единственной надеждой. 

Тюремные записи отмечают рост Большого Медведя как 5-5 и 1 / 4 фута высотой; фотографии изображают его коренастым, с решительным, скуластым лицом. Джон Джордж Донкин в своей книге «Конная полиция и краснокожие» описал его как «... немного дряхлого человека... его хитрое лицо покрыто шрамами и морщинами, как смятый пергамент». Тем не менее Кэмерон, имея в виду Большого Медведя, подтверждает оценку Дьюдни о его независимой личности и пишет: «У Большого Медведя огромный дар от природы... Если бы [он] был белым и образованным человеком, то стал бы великим юристом или большим государственным деятелем...  [Он был] могущественный, откровенный, бесстрашный». Большой Медведь действительно был великим государственным деятелем, но не в белой традиции. 

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Голос Всемогущего

 Голос Всемогущего (KITCHI-MANITO-WAYA, Kakee-manitou-waya, Kamantowiwew, Almighty Voice, Jean Baptiste) родился приблизительно в 1875 году близ Дак-Лейк, Саскачеван, Канада. Он был сыном Звучащего Неба (Sinnookeesick, Sounding Sky), сольто, и Пятнистого Теленка (Natchookoneck (Spotted Calf, Calf of Many Colours), дочери кри Уиллоу Одной Стрелы (Kāpeyakwāskonam, One Arrow).

Когда он рос в индейской резервации Одна Стрела близ Батош, Саскачеван,  Голос Всемогущего слышал истории своего дедушки,  вождя Одной Стрелы,  подписанта договора N6 в форте-Карлтон в 1876 году, сопротивлявшегося поселению в резервации вплоть до 1879 года;  своего отца, участвовавшего в Северо-Западном восстании 1885 года, и других старейшин бэнда. Эти рассказы о  битвах, рейдах и охоте заметно отличались от жизни равнинных кри в середине 1890-х годов, когда они видели, как их территория контролируется белыми людьми, заселяются вражескими племенами и полукровками. Размещенные в унизительные пределы резервации, они могли путешествовать только по пропускам, и охота была ограничена. В молодости дед и отец  Голоса Всемогущего ездили охотиться на бизонов, бродивших огромными стадами, и таким способом добывали мясо, а теперь питались правительственной говядиной, которую распределяли индейские агенты среди кри, влачивших жалкое существование в резервациях.

 

Бесчисленные победы в соревнованиях по бегу в Принс-Альберт (Саскачеван) и заслуженная репутация меткого стрелка и великолепного охотника не смогли утолить голод  Голоса Всемогущего или наставить на пути белого человека.  22 октября 1895 года сержант Северо-Западной Конной полиции Колин К. Коулбрук арестовал его за убийство бычка, принадлежащего правительству, и сопроводил в тюрьму Дак-Лейк. Возможно, один из охранников пошутил, что за такой проступок  Голоса Всемогущего ждет виселица – самый постыдный конец для индейца, тем самым сподвигнув его на побег. Как бы там ни было,  Голос Всемогущего бежал в ту же ночь. Он проскользнул через окно гауптвахты и бежал 6 миль до реки Южный Саскачеван, переплыл ее, несмотря на ледяную воду, и пробежал еще 14 миль до временного убежища в  палатке матери в резервации. Первоначальные попытки полиции вернуть его были безрезультатными, и только после того, как он покинул резервацию несколько дней спустя, на его след вышли Коулбрук и метис-следопыт. Они напали на него около Кинистино (Саскачеван) 29 октября, и Коулбрук пошел арестовывать беглеца.  Голос Всемогущего предупредил, что выстрелит. Сержант продолжал приближаться,  Голос Всемогущего выстрелил в него из двухствольного дульнозарядного ружья, попав Коулбруку в сердце.  Охота на человека сразу же усилилась, но Голос Всемогущего превзошел все усилия полиции и оставался на свободе в течение следующих 19 месяцев.

В середине 1890-х годов у Северо-Западной Конной полиции и жителей Северо-Западных территорий были основания для опасения, что может возникнуть еще одно индейское восстание, похожее на восстание 1885 года. Индейцы уже несколько лет демонстрировали явное презрение к подчинению, и в ряде случаев авторитет полиции ставился под сомнение. После  убийства сержанта Коулбрука были и другие инциденты стрельбы индейцами в полицейских: например, индеец черноногий  Уголь (Si’k-okskitsis) застрелил сержанта Северо-Западной Конной полиции, чтобы избежать задержания. 

В феврале 1896 года «Prince Albert Advocate», комментируя дело Голоса Всемогущего, сообщил, что индейцы находились в вызывающем настроении. «Сейчас они открыто хвастаются тем, что индейцы могут стрелять в белого человека, и правительство ничего не делает или говорит: "Привлечь его к ответственности". Они просто ожидают прихода весны и чистой земли, чтобы выследить и отомстить за допущенные ошибки». К маю 1897 года комиссар Лоуренс Уильям Херчмер, глава конной полиции, обратился за помощью к Департаменту по делам индейцев, выражая свою обеспокоенность по поводу того, что проблема «Голоса Всемогущего» приобретает большой масштаб.

Это были, несомненно, волнительные месяцы для Голоса Всемогущего. Теперь он был настоящим индейцем, воином в традиции своих предков, а для некоторых из соплеменников героем. Сразу после убийства Коулбрука полиция взяла его отца, Звучащее Небо, под стражу, чтобы тот не смог помочь сыну.

  20 апреля 1886 года государственный секретарь сэр Чарльз Таппер издал прокламацию, в которой было предложено 500 долларов за информацию о местонахождении Голоса Всемогущего. Его описывали как молодого человека 22-х лет, ростом 5 футов 10 дюймов, со светлой кожей, "изящного и грациозного сложения", с маленькими руками и ногами... волнистыми волосами до плеч, большими темными глазами, с широким лбом, резкими чертами и носом с горбинкой, но плоским кончиком, на его левой щеке от рта к уху шел шрам, и в общем его внешность была женственной».  Несмотря на все усилия, направленные на его задержание, беглец при содействии своего народа и защищенный лесистой местностью в этом районе успешно избегал задержания. Телеграф и газеты сообщали, что он может находиться в один день в разных районах, отделяемых друг от друга сотнями миль. Газета «Edmonton Herald» 19 июня 1896 года перепечатали ложное сообщение из американских газет, которое гласило, что он был захвачен в нескольких сот миль к юго-западу от резервации  Одна Стрела в Колиспелл, Монтана.

 Голос Всемогущего утверждал, что бычок, которого он убил, принадлежал его отцу, а не правительству, а в январе 1896 года это даже подтвердили некоторые официальные источники. Так, инспектор Джон Б. Аллан, один из офицеров, участвующих в охоте за ним, сообщил: «Мнение укрепляется у французских полукровок и других людей, что  Голос Всемогущего был арестован по докладу ребенка… И в первую очередь, что он не совершал никакого преступления».  Херчмер прокомментировал, что, по-видимому, нет никаких доказательств против Голоса Всемогущего по первоначальному обвинению, и что они должны были бы освободить его утром после ареста, если бы тот не сбежал. Однако поворот событий привел к тому, что ход событий развернулся совсем в другую сторону, и теперь Голос Всемогущего стал «плохим индейцем», за которым охотились.

 На следующий день после полученной информации инспектор Аллан и патруль из дюжины человек отправились из Дак-Лейк, нашли трех индейцев в Миничинас-Хиллс, всего в нескольких милях к юго-востоку от резервации Одна Стрела. Те вырыли яму  среди тополиной поросли и открыли огонь по полиции, тяжело ранив Аллана и сержанта. 

 Гражданское население этого района было призвано в качестве специальных констеблей для укрепления  Северо-Западной Конной полиции, и в тот же день небольшой отряд пытался штурмом взять индейцев. Эрнест Ганди, почтмейстер Дак-Лейк и один констебель Дж. Р. Керр были убиты во время штурма, а капрал К.Х.С. Хокин получил смертельное ранение. Подкрепление, в том числе и гражданских добровольцев Принс-Альберт с семифунтовой полевой латунной пушкой, вскоре прибыло и окружило место нахождения Голоса Всемогущего.

 

На следующий день помощник комиссара Джон Генри Макилли был отправлен на место происшествия из Реджайна с инспектором Арчибальдом Кэмероном Макдонеллом, 24 мужчинами, девятифунтовым полевым орудием и артиллерийским расчетом. Они дошли до места, где днем и ночью боевые действия носили характер спорадических обменов выстрелами и несколькими выстрелами из семифунтовой пушки. На следующее утро, 30 мая, когда мать Голоса Всемогущего сидела на соседнем холме, напевая военную песню  своего сына, и сотни местных жителей смотрели на это, полиция бомбардировала рощу. После того, как прекратились выстрелы со стороны трех индейцев, полицейские бросились к укрытию, где были обнаружены тела Голоса Всемогущего, его зятя Топеана и его двоюродного брата Маленького Сольто.

 

Инцидент с Всемогущим Голосом вызвал реальную озабоченность как канадского правительства, так и  Северо-Западной Конной полиции. Комментируя убийство сержанта Коулбрука в своем ежегодном докладе за 1895 год, комиссар Херчмер отметил: «В то время, как большая часть индейцев хорошо относится к белым, волнение или природная строптивость нескольких молодых воинов может в любой момент вызвать серьезные проблемы». В дополнение к тому, что Херчмер решил назвать «природной строптивостью», экономическое положение индейцев в резервациях в этот период, несомненно, подтолкнуло некоторых мятежников. Охота и рыбалка стали скудны. Индейцы говорили, что ежедневный продуктовый паек, предоставленный правительством, был недостаточен, и что было трудно заработать деньги, работая на белых или продавая им древесину. Суровая Зима 1896-97 года вызвала большие потери крупного рогатого скота, особенно волов для перевозки грузов и перевозки древесины. Так, суперинтендант Джон Коттон из  Баттлфорда (Саскачеван) отметил в своем отчете за 1897 год: «Голодный индеец так же, как и голодный белый человек, не такой послушный или удовлетворенный, поскольку хочет находится в более благоприятных обстоятельствах». Трагедия  Голоса Всемогущего и индейцев Северо-Западных территорий в 1890-х годах, пожалуй, лучше всего прокомментирована в «Toronto Evening Telegram»: «Голос Всемогущего  стал победителем гонки, посмев бросить вызов цивилизации. Поразительно не то, что один из воинов сбежал, а то, что все воины не предпочли быстрой смерти медленное уничтожение их народа".

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.