Сар-сарп-кин.

Сар-сарп-кин (Sar-sarp-kin, Avalanche, Лавина) был вождем небольшого бэнда, проживавшего в 1873 году в долине Синлахекин, близ нынешнего Лумиса.  Это был так называемый  недоговорной бэнд, который не принимал участия в подписании договора  Якима в 1855 году. После того, как шахтеры и скотоводы начали прибывать на эти земли, количество индейцев  начало стремительно сокращаться. Сар-сарп-кин жил в мире с первыми поселенцами. Однако в 1858 году он принимал активное участие в битве близ нынешнего Тонаскета (каньон Маклафлин) и играл в сражении лидирующую роль. Около 150 шахтеров, одержимых золотой лихорадкой, попали в засаду в узком каньоне. В этой битве погибло 6 шахтеров, сколько погибло индейцев неизвестно.
По условиям договора, заключенного на Якима, 200 миль южнее, белые получали право на прохождение через земли индейцев. Исаак Стивенс, способствуя скорейшему продвижению Тихоокеанской северной железной дороги, не позаботился уведомить об условиях договора другие племена. Ни Мозес, ни  Сар-сарп-кин не знали о них; их  чувство тревоги росло по мере того, как увеличивалось количество белых на этих землях.
В июле 1883 года таких вождей как Мозес, Сар-сарп-кин, Тонаскет пригласили в Вашингтон, на встречу с президентом. Правительство сделало шаг, чтобы защитить права северных индейцев, не участвовавших в подписании договора от 1855 года. Во время этого визита были сделаны две фотографии Сар-сарп-кина, одна из которых была обнаружена в Национальном историческом музее лишь в 1988 году.
Спустя четыре года Сар-сарп-кин был убит. На протяжении своей жизни он имел 4 жены. Четвертую жену, пережившую его, звали Маргарет. Она родила ему шестерых детей: Джека, Питера Эн-хоу-чина, Александра, Джулию, Кэтрин и Софи.
Мозесское соглашение от 7 июля 1883 года, ратифицированное в 1884 году, разрешала лидеру бэнда синелахекин вернуться в резервацию Коламбия со своими людьми, получить защиту и землю в пределах 2,050 акров, из которых на каждого главу семьи или одного взрослого приходилось одна квадратная миля. Или по желанию  перейти в резервацию Колвилл, получив при этом 100 голов крупного рогатого скота для себя и своего народа, а также все необходимые сельскохозяйственные орудия.
Все были довольны условиями этого договора. Однако вскоре начались разногласия. Сар-сарп-кин старался как можно больше зарезервировать земли для своих родственников на Синлахекин-Крик. При содействии небольшой роты солдат, посланных по условиям договоренности с Мозесом, Сар-сарп-кин обозначил шесть наделов.  За собой он оставил надел номер 1, в двух милях к югу от Лумиса. Надел номер 2 он отдал старому индейцу Кам-слут-пузу, который в скором времени умер в доме вождя. Номер 3 достался Шоудеру или Шоуди, как называли его соплеменники, который был женат на Джулии, дочери вождя.  Номер 4 достался Джеку, о котором ничего не известно на сегодняшний день. Номер 5 Сар-сарп-кин отдал Кала-витчку, отцу Шоудера.
По каким-то причинам его сын Питер оказался обделенным. Может по этой причине и произошло отцеубийство. 
Старый вождь пьянствовал несколько дней вместе с некоторыми соплеменниками. Когда все было выпито, они собрались домой.  Сар-сарп-кин был настолько пьян, что его пришлось связать покрепче и уложить на лошадь. В десяти милях от лагеря, Пит, его старший сын, хлестнул лошадь со стариком и та сорвалась вниз с высоты около 40 футов. Когда до них добрались, и лошадь и связанный Сар-сарп-кин были мертвы.
Гай Уоринг, коронер и друг покойного вождя руководил его похоронами в ноябре месяце.
«На юго-восточном углу маленькой живописной усадьбы выкопали очень глубокую могилу. Гроб из сосновых досок был обит черной материей. Латунными гвоздями я выбил лошадиное клеймо Сар-сарп-кина на его гробе. После богослужения, ко мне подошел незнакомец, он оказался представителем индейской комиссии и проделал долгий путь с востока, чтобы посмотреть на старого вождя, участника индейской войны 1855 года». Что конкретно послужило причиной убийства вождя — не известно.  Было проведено краткое судебное заседание в Конконулли, в отношении Питера никакие меры не принимались.
В 1893 году в «Loomiston Journal» была опубликована заметка, из которой следовало, что в пьяной драке Джо (Джек) убил своего брата Пита. 23 февраля 1896 года северная половина резервации Колвилл была открыта для золотодобытчиков. В течение нескольких недель орды жаждущих разбогатеть застолбили сотни участков.

В Лумисе индейцы были париями, легкой добычей для любого непотребства или незаконных махинаций. Они валялись на улицах , отупевшие от виски, и женщины города опасались их, словно диких животных.
Индейцам во всю продавали спиртное — от нелегальных торговцев — до владельцев салунов, хотя это было запрещено законом. Спивающиеся, некогда отважные воины меняли, на выпивку даже своих женщин. Разгул дебоширства был настолько велик, что с ним не могли сравниться нападения индейцев на форты. Индейцев – мужчин и женщин – постоянно старались уничтожить как физически, так и морально, разрушая их репутацию. 

Дом вдовы Сар-сарп-кина стал ареной пьяных оргий. 2 июля 1902 года «Palmer Mountain Prospector» рассказала о том, как некий «сиваш» (презрительное название индейцев) зверски  забил свою жену. Это был Александр, женатый на дочери канадского вождя Наумчина. В августе суд оправдал сына Сар-сарп-кина.  Потом газеты писали, как сам пьяный Наумчин убил свою пьяную жену, и о том, как вдова Сар-сарп-кина едва не погибла от рук своего пьяного покровителя. Александр был найден мертвым в Чопака, в июне 1902 года. Его лошадь увязла в трясине, а тело утонувшего индейца находилось рядом. Пока средства массовой информации радовались тому, как «никчемные людишки» исчезают, белые властители долины крали индейскую землю. 
В апреле 1909 года инспектор Льюис Дейли посетил агентство Неспелем и сделал для себя шокирующие открытия.  Так дочь вождя, Эллен, подписала  бумаги "продажи" ее земли некоему Фицджеральду. Хотя леди думала, что она подписала только лишь договор аренды. Участок Пита занял Гэррет, а на землях Софи проживал Декстер.

У другой дочери вождя — Джулии было два несовершеннолетних ребенка: Сюзетт и Селеста. Они проживали в Британской Колумбии с родственником по имени Куалтирр, из семьи Шоуди. По странному стечению обстоятельств, девочки имели своего опекуна в Лумисе — Джорджа Херли. Бывший торговцем в городке Руби, Херли также был одним из первых трех комиссаров, сформировавших округ Оканоган в 1888 году.
Началось согласование легального занятия спорных земель к вящему неудовольствию белых поселенцев, отчаянно выступавших против лишения права собственности их семей, соседей, родственников, друзей, «построивших дома и разбивших сады», и на сегодняшний день в Лумисе их мнение преобладает. Белым было приказано покинуть эту территорию. Некоторые с готовностью подчинились. Другие протестовали и обращались в суд, но безуспешно.  Спустя 105 лет после утверждения соглашения Мозеса, предусматривавшего передачу 2 050 акров земли людям, для которых понятие о частном земельном владении было абсолютно чуждым, мы можем поразмышлять о капризах при «решении» подобных вопросов.
Прошло несколько лет и имя Сар-сарп-кина, кажется, кануло в небытие, однако в 1912 году пресса сообщила о том, что 5 мая 1912 года Индейский департамент установил мраморный крест в восемь футов высотой над могилой вождя, ставший со временем торговой маркой  Лумиса. Кроме могилы старого вождя, на другом конце ограждения покоится Александр; это факт указывает на его загадочную судьбу. Могила жены, Маргарет, образует маленькую группу с могилами других индейцев, примерно в миле от прежнего дома. Очевидно, что внутри ограждения находились и другие могилы, но теперь только наваленные камни говорят о том, что здесь когда-то покоились человеческие останки.

Отдав «дань памяти» уходящим вождям, о кресте забыли и вспомнили лишь в 1988 году, когда обнаружилось, что креста и вовсе нет. Последний раз о нем упоминали в 1972 году, после 1972 года он исчез и вряд ли когда будет найден.
Бесценные правительственные документы, фотографии, каменные орудия доисторической эпохи, трубки, документы из индейского агентства Колвилл сгорели в доме Маргарет Эллисон, проживавшей в резервации Чопак, Британская Колумбия. Маргарет Эллисон была дочерью Сюзетт и правнучкой Сар-сарп-кина. Пожар уничтожил то, что хранило в себе память о некогда отважном, ныне забытом вожде.
«Что-то древнее, благородное и прекрасное было потеряно», — как сказал в 1887 году Гай Уоринг над могилой Сар-сарп-кина.


Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Марина Вишнева *Лесная Вода*. При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна.