Дасода-хэ. Кочис.

Дасода-хэ

 Дасода-хэ (Dasoda-hae, He Just Sits There, Он Просто Сидит Там), более известный, как Мангас Колорадас (Mangas Coloradas, La-choy Ko-kun-noste, Red Sleeve, Красные Рукава ок 1790-1863) - по рождению бедонкое, член бэнда мимбреньо, восточные чихенне (народ красной краски); один из наиболее значимых лидеров апачей 19 века.
Несмотря на то, что многие старались представить его, как некоего «кровожадного мясника», Дасода-хэ был миролюбивым человеком, отстаивавшим интересы своего народа и сопротивлявшимся проникновению испанцев и американцев на традиционные земли племени.
Дасода-хэ родился между 1790 и 1795 годами, по всей видимости, на юге нынешнего Нью-Мексико. Его кочевой бэнд занимал земли в районе Мимбрес Маунтин, а так же вдоль Мимберс-Ривер. В то время эта территория была частью округа Ханос, Новая Испания. В начале 19 века отношения между испанцами и апачи были относительно спокойными. Все изменилось лишь в 1830-е гг, в эти годы Дасода-хэ занял видное место среди апачей, пытавшихся изгнать со своей родной земли испанцев, а позже мексиканцев и американцев. Его описывали как очень мускулистого человека и необычайно высокого для апачей: более шести футов.
К тому же, у него была необычайно большая голова; вот как описал его Джон Кремони в «Жизнь среди апачей»: "широкий, подчеркнутый лоб, большой нос с горбинкой, большой рот и широкий, тяжелый подбородок. Его глаза были довольно небольшими, но необычайно вспыхивающими в момент волнения - хотя его внешний вид был невозмутим, так, словно он был сделан из меди». Одна из легенд говорит, что он был наполовину белым - его отец был апач, а мать - мексиканка.
В исторических документах имя «Мангас Колорадос» появляется впервые в 1842 году. Его упомянули как лидера моголлон, причем моголлоны были другим восточным бэндом апачей. Вероятно, до 1842 года он был известен под другим именем. Мангас Колорадос в переводе с испанского означает «Красные Рукава» или «Алая Рубаха» (от апачского Кан-да-зис Тлишишен). Язык апачей был трудным для изучения и произношения. Возможно, это было одной из причин, почему прижились данные испанцами имена индейцев и географические названия. До этого Дасода-хэ, возможно, был известен как Фуэрте, который являлся доминирующим лидером чихенне с 1815 по 1830-е гг. Фуэрте в переводе с испанского - «сильный», и это вполне могло быть применено к описанию такого человека, как Дасода-хэ. Дасода-хэ и Фуэрте были примерно одного возраста, и оба величались «главными».
Помимо сходства в их физических качествах, они были схожи в своей политике дистанцирования от мексиканцев. Фуэрте жил близ Мимбрес-Ривер и Санта-Рита дель Кобре, где прошло детство Дасода-хэ. Он исчез около 1840 года. Также возможно, что вплоть до 1840 года Фуэрте попросту затмевал Дасода-хэ, который пришел к власти, когда позиции Фуэрте ослабли. По сообщениям, Дасода-хэ стал вождем мимбреньо около 1837 года. Испанцы планировали из кочевых апачей сделать оседлых фермеров, поэтому они придумали паспорта для тех, кто желал передвигаться по территории, запрещали традиционную охоту и собирательство без дозволения на то. Верных союзников из апачей испанцы одаривали лошадьми и в некоторых случаях освобождали из тюрьмы их родственников. Когда мексиканцы получила независимость от Испании в 1821 году, регион был открыт для торговли извне, и рейдерство стало выгоднее, чем земледелие. Многие апачи забросили свои фермы и стали играть более успешные и прибыльные роли посредников, воюя и торгуя лошадьми, мулами и пленниками. Одной из таких пленниц стала старшая жена Мангаса Колорадоса. Во время рейда в Сонору Дасода-хэ захватил красивую мексиканскую девушку. Ей дали имя Ту-эссе; став женой Дасода-хэ, она родила ему трех дочерей. Когда Дос-тэ-се, старшая дочь, достигла зрелого возраста, в 1861 году Дасода-хэ отдал ее замуж за Кочиса, лидера чирикауа. Вторую дочь, Нак-эде-са, он выдал за Катуала, лидера апачей Уайт-Маунтин, а третью, Илт-тоода, - за Косито, вождя койотеро апачей. Хотя относительно двух младших дочерей Дасода-хэ существуют  расхождения во мнениях. Некоторые утверждают, что одну из дочерей Дасода-хэ выдал за вождя навахо, а другую - за вождя мескалеро. В любом случае, через брачные союзы Дасода-хэ попытался создать прочные отношения внутри племен, в том числе и с навахо, которые были врагами мексиканцев, а до мексиканцев - врагами испанцев.
Дасода-хэ описывали как политического деятеля, активно формировавшего политику апачей по отношению к белым. Браки его дочерей говорят о том, что отец, выдавая замуж своих дочерей, прекрасно осознавал, что единственная надежда противостоять угрозе, исходящей от мексиканцев и американцев, - это попытаться положить конец межплеменным склокам и ссорам между бэндами, объединив силы для борьбы. То есть, фактически, он проводил политику, схожую с политикой Текумзе, и являлся одним из первых лидеров пан-индейского движения. Несмотря на все усилия Дасода-хэ, успешным был лишь союз с Кочисом.
Кроме трех дочерей, у Дасода-хэ было, по крайне мере, три сына: Сет-мода (был убит в Пинос-Альтос), Каско и Мангус (умер в форте Силл в 1901 году). Братьями Мангаса были Хосе Мангас, Фалис Паласьо и Чаха. Хотя это - лишь упомянутые в записях; на самом деле, их могло быть больше.
Испанское и мексиканское правительство снабжали апачей пайками. Когда мексиканское правительство прекратило эту практику в 1831 году, напряженные отношения между мексиканцами и апачи активизировали набеги апачей на города и ранчо. 16 октября 1831 года штат Чиуауа объявил тотальную войну апачам. Театр военных действий Дасода-хэ охватывал штат Чиуауа и Моголлон Маунтинс, а в 1850-е гг - еще и штат Сонору. В 1856 году мексиканские власти предложили награду за голову Мангаса Колорадо.
Военные рейды апачей позволяли им поддерживать некое подобие их традиционного кочевого образа жизни. В случае с Дасода-хэ необходимо упомянуть два инцидента, которые прекрасно демонстрируют, откуда рождалась его ненависть ко всем белым. Первый из них касался Джона Джонсона, американца, который зарабатывал себе на жизнь охотой на апачей. Снятые с индейцев скальпы он продавал мексиканскому правительству, которое щедро расплачивалось за подобные трофеи с 1835 года. В апреле 1837 года Джонсон после того, как подружился с главенствующим вождем Хуаном Хосе Кампа, устроил засаду и вырезал вместе с подельниками 20 членов бэнда Хуана Хосе близ Санта-Рита в Сьерра-де-лас-Анимас (нынешний округ Идальго, Нью-Мексико). Дасода-хэ, мстя за смерть сородичей, уничтожил группу из 22 американских шахтеров и тех американцев, которых смог обнаружить в округе. Когда же Дасода-хэ встретился с американским генералом Стивеном Кирни в 1846 году, он заверил его в своих дружеских намерениях и обещал предоставить солдатам безопасный проход по землям апачей, если Кирни вторгнется в Мексику. В том же году США начали войну с Мексикой. После того, как американские солдаты заняли Нью-Мексико в 1846 году, Дасода-хэ подписал с ними мирный договор, уважая американцев, как покорителей столь ненавистных ему мексиканцев.
Второй инцидент произошел в апреле 1851 года, также в окрестностях близ Санта-Рита. Приток золотодобытчиков вызвал недовольство апачей, так как они разогнали всю дичь и высмеивали духовные традиции индейцев. Дасода-хэ предложил шахтерам Пинос-Альтос отвести их в области, гораздо богатые золотом, нежели Санта-Рита. Золотодобытчики, подозревая, что индеец хочет заманить их в засаду, привязали Дасода-хэ к дереву и исхлестали до полусмерти. Это было настолько унизительно, что Дасода-хэ ушел в горы и не появлялся в течение двух недель, залечивая раны на спине. С тех пор он был беспощаден к американцам, хотя и не терял надежды на мирные отношения с ними. Его отличительным знаком стали шляпы, которые он оставлял на головах оскальпированных им врагов. Поскольку белые носили шляпы, а апачи нет, Дасода-хэ велел своим воинам стрелять в любого человека в шляпе. В 1852 году Дасода-хэ и группа вождей подписали мирный договор с правительством США в пуэбло Акома, но Конгресс не ратифицировал его.
Военные действия, таким образом, продолжились, да так, что полковник Самнер в 1852 году настоятельно рекомендовал в своих рапортах вернуть Нью-Мексико индейцам и мексиканцам.
В 1861 году Дасода-хэ и Кочис объединили свои силы, когда несколько родственников Кочиса были казнены лейтенантом Джорджем Баскомом. Они поставили перед собой цель - изгнать всех американцев со своей земли. 14 июля 1862 года апачи Дасода-хэ и Кочиса атаковали колонну солдат полковника Джеймса Карлтона у перевала Апач. Во время боя Дасода-хэ был ранен в грудь Джоном Тилом. Его доставили в Ханос (Мексика), где, под дулом пистолета, вынудили местного доктора лечить рану вождя.
Восстановившись после ранения, Дасода-хэ встретился с посредником, предложившим вождю договориться о мире. В январе 1863 года Дасода-хэ под белым флагом прибыл в форт Маклейн, Аризона, где его  заковали в кандалы.

 

"Однажды к лагерю Мангаса приблизился некий мексиканец под белым флагом. Он сообщил, что несколько солдат находятся неподалеку и что они хотят говорить о мире. Мангасу показалось, что их приход ниспослан провидением. Хотя он предпочел бы совещаться со Звездным Вождем, он согласился увидеться с маленьким начальником Эдмондом Ширлендом из калифорнийских добровольцев. Воины мимбреньо убеждали его не ходить. Разве он не помнит, что случилось с Кочизом, когда тот пошел на встречу с солдатами в Ущелье Апачей? Мангас махнул рукой на их опасения. В конце концов, он всего лишь старик, что могут сделать солдаты старику, желающему всего лишь говорить о мире? Воины настояли на том, чтобы его сопровождала охрана. Он отобрал пятнадцать человек, и они двинулись по тропе, ведшей к солдатскому лагерю.
Когда они оказались в виду лагеря, Мангас и его отряд стали ожидать появления начальника. Один рудокоп, говоривший по-испански, выехал к ним, чтобы сопровождать Мангаса в лагерь, но апачи без охраны не пускали своего вождя, пока капитан Ширленд не выкинул белый флаг. Увидев белый флаг, Мангас приказал своим воинам отступить. Он въедет в лагерь один. Он находится в полной безопасности под защитой белого флага. Мангас поскакал к солдатскому лагерю, но едва его воины скрылись из виду, как дюжина солдат выскочила из подлеска позади него с ружьями наперевес. Он был в плену.
«Мы поспешили доставить Мангаса в наш лагерь в старом форте Мак-Лин, - рассказывает Дэниель Коннер, рудокоп, ехавший вместе с калифорнийскими добровольцами, - и прибыли как раз вовремя, застав там генерала Уэста, прибывшего со своим соединением. Генерал пришел туда, где Мангас находился под стражей, чтобы взглянуть на него. Сам генерал казался пигмеем рядом со старым вождем, который был ростом выше всех окружающих. Мангас выглядел изможденным, отказывался вступать в разговор и, очевидно, чувствовал, что совершил большую ошибку, поверив белым и на этот раз». Ди Браун, "Схороните мое сердце у Вундед-Ни".


«Господа, этот старый убийца избежал наказания за преступления и оставил за собой тропу крови протяженностью в 500 миль по старой дороге. Я хочу, чтобы он сдох», - сказал генерал охранникам Дасода-хэ.

 

Над стариком долго измывались, прижигая его тело раскаленными штыками, и расстреляли при «попытке к бегству» к полуночи 17 или в ночь на 18 января 1863 года. Останки вождя закопали в канаве. Армейский врач Дэвид Старжеон забрал оскальпированную голову Дасода-хэ и позже передал ее профессору Орсону Сквайру Фоулеру.

 

"Поскольку поблизости были апачи Мангаса, дополнительные часовые патрулировали лагерь с наступлением темноты. Дэниеля Коннера силком заставили нести эту службу, и, расхаживая на своем посту около полуночи, он заметил, что солдаты, охранявшие Мангаса, все время как-то досаждают старому вождю и тот беспокойно старается подтянуть ноги под одеяло. Пытаясь понять, что делают солдаты, Коннер подошел вплотную к освещенному костром месту и стал наблюдать за ними. Солдаты накаляли свои штыки на огне и касались ими ступней и ног Мангаса. Несколько раз выдержав эту пытку, вождь поднялся и «начал энергично увещевать часовых, говоря им по-испански, что он не ребенок, чтобы играть с ним. Но его увещевания были прерваны, поскольку, едва он начал свои восклицания, оба часовых направили на него свои винтовки системы Мини и почти одновременно выстрелили в него».
Когда Мангас упал навзничь, солдаты разрядили в него свои пистолеты. Один из солдат снял с него скальп, другой отрезал голову и стал кипятить ее, чтобы сошло мясо и он мог продать череп френологу на востоке. Они бросили обезглавленное тело в какую-то канаву. В официальном отчете утверждалось, что Мангас был убит при попытке к бегству.
После этого, по выражению Дэниеля Коннера, «индейцы стали воевать всерьез... они употребили все свои силы на то, чтобы отомстить за его смерть»". Ди Браун, "Схороните мое сердце у Вундед-Ни".

 

После поистине чудовищно расистских выводов, к которым пришел Фоулер при изучении черепа, опубликовав их в своей книге, дальнейшая судьба черепа неизвестна. Некоторые считают, что он достался Смитсоновскому институту. Однако в самом институте не было черепа с указанием на то, что он принадлежит Дасода-хэ. В 1990 году Смитсоновский институт передал апачам останки их сородичей, возможно, среди них был и безымянный череп Дасода-хэ.

После чудовищного и вероломного убийства лидера мимбреньо апачи поняли, что американцам нельзя доверять. Сын Дасода-хэ Мангус продолжил свою борьбу с белыми завоевателями, сражаясь наряду с Викторио, Нана и Джеронимо.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: WR. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

Кочис

«Когда я был юн, я обошел всю эту страну на запад и на восток и не видел нигде никого, кроме апачей. Через много лет я обошел ее вновь и обнаружил, что люди другой расы пришли и захватили ее. Как это случилось? Как получилось так, что апачи ждут смерти, что они влачат свои дни на грани смерти? Они скитаются по холмам и равнинам и хотят, чтобы небесный свод обрушился на них. Когда-то апачи были великим народом; но сейчас их совсем мало, и, желая умереть, они влачат свои дни на грани смерти». Кочис.

 

Кочис - лидер чиуикауи юго-западной локальной группы чоконенов («центральных» или «настоящих» чирикауа) и нантан ( nantan, верховный вождь) бэнда чоконенов с 1860-1872 гг, один из наиболее известных лидеров апачей, противостоявших экспансии белых поселенцев на запад. Являлся наиболее значимой фигурой в истории американского Юго-Запада в XIX веке и одним из величайших лидеров среди североамериканских индейцев.

В 1870 году корреспондент газеты описал его ростом в 5 футов 9 1/2 дюймов, весом в 164 фунта, широкоплечего с мощной фигурой, черными глазами, высоким лбом, прямыми волосами, ниспадающими на спину и большим носом. Все тело Кочиса было покрыто шрамами от картечи.

 

Кочис ( А-да-тли-чи, A-da-tli-chi, Нardwood, Дерево С Твёрдой Древесиной, Ку-чиш, K'uu-ch'ish, Having The Qality or Strength Of Oak, Имеющий Качество или Силу Дуба, Оak, Дуб, трансформированное под европейское звучание Cochise, Кочис ) также известный как Гоки, Его Нос ( Goci, His Nose). Родился ок. 1810 года в испанской колонии Сонора (нынешняя Аризона) в период относительного мира между апачами и испанцами / мексиканцами и был, по всей видимости, сыном Писаго Кабесона, лидера чиуикауи. О том, кто была его мать ничего не известно. Его братьями были Койунтура и Хуан (Coyuntura и Juan), у него также была и сестра. О ранним периоде жизни Кочиса известно не так много, но историки пишут, что примерно в возрасте пятнадцати лет молодой человек был физически и морально готов к первому из четырех рейдов, в которых он принял участие в качестве начинающего воина. После четырех изнурительных походов под бдительным присмотром опытных воинов, Кочис был принят в их ряды. Его любимым боевым оружием было копье, которым он мастерски владел. Кочис был женат, по крайней мере, дважды. В начале 40-х он женился на Дос-тэ-се (Опал), дочери Дасода-хэ (Мангас Колорадос) и красавицы мексиканки Кармен. Она родила ему двух сыновей -Таза (1844) и Найчи (1856). Таза умер не женатым в Вашингтоне, куда он отправился в поисках мира после смерти отца. Найчи был последним лидером свободных чирикауа-апачей. У своего тестя Кочис научился дипломатии, действуя аккуратно и стратегично. Вторая жена, возможно Йонес (Yones), вдова Койунтура, повешенного на перевале Апач в 1861 году, родила Кочису двух дочерей: Даш-ден-зос (Dash-den-zhoos) и Найтлотонз (Naithlotonz).

Впервые в документах имя Кочиса появляется в 1835 году. Мексиканцы упоминают о нем как о лидере одного из бэндов чирикауа совершившего рейд на территорию Соноры. Затем его имя фигурирует в списке апачей получавших пайки от мексиканского правительства в Ханосе, нынешний штат Чиуауа в 1842 и 1843 годах. К этому времени апачи были в состоянии нескончаемых войн с мексиканским населением региона. Начиная примерно с 1830 года рейдерство («последние годы зарабатывания на жизнь») стало неотъемлемой частью экономики многих племен апачей. Регулярные войска не могли справиться с апачами Кочиса, поэтому чиновникам приходилось нанимать наемников и охотников за скальпами. Позорная резня была учинена ими в 1837 и 1846 годах, когда более чем 175 чирикау были убиты, включая отца Кочиса. Кочис не простил мексиканцам вероломное убийство его отца и продолжал военные походы к югу от границ с США, почти до скончания своих дней. При этом он был сострадательным человеком, философом и оратором, был честен, и исполнял данное им слово при любых условиях и обстоятельствах. Он лично обучал воинов правилам ведения боя, учил их выдержке, способам маскировки, демонстрируя как можно незаметно пробраться в стан врага. По своей натуре он был мирным человеком, искренне верил в братство людей, знал и ценил честь и вел себя как настоящий государственный деятель.

 

 «Ты должен говорить честно, так, чтобы твои слова, подобно солнечному свету, проникли в наши сердца». Кочис.

 

После Мексикано-американской войны в 1846-1848 годах США приобрели территории известные как «Мексиканская уступка» (нынешние Нью-Мексико, Аризона, Колорадо, Юта, Невада и Калифорния). Бэнды апачей быстро поняли, что они могут нападать на север Мексики, уходить через границу в Аризону или Нью-Мексико, при этом не опасаясь мексиканской погони. К тому же, американские граждане охотно покупали у индейцев их военную добычу. Чирикау продолжали жить в США и совершать военные походы в Мексику в течение следующих восьми лет. В это время Кочис по всей видимости был одним из суб-вождей в  военных походах под началом Дасода-хэ. В 1856 году, после смерти Мигеля Нарбона, Кочис стал главенствующим военным лидером чоконенов, но не чирикауа в целом. Хотя апачи Уайт-Маунтин и мескалеро принимали участие в его рейдах.

В 1857 году американская армия организовала первую масштабную кампанию против апачей в ответ на рейды в Нью-Мексико. Кочис присоединился к другим чирикауа для заключения временного мира с мексиканцами и ушел через границу. В течение следующего десятилетия апачи действовали по этому шаблону: заключали мир по одну сторону и совершали рейды по другую сторону границы.

Много лет Кочису удавалось обводить вокруг пальца и одерживать победы над именитыми истребителями индейцев, которые были направлены против него армией США. Он был военным гением и мастером ведения партизанских войн, нападая, убивая и тут же скрываясь.

За период чуть более 10 лет Кочис с 300 воинами умело ускользал от тысяч американских солдат.

К тому времени, когда произошли трагическое событие с его родственниками Кочис жил в мире с американцами. 27 января 1861 года неизвестные индейцы совершили нападение на ранчо Джона Уорда в Патагонии, Аризона, угнав скот и захватив в плен 12 летнего сына его жены, Феликса Теллеса. По всей видимости это были койотеро.  Уорд сообщил об этом подполковнику Питкэрну Моррисону, 7-ой пехотный, который приказал лейтенанту Джорджу Баскому, недавнему выпускнику Вест-Пойнта, взять 54 пехотинца и найти мальчика.

Баском, который не отличался особым умом и для которого все индейцы были на одно лицо, уверенный в том, что нападение совершили люди Кочиса, назначил встречу вождю 4 февраля 1861 близ перевала Апач. Ничего не подозревавший Кочис прибыл в армейский лагерь вместе с членами своей семьи. Пригласив Кочиса в палатку, Баском обвинил его в похищении мальчика и скота с ранчо Уорда. Кочис отрицал свою причастность к нападению и был оскорблен тем, что ему не верят, но все же, предложил оказать помощь в поисках Феликса. Лейтенант планировал удерживать Кочиса как заложника, до тех пор, пока его соплеменники не вернут ребенка. Вождь понял, что это ловушка, вскочил на ноги, выхватил нож, и, прорезав дыру в палатке, ускользнул. В него выстрелили 50 раз, пока он не скрылся. Его брат, два племянника, женщина и ребенок, прибывшие вместе с Кочисом на встречу, остались в руках Баскома. Один из племянников был убит при попытке к бегству, а другой ранен. С тех пор Кочис никогда не забывал этот урок: под видом дружбы его обманули, едва не упекли в тюрьму, те, кому он доверял. На следующий день Кочис и его сторонники подошли к лагерю под белым флагом. Они вновь пытались убедить Баскома в своей невиновности и просили освободить заложников, обещая найти похищенного пасынка Уорда. Баском стоял на своем и требовал вернуть мальчика. Позже, на одной из станций дилижансового тракта, Кочис убил восьмерых мексиканцев и взял в заложники 3 белых, намереваясь обменять на пленных апачей. 6 февраля Кочис предложил обмен пленными и свою помощь, но Баском упорно требовал выдать похищенного Теллеса. 11 февраля солдаты обнаружили останки убитых индейцами заложников, которых они и захоронили тут же. А над могилой повесили мужчин апачей. Женщину и ребенка  отпустили.

15 июля 1862 года, Кочис принимал участие в битве на перевале Апач. Считая, что войска бригадного генерала Джеймса Карлтона намерены наказать их, апачи устроили им засаду. Калифорнийская колонна, которая на самом деле направлялась в Рио-Гранде, открыла по индейцам огонь из гаубиц, заставляя их отступить. В этом же году Кочис получил ранение в ногу близ Фронтераса. Теперь американское правительство смотрело на апачей, как на главное препятствие для белых поселенцев, а главное - для железной дороги на юго-востоке Аризоны. Из газет о Кочисе  знали даже в Сан-Франциско и Миссури.

 

Том Джеффордс, правительственный почтовый подрядчик, отправился к Кочису в Драгун-Маунтинс. Он хотел убедить Кочиса не нападать на его почтальонов.

 «Кочис убил четырнадцать человек в моей службе. И я решил, что должен встретиться с ним и, вооружившись, отправился в его лагерь. Я сказал ему, что хочу поговорить с глазу на глаз».

Кочис был впечатлен мужеством этого человека и в последствие они стали друзьями.

В 1863 году американцы вероломно убили Дасода-хэ, чем разожгли пожар мести со стороны апачей.

В то время как внимание мексиканцев было отвлеченные на французского императора Наполеоном III, пытавшегося провозгласить себя императором Мексики, они становились легкой добычей для апачей. После изгнания французов из Мексики оба правительства, как мексиканское, так и американское, сплотившись, принялись за апачей. Теперь индейцам стало гораздо сложнее заключать мир с одной стороной и атаковать другую, однако Кочис умело уходил в течение нескольких лет от войск обоих правительств, которые несли колоссальные затраты снаряжая очередные экспедиции. За 12 лет борьбы с апачами погибло 5 000 человек. Кочис был уже стар и его здоровье ухудшалось. Президент Улисс Грант отправил генерала Оливера Ховарда на юго-запад чтобы попытаться заключить договор с Кочисом. По завершении длительных переговоров, Кочис и Ховард сошлись на трех основных пунктах: резервация должна быть в юго-восточной Аризоне, хорошее питание и одежда, представляемые правительством, и назначение Тома Джеффордс в качестве их агента. Кочис в свою очередь обещал не нападать на поселенцев, двигавшихся по дорогам, и гарантировал безопасность шахтерам и торговцам на юге Аризоны. 10 октября 1872 года обе стороны заключили мирный договор в лагере Кочиса в Драгун-Маунтинс. Кочис сдержал свое слово. В Аризоне и Нью-Мексико рейды практически прекратились и лишь спорадически продолжались на севере Мексики. Его болезнь прогрессировала и он умер 8 июня 1874 года из-за желудочной болезни. Это был иронический конец пути для человека, который провел практически всю свою сознательную жизнь в состоянии войны.

Кочиса похоронили в Драгун-Маунтинс. Место, где находится  могила вождя, знал лишь Джеффордс, который присутствовал при захоронении.

 

В 1876 году правительство ликвидировало резервацию и переселила сторонников Кочиса в пустынную местность Аризоны- Сан-Карлос. Там, невыносимые условия жизни создали ряд проблем и апачи вновь были вынуждены взять в руки оружие, сложив его лишь в сентябре 1886 года.

 

«Скажи мне, если Дева Мария обошла всю землю, почему она никогда не зашла в жилище апача? Почему мы никогда ее не видели и не слышали о ней?». Кочис.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.