Томас Уайлдкэт Алфорд. Тенскватава. Нонэлима. Синий Мундир. Черное Копыто.

Томас Уайлдкэт Алфорд

Опираясь на знание обычаев белых, полученных им во время учебы, Томас Уайлдкэт давал консультации для индейцев относительно их прав на землю и помогал справиться со стремительными культурными изменениями.

Томас Уайлдкэт Алфорд, Гайнвавпиасика (Thomas Wildcat Alford, Gaynwawpiahsika) — шауни; родился 15 июля 1860 года близ Сасаква, Индейская территория (ныне Оклахома).

Томас являлся внуком Текумсе, известного лидера шауни. До 12 лет воспитывался в племенных традициях, затем посещал миссионерскую школу. В 1879 году он был зачислен в вирджинийский институт Хэмптона, где принял христианство и стал образцовым студентом. По возвращении на Индейскую территорию Томас избегал встреч с традиционалистами. Тем не менее, спустя год, он был назначен директором школы для шауни, финансируемой правительством. Эту должность он занимал несколько лет.
В 1893 году Алфорд избран председателем федерально-спонсируемого комитета, призванного заменить племенное правительство шауни. Используя свои знания законов США, он помогал индейцам защищать свои права в период распределения земли. Он также совершил поездку в Вашингтон, лоббируя интересы своего народа. До последних дней жизни продолжал давать правовые консультации, работая над разрешением социальных проблем, захлестнувших Оклахому после того, как она обрела статус штата в 1907 году. В соавторстве с Уильямом Альбертом Галловейем и Чарльзом Галбретом им была написана книга «Старый Чилликот». В 1936 году в свет вышла автобиография Томаса Алфрода под названием «Цивилизация» (в редакции Флоренса Дрейка), в которой Алфорд описывает свою жизнь в двух мирах.
Был женат трижды. Его женами были Мэри Алфорд (1857-1892), Этта Алфорд (?-1902) и Фэнни Алфорд (1880-1957). Дети: Юджин Алфорд (1905- 1975), Рейчел Алфорд Пауэлл (1907-1997), Илвуд Сеймур Алфорд (1911-1992) и Рут Фрэнсис Алфорд Масик (1917-2003).

 

Томас Уайлдкэт Алфорд умер после продолжительной болезни 3 августа 1938 года в своем доме к югу от Шауни, Оклахома. Похоронен на кладбище Текумсе, округ Поттаватоми, Оклахома.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: WR. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Тенскватава

В период социальных и и экономических лишений индейские народы часто обращались к религиозным лидерам, ища у них спасение от постигших их бед. Учения Тенскватавы, как магнит, притягивали индейцев разных племен, собирая их всех вместе, и именно Тенскватава создал то движение, из которого Текумсе в 1810 году начал формировать политическую и военную конфедерацию.

 

Тенскватава, он же Пророк Шауни, Пророк, религиозный и политический лидер шауни. Родился, вероятно, в начале 1775 года в Олд-Пикуа (близ Спрингфилда, Огайо). Его отец - Пакешинва, лидер киспокота-шауни, мать - Метоатаске, из криков. Пакешинава погиб еще до рождения сына в сражении при Пойнт-Плезант в 1774 году, а мать оставила мальчика в 1779 году. Поэтому его воспитанием занялась старшая сестра - Текумапис. В детстве будущий пророк носил имя Лалаветика (Погремушка), вероятно в следствие того, что был очень шумным мальчиком. Чиксика и Текумзе, старшие братья , пользовались уважением среди своих сверстников, чего нельзя сказать о самом Лалаветике, который скорее был изгоем, в отличие от них. Из-за несчастного случая он потерял правый глаз и с юных лет начал проявлять пристрастие к спиртному. Женившись, Лалаветика не смог проявить себя ни как охотник, ни как воин. Он не участвовал в сражениях с Джошуа Хармаром и Артуром Сен-Клером, принесших индейцам победу , но присутствовал при Битве у поваленных деревьев (Фоллен-Тимберс) и, вероятно, принял участие в заключении Гринвиллского договора 1795 года. После подписания договора Лалаветика жил в западном Огайо с небольшим бэндом, возглавляемым Текумзе. В 1797 году бэнд перебрался в восточную Индиану, где Лалаветика попал под опеку стареющего знахаря Панагаши (Меняющий Перья), после смерти которого в 1804 году он начал стремиться занять его место. Шауни и другие племена под натиском наступающего фронтира были озабочены сохранением своих традиционных путей. Численность животных стремительно сокращалась, а меховая торговля пришла в упадок. Экономическая база шауни оказалась подорванной. Многие племена были вынуждены пойти на земельные уступки. Другие страдали от алкоголизма и болезней; традиционные ценности , казалось, канули в небытие. Весна 1805 года изменила жизнь Лалаветика. Он упал в обморок, а когда пришел в себя, стал утверждать что он был мертв и вознесен на небеса, где Хозяин Жизни показал ему рай и ад, где нераскаявшиеся алкоголики, такие как он, подвергались огненным пыткам. Отказавшись от алкоголя, Лалаветика говорил, что Хозяин Жизни выбрал его, чтобы помочь индейцам решить их проблемы. Он также заявил, что теперь его имя - Тенскватава (Открытая Дверь).

Тенскватава проповедовал доктрину, которой пытался оживить одну часть традиционной индейской культуры и модифицировать другую. Он призывал своих последователей вернуться к общинной жизни их отцов, поддерживать хорошие отношения с членами их семей и их племени и прежде всего, отказаться от алкоголя и многих других атрибутов американской культуры, отказаться от сексуальной распущенности. И, несмотря на то, что Хозяин Жизни создал и индейцев, и британцев, и французов, и испанцев, американцы были детьми Великой Змеи, злой силы во Вселенной. Поэтому индейцы должны были отказаться от технологий американцев; индеанки, женатые на американцах, должны были вернуться к своему народу, оставив детей мужьям, если таковые были рождены в их брачном союзе, индейцы-христиане должны отказаться от своей веры. Он восстановил некоторые традиционные танцы и обряды шауни, но запретили другие и предложил вместо них новые ритуалы. Так, Тенскватава посоветовал своим последователям отказаться от священных мешочков, которые, как амулеты, исчерпали свой потенциал. Если люди последуют его советам, то дичь вновь появится в лесах, а умершие друзья и родственники вернуться к жизни. Американцы же будут сметены с земли и земля вновь станет индейской.

Учения Тенскватава нашли восприимчивую аудиторию среди племен Огайо и Индианы. Летом 1805 он основал новую деревню близ Гринвилла, в западном Огайо. В последующие месяцы многие делавэры восточной Индианы приняли его учение, и в марте 1806 года в Ваопикамунк, деревне на Уайт-Ривер, Тенскватава помогал делавэрам в оценке вины некоторых соплеменников, обвиняемых в колдовстве. Четверо из них, в конце концов, были сожжены на костре. В мае Тенскватава провел аналогичную чистку среди вайандот на реке Сандаски, но проамериканские вожди ходатайствовали о спасении обвиняемого в колдовстве.

Встревоженный ростом господства Тенскватава, Уильям Генри Гаррисон, губернатор территории Индианы, попытался дискредитировать шауни и написал делавэрам, поручив им просить Тенскватава совершить чудо: «Пусть он остановит солнце на месте , а луну заставит изменить свой курс». На 16 июня 1806 Тенскватава успешно предсказал почти полное солнечное затмение, и его влияние заметно возросло.

За время с 1807 по 1808 индейцы из многих племен прошли сотни километров, чтобы только встретиться с ним в Гринвилле. Кикапу, саук и фокс, потаватоми, оттава, меноммини и виннебаго - все шли в деревню, летом 1808 года так много оджибве направлялись в Гринвелл, что торговцы нашли их деревни на южном берегу озера Верхнее опустевшими. Американские чиновники были обеспокоены растущим влиянием Тенскватавы, но агентов, которых они направили для сбора информации об этом движении, пророк сумел убедить в том, что его последователи желают жить в мире с белыми. Однако поселенцы Огайо оставались враждебно настроенными по отношению к его движению, у членов которого провиант был на исходе. Уходя подальше от американского фронтира, Тенксватава оставил Гринвилл и весной 1808 года основал новое поселение в устье реки Типпекано -Профетстаун (Батл Граунд, Индиана ), наладив связи с британо-индейским департаментом. В июне 1808 года он отправил Текумсе в Амерстберг, где тот встретился с Уильямом Клаусом, заместителем суперинтенданта по делам индейцев и вице-губернатором Фрэнсисом Гором, прося оружие и провизию. Сам же Тенксватава в августе 1808 года отправился в Венсен (Индиана), где убедил Гаррисона в своей доброжелательности к Соединенным Штатам и даже уговорил того дать провиант для своих последователей. Но Тенскватава не мог накормить всех индейцев, прибывающих в Профетстаун, и в течение зимы 1808-9 многие из них умерли. Весной отношения между движением Тенскватава и США ухудшились; индейцев насторожили попытки американцев приобрести дополнительные земли.

30 сентября 1809 года в форте Уэйн племена майами, делавэры и потаватоми, заключив договор, передали США более 3 млн. акров земли в Иллинойсе и Индиане. Этот договор стал переломным в судьбе Тенскватавы. Несмотря на все усилия, он не смог остановить его подписание, и многие из последователей отвернулись от него, посмотрев в сторону политических и военных стратегий, приводимых в жизнь его братом. Текумсе вновь затмил Тенскватаву, хотя тот все еще имел влияние на индейцев в Профетстауне. В то время как Тенскватава оставался на Типпекано, Текумсе много путешествовал, используя религиозное движение своего брата в качестве основы для политического и военного объединения всех племен. В течение зимы 1810-11 Пророк получал провизию от британцев, а весной встречался с рядом американских эмиссаров, отправленных Гаррисоном. Тенскватава отнесся к ним сердечно, но в июне 1811 года он захватил партию американской соли на Уобаш-Ривер. Позже, когда Текумсе отправился к южным племенам, чтобы заручиться их поддержкой, Тенскватава остался в Профетстауне, защищать деревню, но должен был избегать конфронтации с Гаррисоном. Губернатор же направился с силами в 1 200 человек из солдат и ополченцев  на Профетстаун. Он прибыли на Типпекано  6 ноября и договорился встретиться с Тенскватава на следующее утро. Вместо того, чтобы сдать деревню и весь провиант, Пророк нарушил завет Текумсе и решил  атаковать американцев, уверяя своих последователей, что его магическая сила защитит их от пуль солдат. 7 ноября, на рассвете, около 700 индейцев напали на лагерь врага, сам же Тенскватава остался в деревне, молиться о победе.

После трех-часового боя индейцы отступили, и Пророк покинул Профетстаун. Гаррисон провозгласил победу, хотя обе стороны понесли примерно равные потери (от 60 до 70 человек). Профетстаун, неофициальная столица конфедерации Текумсе, была сожжен.

Сражение на Типпекано окончательно подорвало авторитет Тенскватава, как духовного лидера. Он остался с Текумсе, помогая брату объединить племена. Близ Профетстауна была построена новая деревня. Убеждая американцев в мирных намерениях, братья шауни в то же время укрепляли свои связи с британцами. В июне 1812 года Текумсе отправился в Амерстберг, а Тенскватава встречал индейцев, которые вновь начали пребывать в деревню.

Когда весть о Войне 1812 года достигла Индианы, Тенскватава отправился в форт Уэйн, уверяя США в своих дружеских намерениях, но после падения Детройта в августе 1812 он призвал индейцев из своей деревни атаковать форт Гаррисон (Терре-Хот, Индиана). Атака не удалась, а в декабре, после карательных экспедиций американских солдат, прокатившихся по долине Уобаш, Тенскватава ушел в Верхнюю Канаду. Весной 1813 года он снова был рядом с братом и сопровождал его в Индиане, где Текумсе собирал силы, чтобы помочь британцам в обороне Детройта. Они вернулись в Амерстберг 16 апреля, а в мае Тенскватава присоединился к крупным силам британских и канадских войск, которые осадили форт Мейгс (близ Перрисберг, Огайо ). Тенскватава не принимал участия в боевых действиях, и после осады вернулся в Мичиган, где провел лето 1813 года в небольшой деревне на Гурон (Клинтон) Ривер. Он не принимал участия в британских кампаниях в Огайо в июле и августе, но он встречался с проамериканскими вайандотами в Браунстауне (близ Трентона, Мичиган), где он противостоял их усилиям оторвать индейцев от британцев. В сентябре он сопровождал силы генерал-майора Генри Проктера, когда они оставили Амерстберг и отступали на восток. 5 октября 1813 Тенскватава присутствовал в битве при Моравиантаун, но опять же он не принимал участия в боевых действиях и сопровождал группу Проктера, когда тот бежал до наступления американцев. Зиму Пророк провел на западе озера Онтарио, пытаясь восстановить свое лидерство. Его поддержал Джон Нортон из ирокезов Гранд-Ривер, а весной он с небольшой группой последователей перебрался в Гранд-Ривер, где Нортон дал им пищу и кров. Хотя Тенскватава не хотел оказывать дальнейшую помощь британцам в обороне Канады, летом он все же согласился возглавить военный отряд, направлявшийся к границе Ниагары. Они опоздали, прибыв туда 6 июля 1814 года, когда чиппева уже закончили сражаться, и поспешный уход Тенскватава на следующий день привел к общему индейскому отступлению, поставившему под угрозу британские позиции. Тенскватава отказался от участия в дальнейших военных действиях, но он присутствовал на конференции в Берлингтон Хайтс (Гамильтон ) в апреле 1815, на которой индейские агенты объявили, что война закончилась. В июне 1815 Тенскватава и большинство других западных соплеменников перебрались к Амерстбергу в рамках подготовки к возвращению в Соединенные Штаты. Он принял участие в конференции в Спринг Уэллс, близ Детройта, в сентябре, на которой американские представители встретились с изгнанниками, чтобы обсудить условия их возвращения. Тенскватава выразил свое желание сотрудничать с американцами, но когда узнал, что они против его возвращения в долину Вабаш, рассердившись, вернулся к Амерстбергу. В апреле 1816 он прибыл в Детройт, где встретился с губернатором Льюисом Кассом, но Тенскватаве вновь было отказано в разрешении вернуться на Типпекано. Между тем, большинство индейцев вернулись на свои родные земли, а британо-индейский департамент, чтобы подтолкнуть к этому остальных, сократил рацион тех, кто оставался в Верхней Канаде. К 1817 году последователей Тенскватавы насчитывалось лишь около двух десятков шауни, в основном родственники, которые полагали, что он сможет их накормить. Тенскватава стал лагерем на Кедр-Крик, в графстве Эссекс, где он жил в течение следующих восьми лет, получая британские пайки, но ссорился с Уильямом Клаусом, Джоном Аскином-младшим и другими индейскими агентами. В июле 1824 года Касс пригласил бывшего пророка вернуться в Огайо и убедить шауни переселиться к западу от Миссисипи. В течение следующего лета Тенскватава привел свою горсть последователей к Вапаконета, деревне шауни в западном Огайо, и в октябре 1826 он уже сопровождал около 250 шауни, которые оставили Огайо и двинулись на запад. Проведя зиму 1826-27 близ Каскаския, Иллинойс, в августе 1827 они пересекли Миссисипи и прошли до западной Миссури. Весной 1828 они прибыли в резервации шауни в восточном Канзасе. Тенскватава провел оставшиеся девять лет своей жизни в относительной безвестности, хотя и позировал художнику Джорджу Кетлин в 1832 году. Умер Пророк Шауни в нынешнем Канзас-Сити в ноябре 1836 года.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Нонэлима

Нонэлима [Не-мужчина] (ок. 1720-1786), женщина-воин, была видным лидером индейцев шауни в период между Франко-индейской войной и Американской революцией. 

В 1764 году Нонэлима участвовала в сражении у Буши-Ран. Она и её брат Кукурузный Стебель поддерживали мир с молодыми Соединёнными Штатами. В 1774 году она принимала участие в мирных переговорах шауни с поселенцами Вирджинии. Вполне вероятно, что Нонэлима участвовала и в других переговорах, хотя её участие в них не было подтверждено документально, поскольку британские и колониальные власти преуменьшали авторитет индейских женщин в деле дипломатии.

Нонэлима была женщиной 6 футов и 6 дюймов ростом, за что некоторые называли её «Гренадёром», или «Женщиной-гренадёром» — под стать рослым гренадёрам 18 века. Она была замужем трижды: сначала за неизвестным индейцем щауни, затем — за солдатом Континентальной армии Ричардом Батлером и, наконец, за вождём шауни Молунтой.

В 1777 году Нонэлима перебралась в форт Рэндольф в Западной Вирджинии, где исполняла обязанности переводчицы и посредницы в мирных переговорах. Летом того года она предупредила американцев, что часть племени шауни отправилась в форт Детройт, чтобы присоединиться к британцам. Неоднократно Нонэлима предупреждала белых поселенцев о готовящихся атаках враждебных индейцев. Патрик Генри настолько доверял дипломатическим способностям Нонэлимы, что часто посылал её к вождям других племён с приглашением на мирные переговоры.

Осенью 1777 года Кукурузный Стебель, его сын и ещё двое индейцев были убиты в форте Рэндольф в отместку за смерть американского ополченца, погибшего от рук неизвестных индейских воинов. Патрик Генри настаивал на привлечении убийц Кукурузного Стебля к ответственности, но, поскольку никто из американских солдат не стал свидетельствовать против них, виновные были оправданы. Несмотря на убийство брата и племянника, Нонэлима оставалась сторонницей мира с поселенцами. Так в том же году она предупредила поселенцев в форте Рэндольф и в форте Доннелли о готовящемся нападении. Филипа Хэммонда и Джона Прайора она переодела в индейские одежды, и они, пройдя 160 миль, добрались до форта Доннелли с этой важной новостью. За это британцы и пробритански настроенные индейцы уничтожили всё поголовье домашнего скота Нонэлимы. После этого она со своими сторонниками переселилась в Кошоктон, под защиту вождя ленапе Белые Глаза. В 1780 году она выступила проводницей и переводчицей Огюстена де ла Бальма во время его похода в Иллинойс.

В 1785 году она подала прошение в Конгресс о предоставлении ей земельного гранта в 1000 акров в Огайо в качестве вознаграждения за её заслуги во время революции и возмещения убытков от потери скота во время войны. Вместо этого Конгресс предоставил ей пенсию в виде ежедневного продуктового рациона и ежегодной выдачи одежды.

В 1786 году вождь Молунта, давний сторонник мира, был обвинён в нападении на поселение белых и казнён. Нонэлима и их дети были арестованы. За время заключения Нонэлима составила шауни-английский словарь. Она умерла в декабре 1786 года — вскоре после освобождения или в заключении — неизвестно.

 

Перевод: Ансамбль Живая Рыба.

Синий Мундир

("Синий Мундир". Автор картины: Дуг Хэлл).

 

«Его фигура около шести футов в росте была прекрасно сложена; глаза большие, яркие и пронзительные; лоб высокий и широкий; нос орлиный; рот довольно широкий; лицо открыто и умно, выразительно, твердо и решительно... Он был одет в алый сюртук, богато расшнурованный золотом и обхваченный на талии красным поясом, на ногах были красные леггины и мокасины, украшенные по высшему разряду индейской моды. На плечах он носил золотые погоны, на руках - широкие серебряные браслеты; на шее висел массивный серебряный горжет и большой медальон Его Величества, Джорджа  Третьего.  В его жилище висели ружья, боевые палицы, луки и стрелы и другая военная утварь; шкуры оленей, медведя, пантеры и выдры, охотничьи трофеи, кисеты, внизу располагались маты для сидений и кровати. Его жена была замечательной красивой женщиной; его дочери гораздо светлее большинства индеанок, были довольно красивы; его два сына лет 18 и 20, получившие образование у британцев, были очень умны». О. М. Спенсер.

 

Синий Мундир (Blue Jacket,  Jim Blue Jacket, Whirlpool, Weyapiersenwah, Sepettekenathe, Big Rabbit) - военный вождь шауни, защищавший родные земли в Огайо в 1780-90-х годах. Организатор пан-индейского сопротивления, один из выдающихся лидеров в Северо-Западной индейской войне, важный предшественник знаменитого Текумзе, который был его воспитанником.

Синий Мундир родился примерно в 1743 году в нынешнем округе Росс, штат Огайо. Это было время интенсивной меховой торговли шауни с французами и британцами.  Когда британцы одержали верх во франко-индейской войне в 1763 году, они установили контроль над бывшими французскими землями восточнее Миссисипи. Хотя другие источники отмечают приблизительно 1738 год как год рождения будещего лидера, у Гайана-Ривер, долина Вайоминга, нынешняя Западная Вирджиния. Мать Синего Мундира происходила из шауни киспокта. Говорят, что сам он был пекови, а его сводный брат, Красный Шест (Mio-Qua-Goo-Na-Gaw), был мекочи.  Возможно, их называют братьями потому, что они фактически являются братьями по крови. Некоторые исследования отмечают, что у Синего Мундира был старший и младший братья, и по крайней мере одна сестра (Салли?). В последние годы своей жизни сестра Синего Мундира жила у реки Моми. Первоначально Синий Мундир носил имя Большой Кролик (Sepettekenathe). О его ранних годах практически ничего не известно. Первое упоминание о нем относится к 1773 году, когда он был уже военным вождем. В этот год британский миссионер  Дэвид Джонс в "Журнале Двух Посещений в 1772-1773" посетил деревни шауни на Сьото-Ривер и зафиксировал расположение города Синего Мундира на Дир-Крик (нынешний округ Росс, Огайо),  приблизительно в трех милях на з-с-з от Пикавик. В 1758 году Маргарет Мур, девятилетняя дочь Джона Мура из Пенсильвании, была взята в плен шауни и доставлена  в их селение Пиква, нынешний Огайо. Здесь приблизительно в 1758 году убитый горем пленник (госпожа Кинкэйд из Вирджинии) был приговорен к сожжению у столба из-за ее непрерывного плача. Питер Ларш, торговец французского происхождения, предложил за нее выкуп, и предложение было принято. Спаситель несчастной пленницы расплатился мехами. В каноэ Ларш увез ее вниз по Моми, вниз по Огайо, и Mиссиссипи к Каскаскиа, где они  сыграли свадьбу. Годом позже у них родился сын Чарльз Ларш. Существует предположение, что  16-летняя Маргарет Мур, возможно, родила Джозефа Мура, отцом которого был Синий Мундир.

Позже, когда Маргарет Мур возвратилась в Вирджинию будучи  «беременной», она заявила, что отцом ее будущего ребенка (Нэнси) является Синий Мундир. 

В 1833 году Сэмюэль Кэршеваль написал и опубликовал  "Историю долины Вирджинии". Второе издание вышло в 1851 году. Третье издание было исправлено, чтобы включить краткое упоминание о Джоне Муре, дочери которого были захвачены индейцами, младшая из которых родила двух детей от Синего Мундира. В четвертом издании (1925) на странице 369 читаем: "Здесь были две девочки, дочери Джона Мура, которые попали в плен к индейцам и росли среди них. Старшая родила двух детей от  белого торговца, а младшая стала женой выдающегося военного вождя Синего Мундира. Она оставила сына с его отцом, и когда вернулась домой, была беременна и родила дочь, которая выросла и вышла замуж за Джона Стюарта. Ее отец, Синий Мундир, обеспечил ей участок земли у  озера Эри, на которую перебралась и обосновалась семья Стюарт".

Синий Мундир сопровождал Кукурузного Стебля во время визита в Питсбург. В договоре лорда Данмора с шауни, подписанном 27 октября 1774 года, сказано, что Синий Мундир был назначен военным вождем, но этот факт не подтвержден. Джеймс Пери из Спрингфилда заявил, что только киспокота мог быть военным вождем.

 Летом 1776 года шауни наряду с Конфедерацией ирокезов, ленни-ленапе, оттава, чероки, виандотами и минго встретились на берегах Теннеси и согласились поддержать британцев в Войне за независимость. Таким образом они надеялись вернуть свои охотничьи угодья в Огайо и Кентукки, занятые американскими поселенцами. Шауни приняли участие в некоторых незначительных битвах, включая нападение на города Харродсбург и Буонсборо в 1777 году.  В 1778 году Синий Мундир был уже известен под именем Водоворот (Weyapiersenwah). Вероятно, английское прозвище «Синий Мундир» произошло от военной униформы, «приобретенной» им в молодом возрасте. Очевидно, он был высоким и довольно хорошо сложенным юношей  и занимался торговлей в этом возрасте. В этом же году он присутствовал при подписании договора форта Питт. С поражением британцев шауни потеряли ценного союзника в борьбе за территории. Но сопротивление в Огайо продолжалось, и Синий Мундир был видным лидером. С началом войны Маленькой Черепахи в 1786 году Синий Мундир и вождь майами Маленькая Черепаха совершили ряд рейдов против поселенцев Огайо. 

31 января 1786 года был подписан договор форта Финни. Договор представлял шауни земли и запрещал евро-американцам селиться на этой земле. Основной его целью было прекращение боевых действий и установление мирных отношений между шауни и США. Свои подписи поставили Г. Кларк, Ричард Батлер и Сэмюэл Парсонс как представители США, а также 8 представителей шауни. В апреле Синий Мундир повел военный отряд к устью Моми-Ривер, чтобы уничтожить форт Финни, но произошедшее наводнение стерло этот форт с лица земли прежде, чем  прибыли шауни. Индейский совет в Детройте сохранял условия этого договора, но условия договора форта Макинтош и форта Стэнвикс были недействительны. В мае 1788 года отряд Синего Мундира угнал несколько лошадей со станции Строд, на развилке Ликинг-Ривер. Сквозь дождь и сильный ветер индейцы погнали лошадей в Огайо. Близ Кабин-Крик, выше Лаймстоун, Синий Мундир с одним или двумя воинами развели костер и стали наблюдать, нет ли за ними погони. Преследовавшие их появились внезапно. По мере их приближения зазвучали выстрелы, однако отсыревший порох не позволял вести интенсивную стрельбу. Синий Мундир попытался бежать, но когда понял, что ему не уйти, сдался.  Пленного решили доставить в Лаймстоун. Это был шанс для Синего Мундира, поскольку в Лаймстоуне жил его знакомый - Даниэль Бун. Он сказал, что однажды охотился с сыном Буна, и Бун однажды дал ему мясо и табак.

Вождя усадили на лошадь и повезли в город. Всю ночь отряд пил виски в таверне Буна. Наутро связанного вождя повезли дальше. Вторая ночь прошла в хижине Роберта Скоуза, ниже Бурбона в Кентукки. Те, кто не поместился в ней, спали под открытым небом; те же, кто находился внутри, по очереди сторожили Синего Мундира, прикованного цепью к бревну. Старый Стивен Райли, как говорили, был изрядно пьян, когда пришла его очередь нести часовую службу. Перед рассветом он уже спал. Освободившись, Синий Мундир выскользнул из хижины. Но миссис Скоуз заметила бегство индейца и стала кричать. Вождь достиг леса, пока Скоуз спускал собак, а остальные хватались за оружие. Он пересек медвежью тропу, чтобы сбить со следа собак, и бросил в кусты одну из своих леггин. Синий Мундир четырнадцать дней питался лишь листьями и травами, но, несмотря на то, что вождь так и не смог освободить свои руки, он угнал лошадь со станции Стоктон недалеко от Флемингсбурга (округ Флеминг). Весь оборванный, Синий Мундир вернулся к своему народу, а пленившим вождя пришлось довольствоваться его лошадью и пистолетом, выставленными ими на аукционе. Во время этого короткого пленения на шее Синего Мундира заметили шрам, оставленный от выстрела смелой женщины во время нападения на дом, стоявший на Клинч или Ноличаки-Ривер в нынешнем Теннесси. Вероятно, этот побег поднял репутацию Синего Мундира, и, должно быть, были другие более успешные рейды, поскольку именно он стал главным военным вождем, а не его соперники, такие, как Черная Змея.

  Его возвышение произошло в критический момент для перспектив племени, когда казалось, что все уже стабилизировалось. Надежды, которые Брант и другие возлагали на пересмотр договоров, рухнули, и индейская конфедерация пала вместе с ними.

В январе 1791 года Синий Мундир осаждал станцию Данлап близ форта Вашингтон (нынешний Цинциннати). 3 ноября 1791 года индейские силы, возглавляемые Синим Мундиром и Маленькой Черепахой, одержали победу над американской экспедицией во главе с губернатором Северо-Западной территории Артуром Сент-Клэром, который был больше политиком, чем солдатом. Индейцы, примерно числом 1000 воинов, ждали в лесу до рассвета, пока солдаты не сложили оружие и не выстроились на плацу перед завтраком. Индейцы атаковали стремительно и внезапно. Первая атака была направлена против ополченцев, которые, побросав оружие, пересекали реку. Регулярные войска сформировали линии обороны и открыли огонь, вынудив индейцев отступить.

Полковник Уильям Дарк приказал сомкнуть штыки и атаковать главную индейскую позицию. Индейцы отступили в лес и, окружив силы Дарка, уничтожили их. Штыковая атака повторялась несколько раз с тем же успехом, и в конце концов американские войска пришли в полный беспорядок. Уже через три часа было убито 950 белых. Сент-Клэр решился на последний штурм, чтобы пробить индейскую линию и спастись бегством. Артиллерия, припасы и многие раненые были оставлены в лагере. Индейцы позволили солдатам отступить назад, к недавно построенному форту Джеферсон, форту Гамильтон и к Цинциннати. Улепетывая, ополченцы бросали свои мушкеты, рюкзаки и даже тяжелые походные сапоги. Отступающих преследовали на протяжении трех миль. Их отступление заняло всего 10 часов, в то время как 29-и мильный поход к Уобашу отнял у Сент-Клэра 10 дней. 

Разгром Сент-Клэра, также известный как Битва на реке Уобаш и Битва тысячи убитых, стал крупнейшей победой индейцев и, соответственно, крупнейшим поражением армии США в Индейских войнах. Один из оставшихся в живых вспоминал, что земля была просто усеяна трупами. Индейцы потеряли 21 воина и 40 получили ранения. Записи об этой битве, как правило, выделяют только Маленькую Черепаху, однако Джон Сугден утверждает, что известность лидера майами в значительной степени обусловлена его самопиаром в последующие годы. Хотя большинство офицеров, включая генерала Ричарда Батлера, было убито, генералу Клэру удалось бежать.

Есть неподтвержденные данные, указывающие на то, что Джозеф Брант, бывший масоном, просил Синего Мундира и Маленькую Черепаху проследить, чтобы никакого вреда не было причинено его масонскому брату, Артуру Клэру.

Триумф Синего Мундира был недолог. После битвы президент Вашингтон потребовал, чтобы Сент-Клэр ушел из армии. Сент-Клэр сделал это 7 апреля 1792 года. Армию возглавил  генерал Энтони Уэйн. В последних числах декабря 1793 года майор Барбек ввел военный контингент к северо-западу от форта Гринвилл. По Уобаш-Ривер был установлен частокол, называемый форт Рековери. Разведчики Синего Мундира и Маленькой Черепахи наблюдали за каждым шагом врага. 

Разгневанные действиями белых, возвевшими форт на их, так сказать, заднем дворе, индейцы во главе с Маленькой Черепахой и Синим Мундиром встретились на берегах Майами близ озера Моми и решили, что должны провести очередной поход против вторжения белых. Маленькая Черепаха, более младший из двух лидеров, был наслышан о том, что белые чаще выигрывают борьбу против попытки индейцев остановить их вторжение, и позволил Синему Мундиру провести «запланированную» атаку на обоз снабжения, который, по донесениям разведчиков, выехал из форта Гринвилл к форту Рековери. Утром 29 июня 1794 года индейцы атаковали обоз майора МакМахона, который к тому времени уже отбыл из форта Рековери. Завязался бой, продолжавшийся два дня, и затем индейцы отступили. Есть мнение, что это неудачное нападение, окончившееся поражением, сломило хребет индейского сопротивления экспансии белого человека, а битва Фаллен Тимберс, произошедшая шестью неделями позже, была лишь "зачисткой". 20 августа 1794 года конфедеративные силы Синего Мундира столкнулись с Уэйном в битве при Фаллен Тимберс к югу от нынешнего Толедо, Огайо, в последнем и решающем сражении Северо-западной индейской войны. 

Силы Уэйна насчитывали 4600 человек, включая чокто и чикасо, индейцев-разведчиков. В 1794 году в конфедерации Синего Мундира и Маленькой Черепахи начались разногласия. Британцы не сдержали своего обещания относительно поставок боеприпасов и артиллерии.  Кроме того, некоторые из союзников из других племен стали просто неуправляемы: одни воины изнасиловали несколько девушек из племени шауни, другие атаковали форт Рикавери и понесли большие потери. Несмотря на помощь юного воина Текумзе, Синий Мундир не смог сохранить альянс индейских сил. Маленькая Черепаха, понимая бессмысленность дальнейшего сопротивления, заговорил о мире. Но Синий Мундир отказался это обсуждать и таким образом взял на себя еще большую лидирующую роль. 1500 индейских воинов заняли оборонительную позицию на реке Моми, где торнадо повалило много деревьев. К тому же рядом был британский форт Майами, и в случае неудачи Синий Мундир надеялся найти там прибежище. Он не знал, что ворота форта были уже закрыты, дабы избежать открытого конфликта с Соединенными Штатами. Среди конфедеративных индейских сил были шауни, ленапе, майами, виандоты, анишинаби, оттава, потаватоми и минго, а также рота канадских ополченцев под командованием капитана Александра МакКиллопа. Разведчики доложили генералу о расположении индейцев, но он остановил свое продвижение, чтобы возвести форт Гринвилл и закончить строительство форта Рикавери. 20 августа 1794 года Уэйн покинул форт Рикавери. Индейцы, по традиции, постились перед боем, ожидая увидеть неприятеля гораздо раньше. Но из-за задержки сил Уэйна они уже не ели несколько дней, и многие из воинов отправились на поиски дичи. Поэтому позиции Синего Мундира были недоукомплектованы и уязвимы для атаки. 20 августа Синий Мундир планировал захватить силы генерала в огромном полукольце. Но один из его индейских лидеров раньше времени атаковал авангард из 150 ополченцев. Ополченцы обратились в бегство, а следом за ними побежали и пехотинцы передней линии. Когда Уэйн увидел это, он собрал свои силы и устремился в атаку. Битва была недолгой. Люди Уэйна сблизились с противником и пошли в штыковую атаку. Кавалерия тем временем обошла воинов Синего Мундира с фланга. Индейцы в надежде на спасение бежали к форту Майами, но ворота форта были закрыты.  Армия Уэйна потратила несколько дней на преследование бежавшего противника, а затем занялась уничтожением индейских городов, попадавшихся ей на пути. Генерал остановился в Кекионге, главной деревне майами, и там построил форт Уэйн. Его армия потеряла 33 человека убитыми и 100 ранеными. Американцы заявили, что нашли от 30 до 40 мёртвых индейцев на поле боя. Однако согласно данным Александра МакКи из Британского Индейского департамента индейская конфедерация потеряла 19 человек убитыми и неизвестное количество ранеными. Синий Мундир сдался в январе 1795 года в форте Гринвилл и был вынужден подписать Гринвиллский договор 3 августа 1795 года, уступив большую часть современного Огайо Соединенным Штатам. Договор также устанавливал границу между индейцами и поселенцами на землях нынешнего штата Индиана. По условиям договора, индейцам должны были выплатить компенсацию за освобожденные ими земли. Северо-Западная индейская война была завершена. 

В 1796 году Синий Мундир и его брат (или сводный брат) Красный Шест, отправились на восток в Филадельфию, где они встретились с президентом Вашингтоном 2 декабря 1796 года. Восковые скульптуры этих индейцев в натуральную величину были изготовлены и выставлены в Музее Чарльза Вилсона Пила. Позже они были уничтожены огнем во время пожара. Существует неподтвержденная история, что президент Вашингтон однажды поклонился, проходя мимо скульптуры Синего Мундира. 

Возвращаясь из Филадельфии, где индейцев «поили и кормили», Красный Шест заболел и умер от пневмонии в Питтсбурге 28 января 1798года, где и был и захоронен со всеми воинскими почестями. В 1804 году Маргарет Мур вернулась к шауни, чтобы воссоединиться с Синим Мундиром и их сыном Джозефом. Ее сопровождала Нэнси, ставшая к тому времени женой Джеймса Стюарта. 4 июля 1805 году Синий Мундир подписал еще один договор в форте Индастри, уступив США еще больше Огайо. В 1807 году Синий Мундир посетил Чилликот, где выступил с речью 14 сентября 1807 года и побывал в доме Томаса Вортингтона, будущего губернатора штата Огайо (1814-1818). Некоторые записи отмечают, что вождь плохо владел английским. Как сообщают, он любил виноград и радовался дружбе с виандотами в районе к югу от Детройта, где у него была хижина. Он сидел, наблюдал за пароходами на Детройт-Ривер и выпивал. Синий Мундир созерцал через оконное стекло осенний пейзаж и давал советы сороколетниму Текумсе. В последние годы своей жизни Синий Мундир наблюдал за растущей репутацией Текумзе, который предпримет последнюю попытку вернуть шауни земли в Огайо. Сын старого вождя, Джордж, жил в нескольких милях к югу от его хижины, около современного пересечения дороги Ван Хорн и Западной Авеню Джефферсон с видом на Детройт-Ривер.

По сведениям Лаймана К. Дрейпера, полученным от капитана Уильяма Колдуэла, Синий Мундир умер зимой 1808 года. Индейский агент Джон Джонстон сообщил Дрейперу, что он думает, что Синяя Куртка умер в 1810 году. 

Согласно странице 321 "Исторического собрания мичиганских пионеров и Исторического общества" Vol. XIII (1889), Синий Мундир и вождь виандот Ходящий В Воде были похоронены недалеко от хижины Синего Мундира. Однако никаких весомых доказательств, что Синий Мундир умер в конце января 1809 года, нет.

Позже останки вождей были перевезены в Канаду, и, возможно, останки Синего Мундира  были перезахоронены в Сэндвиче (Виндзор, Онтарио), где проживали родственники его жены, Дитя Чистой Воды или Бауби. Она была дочерью метиса Жака Дюперона Бэби. Это может объяснить некоторые сообщения о том, что Синий Мундир был захоронен в Сэндвиче или близ него. 

 

 Однако история Синего Мундира на этом не закончилась. В 1877 году в свет вышла история, в которой утверждалось, что Синий Мундир был на самом деле Мармадьюк Ван Сверинген, белый, захваченный в плен индейцами шауни в 1770-е годы во время Войны за независимость. Эта история была популяризирована в исторических романах, написанных Алланом У. Экертом в конце 1960-х. С 1981 по 2007 года в Ксениа, Огайо, ставилась драма, основанная на истории Ван Сейрингена «Синий Мундир, белый военный вождь шауни». Начиная с историка Хелен Хорнбек Таннер, в 1978 году ряд историков утверждал, что Синий Мундир и Ван Сейринген вряд ли могут быть одним и тем же лицом. Исторические записи показывают, что Синий Мундир был намного старше Ван Сейрингена и уже был устоявшимся вождем к тому времени, когда Ван Сейринген был пленен. Никто из тех, кто лично знал Синего Мундира, не оставил воспоминаний о нем как о белом человеке. Согласно биографу вождя Джону Сагдену, Синий Мундир, несомненно, был шауни по рождению. Анализ ДНК потомков Синего Мундира и Ван Сейрингена окончательно доказал, что Синий Мундир не был Сейрингеном.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Черное Копыто

  Черное Копыто (Catecahassa, Cutthewekasaw, Black Hoof) родился, как предполагается, во Флориде примерно в 1740 году и вместе со своим народом был вытеснен белыми на северо-запад. Он был ребенком во время переселения, но сохранил отчетливое воспоминание о некоторых его моментах, а также о купании в соленой воде. Об этом упоминал Джон Джонстон, индейский агент, который хорошо знал Черное Копыто. Но другому знакомому Черное Копыто сказал, что родился на реке Мононгахела. Черное Копыто принадлежал к шауни-мекочи. Вероятно, это была группа, возглавляемая Питером Шартье в период с 1745 по 1748 года, который основал общину в Кентукки, называемую эскиппакитики (Eskippakithiki), перебравшимся позже в в Силакаугу, Алабама, и в конце концов поселившимся в Старом Шаунитауне, Иллинойс. Черное Копыто прославился как отважный воин во время ранних войн между шауни и англо-американскими колонистами. Он, вероятно, принимал участие в битве Пойнт-Плезант во время войны лорда Данмора 1773-1774 года и помогал вождю шауни Стеблю Кукурузы и виандотам Тархе (Tarhe). Черное Копыто утверждал, что принимал участие в битве при Мононгахеле 9 июля 1755 года, когда генерал Эдвард Брэддок потерпел поражение и был смертельно ранен, хотя доказательств тому, что шауни принимали участие в этой битве, нет. После окончательного поражения французов Черное Копыто поддержал восстание Понтиака, выступив против англичан в 1763 году. Во время Американской войны за независимость он помогал англичанам в борьбе с американцами и, возможно, принял участие в осаде Буонсборо в 1778 году, которую возглавлял вождь Черная Рыба, а также помогал ему защищать Чилликот в 1779 году во время нападения на селение Джона Боумена. Он поддержал лидера шауни Синего Мундира во время войны майами Маленькой Черепахи 1790-1794 года. Хотя это и не подтверждается, но многие историки считают, что Черное Копыто принял участие в победах Сент-Клэра и Хармара в 1790-х годах. Он также сражался в битве при Фоллен-Тимберс 20 августа 1794 года. В Северо-западной индейской войне Черное Копыто потерпел поражение от Энтони Уэйна и после краха индейской конфедерации сдался в 1795 году. Он был известен как просто воин шауни, чья хитрость и проницательность сравнивались только с ожесточенной и отчаянной отвагой, с которой он воплощал в жизнь свои военные планы. Подобно другим вождям шауни, он был неизменным противником белых и придерживался убеждения, что с белыми не следует вести никаких переговоров, за исключением единственного условия: белые должны вернуться через горы и равнины к западу и оставить эти земли коренным народам. Несмотря на то, что его непримиримая и бескомпромиссная политика в отношении белых наблюдалась в течение почти сорока лет, а он сам принял участие в более чем ста битвах, он стал воплощением неистовства против постоянно растущих и превосходящих сил противника. Как только он убедился в своей правоте, он следовал ею с решимостью, ставшей неотъемлемой частью его характера. Временные успехи индейцев и их победы в сражениях до кампании генерала Уэйна поддерживали угасающую надежду, но их знаковое поражение от рук этого офицера убедило индейских вождей в тщетности сопротивления. Черное Копыто был среди тех, кто решил договориться с американцами и 3 августа 1795 году подписал договор в Гринвилле, по которому земли шауни, включая половину Огайо, были уступлены в обмен на земли, расположенные дальше на запад. Черное Копыто оставался верен условиям договора. С момента его подписания он перестал быть врагом белого человека и стал союзником и другом тех, против кого его томагавк так долго поднимался в мстительной вражде. Черное Копыто оказал огромное влияние на гуманное отношение к пленным, выступая против их сжигания на костре. Он был противником полигамии и сорок лет прожил с одной женой, которая родила ему несколько детей. Дочь вышла замуж за вождя шауни Большую Змею (Shemenetoo), а Черное Копыто-младший, родившийся в 1795 году, в 1832 году мигрировал в Канзас. Как и Маленькая Черепаха, Черное Копыто решил, что индейцам нужно адаптироваться к образу жизни белых, чтобы избежать войн и смертей.

Используя свое влияние на шауни, Черное Копыто поощрял их принять пути белого человека. Некоторые из его воинов служили в войсках США как скауты и стрелки. В первые годы девятнадцатого века шауни становились все более бедными. Дичь практически исчезла, аннуитеты были урезаны из-за предполагаемых краж лошадей, а цены на пушнину упали. Шауни опасались, что США попытаются лишить их оставшейся земли. В 1802, 1807 и 1808 годах Черное Копыто побывал в Вашингтоне, ища признания шауни и с просьбами выделить ему инструкторов, инструменты и скот. К 1808 году его последователи основали фермы в Вапаконете на Ауглайз-Ривер, Огайо, где обрабатывали более двухсот акров земли, разводили скот и свиней, построили лесопилку и мельницу. К 1832 году у шауни было много каркасных домов, мельниц, школы, огороженных полей и около 1 700 голов крупнорогатого скота и свиней. При сохранении отношений с американцами Черное Копыто не только разрешал споры, но и уступал земли белым: договор форта Уэйн (7 июня 1803 года), «форт Индастри», (4 июля 1805) и Браунстаун (25 ноября 1808 года). Во время последней войны с Англией Черное Копыто оставался верным другом США, отвергая все соблазны английских эмиссаров и не поддаваясь на уговоры Текумсе. Он, как и Тархе, удерживал многих своих людей от участия в этом соперничестве, которое не могло завершиться иначе, чем катострофой, для них. Пророк Тенскватава, брат Текумсе, объявил Черное Копыто колдуном, чтобы спровоцировать его убийство. Во время войны 1812 года США стали оказывать давление на сохранявших нейтралитет индейцев, чтобы те присоединялись к американским силам, демонстрируя свою добрую волю. Черное Копыто отозвал своих людей из зоны боевых действий поближе к Пиква, Огайо. Черное Копыто противостоял политике переселения индейцев, которую США стали проводить вскоре после войны 1812 года, и никогда не подписывал договоров о переселении. 25 января 1813 года в форте МакАртур, куда Черное Копыто прибыл на встречу с генералом Эдвардом Тапером, в него через отверстие в стене выстрелил неизвестный злоумышленник. Пуля поразила его скуловую кость и вошла в шею. Черное Копыто выжил, стрелявшего в него так и не нашли. В июле Черному Копыту угрожали заключением в форте Аманда, пока шауни, подозреваемый в убийстве, не сдался. Черное Копыто подписал договора Гринвилла 22 июля 1814 года и Спринг-Уэллс 8 сентября 1814 года, гарантировавшие права и привилегии индейцам, существовавшие до войны. Однако давление на индейцев со временем усилилось. Черное Копыто неохотно подписал договоры Моми-Рапидс 29 сентября 1817 года и Сэнт-Мэри 17 сентября 1818 года, оставивших шауни с тремя небольшими резервациями в Огайо - Вапаконет, Хог-Крик и Льюистаун. На совете 23 мая 1825 года Черное Копыто решительно выступил против переселения, считая, что Ваша Манету не будет благосклонным к шауни, если они покинут свои земли. В 1831 году Джеймс Гарднер, уполномоченный США, уведомил шауни, что прибудет в Вапаконет с новыми предложениями. Черное Копыто и другие вожди решили продолжить политику сопротивления переселению. Но старый вождь умер до разрешения этого вопроса. 8 августа 1831 года шауни Вапаконета согласились эмигрировать в Канзас. В течение следующих двух лет все три группы покинули Огайо ознаменовав окончательный отказ от стратегий Черного Копыта. В какой-то мере судьба Черного Копыта была более трагична, нежели чем у Текумсе, который пал, сражаясь, и продемонстрировал тщетность индейской позиции в начале 19 века. Черное Копыто избегал увертюр пророка Тенскватавы, Текумсе и англичан; он неоднократно демонстрировал преданность США и жертвовал многим, чтобы идти по путям, на которые указывали ему американцы. Но Черное Копыто все равно потерял свою землю и умер разочарованным человеком, полагая, что белые уничтожили его народ. В возрасте 110 лет Черное Копыто сохранял зрение и большую часть умственной и телесной силы. Он был очень уважаем среди своего народа, оплакивавшего его смерть.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.