Арипека. Оцеола. Аллигатор. Бетти Мэй Тайгер Джампер. Боулегс. Билли Боулегс II. Билли Боулегс III.

Арипека

«Правительство ошибается, и это основная причина постоянно продолжающегося подавления индейцев, которые благородно защищали свою страну от наших попыток навязать им обманные договора. Коренные жители всеми силами стремились избежать войны, но были вынуждены вступить в нее из-за тирании нашего правительства», - майор Итан Аллен Хичкок.

Алектча, хиллис хайа (alektca, hillis haya )- знахарь, пророк, один из военных лидеров Второй семинольской войны (1835-1842), наряду с Билли Боулегсом успешно противостоявший попыткам США переселить индейцев из Флориды на территорию нынешней Оклахомы. Благодаря таким лидерам как он, семинолы все еще живут на своих родных землях. Евро-американцы знали его как Сэм Джонс или Дьявол, миккосуки - как Сумасшедшая Гремучая Змея.
Арипека (Aripeka, Sam Jones, Abiaki, Aripeika, Ar-pi-uck-i, Opoica, Arpeika, Apiaka, Apeiaka, Appiaca, Appiacca, Apayaka Hadjo, Crazy Rattlesnake) родился около 1760 года, вероятно на территории нынешнего штата Джорджия и перебрался во Флориду в конце 18 века, когда происходила миграция криков. Принадлежал к клану Пантеры. Его деревня находилась на реке Вечкивачо (Weckiwacho), близ нынешнего Арипека, округ Паско — Эрнандо.
Арипека были среди тех, кто подписал договор от 9 мая 1832 года. Заключенный в Пейнс-Лендинг на реке Оклеваха, договор предусматривал передачу земель семинолами во Флориде и переселение их к крикам на Индейскую территорию. Договор также предполагал посещение представительной группой индейцев этой территории, с целью определить, насколько она пригодна для жизни. В случае согласия, семинолы должны были переселиться туда в течение трех лет. США согласились выплатить им 15 400 долларов в качестве компенсации, из которых 400 долларов должны были быть поделены между двумя переводчиками, с чьей помощью велись переговоры. Договор также обязывал США повысить ежегодные выплаты, оговоренные в договоре, заключенном в Кэмп-Моултри на 3 000 долларов в течение 15 лет, покрыть издержки по перемещению племени и предоставить необходимое после прибытия семинолов на новое место. Этот договор был подписан Джеймсом Гадсденом, со стороны Соединенных Штатов, и 15 вождями семинолов. К месту предполагаемого проживания была отправлена делегация из семи вождей, которые должны были принять решение до октября 1832 года. Среди делегатов был и Арипека.
Разногласия, связанные с договором Пейнс-Лендинг, станут одной из основных причин Второй семинольской войны. Договор от 28 марта 1833 года заключенный в форте Гибсон, согласно которому семинолы получали свою часть крикской земели, от имени Арипека подписал Джон Хикс (Туко-си-матла ). Майор Фаген должен был организовать переселение и поспособствовать им перейти на новые земли к западу от Миссисипи. Свои подписи поставили Монтфорт Стоукс, Генри Л. Эллсворт. Джон Ф. Шермерхорн, как представители США, и Джон Хикс, Холата-Эматта, Джампер, Коэ-Хаджо, Чарли Эматта, Йа-ха-хадже и Неха-то-кло представлявшие семинолов. Однако большинство семинольских лидеров, в том числе и Арипека, отказались признавать условия договора, утверждая, что они не подписывали его, или что их вынудили подписать, и в любом случае, они не имели права решать за все бэнды. Даже некоторые офицеры армии США заявили, что вожди лестью и запугиванием принуждались к подписанию договора.
28 декабря 1835 года семинолы атаковали и разбили две роты солдат майора Дейда между фортом Брук и фортом Кинг, близ нынешнего города Бушнелл. Из двух рот в живых осталось только два солдата, один из которых вскоре умер от полученных ран. Семинолы потеряли тогда три человека, пять получили ранения. В тот же день были убиты майор Уайли Томпсон, федеральный агент, вынашивавший планы о переселении семинолов и шестеро других солдат. Собственно Томпсон и вызвал майора Дейда, узнав о том, что индейцы не намерены покидать родные земли во Флориде. Так началась Вторая семинольская война.
Позже полковник Захари Тейлор решил продемонстрировать индейцам всю мощь американской армии. Он в конце 1837 года с 1 000 солдатами, в основном пехотинцами, и 80 фургонами прошел маршем от Тампы до озера Окичоби, где 25 декабря атаковал индейцев. 400 воинов семинолов под началом Билли Боулегса, Арипека и Коакочи нанесли сокрушительное поражение американским силам. Тейлор потерял в том бою 26 убитыми и еще 112 солдат получили ранения. Индейцы потеряли лишь 8 (11) человек и еще 14 были ранены. Они ушли в болота, а Тейлор, провозгласив свой «триумф», повернул обратно в Тампа. Битва на Окичоби стала одной из значимых побед индейцев в истории Второй семинольской войны.
Вместе с Оцеолой Арипека принял участие в похищении трех вождей, которые выступали за переселение: Миканопи, Джампера и Коэ-Хаджо.
15 января 1838 года произошло еще одно сражение на Джупитер-Инлет. Экспедиция флота армии США, направленная генералом Джезупом исследовать юго-западную развилку Локсахатчи-Ривер, наткнулась на поселение семинолов и атаковала его. Несмотря на численное и огневое превосходство противника, воины семинолы разгромили американцев. Битва началась, когда отряд под командованием лейтенанта Левина М. Пауэлла обнаружил тропу, проходящую вдоль залива Джупитер. Пятьдесят пять моряков, двадцать пять морских пехотинцев и солдат высадились, чтобы напасть на семинолов, живущих неподалеку. Воины под началом Арипека убили пятерых американцев, еще двадцать два получили ранения; потери среди индейцев неизвестны. Военные были вынуждены отступить.
22 марта 1838 года Арипека вступил в схватку с 223 добровольцами из Теннесси и 38 солдатами под командованием майора Уильяма Лодердейла в битве на Пайн-Айленд-Ридж. Американцы были вынуждены атаковать остров по пояс в воде. Семинолы стреляли по ним из укрытий, и вновь одержали блистательную победу.
Летом 1839 года Арипека пытался поговорить о мире, но не удивленный тем, что услышал в ответ, вновь ушел на болота. В конце 1840 года подполковник Уильям Харни потерпел неудачу, пытаясь поймать Арипека, котрый к этому времени уже стал символом «враждебных» семинолов.
В 1841 году за год до завершения войны, Арипека занял область близ устья Киссимми-Ривер и восточной границы озера Окичоби. В 1849 году, когда военные действия вновь возобновились, совсем уже старый Арипека был главенствующим вождем около 120 воинов. В Третьей семинольской войне (1855-1858), он, в виду своего преклонного возраста, не принимал участия в битвах, возложив это на Билли Боулегса. В конце-концов, Билли Боулегс, получив большую сумму денег, переселился со своими сторонниками на Индейскую территорию. Арипека, после Третьей семинольской войны, вместе со своим бэндом, насчитывавшим 17 воинов, а также большое количество женщин и детей, поселился в округе Хендри у болота Биг-Сайпресс, в районе, ставшим позже резервацией Биг-Сайпресс.
Что касается семейной жизни Арипека, то он был женат на женщине по имени Ити ( Itee) — чокто/ирландка. У них была по крайне мере одна дочь — Ребекка Джонс, которая родилась 1 января 1817 года и умерла 21 января 1893 года в округе Шелби, штат Техас.
Сам Арипека умер приблизительно в 1860 году. После смерти вождя, его деревня опустела. До недавнего времени дорожные карты указывали “Ruins of Sam Jones Old Town" -  как туристическую  достопримечательность. Однако там уже ничего не осталась; могила Арипека была злонамеренно разрушена. Потомки легендарного лидера на сегодняшний день являются членами племени семинолы Флориды и миккосуки.
Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Валентин Спесивцев. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Оцеола

«Это единственный договор, который я заключу!», - сказав это, он вонзил свой нож в документ, туда, где должна была стоять его подпись.

Маленькая Сова ( Little Owl ) родился в клане маскоки (мускок) примерно в 1804 году в Талласси, на реке Таллапуса, близ нынешнего Таскиги, Алабама. Его отцом был Уильям Пауэлл, английский торговец, мать — Полли Копингер. Полли была дочерью Энн Маккуин и Хосе Копингера.  Энн Маккуин тоже не была чистокровной индеанкой; ее отец, Джеймс Маккуин, был шотландец. Энн, по всей видимости, была сестрой или тетей Питера Маккуина,  видного лидера и воина криков «красные палки», оказавшего сильное влияние на Оцеолу. Таким образом, среди предков Оцеолы были и шотландцы и испанцы и афро-американцы. У криков дети принадлежали клану матери, поэтому Маленькая Сова считался полноправным членом племени крик. Он владел не только языком криков, но и английским, и испанским языками. При рождении мальчик также получил имя Билли Пауэлл, под которым его и знали евро-американцы. Имя Оцеола, под которым он вошел в историю, это искаженное английское произношение титула аси-яхоло (Asi-Yaholo), связанного с Танцем Зеленой Кукурузы, в котором "аси" - церемониальный чёрный напиток из листев падуба чайного, "яхоло" — оратор. Он был также известен как Талласси Тустенугги ( Tallassee Tustenuggee, Воин Талласси) — но это тоже военный титул, связанный с его родной деревней, не имя.
 После нападения криков Питера Маккуина на форт Мимс 30 августа 1813 года, когда погибло около пятисот человек, в войну была втянута армия США.  Поражение «красных палок» в сражении у излучины Хорсшу-Бэнд в марте 1814 года, в котором погибло около восьмисот индейцев, привело к подписанию договора от 9 августа 1814 года. Согласно условий договора форта Джексон, подписанного вождями и будущим седьмым президентом США Эндрю Джексоном, командовавшим американскими войсками, крики передали американцам 23 мл. акра своей земли.  Семья Оцеолы, как и многие другие, вынуждены были покинуть Алабаму.  Уильям Пауэлл, во время переселения, вместе с двумя дочерьми от первого брака, отделился от семьи и поселился на Чаттахучи-Ривер.

 Полли вместе с сыном и другими криками перебралась во Флориду, где они присоединились к семинолам.
 В 1821 годы Соединенные Штаты приобрели Флориду у Испании. Европейские поселенцы стали заселять земли семинолов. Многие бежавшие рабы находили защиту у индейцев и разгневанные рабовладельцы, требуя их возвращения, нападали на семинольские деревни. После ряда военных столкновений и заключения договора на Моултри-Крик в 1823 году, семья Оцеолы, вместе с другими семинолами, вынуждена была уходить в глубь Флориды. Поселенцы, мечтавшие заполучить плодородные земли индейцев, оказывали давление на правительство США, настойчиво требуя выдворения их из Флориды. В 1830 году Эндрю Джексон подписал закон о переселении индейцев из юго-восточных штатов на необжитые земли западнее реки Миссисипи.

 9 мая  1832 года в Пейнс-Лендинг на реке Оклеваха, 15 семинольских лидеров подписали договор,  который предусматривал передачу земель семинолами во Флориде США и переселение их к крикам на запад от Миссисипи. Договор также предполагал посещение представительной группой индейцев территории на Западе, куда планировалось переселить племя, с целью определить, насколько она пригодна для жизни. В случае согласия семинолы должны были переселиться туда в течение трех лет. США согласились выплатить семинолам 15 400 долларов в качестве компенсации, из которых 400 долларов должны были быть поделены между двумя переводчиками, с чьей помощью велись переговоры. Договор также обязывал США повысить ежегодные выплаты, оговоренные в договоре, заключенном в Кэмп-Моултри на 3 000 долларов в течение 15 лет, покрыть издержки по переселению племени, и предоставить необходимое  после прибытия семинолов на новое место. Договор не распространялся на афро-американцев. Семинолы, имевшие африканскую кровь, должны были быть взяты под стражу и проданы в рабство. Одна из двух жен Оцеолы была негритянкой и, по-крайне мере, один из пяти детей попадал под это условие договора. Говорят, тогда он и вонзил свой нож в него, поставив свою "подпись". Разногласия, связанные с договором, стали одной из основных причин Второй семинольской войны (1835-1842). Пять наиболее авторитетных вождей отказались поставить свои подписи, в том числе и Миканопи.

 28 марта 1833 года с семинолами был заключен еще один договор. Он был связан с договором заключенным в Пэйн-Лэндинге. Согласно этому договору, семинолы получали свою часть земель, в то время населенных криками, на Индейской территории. Майор Фаген должен был организовать и способствовать депортации семинолов на запад от Миссисипи. Заключенный в форте Гибсон, договор был подписан Монтфортом Стоуксом, Генри Л. Эллсвортом и Джоном Ф. Шермерхорном со стороны США, и Джоном Хиком, Холата-Эмартта, Джампером, Коэ-Хаджо, Чарли Эмартта, Йа-ха-хадже и Неха-то-кло со стороны семинолов. Другие вожди отказались признавать этот договор. Оцеола воспользовался этой возможностью, чтобы объединить вокруг себя молодых воинов, не согласных на переселение. Федеральному агенту генералу Уайли Томпсону Оцеола заявил, что убьет любого вождя, согласившегося на переселение, и призвал бэнды поддержать сопротивление.
 Разгневанный агент  в апреле 1835 года заявил, что несогласные вожди будут смещены со своих постов, к тому же, он запретил продавать семинолам оружие и боеприпасы, фактически, уравняв с рабами. Томпсон также запросил военной помощи, и армия начала планомерную подготовку к депортации семинолов. Однако, Оцеолу федеральный агент считал другом и даже подарил ему ружье. Позже,  когда Оцеола поссорился с Томпсоном, агент приказал закрыть на ночь строптивого индейца в форте Кинг (близ нынешнего Окала). В обмен на освобождение, Оцеола согласился подписать договор Пэйн-Лэндинг. Но, выйдя на свободу, он увел своих сторонников на болота. 18 декабря, в то время, когда договорные семинолы готовились к депортации, Оцеола убил Чарли Эматла, вождя, выступавшего за переселение. 28 декабря 1835 года молодой лидер и его сторонники убили Уайли Томпсона и шестерых солдат, покинувших форт  Кинг и угодивших в засаду. В этот же день семинолы Аллигатора и Маленького Облака атаковали и разбили две роты солдат (110 человек) майора Фрэнсиса Дейда, близ нынешнего города Бушнелл, идущих в форт Кинг. Из двух рот в живых осталось только два солдата, один из которых вскоре умер от полученных ран. 31 декабря 1835 года 250 семинолов, под началом Аллигатора и Оцеолы, одержали победу над 750 солдатами генерала Дункана Клинча в битве при Витлакучи-Ривер. Во время сражения пять индейцев и пятьдесят девять американцев были тяжело ранены. Оцеола также получил ранение, но поправившись, продолжал вести партизанскую войну в течение двух лет. Все это время он призывал других семинолов присоединится к его движению сопротивления.

  В 1836 году федеральные войска начали преследовать индейцев на севере Флориды и в болотах на юге, уничтожая их деревни. Но, тем не менее, все усилия генералов Уинфилда Скотта и Ричарда  Кала были малоэффективны.  Их действия неоднократно подвергали критике в военном министерстве. Поэтому на борьбу с непокорными семинолами были брошены силы генерала Томаса Сидни Джезупа.

 Кавалерия Джезупа смогла вытеснить индейцев из района Витлакучи и следовала за ними на юг в сторону Эверглейдс. В марте 1837 года некоторые вожди выказали желание сложить оружие и предоставить заложников со своей стороны, чтобы гарантировать их участие в переговорах.
 2 июня 1837 года Оцеола и 200 его сторонников освободили 700 пленных семинолов.
 
7 ноября 1837 года генерал Томас Сидни Джезуп в своем письме губернатору Алабамы Хью Маквею, рапортовал: «Один из моих отрядов под командованием генерала Эрнандеса схватил Пауэлла и пятнадцать других вождей, суб-вождей и девяносто восемь первоклассных воинов». Однако Джезуп ни единым словом не обмолвился каким образом это произошло.

 В конце октября 1837 года Оцеола связался с генералом  Джозефом  Эрнандесом, через  Джона Кавалло ( Джон Хорс), относительно переговоров о прекращении военных действий. Генерал Джезуп приказал Эрнандесу схватить Оцеолу и его последователей. В лагерь Оцеолы, расположившимся  в миле от форта Пейтон, подняли белый флаг перемирия, как знак того, что семинолы настроены вести переговоры. Эрнандес с солдатами, прибыв в лагерь 21 октября, приказал захватить Оцеолу и всех кто там находился. Таким образом семинолы оказались в Сент-Огастин и были заключены в тюрьму форта Марион (Кастильо-де-Сан-Маркос).

 30 ноября Коакучи (Дикий Кот) и 19 других воинов совершили побег из форта. Генерал Джезуп принял решение отправить наиболее опасных пленников  в форт Моултри.

 В конце декабря 1837 года Оцеола, Миканопи, Филипп и около 200 других семинолов были отконвоированы в тюрьму Южной Каролины, находившуюся на острове Салливанс, близ Чарлстона. Еще находясь во Флориде Оцеола заболел малярией. В форте Моултри его состояние начало резко ухудшаться. Следить за состоянием его здоровья было поручено доктору Фредерику Уидону. Понимая, что у него остались считанные дни Оцеола, просил позволить ему увидеть своих жен и детей. За несколько дней до его смерти Джордж Кетлин успел написать  портрет молодого лидера.

 

 Оцеола умер 30 января 1838 года, перед смертью он надел свой военный наряд и раскрасил лицо, словно готовился к последнему бою.
 

 Доктор Уидон обезглавил умершего Оцеолу и забальзамировал его голову. Он также завладел многими из его личных вещей, и сделал посмертную маску вождя.
Тело Оцеолы было похоронено на кладбище форта Моултри. Эпитафия на его надгробной плите гласит: " Оцеола/ Патриот и Воин / Умер в форте Моултри/ 30 января 1838".

 

 Маску, и несколько  других вещей, отправили в дар армейским офицерам в Вашингтон. Позже, она, как и другие личные вещи Оцеолы, оказались в коллекции антропологии Смитсоновского института. Голова Оцеолы переходила из рук в руки. Уидон отдал ее своему зятю, Даниэлю Уайтхерсту, который, в свою очередь, отправил ее нью-йоркскому доктору Валентайну Мотту. В 1843 году Мотт выставил ее в «Хирургическом и патологическом музее». Позже голову Оцеолы передали в Медицинский колледж Нью-Йорка. Она сгорела во время пожара 1865 года, спалившего музей до тла.

 

 Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Аллигатор

Аллигатор (Alligator, Halpata Tastanaki, Halpatter Tustenuggee), крик юфало (?), родился приблизительно в 1795 году, вероятно, в южной части Алабамы. Под возрастающим давлением белых поселенцев многие семьи криков, включая беглых рабов, перебрались во Флориду, сформировав новое племя, семинолы. Точно не известно, когда его семья совершила этот переход, но к 1835 году Аллигатор занимал видное место среди своего народа. Другие же источники отмечают, что Аллаигатор родился на севере Флориды в Халпата Телофа (Halpata Telofa, Alligator Town), ныне Лейк-Сити, и был по происхождению семинолом, племянником Миканопи.

Тустенугги (Tustenuggee) переводится как «воин» или «великий военный вождь». Аллигатор являлся одним из самых храбрых и наиболее способных лидеров во время Второй семинольской войны. По всей видимости, он возглавлял бэнд алачуа. Индейские агенты и армейские офицеры отмечали его невысокий рост, доброжелательные манеры и очевидный интеллект. Поскольку Аллигатор владел английским языком, он почти всегда присутствовал во время важных бесед с белыми и пользовался у них популярностью.

 В течение первых десятилетий 19 века семинолы боролись с армией США. Боевые действия 1817 года вошли в историю как Первая семинольская война. Вторгшись во Флориду, генерал Эндрю Джексон вынудил семинолов уступить большую часть своих земель. 22 февраля 1819 года государственный секретарь США Джон Адамс и министр иностранных дел Испании Луис де Онис и Гонсалес-Вара подписали договор, в соответствии с которым Испания бесплатно передавала Соединённым Штатам Испанскую Флориду, а правительство США взяло на себя обязательство оплатить претензии американских граждан к испанскому правительству. Два года ушло на обмен ратификациями, и 22 февраля 1821 года договор вступил в силу. 4 марта 1829 года Эндрю Джексон был приведен к присяге в качестве седьмого президента Соединенных Штатов. Для «черных семинолов» инаугурация Джексона был кошмаром. Человек, который приказал уничтожить форт Негро, сжигал поселения на Суонни и принесший стиль южного рабства во Флориду, был теперь на пике власти. Джексон, как и ранее, был полон решимости выдворить семинолов с их земель и обратить негров, живших с ними, в рабство. В мае 1830 года он подписал пресловутый закон о переселении восточных племен на запад. Тысячи индейцев погибли, идя «Тропой слез». Процесс выселения семинолов начался в 1832 году. Джеймсу Гадсдену, известному плантатору, охотившимся с собаками за семинолами, во время кризиса 1827 года было поручено провести переговоры с индейцами. Особенно встревожены были негры, прекрасно осознавая, что покинув Флориду, они тут же потеряют свободу. Но с 1830 года засуха и голод опустошили индейскую территорию. Авраам (Souanaffe Tustenukke), пророк, лидер «черных семинолов», приближенный к Миканопи, и ряд вождей согласились подписать договор о переселении. Подписание договора состолось 9 мая 1832 года в Пейнс-Лендинг на реке Оклеваха. Авраам поставил свою подпись как свидетель. Договор предусматривал передачу земель семинолами во Флориде и перемещение их к крикам на запад от Миссисипи. Договор также предполагал посещение представительной группой индейцев территории на Западе, куда планировалось переселить племя, с целью определить, насколько она пригодна для жизни. В случае согласия семинолы должны были переселиться туда в течение трех лет. США согласились выплатить семинолам 15 400 долларов в качестве компенсации, из которых 400 долларов должны были быть поделены между двумя переводчиками, с чьей помощью велись переговоры. Договор также обязывал США повысить ежегодные выплаты, оговоренные в договоре, заключенном в Кэмп-Моултри на 3 000 долларов в течение 15 лет, покрыть издержки по перемещению племени, и предоставить необходимое после прибытия семинолов на новое место. Договор был подписан Джеймсом Гадсденом со стороны Соединенных Штатов, и 15 вождями семинолов. К месту предполагаемого проживания на Канейдиан-Ривер была послана делегация вождей, с сопровождавшим их Авраамом, представлявшего «черных семинолов». Среди делегатов на Индейскую территорию был и Аллигатор. Климат в нынешней Оклахоме был значительно прохладнее, но это была не единственная беда. Земля, на которой предполагалось разместить семинолов, находилась в округе Крик. Джексон намеривался смешать семинолов с их врагами - криками. Воины с обеих сторон все еще помнили о двух войнах между 1813 и 1818 годами, когда крики примкнули к Джексону, атакуя семинолов. Крики беспощадно убивали «черных семинолов» в форте Негро в 1816 году и провели ряд рейдов по захвату рабов в 1820-е и 30-е годы. На основании прошлых договоров с США, крики страстно желали заполучить много «черных семинолов», считая их своей собственностью. Поэтому перспективы смешения с криками были особенно удручающими для негров. Подробности подписания договора, без разрешения на то совета семинолов, в форте Гибсон 28 марта 1833 года неизвестны. Историки выдвигают ряд гипотез: принуждение, взяточничество, изменение условий после подписания. Договор был подписан Монтфортом Стоуксом, Генри Л. Эллсвортом и Джоном Ф. Шермерхорном со стороны США, и Джоном Хиком, Холата-Эматла, Прыгуном, Коэ-Хаджо, Чарли Эматла, Йа-ха-хадже и Неха-то-кло со стороны семинолов. Авраам, опять же, поставил свою подпись как свидетель. Даже некоторые офицеры армии США заявили, что вожди лестью и запугиванием принуждались к подписанию договора. Совет отказался признавать этот договор. Да и сами подписанты, опасаясь за свои жизни, отреклись от подписей. По словам белых наблюдателей, одним из главных препятствий на пути эмиграции был статус «черных семинолов». Губернатор Уильям Дюваль выразил общее восприятие, когда писал что: "Рабы, принадлежащие индейцам, имеют контролирующее влияние на них и совершенно оппозиционны любой перемене места жительства. Ни один договор не может быть приведен в исполнение до тех пор, пока есть эти негры, каждый индеец, который стремится остаться, будет управляем ими".

В 1834 году индейский агент Уайли Томпсон, личный назначенец и друг президента, пригласил семинолов в форт Кинг на переговоры, чтобы убедить их мирно покинуть Флориду. «Великий Белый Отец» Эндрю Джексон никогда не поверит, что его «красные дети» будут «настолько лживы и вероломны, что не захотят уйти». «Вы сами должны торжественно переселиться... Вы знаете, что вы не были вынуждены это сделать ... Вы знаете ... что это было желание отца вашего". Несмотря на увещевания Томпсона, вожди единогласно отказались эмигрировать. Первоначально лишь один контингент западной Флориды был готов рассмотреть эмиграцию. Но все изменилось на третью ночь переговоров с появлением молодого лидера по имени Оцеола. «Это единственный договор, который я заключу!», - сказав это, он вонзил свой нож в документ, туда, где должна была стоять его подпись. В первоначальном договоре, хранящимся в сейфе Национального архива в Вашингтоне есть эта прорезь. Жители Флориды считали, что семинолы слишком слабы и деморализованы, чтобы оказать длительное сопротивление и, пока мирно спали Авраам и другие черные лидеры, посещали плантации в округе Сент-Джонса к югу от Сент-Огастин, вербуя союзников и распространяя слухи о грядущей войне. О деятельности Джона Хорса в то время нет записей, но будучи «негром-индейцем», связанным с Аллигатором, и хорошо известным плантационным рабам, он, вероятно, тоже был среди вербовщиков. Если же его не было среди них, значит, он находился близ побережья, где союзники семинолов занимались незаконной торговлей оружием с Кубой и Багамами, с коими имели прочные связи. Эти связи пригодились как никогда, поскольку Томпсон запретил продавать оружие индейцам. Год подходил к концу, напряжение между сторонами усиливалось, и обе стороны знали, что малейшая искра разожжет огонь войны.

18 декабря 1835 года Оцеола убил Чарли Эматла, который, продав скот и готовясь переселяться на запад, возвращался с деньгами домой. Монеты молодой лидер разбросал по сторонам. Он запретил своим воинам прикасаться к ним, говоря, что они сделаны на крови красного человека. Монеты и труп лежали на земле в течение двух лет. Так началась война, в ходе которой США потеряют около 1 500 солдат, многих поселенцев и 20 000 000 $. Весть о смерти Эматла посеяла панику по территории. В течение декабря происходили небольшие стычки, поддерживая напряженность на высоком уровне. За неделю до Рождества черные воины Джона Цезаря и Короля Филиппа, одного из лидирующих вождей семинолов, разорили плантации в округе Москито к югу от Сент-Огастин. Полевые рабы рвались в бой, раскрашивая свои лица, символизируя тем самым, что они новые союзники семинолов. В течение двух дней они уничтожили пять плантаций. Розетта и другие крупнейшие плантации в Восточной Флориде систематически подвергались атакам и разграблению. Союзники семинолов сжигали мельницы и дома, забирая зерно и угоняя скот. К январю почти 300 рабов округа Москито примкнуло к индейцам. 17 января семинолы и их союзники разгромили ополченцев бригадного генерала Джозефа Эрнандеса. Один из белых добровольцев был настолько взбешен, что скальпировал пленного семинола и позже хвастался, что хранил его уши как трофей. Слабое ополчение Флориды не смогло удержать регион Сент-Джонс и за несколько недель белые потеряли восточное побережье к югу от Сент-Огастин. Жители плантаций округа Москито, спасавшиеся в городе, могли лишь видеть дым, поднимающийся от плантаций в тридцати милях к югу. В то время как Король Филипп совершал рейды, уничтожая плантации в Восточной Флориде, Оцеола мстил захватчикам в Центральной Флориде. 28 декабря 1835 года молодой лидер и его сторонники убили Уайли Томпсона, покинувшего форт Кинг и угодившего в засаду. Еще шесть солдат погибли в последовавшем бою. Почти в тоже время в ста милях большая группа воинов готовилась к третьей и самой драматичной фазе атаки.

«Мы готовились к этому больше года, - вспоминал позже Аллигатор. Несмотря на то, что были даны обещания собраться в январе, они не планировали покидать страну, они хотели сражаться за нее. На совете было решено, что пришло время нанести удар». Миканопи хотел дождаться Оцеолу, Прыгун упрекал его за то, что тот медлит, и обратился к индейцам. Когда же Прыгун собрался уйти, оставив «слабые сердца», Миканопи заявил, что он готов сражаться. 

Отряд майора Фрэнка Дэйда выступил из форта Брук 25 декабря 1835 года для усиления гарнизона в форте Кинг. В состав отряда численностью 108 человек входила рота 2-го артиллерийского полка и рота 3-го. Первой командовали капитан Дж. У. Гардинер и лейтенанты У. Э. Бессингер и Р. Хендерсон, а второй - капитан У. С. Фрейзер и лейтенанты Р.Р. Мадж и Дж. Л. Кейc. Проводником в отряде был местный раб по имени Луи Пачеко, сразу же упавший на землю после первых выстрелов и позже отрицавший свою причастность к последовавшим событиям. Ночью и два последующих дня солдаты слышали возгласы индейцев и выстрелы. 28 декабря 1835 года отряд угодил в засаду, близ нынешнего города Бушнелл. Никогда и ни одно столкновение не оказывалось столь роковым для белых. Описание боя со слов Аллигатора:

«Как только закончился день, мы вышли из болота в сосняк. Я насчитал по направлению к Прыгуну 180 воинов. Подходя к дороге, каждый выбрал себе позицию на западной стороне, напротив, на восточной стороне находился пруд. Все воины были под защитой деревьев или укрылись в высоких пальметто. Солдаты подошли около девяти утра. Впереди, на некотором расстоянии, ехал офицер на лошади, который, как сказал Миканопи, был капитаном. Миканопи знал его лично, капитан был его другом в Тампа. Как только солдаты оказались напротив нас и пруда, примерно в 20 ярдах, Прыгун издал клич, Миканопи выстрелил первым, за ним последовали другие. Каждый воин вставал и стрелял. Таким образом, на землю мертвыми упало более половины белых. Пушка выстрелила несколько раз, картечь просвистела над нашими головами, но как только дым рассеялся, заряжавшие пушку были убиты. Солдаты кричали и вопили, а офицеры размахивали своими саблями и ругались. Среди них был маленький человек (Гардинер), великий храбрец, взмахнув клинком в сторону солдат, он воскликнул: "Черт побери!" и ни одна пуля не могла его ранить.

Когда мы возвращались в болота, думая, что все солдаты мертвы, один из индейцев подошел ко мне и сказал, что белые возвели деревянное укрепление. Прыгун, я и десять воинов повернули обратно. Когда подошли ближе, мы заметили шестерых мужчин позади двух бревен, лежащих друг на друге с пушкой неподалеку. Они выстрелили в нас несколько раз, но мы укрылись за деревьями и открыли ответный огонь. Скоро мы подошли ближе, и пули засвистели над нами. У них были ружья, но не было пороха, мы поняли это, когда нашли потом пустые коробки. Когда я находился внутри укрепления, в живых оставалось лишь трое солдат, которых потом убили негры, поговорив с ними на английском. Там был один смельчак, который не желал сдаваться; он набросился на индейца; кузен Прыгуна выхватил у него ружье и одним ударом приклада размозжил ему череп, но тот не упал, он побежал вверх по дороге; два индейца на лошадях настигли беглеца, но не рискнули приблизиться к нему и всадили в него пули. Солдат упал замертво. Стрельба прекратилась, и все затихло, когда мы вернулись в болота ближе к полудню. Мы оставили много негров на земле смотреть на мертвецов. Три воина были убиты и пять ранены». 

Из двух рот Дэйда в живых осталось только два солдата, один из которых вскоре умер от полученных ран.

Впервые по армии Джексона, уничтожившей 300 негров и индейцев в форте Негро (1816), разграбившей и сравнявшей с землей города семинолов в Первой семинольской войне (1817-18), принесшей рабство в некогда свободную Флориду (1821), был нанесен такой сокрушительный удар.

Ночью на болоте Ваху индейцы и их союзники устроили пиршество. Скальп Уайли Томпсона был водружен на шесте. Те, кто слышал речи агента, по очереди трогали скальп и пародировали его снисходительный тон.

На следующее утро семинолы узнали о появившихся в окрестностях драгунах. 31 декабря укрывшись в зарослях на Витлакучи, они заметили врага - 250 солдат и 500 добровольцев под командованием генерала Дункана Клинча. В самом начале войны среди добровольцев было много романтичных молодых людей, ищущих славы. Клинч и его солдаты еще не слышали о судьбе Дейда. Генерал искал крепость семинолов, которая по его предположению находилась где-то на Витлакучи-Ривер. 31 декабря 1835 года достигнув брода, генерал нашел старый челнок и приказал переправляться через реку группами по семь-восемь человек, тем самым разделив свои силы. Когда все солдаты переправились, Оцеола, объединивший свои силы с Аллигатором, издал пронзительный крик и семинолы, численностью в 250 воинов, открыли огонь, сразу же убив четырех солдат и многих ранив. В результате Клинч вынужден был отступить за реку. Во время боя пять индейцев и пятьдесят девять американцев получили серьезные ранения. 

Тяжелая служба во Флориде быстро смохнула с молодчиков всю пелену романтики. Вместо доблести и славы полученной в боях они вынуждены были скитаться по болотам, кишевшим москитами и аллигаторами. Болезни косили их ряды, нанося больший урон, нежели чем пули неуловимых семинолов. Воющие волки, рев аллигаторов и пантер не давал им спать по ночам. Как отмечал хирург Мотт: «Это самый отвратительный для жизни район и идеальный рай для индейцев, крокодилов, змей, лягушек и других омерзительных рептилий». К тому же солдаты плохо знали местность особенно болота Ваху и Эверглейдс, в отличие от семинолов, обладавших, в следствии этого, явным преимуществом.

В феврале уже шла полномасштабная война. Общая численность индейского населения в то время составляла около 5 000 человек. Семинолы и их черные союзники могли лишь собрать только тысячу способных воинов. Но, тем не менее, они не побоялись выступить против 34 000 флоридцев, получавших национальную поддержку. К счастью для семинолов, из 34 000 жителей Флориды 16 000 были рабами. В феврале 1836 года генерал Эдмунд П. Гейнс с 1 100 солдатами покинул Тампа-Бэй, чтобы дойти до форта Кинг. На пути он первым увидел то, что осталось от майора Дейда и его отряда. Захоронив останки в трех братских могилах, американцы двинулись дальше. В форте Кинг продовольствия оказалось всего лишь на несколько дней, поэтому Гейнс отправил лошадей в форт Дрэн, однако и там дела с продовольствием обстояли не лучше. Исходя из этой ситуации, генерал решает вернуться в Тампа-Бэй. 27 февраля 1836 года во время переправы на Витлакучи-Ривер семинолы Миканопи, Оцеолы и Аллигатора напали на Гейнса в тех же местах, где ранее они атаковали генерала Клинча. Под натиском противника солдатам пришлось отступить и возвести бревенчатый бруствер, чтобы защищать свой "лагерь Изард", названный именем павшего офицера Джеймса Изарда. После 10-дневного боя обе сражавшиеся стороны заключили перемирие. Потери, которые понесли индейцы, не известны. Потери же Гейнса составили 4 убитых и 38 раненых. К концу января союзники семинолов захватили еще 16 плантаций. Семинолы и негры специально ориентировались на сахарные плантации Сент-Джонс и Москито. В то время это были наиболее развитые плантации в США. Их уничтожение было стремительным и разрушительным. В феврале 1836 года менее чем за два месяца войны союзники семинолов уничтожили 17 плантаций. Там, где когда-то процветало рабство и сахарные заводы, солдаты находили лишь дымящиеся развалины. В апреле 1836 года на сторону семинолов перешло по крайне мере 422 раба, присоединившихся к 500-800 маронам, уже занявших видное место в индейских рядах. Восстание во Флориде стало крупнейшим восстанием в истории этой страны. Конгресс готов был помочь, но в 1835 году армия США была не готова к сражению с союзническими силами семинолов. Американцы всегда настороженно относились к поддержанию регулярной армии. В результате, несмотря на национальное население в 15 миллионов человек, численность регулярной армии насчитывала менее 12 000 солдат, а это было очень мало даже по меркам того времени. И эти солдаты были разбросаны по всей республике. Временные потребности в дополнительных войсках были заполнены штатами и территориями, самоорганизующимися единицами добровольцев. Несмотря на всю опасность сосредоточения сил, Льюис Касс, военный министр, послал во Флориду генералов Уинфилда Скотта и Эдмунда Гейнса. К концу года численность объединенных сил составляла 6 000 человек, а в конце 1837 уже 9 000. Уинфилд Скотт был назначен командующим силами Флориды. Касс и Джексон недооценили ситуацию во Флориде в 1835 году, не веря, что семинолы представляют собой реальную угрозу. Теперь же они требовали побыстрее покончить с ними и вернуть всех беглых рабов их белым хозяевам.

В 1835 году 50-летний Скотт был самым прославленным генералом после самого президента. Он являлся автором учебника по пехотной тактике, который перевел с французского. Во всяком случае, его стиль был слишком французский. Во Флориду генерал прибыл с большой палаткой, вином и разными предметами роскоши. В первой кампании он приказал музыкантам играть во время приема пищи, чтобы вдохновить солдат. Музыка привлекла внимание семинолов, открывших огонь и убивших двух солдат. Скотт пытался скомбинировать европейскую пехотную тактику с традиционным подходом США в ведении войны с индейцами. Его метод был основан на тщательной подготовке, снабжении, а также сосредоточении превосходящих сил. В прошлом это работало, но только не во Флориде. Генерал «начертил план на ковру перед своим уютным камином», как писал один из свидетелей. Семинолы, конечно, не желали следовать этому плану и просто бесследно исчезали в болотах. Весной Скотт развернул громоздкую стратегию. Его солдаты потребляли рационы, расчищали дороги, но не атаковали. Тем временем, семинолы усовершенствовали партизанскую войну, нанося американцам ряд унижений. На первых этапах войны США не смогли выиграть ни одного боя. Джексон негодовал, особенно на отказ пленения индианок: «Я не могу себе представить, почему они не нашли запасы для женщин!». «Если бы Скотт следовал своей стратегии», - сказал президент, - «он положил бы конец войне в течение 30 дней». Конфликт, как он писал, был «унизительным для наших военных фигур». За первый год война подпортила репутацию всех командиров, включая пятерых генералов. После второй катастрофы на Витлакучи Скотт и Гейнс были вызваны в суд Вашингтона для дачи показаний. Хотя их и оправдали, Скотт был освобожден от занимаемой им должности. Джексон был недоволен не только своими генералами, но и жителями Флориды. Свой гнев он выместил на Джозефе Уайте, делегата этой территории. «Пусть проклятые трусы защищают свою страну», - заявил он ему. Согласно Уайту президент пообещал:

«Он мог взять пятьдесят женщин и вздуть каждого индейца, пересекшего Суванни, и, что мужчинам Флориды лучше бы бежать, чем дать индейцам перестрелять их всех, чтобы женщины получили отважных мужей, способных защищать их землю». 

Джексон был не единственным американцем, уставшим от войны. Майор Итан Аллен Хичкок был среди тех, кто нашел останки солдат Дейд в феврале. В своем дневнике он написал:

«Правительство не право, и это главная причина настойчивого противостояния индейцам, которые благородно защищают свою родину от наших попыток обеспечения мошеннического договора. Туземцы используют все средства, чтобы избежать войны, но они были вынужденно вовлечены в неё тиранией нашего правительства». Про-индейское настроение Хичкока не было необычным для того времени. Граждан молодой республики терзали смешанные чувства относительно выселения индейцев и многие выступали против политики Джексона. Но почти никто из них не комментировал связь войны с рабством, поскольку мало кто видел ее. За пределами Флориды и Джорджии лишь немногие американцы знали, что правительство воюет не только с непокорными индейцами, но и беглыми рабами. Для ведения войны необходимы были дополнительные средства. На помощь Джексону пришли два обстоятельства. Первое - это падение форта Аламо, защитники которого боролись, в том числе и за право владеть рабами. Общественное мнение сплотилось вокруг мученической смерти техасцев, что помогло правительству избежать критики за финансирование государством агрессии рабовладельцев во Флориде. Второе событие, которое свело к минимуму внимание к «черным семинолам», было вступление в силу печально известного «правила кляпа», запрещавшее всяческое обсуждение отмены рабства в Конгрессе. Этот запрет просуществовал вплоть до 1844 года. Но, несмотря на это, Джон Куинси Адамс - один парламентарий - конгрессмен и бывший президент - все-таки отметил четкую связь между конфликтом во Флориде и рабством. Адамс не выступал против войны как таковой. Будучи президентом, он поддерживал выселение индейцев с их земель. В 1836 году его антагонизм был направлен на «правило кляпа», и последующие восемь лет своей жизни он выступал против нападок на гражданские свободы. Война с семинолами оказалась одним из лучших видов оружия в его риторическом арсенале. Под видом обсуждения войны Адамс обнаружил, что он может на самом деле спорить о запрещенной теме рабства. Его риторика вызвала монументальное движение в Конгрессе. В течение лета и осени 1836 года, пока политики в Вашингтоне обсуждали войну и проводили расследование относительно неудавшейся армейской тактики, семинолы наслаждались свободой, расположившись в своих укреплениях. Во временных лагерях и деревнях они сеяли, охотились и обзаводились семьями. Несмотря на заявления США о незначительных победах, семинолы выигрывали все основные сражения. 

 Летом Оцеола поселился на бывшей плантации Дункана Клинча. Слова молодого вождя, сказанные им в начале войны, звучали пророчески:

«Я сделаю белого человека красным от крови, а потом вычерню его на солнце и дожде, где волк будет чуять запах его костей, а канюк жить на его плоти». 

Джон Хорс, уже проявил себя как отважный воин. После боя на Витлакучи-Ривер его стали называть Хокепис Хеджо (Hokepis Hejo), Сумасшедший Зверь, что означало «его сердце безрассудно храброе». Черные бойцы восхищались им. «Негр-семинол» жил как индеец и, говорят, был традиционным лекарем.

Джексон, делая очередной шаг, отправил во Флориду нового генерала. 8 декабря Томас Сидни Джезуп принял командование. «Я перепробовал всех генералов», - писал президент, - «и сейчас там генерал Джезуп.... Я надеюсь, что он завершит это несчастное дело». Джезуп прибыл из Алабамы, где успешно подавил восстание криков. Он был полон решимости исправить ошибки своих предшественников. С самого начала генерал выказал четкое представление о конфликте, предупреждая коллег:

"Это, вы можете быть уверены, негритянская, а не индейская война, и если быстро не положить ей конец, юг ощутит последствия этой войны на своем рабском населении до конца следующего сезона".

Он окажется наиболее эффективным и наиболее спорным офицером в этой войне. Еще в 1818 году он был назван квартирмейстером армии и сохранил этот пост до своей смерти в 1860 году. Это был самый длинный срок пребывания любого штабного офицера в истории армии США. Джезуп считал себя человеком чести. Для внешнего мира скоро это будет казаться ироничным, учитывая его действия во Флориде. Исходя из своих разведданных, Джезуп предполагал, что имеет дело с неприятелем численностью от 480 до 800 «индейских и негритянских воинов, последних, пожалуй, больше». «Черные семинолы» стали его ближайшей целью, разделив их (как он позже говорил), чтобы «ослабить индейцев больше, нежели чем они потеряли бы такое же число собственных людей». В течение следующих полутора лет Джезуп будет придерживаться политики «разделяй и властвуй». Вместо того, чтобы сосредоточить свои силы как Скотт, Джезуп мобилизовал молниеносные отряды по всему штату, которые совершали налеты на убежища семинолов от Оклавахи до Витлакучи. Джезуп старался взять как можно больше пленных, особенно негров. Он сжигал селения, уничтожал посевы, забирал продовольствие, лошадей и рабов. В одном из таких рейдов солдаты захватили 90 голов скота, принадлежащих Джону Хорсу, в другом - уничтожили штаб Оцеолы на болоте Ваху, захватив 52 черных сторонника вождя. Самому Оцеоле удалось уйти. Несмотря на все достигнутые успехи, семинолы продолжали ускользать от Джезупа, к коему стали относиться с большим уважением.

«Впервые за всю историю нашего народа нам пришлось встретиться со столь великолепным противником. Ни один семинол не предал своей родины, ни на секунду не пришло в голову прекрасному воину покориться».

 За два месяца Джезуп захватил 150 семинолов - в десять раз больше чем его предшественники по сравнению с предыдущим годом. Тем не менее, практически все пленные были женщины и дети, которые оказались весьма эффективными заложниками. Среди них были члены семьи Миканопи и его любимый раб Бен, используя которого Джезуп планировал провести переговоры, но не с Миканопи, а с переводчиком вождя – Авраамом, исходя из собственного утверждения, что это «негритянская, а не индейская война». Тем более Авраам потерял все свое имущество, включая документы, подтверждающие, что он свободный негр. Известный как реалист и дипломат, он бывал в Вашингтоне и на Западе и не понаслышке знал о мощи Соединенных Штатов. Вероятно, он понимал, что семинолам все-таки придется покинуть Флориду. Авраам согласился встретиться с Джезупом в форте Дейд, куда прибыл около трех часов дня с белым флагом, воткнув его перед палаткой генерала. Авраам казался спокойным, но позже он признался, что был напуган до смерти. Он не спал всю ночь перед тем как выкурить табак, который послал ему Джезуп в качестве подарка, и беспокоился что генерал планирует убить его. Когда Авраам подходил к палатке, один из солдат выкрикнул: «А не тот ли этот нигер, которого собираются вздернуть?». О чем Джезуп говорил с генералом не известно. Может быть тот угрожал, а может обещал свободу в обмен на сотрудничество. Чтобы там ни происходило, но Авраам согласился склонить вождей к переговорам. Теперь безопасность «черных семинолов» становилась ключом к миру.

«Негры управляют индейцами, и важно, чтобы они чувствовали себя уверенно; если они начнут тревожиться и выступят, то снова начнется война», - писал Джезуп военному министру Джоэлу Пойнсетту 6 марта 1837 года. 

К 6 марта 1837 года Авраам уговорил главенствующих вождей встретиться с Джезупом. Семинолы согласились прекратить военные действия и эмигрировать на запад к началу июня, о чем и было подписано соглашение. Узнав об этом соглашении, Оцеола «скрестил руки и удалился». Но даже он уважал перемирие. Там, где все предыдущие генералы потерпели неудачу, Джезупу удалось достичь успехов в течение нескольких месяцев. По его словам он предоставил семинолам «самые либеральные условия» и позволил чернокожим остаться с индейцами. Джон Хорс, представлявший Аллигатора, подписал договор под именем "Джон Кавалло." Он, как и Оцеола, весьма скептически относился к этому соглашению. Тот факт, что Хорс поставил свою подпись, демонстрировал его возросший авторитет. Общественность Флориды негодовала по поводу заключения этого соглашения, поскольку плантаторы были заинтересованы в том, чтобы вернуть своих рабов. Джезуп принял критику спокойно и заявил, что если бы общественность одобрила его соглашение, он сомневался бы, что поступил верно. Союзники семинолов стали собираться в форте Брук, близ Тампа-Бэй. По мере того, как повстанцы складывали оружие и готовились к переселению, истерзанная войной Флорида наслаждалась миром. Оцеола возродил дружеские отношения с офицерами форта Меллон, которых знал до войны. Он даже разделил палатку с лейтенантом Харни и провел для солдат традиционную игру в мяч.

Однако вскоре работорговцы, у которых были сильные союзники в правительстве, поставили весь мир под угрозу. Они роились в лагере, высматривая своих негров, и пытались захватить беглецов, прежде чем они получат защиту от армии. Поворотный момент наступил 8 апреля 1837 года. Под давлением местных и национальных политиков Джезуп заключил тайное соглашение с Коэ Хаджо, который от имени своего народа согласился передать белым всех «захваченных негров», то есть тех, кто бежал к семинолам во время войны. Но это было лишь в теории, на практике невозможно было провести это различие, да и сами союзники восприняли это негативно. Опасения Джона Хорса относительно мартовского договора подтвердились. Оцеола заявил, что до тех пор, пока он находится в этой стране, таких предательств больше не будет. Коэ Хаджо тем временем передал армии почти 200 негров. Но Джезуп все же надеялся на мир. Он собрал 700 семинолов близ форта Брук. Двадцать шесть кораблей уже были готовы отплыть на запад. Ночью 2 июня 1837 года Джон Хорс, Оцеола и Арипека устроили массовый побег. Миканопи протестовал, но его заставили идти. Война возобновилась. Бежавшие укрылись в Эверглейдсе. Во время перемирия индейцы не теряли время и запасались оружием и боеприпасами. Ожидая, что летом в «болезненный сезон» армия не станет воевать, союзники готовы были осесть в безопасности и заняться посадкой урожая. Мирный план Джезупа рухнул, отчего генерал впал в депрессию, виня во всем «черных семинолов». В отчаянии он решает вешать всех пленных и даже вести войну на полное истребление врага. Однако военный министр не стал отстранять генерала от занимаемой им должности, и тот, поостыв, остановился на безжалостном прагматизме. «Негры, скот и лошади будут принадлежать корпусу, который их захватил», - писал Джезуп. Разочаровавшись в наемниках-криках, которые были завербованы в самом начале войны, генерал решает привлечь к военным действиям делавэров, шауни и сиу, несмотря на критику в прессе за пределами Флориды.

«Я не только рекомендовал, но и призвал использовать северных индейцев и, чтобы спасти американскую кровь, я хотел бы использовать еще и кубинских собак, если я смогу их получить, невзирая на ханжество лицемеров или бахвальство демагогов». Опять же, Джезуп решил использовать пленников в свою пользу. Прежде чем сделка с Коэ Хаджо стала известной, Джезуп пленил почти 200 «черных семинолов», включая Авраама, которого считал движущей силой черного сопротивления и которого сделал своим агентом. «Я обещал Аврааму свободу его семье, если он докажет нам свою верность; и я конечно же вздерну его за неверность». Через пленных Джезуп получал необходимую ему информацию о ведущих воинах. В сентябре один из пленных негров привел солдат к деревне Короля Филиппа. В результате внезапного нападения, Король Филипп, отец Коакочи, был пленен. Коакочи был известен белым как Дикий Кот и считался ведущим военным лидером после Оцеолы, одним из наиболее способных, по словам генерала. Как и Оцеола, Коакочи был большим другом «черных семинолов». Используя Короля Филиппа как заложника, генерал Джезуп пригласил на переговоры его сына. Когда в сентябре 1837 года Коакочи прибыл на переговоры, его тут же схватили. Ранее в этом году Джезуп дал семинолам белую ткань, чтобы они использовали ее как символ мирных переговоров. 27 октября Джезуп под белым флагом отправил генерала Эрнандеса на встречу с Оцеолой. Организовать эту встречу помогли Коакочи и Джон Хорс, который должен был присутствовать там, представляя Миканопи, и, скорее всего, выступая как переводчик Оцеолы.

«Там, где Джон Кавалло, там всегда нужно ожидать нечестной игры», - предупредил Джезуп Эрнандеса. Однако, нечестно сыграл как раз сам Джезуп. Когда Оцеола увидел 250 драгун Эрнандеса, он почуял неладное, замолк, и попросил Коэ Хаджо говорить за него. Вопросы генералу Эрнандесу подготовил сам Джезуп.

Генерал: Вы готовы отдать все захваченное вами имущество?

Коэ Хаджо: Мы намерены сделать это сейчас...

Генерал: Почему вы не сдали негров, до того, как Коэ Хаджо дал обещание в форте Кинг?

Оцеола молчал. Затем Эрнандес заявил семинолам, что теперь они его пленные. Индейцы попытались протестовать, но генерал подал знак и солдаты тут же окружили индейцев. Жители Флориды ликовали, узнав новость о пленении Оцеолы, но по всей стране методы Джезупа вызвали бурю негодования. Пленников этапировали в старый Сент-Огастин, в Эль-Кастильо-де-Сан-Маркос, неприступный форт, который защищал город с испанских времен. Там уже находились Коакочи, Король Филипп и Облако. По пути следования на плененного Оцеолу шли смотреть толпами.

Война продолжалась, однако все больше и больше плантационных рабов дезертировало, но только не сторонники Джона Хорса, образовавшие ядро черного сопротивления и скрывавшиеся на болотах. В ночь на 29 ноября Джон Хорс и плененные семинолы бежали. Хорс находился в одной камере с Коакочи, Королем Филиппом, Оцеолой и 16 другими заключенными. На единственном отверстии в камере стояло две решетки, которые заключенные подпилили, дождавшись безлунной ночи. Несколько дней они прикидывались больными и голодали, чтобы пролезть через это отверстие, хотя некоторые все же содрали себе кожу на спинах. Один за другим узники прыгали в ров с водой и бежали на свободу. Оцеола и Король Филипп были слишком больны, чтобы бежать. Тем не менее, уже отчаявшиеся семинолы вновь обрели своих военных лидеров. Разгневанный Джезуп в очередной раз пошел на предательский шаг. Еще до побега он отправил Джона Росса, одного из лидеров чероки, с миротворческой миссией к семинолам. Росс под белым флагом привел Миканопи и 81 его последователя на переговоры, Джезуп, опасаясь нового побега, отдал приказ арестовать прибывших переговорщиков. Росс был возмущен, Миканопи ошеломлен. Последователей вождя сразу же депортировали. Когда лодка с Миканопи отчалила от берега, вождь заплакал. Но семинолы не собирались складывать оружие. Коакочи и другие традиционалисты поклялись стоять до конца. В декабре 1837 года во Флориду прибыл будущий президент США полковник Закари Тейлор. Джезуп поставил под его начало 1 000 солдат. 20 декабря 1837 года полковник Тейлор со своими людьми покинул форт Гарднер, направляясь в болота. 180 миссурийских добровольцев и 70 индейцев делавэров дополнили его силы. По мере продвижения американцев семинолы отступали и искали наилучшее поле боя и нашли его 23 декабря на окраине озера Окичоби. 400 воинов под началом Аллигатора, Билли Боулегса, Арипека и Коакочи хорошо укрылись и приготовились к бою. Тейлор прибыл туда в полдень. Был замечательный рождественский день. Всего лишь в миле солдаты увидели семинолов, мирно пасущийся скот и лошадей. Спокойствие было очень необычным, и полковник Джентри из добровольцев Миссури предложил применить диверсионную тактику. Отвергая совет миссурийца и ставя под сомнение его мужество, Тейлор отдал приказ о фронтальной атаке. Первая попытка преодолеть болото стала почти самоубийственна для Тейлора. От первого залпа семинолов пали десятки солдат. Джентри был убит почти сразу же; его добровольцы быстро дрогнули. Бой продолжался до трех часов дня. Наконец, семинолы отступили. У Тейлора не осталось сил для их преследования. В том бою он потерял 26 убитыми, и еще 112 солдат получило ранение. Индейцы потеряли лишь 8 (11) человек и еще 14 были ранены. Они ушли в болота, а Тейлор, провозгласив свой «триумф», повернул обратно в Тампа. Битва на Окичоби стала одной из значимых побед индейцев в истории Второй семинольской войны. Однако эта победа вскоре была омрачена известием о смерти Оцеолы, который умер 30 января 1838 года. После сражения на Окичоби произошло еще два незначительных боя на Джупитер-Инлет и Локсахатчи, где Джезуп был ранен в щеку. Генерал понимал, что для борьбы с семинолами ему необходима новая тактика. Война никогда не была популярна среди офицеров. В феврале старшие офицеры предложили генералу заключить перемирие с семинолами и выделить им резервацию на юге Флориды, и Джезуп согласился. Семинолы также устали от боевых действий и хотели мира. Они голодали, и женщинам приходилось собирать зерна кукурузы, выпавшие изо рта армейских лошадей.

Хирург Мотт описывал мирный совет, где выступала старейшая женщина племени, обращая свои слова к Джезупу:

«Она сказала, указывая на воинов, что они все были ее дети, что она устала от войны, что ее воины были убиты, ее деревни сожжены, ее малютки умирают на обочинах дорог; что Великий Дух хмурится глядя на своих красных детей; что звезда ее народа утопает в крови. Она хотела, чтобы навсегда был зарыт топор между ее детьми и ее белыми братьями». 

Однако военный министр отверг мирный план Джезупа и вновь отдал приказ хватать всех индейцев в округе. В разгар переговоров генерал вновь захватил в плен более 500 индейцев и 160 «черных семинолов». Несмотря на то, что мирный план был отвергнут, Джезуп решил продолжить еще более дерзкую политику по отношению к черным союзникам семинолов. После Окичоби, генерал в очередной раз пришел к мнению - пока он не одолеет негров, война будет продолжаться. Чтобы достичь своей цели, он решил даровать неграм свободу и издал приказ:

«Те негры, что являются собственностью семинолов, кто добровольно придет к командующему войсковому офицеру, будут освобождены».

 24 марта 1838 года Закари Тейлор и Авраам стали лагерем в болоте близ лагеря Аллигатора и Коакочи, чтобы передать этот приказ Джону Хорсу. 

4 апреля Закари Тейлор писал генералу:

«Аллигатор сдался в форте Бэссинджер 4 апреля с 88 его людьми (включая) Джона Ковейя и 27 черных». 

Да, Аллигатор, понимая, что дальнейшее сопротивление бесполезно сложил оружие. Наконец сдался и Джон Хорс. Арипека, Билли Боулегс и Коакочи продолжали скрываться в Эверглейдс. Джексон так и не смог подавить дух семинолов и не смог одержать над ними победу, несмотря на то, что покинув Белый дом в 1837 году, он по-прежнему продолжал играть непосредственную роль в войне.

Аллигатор, вместе с другими семинолами, был отправлен на Индейскую территорию, на землях, где уже проживали чероки Джона Росса, который стал активным сторонником семинолов. Там Аллигатор находился несколько лет, пока опять не оказался во Флориде в конце 1841 года, чтобы помочь договориться о сдаче все еще сопротивлявшихся семинолов. В этом он был очень убедителен и достиг успеха, но его брату Уэкси-Хаджо в Биг-Сайпресс не повезло: он был убит.

Жизнь на Индейской территории была очень тяжелой, условия договора не выполнялись. В 1842 году отчаявшийся Аллигатор написал военному министру:

«У меня нет оружия, чтобы охотиться на белок и птиц и прокормить моих детей, нет ни одного топора, чтобы нарубить дров, нет ни плуга, ни мотыги, чтобы обрабатывать землю». В 1844 году Аллигатор и Коакучи отправились в Вашингтон, чтобы попытаться получить право собственности на землю чероки, которую они занимали. Семинолы отказывались идентифицировать себя как крики и подчиняться их законам и власти. Но пройдет еще 12 лет, прежде чем семинолов признают отдельным народом. 4 января 1845 года Аллигатор стал подписантом договора, который позволял семинолам селиться в любой части страны криков; стать субъектом совета криков и не предусматривал никакого различия между ними и криками, за исключением финансовых дел. Семинолы, которые еще не переселились на землю криков, должны были сделать это, не мешкая. Определенные споры в отношении права собственности должен был разрешать президент. В течение 20 лет крикам ежегодно должны были выплачивать 3 000 долларов на образование; рассматривались возможности использования образовательного фонда и выплат; семинолам, прибывшим в страну криков, должны были выдавать рационы. Указывались денежные суммы предыдущих договоров, и еще предусматривалось дополнительное выделение 1 000 долларов на с/х инструменты. Свои подписи поставили Уильям Армстронг, П. М. Батлер, Джеймс Логан, Томас Л. Юдж, как представители США, 41 представитель криков и 22 представителя семинолов. Одни источники отмечают, что последнее упоминание об Аллигаторе относится к 1857 году. В это время он был уже в преклонном возрасте и послал своих детей учиться в миссионерскую школу. Другие же говорят о том, что во время Гражданской войны Аллигатор выступал на стороне Союза. Вместе с Билли Боулегсом он привел несколько семей в Канзас, пытаясь достигнуть территории Союза. По пути их перехватили семинолы про-южане. 26 декабря 1861 года Аллигатор был подстрелен на Шол-Крик, Канзас, и умер на руках своих соплеменников. 

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Бетти Мэй Тайгер Джампер

«В жизни я поставила перед собой три цели: закончить школу, выучиться на медсестру, вернуться и работать среди моего народа и написать три книги», – Бетти Мэй Тайгер Джампер.

 

Бетти Мэй Тайгер Джампер (Betty Mae Tiger Jumper) была первой и пока единственной женщиной-вождём семинолов Флориды.  В 1956 году, медсестра по профессии, она стала соучредителем Seminole News – первой племенной газеты, позже переименованной в The Seminole Tribune, в которой она работала редактором и получила премию за достижения в профессиональной области от Ассоциации индейских журналистов. В 2001 году Бетти Мэй издала свои мемуары под названием «Легенда семинолов».  Она была первой из семинолов Флориды, научившихся читать и писать по-английски и первой выпускницей средней школы, закончившей курсы медсестёр. Одновременно с работой в газете Бетти Мэй являлась племенным директором по связям с общественностью. 

Бетти Мэй Тайгер родилась 27 апреля 1923 года в семинольском лагере близ Индиантаун, Флорида. Её мать, Эда Тайгер, принадлежала клану Змеи, отец — французский траппер. Бабушка Мэри дала внучке индейское имя — Потачки (Potackee). Согласно семинольскому матрилинейному родству девочке была дана фамилия матери. Бабушка и дедушка Бетти не одобряли браки между индейцами и белыми, как, впрочем, и остальные члены племени, поэтому детей от смешанных браков иногда оставляли в Эверглейдсе. Когда Бетти исполнилось пять лет, некоторые знахари стали угрожать ей и её младшему брату, потому что их отец был белым.  Двоюродный дядя перевёз семью девочки в резервацию Дания, округ Броуард, где правительство могло защитить детей. Эда Тайгер вынуждена была остаться без скота. Из 500 голов, находившихся на ее ферме, часть была продана, а часть роздана малоимущим соплеменникам.

Бетти Мей разговаривала на микасуки и крик, языках, на которых разговаривали ее родственники. По ночам она часто слушала, как старейшие члены племени рассказывали истории, поведанные когда-то их предками. «Истории учат нас как жить», – говорила Бетти. Позже она записала их для будущих поколений. Тайгер решила научиться читать и писать на английском языке. В обособленной системе школьного образования ни школы для белых, ни школы для черных не принимали детей семинолов. Тайгер решила поступить в федеральную школу-интернат для индейцев. Выбор пал на школу в Чероки, Северная Каролина, куда приняли как Бетти, так и ее двоюродную сестру Мэри и младшего брата.  Бетти Мей на тот момент исполнилось 14 лет. Таким образом она стала первым официально образованным семинолом, умевшим читать и писать. Бетти закончила среднюю школу в 1945 году. Затем целый год она посвятила курсу медсестёр, обучаясь в Индейской больнице Кайова, штат Оклахома. В те времена семинолы ещё вели традиционный образ жизни и предпочитали лечиться у знахарей.

После окончания курсов по уходу за больными Тайгер вернулась во Флориду, где в течение 40 лет занималась улучшением медицинской помощи для жителей трёх семинольских резерваций: Биг-Сайпресс, Брайтон и Голливуд. По мере того как «люди выходили из болота», Бетти Тайгер вместе с ещё одной медсестрой впервые делали прививки семинольским детям. Позже её именем назовут племенной медицинский центр в Голливуде. Вместе с матерью, работавшей акушеркой, Бетти убеждала женщин своевременно обращаться за помощью в больницу. 

Бетти Тайгер вышла замуж за Мозеса Джампера, своего старого друга и одноклассника. В браке у них родился сын Мозес и две дочери, которые умерли, будучи маленькими. После их смерти семья удочерила двух семинольских девочек — Бетнер Роджер и Скарлет. В 1956 году Бетти Тайгер становится одной из соучредителей племенного вестника Seminole News. 

В 1957 году племя семинолов организовало официальное Правительство в соответствии с руководящими принципами Бюро по делам индейцев. На своих первых выборах Бетти Мей Джампер стала членом племенного совета семинолов. Эту должность она занимала в течение двух лет, вступив затем в племенной совет директоров. В 1967 году семинолы избрали Бетти в качестве племенного вождя. Как лидер семинолов она сосредоточилась на улучшении экономики, жилищных вопросах, медицине и образовании. Бетти Мей также помогла основать Объединение южных и восточных племён, в котором семинолы объединили свои усилия с чероки, чокто и другими крупными юго-восточными племенами для решения социально-экономических проблем. В 1970 году Бетти Джампер стала одной из двух женщин, назначенных президентом Никсоном в Национальный конгресс индейских возможностей. Она работала в Совете в общей сложности 16 лет. Благодаря умелому руководству Бетти Джампер семинолы смогли отойти от грани банкротства, на которой они находились, имея 500 000 долларов к 1971 году.  Спустя четыре года, когда закончился её срок в качестве вождя, Бетти ушла из политики, став директором по связям с общественностью. В то время она стала издавать племенную газету Alligator News, позже переименованную в  Seminole Tribune, ставшую одной из самых красочных газет в Индейской стране. Будучи редактором, Бетти Джампер написала много статей о племенных традициях и культуре. К 1999 году газета, где работало четверо семинолов и пять или шесть евро-американцев, стала распространяться по всей стране и вышла на международный уровень. Бетти также курировала семинольскую типографию, которая в 1980 году опубликовала ее христианские истории для семинолов – «И с фургоном пришло слово Божье». Нужно отметить, что Джампер и её семья были очень набожными людьми. В последние годы своей жизни Джампер читала лекции о истории и культуре семинолов и выступала на национальном уровне в качестве сказателя. Каждое лето она принимала участие в фольклорном флоридском фестивале Уайт-Спрингс, где рассказывала традиционные истории семинолов. Бетти Джампер собрала большую коллекцию этих повествований, вышедших в свет под названием «Легенды семинолов» (1995). В сооавторстве с Пэтс Уэст она написала автобиографию «Легенда семинолов: жизнь Бетти Мэй Тайгер Джампер» (2001). В знак признания её вклада в сохранение фольклора Флориды Департамент штата Флорида удостоил Бетти Джампер премией фольклорного наследия в 1994 году. В следующем году губернатор Лоутон Чилс включил ее имя в Зал славы женщин Флориды. Бетти была также награждена почётной степенью Университета Флориды. В 1997 году она получила награду за достижения в профессиональной области от Ассоциации индейских журналистов. В этом же году Комиссия по правам женщин назвала Бетти Джампер Женщиной года.

Последняя из живых матриархов клана Змеи спокойно умерла во сне 14 января 2011 года.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Боулегс

 Боулегс (Bowlegs, Bolek, Boleck, Bolechs) из клана Змеи был главенствующим вождем семинолов в линии вождей Алачуа. Известный вождь криков по имени Ахайя Секофи (Ahaya Secoffee), которого белые называли Владельцем Коров, в 1750 году отделился от криков и с большим количеством своих последователей поселился в землях, называемых Алачуа, в центре полуострова Флорида. Согласно ранней истории семинольских штатов от 1848 года, «Он был человеком, отличавшимся мужеством, силой, страстью и обладавшим самым энергичным и благочестивым разумом. В сочетании с неукротимой волей его обольстительное ораторское мастерство и тонкая хитрость обеспечили ему влияние и успех во всех делах. Ахайя умер в 1785 году в возрасте семидесяти лет и был похоронен недалеко от нынешнего места форт-Кинг. Фактически он был основателем нации семинолов. Предчувствуя свою кончину, он позвал к себе своих сыновей, Пейна и Боулегса, и в самой пылкой и трогательной манере изложил свои планы». Поселение криков в Алачуа было началом народа семинолов, о котором лучше всех рассказал Уильям Бэртрам, по мнению Джона Р. Суонтона, далее заявившего, что «уничтожение апалачских городов… частично расчистило путь для заселения Флориды индейцами с севера, и вскоре они частично продвинулись к югу от больших городов криков с реки Чаттахучи». Существуют сведения, что первая группа семинолов пришла во Флориду в 1750 году под руководством Секофи. Джон Свантон подтверждает эту дату как важную для «семени семинолов, как отдельного народа». Еще одна запись Фэрбенкса отмечает, что Секофи поставил во главе двух сыновей Пэйна и Боулегса. Суонтон, ссылаясь на Фэрбанка, добавил: «Это, конечно же, естественое предположение для белого человека, но, как у криков, так и у семинолов, происхождение шло от материнской линии, и Коэн прав, утверждая, что Владелец Коров был «дядей старому Пэйну и был вождем окони». Боулегс и его старший брат Пэйн воспитывались братом их матери, чтобы стать вождями. Боулегс был назначен деревенским вождем, или итвала, пока был молод. Вначале он выступал против влияния США в испанской Флориде. Он помешал рабовладельцам из Джорджии войти на территорию. В письме, написанном якобы Боулегсом губернатору Сэнт-Огастин, дону Хосе Коппингеру, утверждается, что его отправитель долгое время не мог найти человека, который умел писать, чтобы ответить на недавнее письмо от губернатора. «Я буду весьма рад поддерживать хорошее взаимопонимание и переписку с Вами и надеюсь, когда-нибудь Вы посоветуете мне вещи, которые станут полезны для меня и людей. Мои воины и те, что отправились к Сэнт-Огастин, возвращаются с фальшивыми донесениями, намеренно преследуют и обижают моих людей, мешают им предаваться повседневным заботам. В свое время американцы и верхние индейцы, поддерживаемые силой около трех тысяч мужчин, растянули границы глубоко внутрь Индейской территории; в другой раз собирается сила в форте Митчел на развилке рек Флинт и Чатухочи, чтобы попасть в города ниже. Теперь, сэр, мы знаем, что нет причин для нападения американцев на нас, безобидных и невинных. У нас нет их рабов. Мы не брали их имущество, так как американцы заключили мир с нашим добрым отцом, королем Георгом. Мы следовали приказу его офицера, который был с нами, подполковника Эдварда Николса, и ни в коем случае не досаждали американцам, хотя ежедневно видим, как они вторгаются на нашу территорию, крадут наш скот, убивают и захватывают наших людей. Этот же офицер сказал нам, мы, как союзники Великого Короля, нашего отца, были включены в договор о мире между нашим добрым отцом и американцами; и что последние должны были вернуть нам все территории, отнятые у нас до и во время войны. Тем не менее до сих пор не соблюдается девятая статья этого договора, и они продолжают посягать на наши земли. Главенствующие вожди нации с ведущими воинами собрались в моем городе и пришли к решению сообщить английскому министру в Вашингтоне о поведении американцев и офицеров их правительства по отношению к нам. Соответственно, это и было сделано, а копия отправлена в Англию».

Это письмо было написано рукой Александра Арбутнота, шотландским торговцем, много лет находившимся во Флориде и установившим дружеские отношения с индейцами. После того, как на Хиллис Харджо (Hillis Harjo (Francis)) и Химоллемико были выданы ордера на повешенье, Эндрю Джексон продвинулся до Сувани-Ривер, где у Билли Боулегса была своя штаб-квартира. Арбутнот владел там торговым постом, и, когда он узнал о продвижении Джексона, он написал своему сыну, бывшему его агентом в деревне Боулегса, переправить товар через реку. В этом письме индейцы получили предупреждение о Джексоне, чтобы уйти через реку в болота. В начале 1812 года Пэйн и Боулегс стали совершать рейды по границе Джорджии и Флориды. 11 сентября они нанесли поражение небольшим силам капитана Уильямса. Их сила значительно возросла после этого, и они отправились из городов Алачауа, чтобы атаковать генерала Дэниэля Ньюмана, которому был дан приказ уничтожить их города. После четырех решительных атак, в которых был убит Пэйн и ранен Боулегс, индейцы повернули назад. Экспедиция полковника Джона Уильямса в следующем году уничтожила сотни деревень семинолов и захватила множество лошадей и крупного рогатого скота. Пограничная война между семинолами и поселенцами Джорджии способствовала участию США в крикской войне 1813-1814 годов. М.М. Коэн называет индейское имя Боулегса - Ислапаопайа (Islapaopaya), что в переводе означает «Далеко». Коэн также утверждает, что Боулегс был убит теннессианцами в 1814 году, и Миконопи, его племянник, стал главенствующим вождем.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Билли Боулегс II

 «Моя пуповина была разрезана во Флориде, здесь пролилась моя кровь, этот полуостров - часть моего тела» - Билли Боулегс.

 

Билли Боулегс (Billy Bowlegs, Billy Bolek (Holata Micco, Halpatter-Micco, Halbutta Micco, Halpuda Mikko, Alligator Chief)) был лидером семинолов во время Второй и Третьей семинольских войн. Он родился примерно в 1810 году в Алачуа во Флориде и был прямым потомком вождя Секофи - вождя криков, мигрировавшего во Флориду и основавшего нацию семинолов. Имя отца и матери Билли Боулегса, а также членов его семьи неизвестны. Имя «Боулегс», Кривоногий, может быть альтернативным написанием Болека или Боулека, его известного предшественника. История о том, что у него были кривые ноги из-за долгой езды на лошадях, не подтверждена. Отличительной чертой Боулегса была его манера одеваться. Семинолы, предпочитающие выразительную одежду, были очарованы шотладскими горцами, прибывшими во Флориду в 1736 году. У горцев и индейцев оказалось много общего: оба народа делились на племена и жили кланами, оба предпочитали одежду, схожую с юбкой и носили схожие набедренные повязки. На дагерротипе 1852 года и в журнальном портрете того же года Боулегс, в его лучших традициях стиля шотландских горцев, изображен с тремя массивными серебряными ожерельями (отличительной эмблеме власти), расшитым бисером пантронташем, леггинсами на широком ремне, чулками ручной вязки с ромбическим рисунком, миткалевой накидкой, коротким камзолом; на голове у него цветной шарф, сбегающий от тюрбана, где закреплены черные страусиные перья. Боулегс свободно говорил по-английски и по-испански и мог написать свое имя. Под именем Халпаттер-Микко (Halpatter-Micco), где «микко» значит лидер, впервые он «появился в истории», когда в попытке прекратить боевые действия перед Второй семинольской войной он и 14 других вождей поставил свою подпись под Договором Пейнс-Лендинг 9 мая 1832 года, согласно которому семинолы уступали свои земли во Флориде и должны были переселиться на запад от Миссисипи. Позже Боулегс и другие семинолы отказались покидать родные земли. В начале Второй семинольской войны (1835-1842) Билли Боулегс не был заметным лидером, лишь после пленения под флагом перемирия, предложенного генералом Томасом Джесупом, и последующей смерти Оцеолы и смерти Миканопи, а также потери других видных семинольских лидеров, Боулегс и его 200 воинов стали наиболее значимой силой сопротивления силам США. 10 мая 1842 года президент Джон Тайлер завершил военные действия против семинолов. Закон о военной оккупации от 4 августа 1842 года, тем не менее, послужил началом конца для семинолов, поскольку 200 000 акров их земли были переданы поселенцам, приходящим в среднюю Флориду. Несмотря на то, что 14 августа 1842 года военным приказом 28 семинолы получили 25 млн. акров земли для «временной» охоты и посадок и были защищены коридором земли, окружающим эту землю, пионеры-поселенцы продолжали нарушать территорию семинолов, часто заявляя, что некоторые из этих участков принадлежат им. Очевидно, что отношения между поселенцами и семинолами стали напряженными, и поселенцы были бы счастливы видеть Флориду без индейцев, хотя семинолы, а не белые пошли на многое, чтобы уважать условия соглашения 1842 года. Поскольку напряженность росла с каждым днем, индейцы стали приобретать вооружение, готовясь к неизбежной войне. Нападения и рейдерство имели место с июля 1849 по май 1850 года . Боулегс и Сэм Джонс в конечном итоге выдали виновников ополченцам, чтобы сохранить мир. Ополченцы, как и поселенцы, устали от продолжающихся рейдов и жаждали изгнания индейцев. В феврале 1851 года Лютер Блэйк, нанятый как особый агент, чтобы избавить Флориду от семинолов, заманил Боулегса в Вашингтон, чтобы показать всю силу и мощь США. Хотя 20 сентября 1852 года Боулегс вновь подписал соглашение о переселении на Индейскую территорию, он все еще не был готов покинуть Флориду. В январе 1853 года законодательный орган Флориды подписал закон, запрещавший семинолам проживание во Флориде и любые торговые отношения с ними.

К июню 1854 года индейцы стали ощущать последствия торгового эмбарго - запасы стали истощаться. Поскольку поселенцы продолжали нарушать границы территории семинолов, те были вынуждены уходить вглубь Флориды. Осенью 1855 года индейцы собрались, чтобы спланировать свою партизанскую тактику ведения войны против белых поселенцев. 17 декабря 1855 года первый лейтенант Джордж Л. Хартсуф отправился на разведку в болото Биг Кипресс, где находилась деревня Боулегса. По пути он срезал все бананы, принадлежавшие Боулегсу. Разгневанный Боулегс возглавил 30 семинолов в нападении на Хартсуфа 20 декабря 1855 года и тем самым разжег последнюю войну семинолов во Флориде. К 1 марта 1856 года в рамках подготовки к войне «федеральные войска на юге Флориды насчитывали 800 человек; штатные войска на федеральной службе, 260 человек; штатные войска на службе штата, 400 человек; в общей сложности силы насчитывали 1 460 человек. Противостояли им 100 воинов семинолов; таким образом, шансы в битве - 1 индеец на 14 противников» . 14 и 16 июня 1856 года было убито два важных индейских лидера, вследствие чего семинолы перестали наносить наступательные удары. 19 ноября 1857 года была обнаружена деревня Боулегса. Все его запасы, животные и урожай были уничтожены. По мере нахождения других деревень везде уничтожались продовольственные запасы. В начале 1858 года вождь Дикий Кот прибыл с Индейской территории, чтобы убедить Боулегса сложить оружие. Правительство США предложило Боулегсу 10 000 долларов, каждому из его вождей 1 000 долларов, а остальным воинам и невоинам было предложено меньше. 15 марта 1858 года Боулегс провел переговоры с ополченцами, а 27 марта 1858 года принял их условия и стал выходить из болот со своими людьми. 4 мая 1858 года Боулегс и 123 его последователя встретились в форте Майерс и сели на «Грей Клауд» , покинув Флориду. Билли-Крик в центре Форт-Майерс назван в честь Боулегса, поскольку это было место, где он вынужден был сдаться. Во время остановки в Новом Орлеане Боулегса описали «как имевшего двух жен, одного сына, пять дочерей, 50 рабов и 100 000 долларов наличными». Имена его жен и пятерых детей неизвестны. Единственное упоминание - леди Элизабет Боулегс, одна из его дочерей от первой жены. 8 мая 1858 года полковник Густавус Лумис объявил, что Третья семинольская война завершена. На Индейской территории Боулегс стал видным землевладельцем и рабовладельцем. Он вошел в категорию крупных южных плантаторов, имеющих более 20 рабов. Во время Гражданской войны Сонук Микко, он же Билли Боулегс, прославился как капитан индейского полка. Он умер от оспы зимой 1863-1864 года. 

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Билли Боулегс III

 Билли Боулегс (Billy Bowlegs III, Billy Fewell, Cofehapkee, Chufi Hajo) был семинольским старейшиной и племенным историком. Он родился в 1862 году и был назван Билли Фьюэлл его афро-американским отцом и матерью-семинолкой из клана Змеи. Его индейское имя - Кофехапки. Билли познал культурные пути семинолов от семьи своей матери и старейшин. Его дедушкой по материнской линии был Оцеола. Боулегс жил в семинольской индейской резервации Брайтон близ озера Окичоби в нынешнем округе Глэдис. Будучи взрослым, он стал называть себя Билли Боулегс (Холата Микко), в честь выдающегося лидера семинолов во время семинольских войн. Черный индеец Боулегс стал старейшиной племени. Он многому научился и многое поведал об истории своего народа. Боулегс подружился с Джеймсом Мэллори и Минни Мур Уилсонами, которые переехали во Флориду в начале 1880-х годов. Они стали адвокатами семинолов и описали Боулегса в своей книге «Семинолы Флориды» 1896 года. Он хотел донести до общественности знания о своем племени. В 1913 году Уилсоны помогли получить одобрение законодательного органа Флориды для выделения 100 000 акров земли под резервацию семинолов в Эверглейдс. От имени семинолов они выступали на слушаниях федерального правительства в 1917 году. В середине 1950-х годов Боулегс исполнял традиционные танцы на Фестивале Флориды в округе Юнион на реке Суванни. Билли Боулегс умер в 1965 году и был похоронен в Ортоне, Флорида.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.