Женщина-Вождь. Другая Сорока. Арапуш. Курчавый.

Женщина-Вождь

" {Она} вовсе не выглядит дикой или воинственной. Ей примерно сорок пять лет. Она отличается скромностью и скорее миролюбива, нежели таит в сердце готовность к ссоре". Рудольф Курц.

 

 Байавачиитче или Женщина-Вождь, Барчиампе или Сосновая Игла (Biawacheeitche (Woman Chief ), Barcheeampe ( Pine Leaf), однако ее настоящее имя, как на ацина, так и на абсарока, не известно) - родилась примерно в 1800 году. В 10 лет, во время нападения абсарока (кроу) на лагерь ацина (гро-вантры), она была захвачена в плен.  Живя у абсарока, девочка не проявляла интереса к женской работе — предпочитая стрельбу из лука, охрану семейного табуна и скачки верхом на лошади. Приемная семья не была против таких увлечений и даже поощряла их. Ее приемный отец потерял своих сыновей в сражениях с черноногими.  Байавачиитче росла и была гораздо выше и сильнее своих сверстниц. Когда она стала девушкой, то наравне с молодыми охотниками, демонстрировала охотничьи навыки, а порою даже и превосходила юношей. Говорили, что на своей спине она запросто могла принести подстреленного оленя или снежного барана, возвращаясь с охоты домой. Женщина-Вождь могла убить 4 или 5 бизонов за один выезд, разделать их и погрузить на вьючных лошадей, без чьей-либо помощи. Несмотря на все предпочтения мужского образа жизни, Женщина-Вождь всегда одевалась как женщина. Когда умер (погиб) ее приемный отец, она продолжала заботиться о семье.
В 1820-х годах  Женщина-Вождь организовала свои первые военные отряды против черноногих. В первом походе она захватила 70 лошадей, убила и оскальпировала одного воина и завладела ружьем другого. Ее воинская слава росла с каждым походом, и, как результат, Байавачиитче получила свое место в совете вождей абсарока, третьей по рангу в бэнде из 160 палаток.
У нее никогда не было мужа, но будучи не в состоянии выполнять всю работу, а также для того, чтобы повысить свой  престиж лидера, ведь у всех уважаемых лидеров было много жен, Женщина-Вождь церемониально «взяла в жены»  4 женщин для работы в своей палатке.
Джеймс  Бекуорт - американский первопроходец, маунтинмен и торговец, долгое время живший среди абсарока, был влюблен в Женщину-Вождя и несколько раз делал ей предложение. Наконец, она согласилась выйти за него, но лишь тогда, «когда сосновые иголки пожелтеют». Позже, Бекуорт осознал, что сосновые иголки не желтеют.
В 1854 году Женщина-Вождь пыталась наладить мир между ацина и абсарока. С этой целью она, в сопровождении четверых воинов, отправились к бывшему некогда ее народу. Неподалёку от лагеря ацина, близ форта Юнион, она увидела большой отряд. Женщина-Вождь смело направилась к ним, завязала разговор на родном языке, выкурила с ними трубку. Но когда Женщина-Вождь направилась к главному лагерю, воины ацина настигли ее. Завязалась перестрелка, в результате которой погибли все четверо кроу, сама Женщина-Вождь и несколько ацина, не желавших мира. 

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Другая Сорока

«Дикая… прекрасная и отважная». Красивый Щит.

 

Другая Сорока (THE-OTHER-MAGPIE) -абсарока (кроу); принимала участие в битве при Роузбад против лакота и шайен на стороне генерала Джорджа Крука в 1876 году. Об этой женщине Фрэнку Б. Линдерману в своей автобиографии поведала Красивый Щит (Pretty-Shield) — женщина-знахарка абсарока. Она рассказала, что Другая Сорока потеряла своего брата - его убили лакота, и она желала отомстить им.
Красивый Щит видела бой, в котором Другая Сорока проявила свою отвагу, вооруженная лишь ножом и жезлом для подсчета «ку» : « Я видела двух женщин, Находит Их И Убивает Их (Osh-Tisch, Finds-Them-and-Kills-Them, баде - мужчина, живший как женщина) и Другую Сороку, скачущих и поющих вместе с ними (с "волками", 175 скаутами Крука) … У Другой Сороки был длинный жезл для подсчета «ку», с одним пером на тонком конце». Она кружила на своей черной лошади вокруг лакота, продолжая петь военную песнь и размахивать своим жезлом. Когда те приблизились к упавшему на землю "волку" (Бык Змея, он был тяжело ранен), Другая Сорока и Находит Их И Убивает Их поскакала прямо на них. «Смотри»,- закричала Другая Сорока,-мои косы это мои стрелы». Она ударила жезлом одного воина; лакота, развернувшись, помчались вслед за двумя бросившим им вызов абсарока. В тот день Другая Сорока завладела скальпом того самого воина, которого она коснулась и который был убит Находит Их И Убивает Их. Разрезав скальп на множество частей, она раздала их другим абсарока, для Танца Скальпа. Ее внешность воина была устрашающая - чучело дятла на голове и окрашенный в желтый цвет лоб - это являлось частью ее магии. Красивый Щит говорила, что Другая Сорока не была замужем.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Арапуш

 ‭«‬Страна кроу находится точно там,‭ ‬где и должна быть.‭ ‬Все хорошее можно найти в ней.‭ ‬Нет ни одной другой такой страны,‭ ‬как страна кроу‭»‬.‭ ‬Больной Живот.

 

Арапуш или Больной Живот‭ (‬Eelápuash,‭ ‬Arapoosh,‭ ‬Sore Belly‭) ‬был заметным лидером речных кроу,‭ ‬хорошо известный ранним трапперам и торговцам.‭ ‬Он родился примерно в‭ ‬1790‭ ‬году в северном Вайоминге.‭ ‬Многие подробности его жизни не известны.‭ ‬Арапуша описывают как красивого высокого человека.‭ ‬Однако он был угрюм,‭ ‬сварлив и‭ ‬раздражителен.‭ ‬Будучи юношей,‭ ‬он постился в Сумашедших Горах‭ (‬Монтана‭) ‬где получил свою духовную силу.‭ ‬В видении к Арапушу явилась Громовая птица,‭ ‬научившая его как водить военные отряды,‭ ‬а также как делать военную магию,‭ ‬чтобы его следы были четкими.‭ ‬Возможно после этого видения или же‭ ‬лунного‭ ‬видения во время другого поста,‭ ‬Арапуш сделал себе щит.‭ ‬Говорят,‭ ‬щит обладал силой предсказаний,‭ ‬что помогали ему в бою.‭ ‬Его запускали катиться по земле вдоль типи и,‭ ‬если он падал‭ "‬Лунным Человеком‭" ‬вверх,‭ ‬то план действий принимался,‭ ‬но если узор был‭ "‬лицом вниз‭"‬,‭ ‬план осуждался и отклонялся.‭ ‬Щит использовали даже после смерти Арапуша в резервационный период.‭ ‬В конце концов,‭ ‬его купили и разместили в музее Чикаго.‭ ‬Арапуш отличался незаурядной храбростью и водил военные отряды против черноногих,‭ ‬сиу и северных шайен.‭ ‬В‭ ‬1825‭ ‬году Арапуш,‭ ‬понимая,‭ ‬чем грозит резервационная жизнь для его народа,‭ ‬отказался подписать договор о дружбе между кроу и США.‭ ‬При этом он делал все возможное,‭ ‬чтобы защитить свою землю как от других племен,‭ ‬так и от белых.‭ ‬Во время войны‭ ‬с черноногими в‭ ‬1834‭ ‬году Арапуш предсказал свою смерть.‭ ‬Положив щит на кучу бизоньего‭ ‬кизяка,‭ ‬он заявил,‭ ‬что погибнет в предстоящей‭ ‬схватке,‭ ‬если щит сам поднимется в воздух.‭ ‬Говорят,‭ ‬щит безо всякой видимой причины поднялся на высоту его головы.

 

‭«‬Страна‭ ‬кроу хорошая страна.‭ ‬Великий Дух разместил ее в правильном месте‭; ‬пока вы находитесь в ней вам хорошо‭; ‬как только вы покидаете ее,‭ ‬куда бы вы не направлялись,‭ ‬вам будет плохо.‭ ‬Если вы пойдете на юг,‭ ‬вам придется бродить по большим бесплодным равнинам‭; ‬вода там теплая и невкусная‭; ‬вы познаете жару и лихорадку.

На севере холодно‭; ‬зима длинная и суровая‭; ‬там не растет трава‭; ‬вы не сможете содержать там лошадей и будете передвигаться на собаках.‭ ‬Что это за страна без лошадей‭?

На Коламбии они бедные и грязные,‭ ‬гребут на каноэ и едят рыбу.‭ ‬Их зубы шаткие‭; ‬они всегда достают изо рта рыбьи кости.‭ ‬Рыба это скудная еда.

На востоке они живут в деревнях‭; ‬они живут хорошо‭; ‬но они пьют мутную воду из Миссури,‭ ‬которая у них есть.‭ ‬Наши собаки не стали бы пить такую воду.

Там где развилки Миссури хорошая страна‭; ‬хорошая вода‭; ‬жирная трава‭; ‬много бизонов.‭ ‬Летом там почти также‭ ‬хорошо,‭ ‬как и в стране кроу‭; ‬но зимой холодно‭; ‬трава исчезает и лошадям нечего есть.‭ ‬Страна кроу несомненно находится в нужном месте.‭ ‬Здесь есть снежные горы и солнечные равнины‭; ‬все виды климата и хорошие вещи для каждого сезона.‭ ‬Когда летняя жара палит прерии,‭ ‬вы можете отправиться в горы,‭ ‬где воздух сладкий и прохладный,‭ ‬трава свежа,‭ ‬и изобильные потоки струятся из снежных‭ ‬берегов.‭ ‬Здесь вы можете охотиться на оленей,‭ ‬лосей и антилоп,‭ ‬когда их шкуры подходят для пошива одежды‭; ‬здесь вы найдете изобилие белых медведей и горных баранов.‭ ‬Осенью,‭ ‬когда ваши лошади нагуляют жир и наберутся сил на горных пастбищах,‭ ‬вы можете спуститься на равнины и охотиться на бизонов или ловить бобров в ручьях.‭ ‬И когда придет зима,‭ ‬вы можете укрыться в лесах вдоль рек,‭ ‬где найдете мясо бизонов для себя и кору ‬тополя для ваших лошадей‭; ‬или вы можете перезимовать в долине Уинд-Ривер,‭ ‬где пищи для лошадей в изобилии‭»‬. Арапуш, 1830 год.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Курчавый

“Я не сделал ничего особенного". Эти слова произнес Курчавый, представитель племени кроу, служивший разведчиком в седьмом кавалерийском полку под командованием подполковника Джорджа Армстронга Кастера в битве при Литтл-Биг-Хорне.

 

Несмотря на заявление, что он покинул поле боя и не сделал ничего особенного, Курчавый стал самым известным из всех разведчиков бывших с Кастером в тот день—его разыскивала пресса, чтобы услышать его версию битвы. Его история стала первой полосой новостей, поскольку американцы все больше увлекались историей Кастера и поражением Седьмой кавалерии.

 

Версия Курчавого о битве при Литтл-Биг-Хорне осталась одной из самых противоречивых. Он был идентифицирован и как герой, и как трус за свою роль в битве. 

Знаменитый разведчик родился в 1856 году на Литтл Роузбад-Крик, на территории современной юго-восточной Монтаны. Его отец Сильный Медведь, а мать, Стоящая У Воды, они были членами бэнда речных кроу—одного из трех бэндов кроу. Курчавый принадлежал к клану своей матери, Свистящим Водам. Он был воспитан воином, как и многие другие мальчики во время интенсивных межплеменных войн. Курчавый, ко времени кампании 1876 года, уже участвовал в боях с лакота. Лакота значительно превосходили числом кроу и всегда воевали с ними. Однако, и сами кроу были не из робкого десятка, и часто выходили в военные походы, чтобы захватить скальпы и лошадей у лакота. Одно из крупнейших сражений на северных равнинах между этими народами произошло до битвы при Литл-Биг-Хорн. По словам племенного историка кроу, Джо Медисин Кроу, лакота предприняли несколько попыток уничтожить их. В одном из таких случаев в 1860 году тысячи воинов лакота двинулись против кроу на нынешний Прайор-крик, расположенный примерно в 40 милях к югу от современного Биллингса, штат Монтана. Джо Медисин Кроу вспоминал то, что слышал о битве от своих старших товарищей, которые в то время были маленькими мальчиками. План вождей лакота состоял в том, чтобы убить всех кроу, кроме маленьких мальчиков, которые будут воспитаны как воины лакота, чтобы сражаться с белыми. К счастью, кроу смогли сдержать нападавших. Если бы лакота преуспели, вполне вероятно, что Курчавый, Белый Лебедь и другие разведчики кроу, возможно, сражались бы против Кастером, а не служили бы у него скаутами.

 

Нападения лакота начали брать свое, и старейшины кроу искали помощи против своих традиционных врагов. Эта помощь пришла весной 1876 года, когда лейтенант Джеймс Брэдли, уполномоченный полковником Джоном Гиббоном, пришел к кроу, чтобы завербовать воинов в качестве разведчиков против лакота и шайен. Армия нуждалась в них, потому что они были знакомы с местностью. Что еще более важно, армия знала, что они были врагами лакота, и это было главным фактором в вербовке воинов. Вожди кроу неохотно посылали воинов с Гиббоном. Сидящий Посреди Земли, главный вождь горных кроу, особенно громко заявлял о своем несогласии с этой просьбой. Через переводчика, Митча Бойера-наполовину лакота и наполовину француза-он начал рассказывать Гиббону о своих опасениях. Вождь опасался, что если он отпустит кого-нибудь из воинов, то лагерь останется незащищенным от нападения лакота. К концу переговоров Курчавый и еще 24 человека решили записаться в разведчики седьмого пехотного полка и помочь вытеснить своих врагов из страны кроу. Вооруженный 25 разведчиками кроу, полковник Гиббон двинулся вниз по реке Йеллоустоун к команде генерала Альфреда Терри, выходящему из форта-Авраам Линкольн. Курчавый, которому тогда было всего 17 лет, был самым молодым из скаутов. Его старший брат Белый Лебедь тоже завербовался, вероятно, чтобы присматривать за ним. Многие разведчики-кроу, в том числе и Курчавый, не привыкли к армейской жизни. Они жаловались старшим разведчикам после того, как их сон был прерван звуками горна в их первое утро, но в конце концов Курчавый и другие кроу приспособились к этому новому стилю ведения войны.

 

Когда Гиббон и его люди двинулись вниз по реке Йеллоустоун, разведчики несколько раз сталкивались с лакота, в одном месте они даже потеряли своих лошадей. Несмотря на эту незначительную неудачу, кроу продолжали выполнять свои обязанности. Команда Гиббона в конечном счете встретилась с командой генерала Терри около устья Роузбад-Крик. Разведчикам кроу сообщили, что след лакота был обнаружен в долине Роузбад. Судя по всему, Седьмая кавалерия под командованием подполковника Кастера, которого кроу называли Сыном Утренней Звезды, собиралась возглавить экспедицию по выслеживанию вражеских войск.

Курчавому и другим кроу сообщили, что шестеро из них отправятся с Сыном Утренней Звезды, чтобы напасть на лакота.  Остальные останутся с Гиббоном, и вернутся к реке Йеллоустон. Шестеро избранных в Седьмую кавалерию, были Белые-Человек-Гонит-Его, Волосатый Мокасин, Белый Лебедь, Наполовину Желтое Лицо, Идет Впереди, и Курчавый.

 

Земля, в которую они собирались войти, была традиционно охотничьими угодьями кроу, что делало важным участие кроу в экспедиции. Это была первая встреча Кастера с кроу. Очень впечатленный ими, он написал своей жене Либби: "Теперь со мной несколько разведчиков кроу, поскольку они хорошо знакомы с местностью. Они великолепно выглядят, гораздо красивее и больше похожи на индейцев, чем все, кого мы когда-либо видели, и такие веселые и спортивные; в них нет ничего от мрачного, молчаливого краснокожего. Они официально отдались мне, после их обычного разговора. В своей речи они сказали, что слышали, что я никогда не оставляю след, что когда моя еда заканчивается, я ем мула. Что я тот человек, под чьим началом они хотели сражаться; они тоже готовы были съесть мула!”

22 июня Курчавый и другие разведчики кроу вели Кастера и Седьмую кавалерию вверх по долине Роузбад. Они постоянно двигались впереди колонны, высматривая любые признаки вражеской деревни. Только на второй день они нашли главную тропу, которая, как знали Курчавый и другие кроу, вела к большому лагерю. Они также нашли место, где лакота провели Танец Солнца, который многие из разведчиков считали мощной магией. Однако самое четкое представление о деревне лакота и ее местонахождении было найдено вечером 24 июня. Курчавый и другие разведчики доложили, что след покинул долину Роузбад, пересек водораздел и оказался где-то в долине Литтл-Биг-Хорн. Когда эта новость была сообщена Кастеру, он быстро решил пойти по следу. Двигаясь в темноте впереди Седьмой кавалерии, Курчавый и другие разведчики поднялись на теперешний Дэвис-крик, и в конце концов взобрались на вершину высокого холма, возвышающегося над долиной. Утром 25 июня, когда солнце взошло повыше, разведчики кроу заметили дым, поднимающийся от костров лакота и шайен.  За дымом они заметили большое темное пятно, очевидно, стадо пони, которое один из разведчиков описал как “личинки на шкуре буйвола".”

 

Кастер получил сообщение, что кроу заметили дым, поднимающийся от костров в деревне, но не смогли увидеть саму деревню. Вскоре после этого он поднялся на вершину холма, но к тому времени утренняя дымка уже заволокла долину, и разглядеть ее было трудно. Пока он продолжал осматривать долину, Курчавый и другие разведчики обнаружили двух воинов лакота, направлявшихся в сторону Седьмой кавалерии. Разведчики собирались спуститься и убить их, но те двое двинулись в другом направлении. Кастер, однако, полагал, что его лагерь был замечен, и решил напасть на деревню немедленно, прежде чем индейцы смогут убежать. Курчавый и разведчики-кроу осторожно двигались впереди солдат, направляясь вниз по долине к деревне. Они продолжили путь вниз по Эш-крик [Рено-крик], наткнувшись на одинокое типи, которое находился недалеко от предыдущего лагеря лакота и шайен в четырех милях от реки Литтл-Биг-Хорн. Они оставались на расстоянии, наблюдая за теми, кто, казалось, были семьей, собравшейся у типи, оплакивая смерть любимого человека. Когда солдаты приблизились, лакота обнаружили их и побежали вниз по долине к главному лагерю. Майору Маркусу Рено и его людям было приказано броситься в погоню, а Курчавый и другие разведчики остались с Кастером. Некоторое время они шли по следу Рено, потом свернули на север. Именно с этого момента роль Курчавого в битве становится спорной. С ним было сделано много интервью, но, вероятно, самые точные были сделаны Уолтером Кэмпом, который подружился с Курчавым.

Курчавый объяснил, что, когда они направились на север в направлении Медисин-Тейл-Кули, разведчики кроу разделились. Белый Лебедь и Наполовину Желтое Лицо получили приказ от Кастера заранее провести разведку, но вместо этого присоединились к команде Рено. Они оставались с ним до окончания битвы. Курчавый и трое других разведчиков вместе с Бойером двинулись вдоль гребня, выходящего на долину Литтл-Биг-Хорн. Кастер и его команда продолжали оставаться к востоку от гребня, на котором находились Курчавый и другие разведчики. В конце концов Кастер и его люди добрались до Медисин-Тейл-Кули через Седар Кули и направились к реке Литтл-Биг-Хорн. Курчавый и Бойер заметили их с гребня и поскакали к ним. Белый Человек Гонит Его, Идет Вперед и Волосатый Мокасин обогнули хребет. "Тогда я видел их в последний раз", - сообщал Курчавый один из трех скаутов-кроу, - "а после увидел их уже после битвы". Курчавый и Бойер догнали Кастера, когда они приблизились к реке. Присоединившись к солдатам, Курчавый сказал, что они спустились к реке, где некоторые солдаты пытались переправиться. Курчавый вспомнил, что они были отброшены назад  воинами лакота и шайен, стрелявшими в них с другого берега реки. После этой неудачной попытки солдаты отступили вверх по северному гребню в район Калхоун-Ридж. Когда они отступили, сотни воинов начали атаковать их с тыла, а с флангов, “поднимаясь, лакота со всех сторон, кроме фронта”, сказал Курчавый. Им удалось добраться до вершины хребта, и он не был уверен, что кто-то из солдат погиб. Он вспомнил, что стрельба была очень тяжелой, когда они бежали вверх по хребту.  "Я не знаю, был ли кто-то убит на пути к горам, но огонь был настолько мощным, что вряд ли командованию удалось довести людей до гор без потерь". На вершине битва стала еще отчаянней, индейцы нападали со всех сторон. "После того, как мы поднялись на гору к западу от указанного Кэлхауном места", - вспоминает Курчавый, - "нам дважды было приказано заряжать и стрелять. Мне пришло в голову, что это был какой-то сигнал". Он наблюдал, как солдаты пытались сдержать натиск атакующих лакота.

Он сказал Кэмпу, что солдаты начали занимать позиции вдоль гребня [холма Калхун]. Некоторые из них, как он заметил, двигались к северной оконечности гряды (вероятно, подполковник Кастер). Битва усилилась, когда воины начали прибывать отовсюду, вспомнил он. Он увидел группу людей, нападавших на индейцев, но они были отрезаны, и многие из них были убиты. Остальные побежали в направлении холма последнего оплота, расположенного на западной стороне гряды. Они были вынуждены, однако, двигаться на восток, поскольку воины двигались вверх по ущелью со стороны реки. Когда его попросили описать сражение, он несколько раз хлопнул в ладоши и сказал: “стреляйте, стреляйте, стреляйте.- Очевидно, именно в этот момент Бойер сказал Курчавому, что капитан Том Кастер хочет, чтобы разведчики спаслись. Курчавый настаивал, чтобы Бойер пошел с ним, но Бойер сказал, что он слишком сильно ранен. Он сказал: "Я видел, как Митч разговаривал с генералом [он, вероятно, имел в виду капитана Тома Кастера]. Митч сказал, что Кастер сказал ему, что команда, скорее всего, будет уничтожена, и он [Том Кастер] хотел, чтобы разведчики выбрались, если смогут. Я ехал на своей собственной лошади. Я нашел мертвого лакота и обменял свой винчестер на его винтовку "Шарпс" и пояс с патронами. На моем седле был плащ, сделанный из одеяла с отверстиями, вырезанными для рук, и капюшон на голове. В таком виде я и выехал.” Курчавый утверждал, что он поехал на восток, пересекая водораздел в долину Роузбад, а затем направился на юг, туда, где они оставили генерала Терри и полковника Гиббона. После трех дней пути он нашел пароход далеко на Западе в устье реки Литтл-Биг-Хорн, доставлявший припасы Гиббону и Терри. Он приблизился к пароходу, крича: "Абсарока, абсарока“, что в переводе означает:" Я кроу". Люди на борту корабля не понимали о чем говорит скаут, потому что никто из них не знал язык кроу. Курчавый отчаянно пытался рассказать солдатам о поражении Кастера. Он воткнул в землю маленькие палочки, затем взмахом руки смахнул их. Он поднял волосы вверх и изобразил скальпирование. Единственное, что поняли солдаты, - это то, что произошел бой. Только когда с поля боя на пароход прибыли донесения от Терри, солдаты поняли, что Курчавый пытался им сказать. Они поняли, что он был единственным выжившим из людей, которые были с Кастером во время битвы. В результате он был идентифицирован как первый, кто доставил сообщение о поражении Кастера, и вскоре стал национальным героем. По мере того как Курчавый получал все больше внимания от прессы, другие разведчики-кроу все больше раздражались. По-видимому, после того, как Белый Человек Гонит Его, Идет впереди и Волосатый Мокасин оставил Курчавого и Бойера, они вернулись в лагерь кроу. Они сообщили, что Курчавый, Белый Лебедь и Половина Желтого Лица были убиты в бою. Как только Курчавый добрался до лагеря невредимый, между четырьмя разведчиками стало нарастать напряжение. Белый Человек Гонит Его, был самым негодующим и сказал, что Курчавый оставил команду Кастера возле одинокого типи до начала битвы. Он считал, что Курчавый сбежал с кем-то из арикара, чтобы забрать лошадей из деревни лакота. Белый Человек Гонит Его также сказал, что он, Идет Вперед, и Волосатый Мокасин вернулся к [Рено Хилл] после того, как оставили Кастера на Медисин-Тайл- Кули, и находились там до глубокой ночи. Никто из солдат на холме Рено никогда не сообщал, что видел кого-то из этих троих в ту ночь. Идет Вперед, тоже был зол на Курчавого. Он сказал своей жене Красивый Щит, что Курчавый ушел еще до начала битвы. Он сказал, что заболел и больше никогда его не видел. "Ах, я знаю, что это правда, потому что мой муж, Идет Вперед, был там и видел, как это произошло”, - заявила она позже в популярной книге Фрэнка Линдермана. Похоже, что два разведчика, Белый Человек Гонит Его и Идет Вперед, рассказывали разные истории о роли Курчавого в битве, и очевидно, что они дезинформировали семью Курчавого о его смерти. Курчавый продолжал получать национальное внимание и стал чем-то вроде знаменитости. Его приглашали на парады и собрания. Несколько раз его приглашали в некоторые восточные города позировать для картин и портретов. В какой-то момент он стал настолько популярен, что племя кроу поместило его изображение на чеки для государственного банка кроу. Несмотря на все это, он утверждал, что не сделал ничего великого и что он покинул битву, когда ему было сказано это сделать. К сожалению, репортеры продолжали писать дикие истории о разведчике, которые подрывали его авторитет. В какой-то момент он был так раздражен ложью, что взорвался на одного интервьюера, воскликнув: “Почему вы не верите моим словам и почему вы продолжаете пытаться заставить меня сказать то, что вы хотите, чтобы я сказал?"В конце концов его слава поутихла, но случайный интервьюер все же прибыл к его порогу в годовщину битвы.

 

Весной 1884 года Курчавый и его народ кроу были переселены в юго-восточную часть резервации Кроу, недалеко от места битвы при Литтл-Биг-Хорн. Курчавый жил неподалеку от форта Кастер, расположенного недалеко от устья реки Литл-Биг-Хорн, и до сих пор изредка служил разведчиком. В конце концов, он переехал в небольшую хижину, расположенную примерно в одной миле к западу от холма Последнего оплота, вместе с женой Берет Щит и дочерью Дорой. Позже он стал офицером племенной полиции, а затем судьей. Он пробовал свои силы в сельском хозяйстве, но, как и многие его соседи-кроу, лошади были его страстью. У него был прекрасные лошади, которых люди часто одалживали для парадов и собраний. К концу своей жизни знаменитый разведчик стал свидетелем больших перемен на северных равнинах, а также в Америке. Курчавый и кроу, которые когда-то свободно бродили по северным равнинам, теперь, по сути, были пленниками в своей резервации. Невидимая линия обозначала границы резервации, где заканчивался их мир и начинался другой. Америка стала одним из самых могущественных государств в мире, но не раньше, чем индейцы были покорены. Курчавый и многие другие разведчики армии США помогали усмирять последних непокорных, не понимая, что когда все закончится, их постигнет та же участь, что и все остальные индейские племена. Стал бы он служить Кастеру, если бы знал, что будет потом? Более чем вероятно. В конце концов, он назвал своего единственного внука Джорджем в честь знаменитого командира Седьмой кавалерии. Может быть, Курчавый понял, что то, что должно было случиться с кроу, было неизбежно. По словам Фредерика Э. Хокси  " не они отправились в Америку, Америка пришла к ним.”

 

Знаменитый разведчик Ши-Шиа (Курчавый) скончался 22 мая 1923 года и был похоронен с воинскими почестями на национальном кладбище Кастера, расположенном на том же поле битвы, которое впервые привлекло к нему внимание нации. Он всегда будет известен как единственный выживший из команды Кастера, и его имя навсегда будет связано с именем Сына Утренней Звезды.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.