Джек Монтгомери. Секвойя. Тянущий Каноэ. Нание-хи. Толмедж Дэвис. Атакуллакулла. Остенако. Джуналаска.

Джек Монтгомери

 Зима 1944 года. Шли ожесточенные бои под городком Падильоне, Италия.  22 февраля 1944 года, за два часа до рассвета, взвод младшего лейтенанта Джека Монтгомери 45-й пехотной дивизии «Птицы Грома» попал под трехсторонний обстрел противника с огневых точек  в 50, 100 и 300 ярдах. Ближайшая вела огонь из четырех пулеметов и одного миномета, угрожая положить всех солдат.
 Джек взял винтовку M1, несколько ручных гранат, и ,оставив свой взвод в укрытии, пополз к огневой точке. Когда отважный солдат приблизился на достаточно близкое расстояние, он стал стрелять и метать гранаты. В результате погибло восемь немцев, а остальные четверо были захвачены в плен. Вернувшись обратно к своему взводу, Джек вызвал огонь артиллерии по дальним рубежам противника. Затем Монтгомери атаковал вторую позицию противника, убив трех немцев и захватив в плен семерых. К этому времени уже рассвело. Джек без страха устремился к третьей огневой точке. В результате его действий одиннадцать немцев было убито, многие получили ранения, тридцать два захвачено в плен. В том сражении, попав под минометный огонь, Монтгомери получил тяжелое ранение. Далее был месяц проведенный в госпитале, а в начале 1945 года ему было приказано прибыть в Вашингтон, где Франклин Рузвельт 15 января вручил ему медаль Чести.
 
 " Я просто делал то, что должен был делать "-вспоминал потом Монтгомери несколько лет спустя. " Так получилось, что мне повезло. "

 Джек Кливленд Монтгомери (Jack Cleveland Montgomery) родился недалеко от Лонга, штат Оклахома, 23 июля 1917 года. Он был членом племени чероки по матери. Джек учился в общественной и индейской школе, а затем поступил в колледж Бэкон, созданный для индейцев баптистскими миссионерами. Будучи студентом, поступил на службу в роту I, 45-ой дивизии Национальной гвардии Оклахомы. Подразделение состояло преимущественно из индейцев  более пятидесяти различных племен. Символом этого подразделения служила Громовая Птица. Восемь солдат этой дивизии, за время Второй мировой войны, были награждены высшими наградами - медалями Почета.
 
«Я знал их еще по тем дням, когда мы, бывало, попадали в заварушки в пивной, - вспоминал Джек в 1994 году, - все они были хорошими и надежными солдатами. Если ты уходил вперед и просил кого-то из них прикрыть тебя, ты уже мог не оглядываться больше назад».

  Джек оставил службу, поступив в университет Редлендс, Калифорния, где учился на преподавателя физкультуры и вернулся в Оклахому, когда была объявлена мобилизация. В сентябре 1941 года Монтгомери был уволен в запас в звании сержанта.
После нападения на Перл-Харбор, три месяца спустя, он вновь был призван на военную службу.
 22 января 1944 года Джек Монтгомери, получивший звание младшего лейтенанта, был высажен в Италии близ Анцио. Это вторжение стоило союзникам жизни 72 000 солдат.

 

 «Высадка у Анцио началась в 2.00 22 января 1944 года. Большая часть наступавших войск была на берегу к 5.00, включая 191-й танковый батальон и 601-й батальон истребителей танков. 3-я пехотная дивизия США высадилась справа, в 6–7 км к востоку от Анцио. У Анцио высадились три американских диверсионно-разведывательных батальона рейнджеров. В 8 км западнее Анцио высадились 1-я британская бригада и два британских десантно-диверсионных батальона (коммандос). Последние должны были наносить удар в восточном направлении, чтобы заблокировать главную дорогу, к северу от города. После первых высадок десанта спецвойска вернулись в Неаполь, уступив свое место вводимым в бой 45-й дивизии США и 1-й танковой дивизии США (без одной боевой части), 751-му танковому батальону и 635, 645 и 805-му батальонам. Один полк 82-й воздушно-десантной дивизии США должен был высадиться позднее в качестве корпусного резерва. Большая часть 1-й британской дивизии была подвижным резервом. Все силы были объединены под общим командованием VI американского корпуса. Первоначально планировалось, что 504-й парашютный королевский полк должен был быть сброшен в ночь высадки в глубь страны, на автомагистраль «север – юг» в 130 км от Анцио, чтобы помешать продвижению немецких войск в район Анцио, но эта часть операции в последнюю минуту была отменена, и войска были высажены только с моря». Роберт Айкс, «Великие танковые сражения».
 Помимо медали Чести, Джек Монтгомери был награжден «Серебряной Звездой», «Бронзовой Звездой» и «Пурпурным Сердцем».
 После войны он работал в Администрации по делам ветеранов в Маскоги и соседних городах. Любил порыбачить, понаблюдать за природой и время, проведенное в компании своих друзей.
 Однажды женщина, с которой он встречался, заметила медаль Почета висевшую на стене.
 «Ну, это то, что я заслужил во время войны», - смутившись признался Джек, который ранее ей ничего не говорил о своих наградах. О скромности Монтгомери ходили легенды. Вскоре Джойс Мэгнесс стала его женой. Она пережила мужа, как и три его сестры: Сибли Клеймор, Хэйзел Джонсон и Окима Арей.

 Джек Кливленд Монтгомери умер 11 июня 2002 года в Маскоги, Оклахома. Ему было 84 года.

 

 Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Елизавета Полторак. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Секвойя

 В штате Теннеси, близ городка Танаси и неподалёку от полумифического города Чоте лежит Таскиги — одно из многих мест, в которых мог появиться на свет Секвойя. Уа-ти, дочь вождя чероки, вышла замуж за Натаниэла Джиста, торговца мехами из Вирджинии. От этого союза и родился в 1776 году воин Секвойя.
Вероятно, от рождения он был инвалидом — отсюда и имя Секвойя (на языке чероки «Свиная Нога»). Юношей, из-за вторжения белых, Секвойя покинул Теннеси. Поначалу он перебрался в Джорджию, где приобрёл навыки работы с серебром. Как-то раз человек, купивший одну из работ Секвойи, предложил ему подписать изделие, как это делали белые мастера серебряных дел. Секвойя серьёзно задумался, а поскольку писать не умел, он отправился к Чарлзу Хиксу, местному состоятельному фермеру — человеку грамотному. Хикс показал Секвойе, как пишется его имя, выводя буквы на листке бумаги. В тот год (1809) Секвойя загорелся идеей создания письменности для своих соплеменников.
Он перебрался в Уиллстаун, штат Алабама, где вступил в полк индейцев чероки, с которым участвовал в сражении у Излучины Подковы (Horseshoe Bend), эффективно положившем конец войне против индейцев крик (Война Красных Палок). Во время войны Секвойя ещё раз убедился в необходимости создания грамоты для своего народа: он и его товарищи не могли писать письма домой, читать военные приказы и записывать происходящие события.

 После войны он всерьёз взялся за создание письменности. Используя фонетическую систему, где каждый звук речи был представлен определённым символом, Секвойя создал «Говорящие Листы» — 85 букв, составивших слоговую азбуку чероки (куда позже он добавил ещё один символ — всего 86). Его маленькая дочь Айока легко освоила этот метод передачи информации. Свою слоговую азбуку Секвойя продемонстрировал двоюродному брату Джорджу Лоури, отправив Айоку за пределы дома, а потом попросив кузена ответить на вопрос. Ответ Секвойя записал на листке бумаги, после чего Айока зачитала его Лоури. Впечатлённый Лоури рекомендовал Секвойе продемонстрировать азбуку на публике. Вскоре во время собрания Суда чероки в Чаттуге Секвойя зачитал людям записанные им на листе бумаги прения по поводу пограничной линии. Новость об изобретении Секвойи распространилась со скоростью пожара в прерии! В 1821 году, спустя 12 лет после изначального замысла, народ чероки принял алфавит Секвойи как официальную письменность. В течение месяца тысячи чероки стали грамотными.
Хромой воин перебрался на запад, в Арканзас. Добывая и продавая соль, чтобы заработать денег, он также принимал активное участие в политических делах племени. В 1824 году Национальный Совет в Новой Эчоте издал указ о чеканке серебряной медали в его честь. Позже там же начала издаваться первая индейская газета «Чероки Феникс». Портрет Секвойи был написан в 1828 году, во время его поездки в Вашингтон в составе делегации чероки для переговоров об условиях переселения из Арканзаса на Индейскую Территорию. Поселившись в Оклахоме в 1829 году, Секвойя прожил там 10 лет, когда Верховный вождь Джон Росс привёл туда по Тропе Слёз многих его соплеменников из северной Джорджии.
Секвойя умер в Мексике (ныне территория штата Техас) в 1843 году, вероятно, после посещения родственников из племенной группы чикамога-чероки, которые переселились туда ранее.
Пожалуй, наиболее красноречиво выразил отношение к личности Секвойи Х.А. Скомп, член факультета Колледжа Эмори: «…Вероятно, самым замечательным человеком, когда-либо жившим на земле Джорджии, был не политик, не солдат, не церковный деятель, не учёный, а простой полукровка-чероки. И, как ни странно, этот индеец снискал неизменную славу, не ожидая её и не стремясь к ней».

 

Перевод: Ансамбль Живая-Рыба. 

Тянущий Каноэ

 «Целые индейские нации тают, как снег под солнцем, с приходом белого человека. Они  не оставляют даже имен нашим народам, кроме тех, что ошибочно записаны разрушителями. Где делавэры? От них осталась лишь тень их былого величия...
 Мы надеялись, что белые люди не захотят идти через горы. Но теперь этой надежды нет. Они перевалили через горы и поселились на земле чалаги (чероки). Они хотят санкционировать узурпацию по договору. Когда они достигнут своей цели, тот же самый дух захватничества приведет их на другие земли чалаги (чероки). Они потребуют новых уступок. В конце концов вся земля, на которой так долго жили чалаги (чероки) и их отцы, будет отобрана, и остатки ани иввйья, настоящих людей, когда-то бывших такими великолепными и великими, будут вынуждены искать убежища в диких лесах. Но и там им не позволят остаться надолго, лишь до тех пор, пока они снова не увидят передовые знамена все тех же жадных захватчиков. И невозможность найти пристанище для бедных чалаги (чероки) будет знамением уничтожения всей расы. И разве не должны мы рискнуть всем и принять все последствия, лишь бы не смириться с дальнейшей потерей нашей земли? Такие договоры хороши для тех, кто слишком стар для охоты или борьбы. Со мной же - молодые воины. Мы будем защищать нашу землю. А-ванински. Я все сказал». Тянущий Каноэ, 1775 год.

 С начала американской революции к его силам примыкали верхние маскоги, чикасо, шауни и индейцы других племен, наряду с британскими лоялистами, французскими и испанскими агентами. Ряд конфликтов, растянувшихся на десятилетие после Войны за независимость, стал известен как войны чикамога. Среди индейцев юго-востока Тянущий Каноэ прославился как  выдающийся военный лидер своего времени.  В начале 18 века чероки не были единой политической структурой. В то время насчитывалось около 50 автономных деревень.

  Тянущий Каноэ (ᏥᏳ ᎦᏅᏏᏂ, Tai Ya Gansi Ni (Tsí-yu-gûnsí-ní), Dragging Canoe,  He Is Dragging His Canoe (Tatsi), Andrew Brown, Tsíyu-gûnsíní, Tsiyu Gansini, Cheucunsene, Kunnese) родился примерно в 1735  году в клане Волка на Теннеси-Ривер, в деревне своего отца Аттакуллакуллы (Attakullakulla, Little Carpenter,  Leaning Wood, White Owl ), главенствующего вождя с 1760 по 1775 год. Он был на несколько лет старше своей двоюродной сестры, Нание-хи ( родилась в 1738 году), дочери Тами Дои (Tame Doe), сестры Аттакуллакуллы. Нионни Олли (Nionne Ollie), мать мальчика, была из беженцев натчезов, поселившихся в Оверхилле, нынешнем округе Монро, на Литтл-Теннеси-Ривер.
Братьями и сестрами Тянущего Каноэ были: Таче, Барсук, Совенок, Ворон, Черепаха В Панцире, Александр Кэмерон (приемный белый) и Джон Стюарт, солдат форта Лаудон, принятый отцом Тянущего Каноэ, ставший впоследствии суперинтендантом по делам индейцев.
 Согласно легендам чероки мальчик получил свое имя, когда желая присоединится к военному отряду, попытался столкнуть в воду нагруженное до отказа каноэ, но смог лишь немного протащить его.  Эпидемия оспы в 1738-1739 годах унесла жизни многих чероки и оставила свой след на лице будущего военного лидера. Тянущий Каноэ был около шести футов ростом и отличался крупным мускулистым телосложением. По всей видимости он был женат лишь на одной женщине, родившей ему троих детей: Тянущего Каноэ-младшего ( родился в 1753), Белую Сову и Сару.
 В европейских документах  имя Тянущего Каноэ впервые появляется в 1775 году. 17 марта на переговоры с Трансильванской земельная компания в Сикамор-Шоулс собралось более тысячи чероки. Компания, в лице судьи Ричарда Хендерсона и Дэниеля Буна,  намеревалась выкупить у индейцев большую часть западного и центрального Кентукки и северного Теннесси. За 20 миллионов акров земли индейцам предложили 2 000 долларов наличными и 10 000 —товарами (ружья, боеприпасы, бусы, одеяла). Аттакуллакулла отказался подписывать договор и заявил, что над страной чероки нависло черное облако. Против выступили и другие чероки, среди которых был Тянущий Каноэ, который вскоре покинул совет, выразив тем самым свое несогласие.
 Дэниель Бун, пытаясь задобрить несогласных вождей, таких как Аттакуллакулла и Оконостота, щедро угощал их виски. Он напоил их до такой степени, что переводчику пришлось самому водить руками Оконостоты и Ворона, ставя их подписи на документе. Так чероки потеряли свои традиционные охотничьи угодья в Кентукки. Несмотря на то, что частные компании не имели право заключать договора с индейскими племенами, американское правительство ссылалось впоследствии на этот документ, доказывая свое право на земли чероки. Трансильванская покупка ознаменовала собой не только начало сопротивления но и упадок авторитета старых  племенных вождей чероки.

 В 1776 году началась американская революция. Обе враждующие стороны, как британцы так и патриоты, пытались заручиться поддержкой индейских племен. Эмиссары ирокезов, шауни, делавэров и оттава пытались убедить чероки сформировать альянс против американских революционеров.
 “Для красного человека лучше погибнуть как воину, чем влачить жалкое существование, исчезая день за днем. Пришло время действовать. Если мы будем сражаться как мужчины - мы сможем расширить наши границы”, - заявил Стебель Кукурузы, один из лидеров шауни.
Тянущий Каноэ принял вампумный пояс войны длинною около девяти футов и присоединился к Стеблю Кукурузы в военной песне. Несмотря на убедительные речи посланцев не все чероки поддержали их. Такие вожди как Аттакуллакулла и Оконостот стояли на мирных позициях, в отличии от Двухголового (Doublehead), Молодой Кисточки ( Young Tassel ) и Кровавого Парня ( Bloody Fellow), присоединившихся к Тянущему Каноэ.

 Тянущий Каноэ отправился в Кентукки, вернулся оттуда с четырьмя скальпами, и начал разрабатывать план атаки на колонистов.
Нание-хи, желая защитить европейцев тайно предупредила торговцев о грядущем военном походе. Колонисты стали спешно возводить форты, чтобы защитить себя. Вскоре на Кентукки обрушились две тысячи воинов из Каролины, Северной Алабамы, Джорджии, Вирджинии, Теннесси и Кентукки, все в основном из клана Волка.  Ворон атаковал поселение Картерз-Вэлли;  Ускиа (Абрам из Чилоуи) осадил форт Уотога; Тянущий Каноэ выступил против поселений на Хольстон-Ривер. Колонисты смогли отразить нападение, убив тринадцать индейцев и ранив самого Тянущего Каноэ. Отступая, чероки сожгли ряд домов и сняли восемнадцать скальпов. В ответ на это нападение Томас Джефферсон заявил : «Я надеюсь, теперь чероки будут выдворены за Миссисипи». И если ранее договор заключенный с частной компанией ставился под сомнение, то теперь у американцев появлялись все основания выдворить индейцев с их земли. Коллин Галлоуэй в своей книге «The American Revolution in Indian Country: Crisis and Diversity in Native American Communities» отметил: «Чероки утратили право на свои земли: частное изъятие индейских земель, незаконное до войны, теперь стало патриотично».
 Американские войска из Северной Каролины и Вирджинии, при поддержке скаутов-катоба, вторглись в страну чероки. Тридцать шесть деревень было уничтожено, наряду с кукурузными полями и скотом. Южная Каролина предложила вознаграждение в 50 фунтов за  скальп  и 100 фунтов за каждого пленного чероки. В Джорджии, ополченцы зачищая территорию от индейцев, старались уничтожить всех ее жителей - включая женщин, детей.
 В то время как Совет чероки призвал к нейтралитету в войне между колонистами и британцами, одиннадцать деревень чероки вышли из Совета и вступили в союз с англичанами.
 В 1777 году чероки встретились с представителями штата Вирджиния и признав свое поражение, уступили еще часть своих земель восточнее  Юникой Маунтинс. Помимо этого индейцы обещали освободить всех пленных и вернуть беглых рабов. Тянущий Каноэ отказался признавать условия договора и поселился со своими сторонниками на Чикамога-Крик, неподалеку от нынешнего Чаттануга, Теннесси. С тех пор приграничные жители стали называть их индейцами чикамога.

 В 1778 году Тянущий Каноэ со своими воинами присоединился к британцам, сражавшимся с  революционерами в Джорджии и Южной Каролине. Американцы, пользуясь отсутствием воинов, атаковали деревни на Чикамога-Крик.  Как отмечает Роберт Конли в книге «The Cherokee Nation: A History»: “Отважные войска без особого труда полностью уничтожили  одиннадцать поселений, воспользовавшись отсутствием Тянущего Каноэ и остальных воинов». Большинству женщин и детей удалось спастись, укрывшись в лесах, и только четверо были убиты. Американцы захватили 20 000 бушелей зерна и много боеприпасов.
 В 1779 году чикамога под началом Тянущего Каноэ основали пять новых поселений близ Лукаут-Маунтин, Теннеси, (Nickajack, Running Water, Lookout Town, Long Island, Crowtown). Лидерами, по мимо самого Тянущего Каноэ,  в то время были Двуголовый, Тыквяный Мальчик, Бенч (Боб Бендж), Уилл Уэббер, Кровавый Парень, Чаша, Средний Нападающий (
Jahleoonoyehka, Middlestriker), Джон Уоттс, Совенок и Барсук.
 В 1780 году последовал ряд военных рейдов против американских поселенцев. Американцы в ответ сожгли Чота, мирное поселение чероки в Теннесси. Они утверждали, что уничтожили 50 000 бушелей зерна и 1 000 домов. И это не смотря на то, что чероки Оверхилла находились на стороне американцев, в отличии от Тянущего Каноэ, союзника британцев.  Казалось, революционеры были не в состоянии определить, кто из чероки им друг, а кто — враг.
 В 1782 году  между Соединенными Штатами и Британией был заключен мирный договор, положивший конец Войне за независимость. Британские войска вернулись в Англию. Но Тянущий Каноэ не сложил оружие — он продолжил войну с американцами. Роберт Конли пишет: «Он продолжал вести переговоры с представителями других индейских племен с целью формирования конфедерации из всех племен, чтобы сдержать дальнейшее вторжение американцев на индейские земли» . Тянущий Каноэ встречался с чокто, криками, шауни, чикасо и другими представителями племен.
 В 1788 году воины Тянущего Каноэ атаковали американские силы на Хивасси-Ривер в Теннесси и вынудили их отступить. В следующем году, в битве при Флинт-Крик, Алабама, американцы взяли реванш, нанеся непокорному вождю поражение.

 В 1791 году чероки подписали с американцами мирный договор в Хольстоне. По договору США получали исключительное право на торговлю с чероки и запрещали им вступать в дипломатические отношения с другими иностранными державами, индивидуальными лицами или штатами. Свои подписи поставили Тянущий Каноэ, Кровавый Парень, Двухголовый, Лежащий Олененок, Джон Уоттс и Маленький Индюк. США обещали чероки помочь  с c/х орудиями и наставниками, а также заверили, что земли, оставшиеся у чероки, теперь навсегда только их. Статья 8 гласила: «Если кто-либо из не-индейцев, решит обосноваться на землях чероки, он выходит из-под защиты США и чероки в праве наказать его».

 

 Тянущий Каноэ умер 1 марта 1792 года в деревне Ранниг Уотер. По всей видимости, причиной его смерти послужил сердечный приступ. Он танцевал всю ночь, празднуя союз, заключенный с маскоги и чокто. По другой из версий он умер поскольку началось заражение раны на боку.

 

 По традициям чероки Тянущего Каноэ похоронили в сидящем положении в Лукаут-Маунтин, положив в могилу много богатых даров. Лидирующую роль у чикамога, после смерти Тянущего Каноэ, стал играть Джон Уоттс. Война в центральном Теннесси и северной Алабаме продолжилась.

 

 Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Нание-хи

“Вы знаете, что на женщин всегда смотрели, как на пустое место; но мы - ваши матери; вы — наши сыновья. Все наши мольбы лишь о мире; позвольте ему продолжаться. Этот мир должен длиться вечно. Пусть сыновья ваших женщин будут нашими. Пусть наши сыновья будут вашими. Позвольте вашим женщинам услышать наши слова»,- Нание-хи.

Нание-хи, Та, Кто Ходит Вокруг (Nanye-hi, One who is with the Spirit People, One Who Goes About), родилась около 1738 года в клане Волка (Ana'-Wa'ya) в деревне Чото близ нынешнего Ноксвилла, штат Теннесси. Земли чероки тогда простирались от Огайо-Ривер на севере и до Теннесси-Ривер на юге. Ее отец был Убийца Пятерых (Five Killer), ленни-ленапе, женившийся на Таме Дое (Tame Doe), сестре Атта-кулла-кулла (Atta-kulla-kulla, Little Carpenter), гражданского вождя чероки. Следуя обычаю чероки, Убийца Пятерых перешел в клан жены. Бабушкой Нание-хи по материнской линии была Нэнси Мойтой, а дедушкой - Мойтой Третий (Moytoy III, Savannah Tom Carpenter). Однако большинство евро-американских историков склонны утверждать, что Нание-хи была дочерью Фрэнсиса Уорда, сына сэра Фрэнсиса Уорда из Ирландии и женщины ленни-ленапе. Фрэнсис Уорд женился на Таме Дое, обосновавшись на Тайгер-Ривер в нынешнем округе Спартанбург, Южная Каролина. Но, в конечном итоге, был изгнан из нации чероки. Гарольд Фелтон в книге «Нэнси Уорд» отмечает, что это благодаря матери девочка прекрасно владела английским языком.
Будучи ребенком, Нание-хи носила имя Дикая Роза (Tsituna-Gus-Ke, Wild Rose). Однажды она потерялась в лесу и смогла выбраться лишь при помощи видения, полученного от духов. И вскоре после этого ее стали звать Нание-хи. Нание-хи рано вышла замуж. Ее первым мужем был воин чероки из клана Оленя по имени Тсу-ла (Tsu-la Red Fox Chutlow, Kingfisher). В браке у них родилось  девочка Ка-ти (Ka-ti, Catherine) и мальчик Маленький Карапуз (Little Fellow, Hi-s-ki-ti-hi, Fivekiller ).

В начале 1760-х годов чероки оказывали помощь американским колонистам во франко-индейской войне в обмен на защиту их семей от враждебных криков и чокто. Но эта помощь вышла боком для чероки. Появлялись все новые и новые военные посты и гарнизоны — поселенцы жаждали заполучить землю чероки.
В Западной Вирджинии жители границы ограбили и расправились над группой чероки, помогавших британцам взять форт Дюкен и возвращавшихся домой. Индейцы отомстили, убив 20 поселенцев. Так разгорелся конфликт, который продолжался более двух лет. Чероки под началом вождя Оконостота разбили британские силы и заняли форт Лауден. В отместку Британские силы при помощи союзных индейцев жестоко расправились с чероки — разорив их территорию, уничтожая посевы и селения. В результате чего чероки, столкнувшись с угрозой голода, вынуждены были отдать большую часть своих восточных земель.
В 1775 году чероки сошлись в сражении с криками у местечка Талива, близ нынешнего Кантона, Джорджия. Нание-хи принимала участие в битве, помогая мужу, когда же он пал, смертельно раненый, она подхватила мушкет убитого мужа и повела воинов чероки в атаку. Одержав победу, чероки смогли установить контроль над землями нынешних штатов Алабама и Джорджия, ранее занятые криками. За проявленный героизм Нание-хи была названа «Ги-га-у» -Возлюбленной Женщиной или Матерью (Ghi-ga-u, Beloved Woman, Mother ). Этот титул позволял ей войти в состав совета вождей.
Еще совсем юная, овдовевшая мать двоих детей была также избрана лидером женского совета представительниц клана. Как член совета вождей, она проводила переговоры, была послом, обладала правом на помилование и отвечала за приготовление «черного напитка», чая, который воины пили перед битвой.
Спустя несколько лет после смерти первого мужа Нание-хи вышла замуж за Брайана Уорда, жившего на территории чероки. Некоторое время супруги проживали в Чота, где и родилась их дочь— Элизабет. Но впоследствии этот брак распался. Уорд был женат на белой женщине, жившей на территории нынешней Южной Каролины, и решил вернуться к ней. Между бывшими супругами сохранились хорошие отношения, и Нание-хи, ставшая известной, как Нэнси Уорд, вместе с дочерью периодически бывала в гостях у Брайана и его жены.
Во время Войны за независимость чероки раскололись на две группы, решая — помогать ли британским силам, изгнать американцев? Двоюродный брат Нание-хи, Тянущий Каноэ (Dragging Canoe), сын Атта-кулла-кулла, в отличие от отца, желал встать на сторону британцев. Нание-хи тем временем высказалась за поддержку американских поселенцев. В мае 1775 года делегация шауни, делавэров и мохоков отправилась на юг, чтобы убедить чероки и другие племена поддержать британцев. В июле этого года чикамога, бэнд чероки с долины Теннеси-Ривер, под началом Тянущего Каноэ атаковал поселения и форты в Аппалачах и отдаленных районах Вирджинии, Каролины и Джорджии. В ответ колониальные ополченцы, не делая различия между «мирными» и «враждебными» индейцами, стали уничтожать посевы чероки и сжигать их деревни. К 1777 году чероки под напором ополченцев потеряли свои земли в Каролине, подписав договора в Девиттс-Конер и Холстоне.
В июле 1776 года Нание-хи предупредила поселенцев с Холстон-Ривер о готовящемся нападении про-британских чероки. В этом же году Нание-хи воспользовалась своим правом миловать и спасла жизнь плененной Лидии Бин, приговоренной к сожжению на костре. Она была захвачена в плен во время атаки на форт Уатога (нынешний Элизабеттон, Теннесси). Вместе с ней был захвачен юноша по имени Сэмьюэл Мур — его все же сожгли. Лидия Бин была привязана к столбу и ожидала аналогичного конца, но на её счастье появилась Нэнси Уорд, которая и произнесла решающее слово - помиловать. Позже вождь Кукурузный Стебель сказал, что Мур был единственным человеком, которого чероки сожгли живьём. Лидия Бин некоторое время провела вместе со своей спасительницей, обучая ее ткачеству и приготовлению сливочного масла и сыра. С подачи Нание-хи чероки стали обзаводиться молочным скотом. Фактически она стала первым фермером среди чероки и первой рабовладелицей. Муж Лидии Бин, Уильям Бин, был капитаном ополченцев; видимо, поэтому Чото - деревню Нание-хи - не тронули.

 Тем временем, при поддержке британцев, Тянущий Каноэ вместе со своим бэндом продолжал атаковать американских поселенцев. В 1778 году полковник Эван Шелби с силами в 600 человек вторгся на территорию непокорного вождя. С этого момента сопротивление чероки пошло на спад и стало сводиться лишь к незначительным столкновениям.
В 1780 году Нание-хи вновь предупредила американцев о грядущей атаке со стороны чероки и попыталась предотвратить нападение на самих чероки. Она была готова ради этого пожертвовать собственным стадом скота, чтобы накормить голодающих ополченцев. Но ополченцы Северной Каролины вновь вторглись на территорию чероки, уничтожая деревни и требуя дальнейших земельных уступок. В ходе последовавшей битвы, которую пыталась предотвратить Нание-хи, ее вместе с детьми взяли в плен; затем она была освобождена, и ей позволили вернуться в Чото.
В июле 1781 года Нание-хи помогала проведению мирных переговоров между чероки и американцами. Она взяла слово после вождя Старой Кисточки и призвала к миру от имени белых и индейских женщин. Члены мирной комиссии были потрясены тем фактом, что на совете вождей говорила женщина. В ответ полковник Уильям Кристиан, воздав должное ее речи, обещал сохранять мир, если его будут сохранять и чероки. Подписание договора на Литл-Пиджен позволило американцам перебросить свои силы на помощь Джорджу Вашингтону в финальном сражении с британским генералом Корнваллисом.
В 1785 году, после завершения войны, Нание-хи вновь представляла чероки на переговорах при заключении Хопуэллского договора в Южной Каролине. Она произнесла красивую речь, в которой выразила надежду на окончательное установление мира. «Ваше стремление к миру это большая радость для меня, видевшей много горя в период последней войны... и мы надеемся, что цепь дружбы никогда не будет порвана». Затем она пригласила выкурить трубку членов мирной комиссии. Американцы пообещали, что поселенцы уйдут с земли чероки в течение шести месяцев, и даже предоставили индейцам право наказывать непокорных евро-американцев. Однако условия договора были проигнорированы, и вскоре чероки пришлось заплатить непомерно высокую цену за помощь британцам.

В мае 1817 года Нание-хи была больна и не смогла присутствовать на совете вождей, поэтому она отправила им послание, в котором призывала не продавать больше и пяди земли. Но голос старой женщины не услышали. В это время на смену матриархальной клановой системе приходила республиканская форма правления. Новая система вытеснила старую иерархию, и чероки продали всю землю к северу от Хивасси-Ривер.Вернувшись в совет, она вновь предостерегла чероки от продажи земли и при необходимости призвала взять в руки оружие против американцев. Поселение Чото было разрушено полковником Артуром Кэмпбеллом вскоре после битвы у Кингс-Маунтин. Так Нание-хи потеряла свой дом. Бабушка Уорд, как ласково называли ее тогда, открыла небольшой постоялый двор с видом на Окои-Ривер близ нынешнего города Бентон, Теннесси, где и умерла 30 марта 1822 года. Ее похоронили на холме, рядом с сыном и братом. Незадолго до смерти Нание-хи было видение — длинная вереница чероки, идущая пешком. Матери с младенцами на руках. Отцы с маленькими детьми на своих спинах. Бабушки и дедушки с котомками за плечами. Они двигались на Запад, и унака («белые солдаты») сопровождали их. Чероки шли, оставляя позади себя трупы тех, кто не смог пережить этот путь. Ее видение оказалось пророческим.
Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: W.R. При перепечатке и публикации материала ссылка на сайт обязательна.
     
                        Совету в Амуви, 2 мая 1817 года.
 Женщины чероки, присутствующие ныне на совете вождей и воинов, сочли своим материнским долгом обратиться к собравшимся с речью:
«Возлюбленные дети наши и вожди народа чероки! Обращаемся мы и к вам, о, воины совета! Мы вырастили всех вас на земле, на которой ныне живём, которую Бог дал нам для того, чтобы мы жили и выращивали на ней свою пищу. Мы знаем, что наша территория некогда была обширна, но из-за многократных продаж сократилась до маленькой полоски земли. Никогда доселе не помышляли мы вмешиваться в торговые сделки, когда отец или мать продавали все свои земли, от которых зависели они сами и на которых дети их могли бы растить своё потомство, — что было воистину предосудительно, — дабы переселиться на другую землю. Мы не хотим переселяться в незнакомую страну, но, как мы поняли, кое-кто из детей наших желает перебраться за Миссисипи. Подобное поведение детей будет убийственно для ваших матерей. Матери и сёстры просят и умоляют вас не уступать больше ни пяди наших земель! Мы говорим:  вы — потомки наши, а потому внемлите нашей просьбе и сохраните их для подрастающих поколений, ибо доброй волею Творца было поселить нас здесь. Знайте же, что отец наш, великий Президент, не позволит своим белым детям отнять нашу страну, — лишь держите руки подальше от говорящих бумаг. Это наша земля, а иначе они не просили бы вас приложить руки к бумаге, ибо невозможно будет выдворить всех нас: едва одно дитя вырастает — на руках у нас уже новое потомство. Так обстоят дела наши — обдумайте всё как следует. 
Поэтому, дети, не уступайте больше ни пяди нашей земли, а продолжайте жить на ней и расширяйте свои фермы, возделывайте землю и выращивайте кукурузу и хлопок, а мы, ваши матери и сёстры, будем шить для вас одежду, как настоятельно советовал всем нам отец наш, Президент. Мы не обвиняем никого в продаже земель, но мы слышали о подобных намерениях наших детей. Но разговоры ваши, в конце концов, становятся реальностью, и нашим желанием было предостеречь всех вас от уступок земель чероки».
Нэнси Уорд своим детям: «Воины, будьте сострадательны и прислушайтесь к словам ваших сестёр. Хотя я очень стара, я могу лишь сожалеть о ситуации, когда вам приходится слышать их мнение. У меня очень много внуков, которым я желаю лишь благоденствия на нашей земле».
Подтверждено:  А. Маккой
                                Нэнси Уорд                                                                 Дженни Макинтош                Вдова Черепахи                 
          Кэти Харлан                      Элли Критингтон
          Элизабет Уокер                   Кун-о-а                                                       Сюзанна Фокс                     Мисс Эсти Уокер                                             Вдова Шомпола                  Мисс М. Морган
          Вдова Владетеля Женщин       Мисс Нэнси Филдс           
                             
                                                         Перевод речи: Ансамбль Живая-Рыба.

Толмедж Дэвис

Толмедж Дэвис (1962-2005), художник-самоучка из племени чероки, развивавший в своих натуралистических работах историческую и военную тематику, родился 30 мая 1962 г. в Макалестере, штат Оклахома. Его бабушкой по отцу была известная традиционалистка Салли Тоуни Дэвис (1895-1988), пра-пра-правнучка знаменитого Секвойи. Ей художник посвятил портрет «Тихое достоинство: моя бабушка».

С 1983 по 1987 гг. Дэвис служил в корпусе американских войск, дислоцированном в Германии.

Музей Пяти Цивилизованных Племён в Маскоги, штат Оклахома, удостоил Дэвиса звания Мастера изобразительных искусств, а племя чероки — Медали Чести за выдающийся вклад в дело пропаганды культурного наследия чероки.

Многие произведения Толмеджа Дэвиса посвящены военной теме. Военная Академия в Вест-Пойнте заказала ему картину на 200-летнюю годовщину своего основания. На картине, названной «Уокэбаут: Дух Воина», представлен реальный персонаж — Билли Уокэбаут, чистокровный чероки, самый прославленный индейский ветеран Вьетнамской войны. Одна из наиболее известных картин Дэвиса — «Братья ушли, но не забыты». На ней изображён скорбящий человек в инвалидной коляске, касающийся рукой Мемориала Вьетнамской войны. В отражении человека видны тусклые образы его павших товарищей. На этой картине Дэвис запечатлел имена всех 238 индейцев, погибших во время войны во Вьетнаме.

Работы Толмеджа Дэвиса были представлены на передвижной выставке в Национальном Музее Американских Индейцев в Вашингтоне. Он неоднократно выставлялся и был удостоен премий в Центре Культурного Наследия Чероки, на Индейском Фестивале в г. Талса, на Индейском Рынке в г. Уичита и на Выставке Классического Искусства Юго-Запада.

Толмедж Дэвис скоропостижно скончался 3 ноября 2005 г. и был похоронен на национальном кладбище в Форт-Гибсоне, штат Оклахома.

 

Работы Толмеджа Дэвиса:

 

1. Кровь за кровь.

2. Эмиссары чероки на пути в Лондон (вожди Остенако, Оконостота и Надувшийся Голубь).

3. Четыре военных вождя.

4. Воительница чероки (Нанье-хи́).

5. Дракон чероки (военный вождь Тянущий Каноэ).

6. Хороший день для охоты.

7. Прощание с родным домом (Секвойя).

8. Тихое достоинство: моя бабушка.

9. Уокэбаут: Дух Воина.

10. Братья ушли, но не забыты.

 

Перевод: Ансамбль Живая Рыба.

Атакуллакулла

  Если у людей, интересующихся историей Соединённых Штатов, попросить назвать имена некоторых выдающихся лидеров индейского племени чероки, то чаще всего прозвучат три имени:  Джон Росс, возглавлявший чероки в первой половине XIX века, Секвойя, гений, создавший письменность чероки, и Уилма Мэнкиллер, известная политическая деятельница ХХ века. Было, впрочем, и много других исторических личностей и великих вождей, прославивших народ чероки. Одним из них был Атакуллакулла, или Маленький Плотник. 

По словам Джеймса Муни, имя его на языке чероки произносится как «Ата-Гул-Калу», что можно перевести как «Опирающееся Дерево» («Ата» — дерево, «Гул-Калу» — нечто длинное и неподдерживаемое, прислонённое к другому объекту). Его имя Маленький Плотник (Little Carpenter) происходило от предка по материнской линии, англичанина Томаса Карпентера. 

Согласно преданию, Атакуллакулла родился приблизительно в 1708 году на острове Сейверс (близ Чота) в семье Нэнси Мойтой и Мойтоя IV, алгонкина по происхождению. В юные годы его воспитывали старики, у которых он научился всегда нести ответственность за свои слова и поступки. В назначенное время Атакуллакулла взял в жёны Найонне Олли, дочь своего двоюродного брата Оконостоты (брак считался законным, так как муж происходил из клана Волка (Ани-Вайя), а жена — из клана Краски (Ани-Води)). Среди их детей — известные в истории чероки Тянущий Каноэ и Тачи, среди внуков — Майор Ридж и Дэвид Уэйти. 

Ростом Атакуллакулла был довольно невысок — не более 5 футов ростом. В большинстве современных американских учебников истории утверждается, что он сражался против американцев во время Американской революции, однако это не так, и его имя путают с именем его сына Тянущего Каноэ, непримиримого врага американцев. 

В 1730 году Атакуллакулла вошёл в состав делегации вождей чероки, посетившей Англию для встречи с королём Георгом. В ту пору он предводительствовал воинами Тассачи и был известен под именем Ука-Ула (произносилось также как Укунака и Укандека). Англичане, в блаженном неведении о форме управления у чероки, попросту предположили, что Атакуллакулла — «король» своего народа. 

При встрече с королём Георгом чероки преподнесли ему ряд даров, в том числе «корону Тенаси» (головной убор из хвостов опоссума), скальпы своих врагов и пять орлиных хвостов. 

За четыре месяца, проведённых в Англии, чероки наслаждались радушным приёмом, посещали ярмарки и принимали многочисленные подарки. Они соревновались с королевскими лучниками и развлекались представлениями, включающими бутафорские сражения и участие акробатов. Помимо всего прочего, они заключили договор о дружбе и торговле с Англией. 

После возвращения на родину Атакуллакулла поддерживал тесную дружбу с англичанами. Когда в 1736 году французы подошли к городам оверхилл-чероки с намерением положить начало миру и торговле, Атакуллакулла отказался присутствовать на встрече. 

В 1738 году Атакуллакулла был захвачен в плен индейцами оттава, союзниками французов. В плену он провёл более шести лет. 

В 1753 году губернатор Каролины созвал встречу с чероки с целью заключения мирного договора между ними и племенем крик. Атакуллакулла между делом сообщил губернатору, что во время встречи с королём Георгом тот просил его отомстить за жизни англичан, погибших от рук индейцев крик. Когда же губернатор пытался настоять на том, что ныне он выражает волю короля, Атакуллакулла ответил, что он снова, если понадобится, отправится в Англию и встретится с королём. Личное знакомство Атакуллакуллы с королём и его доскональное знание договоров с Англией позволили ему добиться выгодного для чероки соглашения с губернатором. 

В 1755 году губернатор встретился с 506-ю вождями, военными предводителями и воинами чероки в Салуда, неподалёку от нынешнего Гринвилла, Южная Каролина. Атакуллакулла стоял перед группой с луком в одной руке и пучком стрел в другой и выступал как главный представитель чероки. Английские отчёты описывают его как исполненного «достоинства и грациозности римского или греческого оратора со всей непринуждённостью и красноречием оного». 

На встрече Атакуллакулла представил губернатору ребёнка, сказав: «Я привёл этого ребёнка, чтобы он, когда вырастет, помнил наш нынешний договор и рассказал о нём следующему поколению, дабы оный помнили вечно». Атакуллакулла также просил, чтобы договор был тщательно записан и сохранён на века. Таким образом, он признавал как устную традицию чероки, так и английскую практику письма. Затем вождь вручил губернатору горсть земли и кукурузные зёрна и просил отправить их королю как символ признания народом чероки английской власти. После чего он поднял над головой лук и колчан, сказав, что это всё, что есть у чероки для защиты от врагов, и попросил у губернатора ружей и пороха для более эффективной борьбы с врагами англичан. 

После этой встречи Атакуллакулла стал самым влиятельным вождём чероки того времени и, благодаря его влиянию, его народ всегда и во всём поддерживал англичан. Чтобы доказать свою лояльность Англии, Атакуллакулла вместе с военным вождём Оконостотой провели серию боевых рейдов против французов и их индейских союзников по берегам Миссисипи и Огайо. 

Однако, союзничеству чероки с англичанами, в конце концов, пришёл конец. В мае 1759 года, после серии нападений белых поселенцев и чероки друг на друга, Атакуллакулла присоединился к делегации, отправившейся в Чарльстон с целью договориться с властями Южной Каролины. Губернатор Уильям Генри Литтлтон захватил посланцев в качестве заложников, покуда не будут выданы чероки, повинные в убийстве белых поселенцев. Собрав экспедиционные силы в количестве 1700 человек, Литтлтон вместе с заложниками выступил к форту Принс-Джордж, куда прибыл 9 декабря 1759 года. Освобождённый вскоре после этого, Атакуллакулла вернулся в форт Принс-Джордж, чтобы договориться о мире, однако его усилия были сорваны воинственным Оконостотой. Чероки выдали англичанам двух человек, виновных в убийствах поселенцев, и договорились об освобождении нескольких заложников, включая Оконостоту, который вскоре после этого выманил из форта лейтенанта Ричарда Койтмора, размахивая уздечкой над головой и побуждая воинов чероки, скрывавшихся в лесу, открыть огонь и прикончить лейтенанта. Белые солдаты тем временем принялись убивать всех чероки, находившихся в форте. 

В 1760 году умер верховный вождь чероки Старый Прыгун. На его место был избран Стоящий Индюк, а не Атакуллакулла: поддержка последним англичан подорвала его репутацию среди народа. После этого чероки начали войну против английских торговцев и колонистов. 

На следующий год чероки запросили мира с англичанами. Атакуллакулла был одним из главных посредников в переговорах по новому договору. 

Следующие 20 лет Атакуллакулла участвовал в подписании многочисленных договоров и соглашений с англичанами, в результате которых земля, контролируемая чероки, сократилась под воздействием жадных до земли белых поселенцев. 

Умер Атакуллакулла предположительно в 1775 или 1777 году, после чего его место занял его двоюродный брат Оконостота. 

 

Текст: Виктор Беляев.

Остенако

Вождь Остенако (Астенекуа — «Большая Голова») родился в 1703 году в Большом Хайвасси (ныне округ Полк в восточном Теннеси). В юности он охотно постигал боевые искусства, и вскоре удостоился почётного титула Утасити, или Учитихи («Разящий Мужчин»). Этот титул был одним из многих, которые чероки присуждали своим детям, воспитывая в них смелость, особенно на тропе войны. На протяжении многих лет Остенако неоднократно проявлял себя на поле брани, прослыв одним из величайших воинов чероки. 

Остенако также осознавал важность торговли. С некоторых пор чероки стали зависеть от европейских товаров, таких, как одежда и порох. Поэтому, когда около 1751 года белые торговцы начали покидать земли чероки из-за нападений враждебных индейцев, Остенако с отрядом из 47 воинов стал патрулировать дороги и защищать торговцев. 

К тому времени, однако, за контроль над восточной частью Северной Америки боролись Франция и Англия — две страны, непримиримо враждовавшие веками. Чероки, торговавшие с обеими сторонами, оказались в центре конфликта, который со временем перерос в Войну с французами и индейцами. Вероятно, именно в этот период насилий и неопределённости среди народа чероки и проявил себя Остенако в полной мере. 

Хотя Остенако расходился во взглядах на войну с другими вождями чероки, такими как Атакуллакулла и Оконостота, ему, тем не менее, удалось убедить большинство соплеменников встать на сторону британцев. С этой целью он прошёл и проплыл на каноэ более 3500 миль, посетив многие посёлки чероки. Во время войны Остенако провёл ряд успешных операций против французов, снискав уважение и славу среди англичан. В 1756 году он возглавил 130 воинов в совместной кампании вирджинцев и чероки против французов на границе нынешней Западной Вирджинии. В 1757-58 годах его военный отряд неоднократно совершал набеги на цитадель французов форт Дюкен. 

Зимой 1759 года Остенако повёл объединённые силы чероки и англичан в поход против индейцев шауни, которые были союзниками французов и давними врагами чероки. Однако из-за неопытности англичан отряд постигло несчастье — каноэ, перегруженные продовольственными припасами, перевернулись. Оставшись без необходимого продовольствия, некоторые чероки стали красть пищу у вирджинских фермеров. Не зная, что эти индейцы — друзья англичан, поселенцы напали на чероки и захватили в плен около 30 человек, в том числе вождя Оконостоту. Пленники были доставлены в форт Принс-Джордж. Оконостота вскоре был освобождён, а оставшиеся 24 воина чероки убиты. 

Этот инцидент вызвал цепную реакцию: начались столкновения чероки с англичанами. В отместку за смерть 24 заложников чероки Остенако в 1760 году захватил форт Лудун и убил 24 колониста. Англичане же в ответ разрушили многие посёлки чероки. В конце концов, чероки и англичане поняли, что война эта больше не может продолжаться, и стали искать пути к примирению. 

В 1761 году лейтенант Генри Тимберлейк был направлен в качестве посла в Томотли, один из посёлков чероки, с целью разъяснить условия нового мирного договора. Экспедиционная группа, в которую помимо Тимберлейка входили сержант Томас Самтер, переводчик Джон Маккормак и слуга, имя которого неизвестно, прибыла в Томотли 20 декабря, где её встретил Остенако, прибывший из Киуви. 

Проведя несколько дней в Томотли на правах гостей Остенако, Тимберлейк с переводчиком отправились в Чота, столицу оверхилл-чероки, где в большом доме совета собралось много вождей. Остенако выступил с речью и торжественно «зарыл в землю топор войны», что символизировало мир между англичанами и чероки. После этого Тимберлейк принял участие в мирной церемонии, в которой вместе с собравшимися вождями выкурил несколько обрядовых трубок — практика, которую Тимберлейк лично нашёл «весьма неприятной», однако вынужден был безропотно терпеть. 

2 января 1762 года Тимберлейк с Остенако вернулись в Томотли — посольская миссия в основном была завершена. Несколько недель лейтенант провёл, изучая обычаи чероки и делая заметки для своих карт земель оверхилл. В конце января разведчики чероки вновь стали доносить о возобновившихся столкновениях с враждебными племенами на севере. Тимберлейк встревожился и попросил Остенако сопроводить его в Вирджинию. Остенако неохотно согласился. Отряд выступил в путь 10 марта 1762 года и в начале апреля прибыл в Уильямсбург. 

В Уильямсбурге Тимберлейк и Остенако были приглашены на званый ужин в Колледж Уильяма и Мэри, где вождь чероки высказал желание встретиться с королём Англии. Юный Томас Джефферсон, в ту пору студент колледжа, писал об Остенако: 

«Я много знал о великом Утассити (Остенако), воине и ораторе чероки. Он всегда гостил у моего отца, когда бывал в Уильямсбурге. Я находился в его лагере, когда он произносил свою великую прощальную речь перед соплеменниками вечером перед отправкой в Англию. Луна изливала всё своё великолепие, и ей казалось, что молитвы вождя обращены к собственной безопасности в путешествии и безопасности его сородичей во время его отсутствия. Его звучный голос, чёткая дикция, живые движения и торжественное молчание его соплеменников у нескольких костров наполняли меня трепетом и благоговением, хотя я и не понимал ни единого слова из произнесённого им». 

В мае 1762 года Тимберлейк, Самтер и три уважаемых вождя чероки, включая Остенако, отплыли в Лондон. Прибыв туда в начале июня, чероки вызвали небывалый ажиотаж, собрав толпы народа со всего города. Поэт Оливер Голдсмит дожидался три часа, чтобы встретиться с чероки, и преподнёс подарок Остенако. Они позировали сэру Джошуа Рейнольдсу, написавшему их портреты, и, конечно же, встретились лично с королём Георгом III. Чероки вернулись в Северную Америку с сержантом Самтером примерно 25 августа 1762 года. 

Остенако оставался верен англичанам всю оставшуюся жизнь. Во время Второй войны с чероки (один из этапов Американской революции) Остенако был главным военным вождём Нижних городов чероки в западной части Южной Каролины и северо-востоке Джорджии и сражался на стороне британцев. В 1776 году он возглавил поход против провинции Джорджия. После последовавшего в отместку разрушения Нижних городов Остенако повёл свой народ на запад. Большинство чероки переселилось в западную часть северной Джорджии, их главным городом стал Устанали. Некоторые последовали за своим вождём, чтобы присоединиться к Тянущему Каноэ в его войнах с американцами. Они поселились в районе Чикамога (ныне Чаттануга, Теннеси), в городе Ултива. 

Остенако умер в доме своего внука Ричарда Тимберлейка, сына Генри Тимберлейка и дочери Остенако, в Ултива в 1780 году. 

 

Текст: Виктор Беляев. 

ДЖУНАЛАСКА

 Вождь Джуналаска, который спас жизнь Эндрю Джексона, а позже пожалел об этом, — невоспетый герой одного из величайших индейских сражений в истории. Он родился на земле чероки близ нынешнего Дилларда, штат Джорджия, примерно в 1775 году. Славу среди своего народа Джуналаска снискал в войне 1812 года, когда могущественное племя крик вступило в союз с англичанами против Соединённых Штатов. 

С детства Джуналаску знали как Гал’кала’ски, что значит «Тот, кто падает из прислонённого положения». Никто не знает, почему он получил это имя. Как правило, имена индейским детям давались спустя несколько месяцев после рождения — чести наречения младенца именем удостаивались обычно его дед или бабка. Одни имена подчёркивали те или иные обстоятельства рождения ребёнка, другие были получены в вещих снах или, как это нередко бывало у чероки, являлись наследственными. Часто в течение своей жизни человек мог несколько раз поменять имя. 

Индейцы маскоки-крик были давними врагами чероки. С началом войны с криками в 1813 году Гал’кала’ски собрал около 800 воинов чероки и присоединился к Эндрю Джексону и его теннесийскому ополчению в походе по реке Куса против Красных Палок — наиболее воинственной фракции криков, пообещав истребить ненавистного врага. Джон Престон Артур в своей «Истории западной Северной Каролины» пишет: «Поначалу он не сдержал своего обещания». Поход оказался безуспешным, и, по обычаю чероки, по возвращению домой Гал’кала’ски объявил об этом во время последовавшей пляски одним словом: «Дечуна’лаханга» («Я старался, но не смог»), которое тут же подхватил певец, распевая его под аккомпанемент барабана. С того момента Гал’кала’ски стал известен как Чуна’лахан’ски, «Тот, кто старается, но терпит неудачу». Труднопроизносимое имя Чуна’лахан’ски белые переиначили в Джуналаска. 

В течение уходящих месяцев 1813 года военные силы Джексона в северной Алабаме настолько ослабли в результате бунтов и истечений срока службы, что он всё больше и больше был вынужден полагаться на чероки. Он даже откомандировал их в гарнизон форта Армстронг в верховьях Кусы для охраны продовольственных складов. Но с наступлением нового года генерал получил подкрепление из Теннеси, включая дополнительные силы чероки, и смог покинуть свой лагерь на берегу Кусы и выдвинуться к городам криков на реке Таллапуса. Доверив чероки охрану тыла, Джексон и его теннесийские ополченцы, словно смерч, прошлись по городам криков, уничтожая всё на своём пути. Наконец, они остановились для рекогносцировки и разбили лагерь на ручье Эмукфо на северном берегу Таллапусы, неподалёку от Излучины Подковы (Horseshoe Bend). Там утром 24 января 1814 года они внезапно были атакованы криками. Нападение было столь яростным, что Джексон с большими потерями и множеством раненых был вынужден ретироваться к форту Стротер. Но уже к марту генерал снова был в седле. На сей раз он был полон решимости уничтожить Красных Палок. 

Разведка донесла, что Красные Палки большим числом укрепились у Излучины Подковы. Именно туда с армией в 2 тысячи человек, включая объединённые индейские силы из племён чероки, ючи, чокто и дружественных крик с бригадным генералом Уильямом Макинтошем (криком из Джорджии) во главе, и выступил Джексон, покрыв расстояние в 70 миль. Место, на котором произошло одно из величайших индейских сражений в истории, выявившее немало как краснокожих, так и белых героев, крики называли Тохопки, или Тохопика. Там Таллапуса делала изгиб, образуя выдающийся к северу узкий полуостров площадью в сто акров. Близ нижней части полуострова из воды поднимался речной остров. На перешейке полуострова Красные Палки, возглавляемые вождём Менавой, соорудили мощный бруствер из брёвен. За бруствером находились дома, а за ними — десятки каноэ на случай отступления. Укрепление защищали сотни воинов. Там было также 300 женщин и детей. 

Сражение, переросшее в бойню, началось утром 27 марта 1814 года. Две пушки открыли огонь — ядра засвистели в воздухе, ударяясь о мягкие брёвна баррикад. Два часа тяжёлой канонады не дали результатов. Чероки вызвались перейти реку вброд в трёх милях ниже укрепления и окружить излучину, чтобы крики не могли отступить в этом направлении. Они заняли позицию в том месте, где вода отделяла их от укрепления криков. Битва бушевала всё утро. С обеих сторон были убитые и раненые. Среди ополченцев пограничья, сражавшихся рядом с Джексоном, были Сэм Хьюстон и Дэви Крокетт, вписавшие свои имена в анналы американской истории. Привели нескольких пленных, и когда офицеры попытались допросить их в присутствии Джексона, один из индейцев вырвался и, выхватив спрятанный за поясом нож, бросился на генерала. Стоявший поблизости Джуналаска среагировал молниеносно — и крик рухнул наземь с проломленной томагавком головой. Так вождь чероки спас жизнь будущего президента. 

Бой продолжался; становилось всё более и более очевидным, что выбить Красных Палок, прочно закрепившихся за бруствером из брёвен, — работа не из лёгких. Тогда Джуналаска задумал блестящий план. Не известив Джексона, он собрал с десяток воинов чероки. Они пробрались на берег реки за укреплением, погрузились в воду и поплыли к месту, где были причалены каноэ криков. Отвязав каноэ, они пустили их к противоположному берегу, где в них запрыгнули другие воины чероки и под прикрытием постоянного огня своих товарищей вернулись на противоположный берег, тем самым нарушив оборону Красных Палок. Этот отвлекающий манёвр с вражеского тыла дал теннесийцам возможность подняться на бруствер. Началась рукопашная схватка. Один за другим среди дыма горящих хижин падали воины Красных Палок. Когда более половины криков лежали мёртвые, остальные побежали и бросились в реку, осознав в последний момент, что находятся под прицельным огнём с противоположного берега, а пути отступления отрезаны со всех сторон. 

Из 1300 криков, находившихся там, включая женщин и детей, смогли спастись только 20 человек. Из 300 пленных только трое были мужчины. Защитники цитадели у Излучины Подковы были уничтожены. Разгром был полным. Две недели спустя Билли Уэзерфорд, величайший из вождей криков, сдался Джексону. Так закончилась Война с криками, и дорога на Новый Орлеан для финальной кампании Эндрю Джексона против англичан была открыта. Впервые за столетие войн чероки были на стороне победителя. И именно они спасли положение в сражении у Излучины Подковы. 

Когда сражение закончилось, Джексон сказал Джуналаске: «Покуда светит солнце и растёт трава, между нами будет дружба, и чероки останутся на востоке». 

Спустя несколько лет Джуналаска вспомнил эти слова. Но вспоминал он их с горечью. Ибо вскоре Джексон стал президентом и особым указом постановил переселить всех чероки на новые земли на западе. Когда началось великое переселение чероки, Джуналаска сказал: «Если бы я знал, что Джексон изгонит нас из наших домов, я бы убил его в тот день у Подковы». Джуналаска был среди чероки, переселённых на запад. Во время марша по Тропе Слёз умерли его жена Уалли и двое сыновей. В 1843 году он вернулся на родину, покрыв весь путь от Индейской территории до Великих Дымных гор пешком. В том же году он взял в жёны Ниси (Ниса), от союза с которой родилось трое детей: Джимми, Нали и Секвойя. Штат Северная Каролина вскоре официально признал долг Америки перед Джуналаской, а в 1847 году специальным актом законодательного собрания штата ему было предоставлено право гражданства и земельный участок в месте нынешнего Робинсвилла, округ Грэм. Там Джуналаска и умер в 1868 году. Его похоронили на холме над городом, где в 1910 году организация Дочери Американской Революции установила монумент в его честь. На бронзовой дощечке, прикреплённой болтами к большому камню, выгравированы слова: «Здесь покоятся тела вождя чероки Джуналаски и его жены Ниси. Вместе со своими воинами он спас жизнь генерала Джексона в сражении у Излучины Подковы, и за его храбрость и верность Северная Каролина сделала его гражданином и даровала ему землю в округе Грэм». 

Имя Джуналаски увековечено в названиях озера, ручья, ущелья, горной гряды, горы и скалы в Северной Каролине. 

 

Перевод: Виктор Беляев.