Апи-кай-ис. На-То-Са-Пи. Воронья Лапа. Элоиз Кобелл. Пита-макан. Мисти Апхем. Джон Луис Кларк. Уголь.

Апи-кай-ис

 Знаменитый бегун сиксика Апи-кай-ис (Api-kai-ees, Scabby Dried Meat, Дрянное Сухое Мясо, также известный как Дирфут ( Deerfoot, Оленья Нога)), которого очень часто путают с другим бегуном-пикани по имени Плохое Сухое Мясо (Bad Dried Meat), родился примерно в 1864 году на западных равнинах в семье Магического Огня ( Natowes-tsitsi, Medicine Fire). Апи-кай-ис приходился племянником главенствующему вождю  Воронье Лапе (Crowfoot, Isapo-muxika ). К 1884 году, работая на Северо-западную конную полицию в качестве курьера, зарекомендовал себя как прекрасный бегун на длинные дистанции. Принимал участие в забегах с 1884 по 1886 год, когда была построена закрытая беговая дорожка в Калгари. В том году Апи-кай-ис одержал победу над профессиональным бегуном Джеймсом Грином и пикуни – Маленьким Пером (Little Plume) в четырехдневном произвольном забеге на выносливость. Он пробежал 84 мили и 6 кругов в течение 16 отведенных часов. После этого впечатляющего успеха, Апи-кай-ис получил профессиональное имя Дирфут. В 1860-х годах под этим именем был известен Ха-га-са-до-ни (Ha-ga-sa-do-ni) - индеец-сенека, установивший несколько мировых рекордов в беге на длинные дистанции в Хрустальном дворец в Лондоне, Англия.
 В 1886 году Апи-кай-ис принимал участие в местных забегах. Он победил в одномильном забеге во время празднования Дня доминиона, установив новый рекорд. Из газет, о впечатляющих успехах спортсмена, узнали даже в Нью-Йорке. В результате чего, осенью, в Калгари, был назначен забег длинною в 10 миль. Апи-кай-ису пришлось соревноваться с лучшими бегунами: британцем Стоксом ( J. W. Stokes) из Бирмингема и Джорджем Ирвином из Виннипега. Черноногий одержал победу, обойдя своих соперников на целый круг.
Тренер британца начал оспаривать результаты соревнований. В связи с этим, был назначен дополнительный забег. После того, как Стокс завершил 6 кругов, стартовал Апи-кай-ис и пробежал 10 миль за 54 минуты 30 секунд, доказав всем, что именно он является победителем.
 В августе 1877 года его карьера бегуна завершилась, когда он был уличен в краже двух одеял из дома белого поселенца, жившего близ резервации. При аресте черноногий оказал сопротивлении Северо-Западной конной полиции, размахивая топором, и бежал. Днем ранее поселенец застрелил одного черноногого во время кражи. Побег Апи-кай-иса вызвал тревогу среди белых в округе, газеты, включая «Calgary Herald» и «Calgary Tribune» , писали о надвигавшейся индейской войне. Апи-кай-ис скрывался два года, несмотря на личное обращение к Вороньей Лапе вице-губернатора Эдгара Дьюдни, 100 полицейских, разыскивавших его на территории резервации, и обещанное вознаграждение в 50 долларов. Наконец, весной 1889 года Воронья Лапа согласился выдать племянника Дьюдни, ставшему к тому времени министром внутренних дел.

 На суде в Калгари Апи-кай-иса представлял влиятельный консерватор Джеймс Александр Лаугид и он был приговорен к 6 неделям тюрьмы. К этому времени его популярность как бегуна на длинные дистанции стала падать. Апи-кай-ис больше не возвращался в спорт. Вместо этого, он часто находился за решеткой  по обвинению в драках, пьянстве и кражах. Во время своего пребывания в тюрьме он заболел туберкулезом и 24 февраля 1897 года умер, находясь на гауптвахте Северо-Западной конной полиции в Калгари. О его трагической кончине вскоре забыли, впрочем, Дирфут запомнился своими достижениями в качестве профессионального бегуна. В 1970-х годах в память о нем главную автостраду Калгари, Deerfoot Trail, а также промышленный и торговый центр назвали его именем.

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

На-То-Са-Пи

 На-То-Са-Пи (Na-To-Sa-Pi, Old Sun, Старое Солнце. Более точный перевод «Старейшина Солнца» (Sun Elder) или «Старик Солнца» (Sun Old Man) На-То-указание на солнце, Са-Пи-седой или белый волос старика, но также означают и «видеть». В молодости был известен как Старик Белая Ракушка, White Shell Old Man ) родился ок.1819 года, вероятно на территории нынешней центральной Альберты. Сын На-То-Са-Пи-старшего (также известного как Старик Глиняная Посуда, Crockery Old Man), ведущего вождя племени и главы бэнда Все Знахари, охотившегося в северной части территории черноногих. Он был убит индейцами кри в районе форта Эдмонтон в 1860 году, и сын возглавил бэнд Все Знахари, став главенствующим вождем, наряду с Большим Лебедем ( Akamih-kayi, Big Swan) и Три Солнца ( Nookskatos, Three Suns). Незадолго до эпидемии оспы 1869-70 г., бэнд Старого Солнца насчитывал 26 типи и 312 человек, включая 78 воинов. В юные года Старое Солнце, тогда еще Старик Белая Ракушка, прославился как удачливый воин. В отличии от других вождей Старое Солнце с годами не стал миротворцем, и продолжил путь воина, возглавляя военные отряды. Мекаисто (Mékaisto, Red Crow, Красная Ворона),  впоследствии вождь кайнай, входил в состав одного из таких отрядов в 1850-е гг, когда три равнинных кри были убиты за пределами их лагеря на Норт-Саскачеван-Ривер. В поздние годы жизни Старое Солнце хранил скальп с белыми волосами, поговаривали, что он был снят с молодой немки во время нападения на караван фургонов в Поркупайн-Хиллз. Как и отец, Старое Солнце-младший был почитаемым знахарем. Свою силу получил от оленя, во время поиска видения. Он носил берцовую кость оленя, которую использовал для исцеления и защиты от зла, а также обладал священным амулетом, c помощью которого лечил слепоту. Его жена Старуха Теленок (Calf Old Woman) была также известным воином, одной из немногих женщин, занимавших место в военном сообществе сиксиков.
Эпидемия оспы унесла жизни ряда вождей, и в 1872 году Старое Солнце и Воронья Лапа (Isapo-muxika, Crowfoot) стали двумя главенствующими вождями. Менее заинтересованный в политических функциях лидера, в отличии от других вождей, Старое Солнце, после прибытия в 1874 году Северо-Западной Конной Полиции, оставил обсуждения с канадскими чиновниками более молодому Вороньей Лапе. В 1877 году, когда лидеры племен западных прерий собрались, чтобы обсудить условия Договора №7, Старое Солнце поставил подпись за свой бэнд, положившись в переговорах на Воронью Лапу.
В 1881 году черноногие поселились в резервациях. Бэнд Старого Солнца расположился на Норт-Кэмп Флэтс, севернее бэнда Вороньей Лапы, ставшего на Блэкфут-Кроссинг. Старое Солнце не проявлял какого-либо интереса к занятию сельским хозяйством, за что пользовался критикой со стороны индейского агента Магнуса Бэгга. Однако среди соплеменников он оставался очень уважаемым знахарем и духовным лидером.
В 1883 году Старое Солнце согласился на пребывание в своём лагере англиканского миссионера Джона Уильяма Тимса, но отвёл ему участок для проживания  в восемь квадратных футов. Сначала он думал, что миссионер хочет украсть его земли, но в том же году расширил ему участок под дом и разрешил построить миссию, которая стала первой школой для детей черноногих.
Англиканский миссионер Гарри Уильям Гиббон Стокен встретил Старое Солнце спустя два года и описал его как: «замечательный старик, без устали, описывающий свою доблесть в молодые годы. Его великолепное телосложение было свидетельством тому…. Он восседал с важным видом, а все его тело было измазано кирпично-красной краской». Хотя Старое Солнце так никогда и не обратился в христианство, он с толерантностью относился к миссионерам в своей резервации и отправил двух своих внуков в числе первых учеников в миссионерскую школу.
Старое Солнце умер 26 января 1897 года в индейской резервации черноногих на Норт-Кэмп Флэтс, южнее Глейчена, Aльберта.
Основанный в 1971 году общинный колледж был назван именем вождя Старое Солнце.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Валентин Спесивцев. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Воронья Лапа

« Мы дети равнин. Это наш дом, и бизон всегда был нашей пищей – всегда». Воронья Лапа.

 

Иссапомаксика (Issapóómahksika, ISAPO-MUXIKA, Crow Big Foot, Crowfoot, Pied de Corbeau) – Воронья Лапа родился в 1821 году где-то к югу от Ред-Дир-Ривер. Его отец Втыкает Нож (Istowun-eh'pata, Packs a Knife) и мать Та, На Которую Напали По Дороге К Дому (Axkahp-say-pi Attacked Towards Home) были из племени кайнай (Aapátohsipikáni ), известному торговцам и канадским поселенцам как блады. Первоначально этот термин относился к «микиви новак» (mihkiwi novak), что в переводе с языка кри означает «красные люди» из-за охры, которая использовалась для окраски одежды, позднее трансформировавшееся в «кровь».  Первое имя, которое получил мальчик, было Близко Стреляет (Astohkomi, Shot Close). Когда ему исполнилось пять лет, его отец был убит индейцами кроу. Спустя год после смерти мужа Та, На Которую Напали По Дороге К Дому стала женой воина-сиксика по имени Много Имен (Akay-nehka-simi, Many Names). Сиксики дали Стреляет Близко новое имя — Призрак Медведя (Kyi-i-staah, Bear Ghost), а позже стали называть именем отца — Втыкает Нож.  Его старший брат Большая Нога Индейца Кроу (Crow Indian’s Big Foot) погиб в 1828 году к югу от реки Миссури. Во время рейда за лошадьми в лагерь кроу Призрак Медведя проявил отвагу и ударил хлыстом вражеское типи, был ранен и получил имя своего погибшего родственника – Большая Нога Индейца Кроу. Позднее полицейский скаут Джерри Поттс якобы сократил его имя до «Воронья Лапа» (Crowfoot).

Воронья Лапа приобрел репутацию мужественного и удачливого воина. Он всегда ездил на прекрасной белой или пятнистой лошади. Еще до того, как Вороньей Лапе исполнилось двадцать лет, он принял участие в 19 сражениях и был ранен шесть раз.  Наиболее серьезное ранение он получил во время зимнего рейда против индейцев шошони, его ранили выстрелом в спину, и свинцовая пуля так и не была удалена. В последующие годы эта рана затрудняла поездки верхом на лошади или путешествия на большие расстояния. В 1866 году на глазах у своих соплеменников Воронья Лапа, вооруженный лишь одним копьем, убил медведя-гризли. В зрелом возрасте Воронья Лапа уже редко принимал участие в военных баталиях, вместо этого он разводил лошадей, которые принесли ему богатство, и занимался делами племени. 

После смерти Трех Солнц  (No-okskatos, Three Suns) в 1865 году бэнд Кусающие   раскололся на два лагеря. Воронья Лапа возглавил отколовшуюся группу, получившую название Большие Трубки, позже переименованную в Мокасин, состоявшую из 21 палатки, а около 27  оставшихся палаток  избрали своим лидером Трех Солнц-младшего, сына умершего вождя. В том же году Воронья Лапа обратил на себя внимание местного белого населения после своей драматической роли в битве на Трёх Прудах к востоку от современного поселения Хоббема, Альберта. 

Ночью 4 декабря 1865 года кри и ассинибойны атаковали черноногих на Батл-Ривер. Это была месть с их стороны, ведь в конце лета 1865 года, когда кри стояли лагерем близ Батл-Ривер, черноногие убили 15 женщин, отправившихся за водой.

Среди черноногих в то время находился преподобный Альберт Лакомб. Индейцы называли его Добросердечный Человек. Впервые Лакомб посетил черноногих в 1864 году и в течение следующих восьми лет был посредником между кри, черноногими и полицейскими в нынешнем южном Саскачеване.

«Когда я прибыл в лагерь Натосийа (Natosiy, Old Sun, Старого Солнца – военного вождя) я обратил внимание, что здесь находились три лагеря, и предупредил, что они должны стать одним лагерем, чтобы в случае чего отразить нападение; но они не прислушались к моим словам. В одном лагере насчитывалось более 45 типи, два других состояли из 50 и 60 типи. В течение вечера я проповедовал индейцам слово божье, пел псалмы и читал молитвы. Затем я отправился в типи вождя Натосийа, куда меня пригласили на ночлег, и приготовил постель, чтобы лечь спать, как и все остальные. Лагерные костры догорели и скоро мы погрузились в глубокий сон.

Вдруг Натосийа вскочил с постели и закричал: «Асинау! Асинау!» (Asinaw! Asinaw! – Кри! Кри!). Схватив свое ружье, он с криком выбежал из типи. Снаружи послышались ружейные выстрелы, быстро перешедшие в перестрелку. Это были ужасные звуки, дети тут же проснулись, испугавшись выстрелов. Женщины закричали, пытаясь побудить своих мужчин к быстрым действиям. Вокруг свистели пули, пролетая через типи. Кри и ассинибойны выкрикивали непристойности в адрес черноногих, кто-то пел, кто-то из раненых стонал, в то время как другие кричали. Я взывал к кри, пытаясь остановить их, но шум был слишком велик. Собаки рычали и постоянно лаяли, некоторые с визгом бежали прочь; лошади фыркали и ржали от испуга. Кри и ассинибойны врывались в типи. Они захватили 25 палаток, убивая и скальпируя тех, кто находился в них, перерезая им глотки ножами, не щадя ни женщин, ни детей, забирая все, чем можно было поживиться. Черноногие в свою очередь стреляли по ним в упор и тут же скальпировали. Когда в других лагерях услышали стрельбу, то поспешили на помощь, бросаясь в бой. Военный вождь Натосийа организовал атаку и трижды вынудил врага отступить. Воины кри пытались захватить все палатки. К утру вождь Натосийа все еще руководил боем, подбадривая выкриками и сражаясь. Он проявил себя как великий военный лидер. В конце концов ему выстрелили в лоб, но выстрел не был смертельным, и только тогда он замолчал.

С рассветом я одел свою белую сутану и вышел к кри и ассинибойнам с флагом в одной руке и крестом в другой, пытаясь их остановить. Черноногие, осознавая мое присутствие, перестали стрелять, но кри и ассинибойны не видели меня из-за клубов порохового дыма, витавшего в воздухе. Черноногие кричали: «Не стоит заботиться о них, отец, вернись!» Но затем в меня выстрелили, и я почти споткнулся. Я подумал, что все мои усилия бесполезны и поэтому вернулся к типи. Кто-то закричал «Молящийся человек среди нас. Вы ранили его! Бледный Лакомб здесь!». Когда уже казалось, что сражение проиграно, с большим количеством воинов прибыл Воронья Лапа, и вскоре враг отступил. Битва закончилась. Среди черноногих было 112 убитых; 2 ребенка попало в плен, 15 человек было ранено. Пропало 200 лошадей; некоторые из них были случайно убиты. Кри и ассинибойны потеряли 10 человек, 50 получило ранения. На следующий день черноногие перенесли лагерь и объединились для защиты».

По словам Лакомба в том бою Воронья Лапа "сражался подобно медведю". 

Воронья Лапа, кроме того, что позволил Лакомбу проповедовать среди своих людей, пытался установить дружественные отношения с белыми торговцами мехом и миссионерами. В конце 1866 года он предотвратил разграбление продовольственного обоза Компании Гудзонова Залива и убийство извозчиков- метисов. Тогда, вопреки многим военным вождям, он обеспечил безопасное сопровождение метисов обратно в форт Эдмонтон. Он также стал хорошим другом торговца этой компании Ричарда Чарльза Хардисти, который курировал Роки-Маунтин-Хаус. 

Эпидемия оспы 1869–70 унесла жизни многих лидеров черноногих, и Воронья Лапа стал одним из главенствующих вождей племени. В 1872 году со смертью Большого Лебедя (Akamih-kayi, Big Swan) руководство сократилось до двух лидеров — Вороньей Лапы и Старого Солнца (Natosapi, Old Sun), пожилого военного вождя.

В 1873 году старший сын Вороньей Лапы был убит в ходе рейда на лагерь кри, и вождь возглавил крупный военный отряд, которому удалось убить вражеского воина. Смерть сына была отмщена. Это было последнее военное дело Вороньей Лапы. Через несколько месяцев в период временного мирного договора между черноногими и кри, он встретил индейца кри, обладавшего поразительным сходством с его погибшим сыном. Он усыновил этого человека, который был известен как Делающий Загон (Poundmaker, Pītikwahanapiwīyin), и дал ему имя своего мертвого сына, Волк Тонкие Ноги (Makoyi-koh-kin, Wolf Thin Legs). Делающий Загон вернулся к кри, где стал вождём, но он оставался близким другом Вороньей Лапы всю оставшуюся жизнь. 

 В 1870-х годах американские торговцы начали проникать в западную Канаду, продавая индейцам виски и многозарядные винтовки. Как результат, сотни индейцев умирали от алкоголя и межплеменных войн, подстегнутых спиртным. В 1874 году была образована Северо-Западная Конная Полиция (NWMP), которая была направлена к охотничьим угодьям Вороньей Лапы.

В беседе с преподобным Джоном Макдугаллом вождь сказал:

«Если нас предоставят самим себе, мы погибнем. Нас быстро убивает виски, которое торговцы продают нам, и мы бессильны перед этим злом... Наши лошади, бизоньи накидки и другие вещи идут в обмен на виски, много наших людей поубивали друг друга или погибли при других обстоятельствах из-за алкоголя и сейчас весть о том, что Великая Мать [королева Великобритании] отправляет своих солдат в нашу страну для нашего же блага наполняет нас радостью». 

 

13 октября 1874 года конная полиция прибыла на Олдмэн-Ривер. Сначала индейцы выказали скептицизм относительно полицейских и, пока не выяснили их намерения, не проявляли ни дружелюбия, ни враждебности. Джерри Поттс, переводчик полковника Джеймса Фаркуарсона Маклеода, разъяснил Вороньей Лапе, что правительство решило положить конец торговле виски и суровое наказание грозило тому, независимо индеец он или белый, кто откажется подчиниться закону. Воронья Лапа произнес тогда: 

 

«Брат мой, твои слова обрадовали меня. Я слушал их не только ушами, но и сердцем. С приходом Длинных Ножей с их огненной водой и быстро стреляющими ружьями мы стали слабы, и наши люди обнищали и погибают в горестях. Ты говоришь, что это будет прекращено. Мы рады этому. Мы хотим мира. Нам радостно слышать то, что ты рассказал об этой сильной власти, которая будет править при помощи хороших законов, распространяющихся на индейцев так же, как и на белых. Брат мой, я верю тебе, и я тебе благодарен».

Одобрение Вороньей Лапы значительно облегчило работу конной полиции, кроме того, вождь и полковник Маклеод стали друзьями. Маклеод настаивал на уважении прав индейцев, а Воронья Лапа призывал своих соплеменников поддерживать дружественные отношения с полицией.

Хотя Воронья Лапа был одним из двух главенствующих вождей племени черноногих, полиция считала его лидером всей нации. На самом деле, кайнай были больше, чем сиксика, и все три племени Конфедерации управлялись независимо, но существовала путаница между понятиями «племя черноногих» и «народ черноногих», куда входили кайнай, пикани и сиксика, а также их союзники — сарси и гро-вантры.  Впечатляющая роль Вороньей Лапы как дипломата и политика послужила тому, что белые приписывали ему положение, которого он никогда не занимал. Воронья Лапа, со своей стороны, всегда проявлял осмотрительность и в подобных ситуациях советовался с другими вождями. 

 

В 1876 году, когда в США велись войны между равнинными индейцами и американской кавалерией, в лагерь Вороньей Лапы прибыл посланник сиу, чтобы предложить сиксика присоединиться к борьбе. Он заверял, что после победы над американцами они помогут людям Вороньей Лапы расправиться с конной полицией. Воронья Лапа не только отклонил это предложение, но сказал, что сам присоединится к полиции в борьбе с сиу, если они когда-нибудь придут на север. (Новости о позиции Вороньей Лапы были направлены в Оттаву и в конечном итоге достигли Англии, где королева Виктория похвалила вождя за лояльность). Некоторое время спустя, когда лакота направились в Канаду после битвы у реки Литл-Бигхорн, Воронья Лапа понял, что они пришли как беженцы. Он встретился с Сидящим Быком и, когда узнал, что лакота ищут мира с сиксика, с удовольствием принял от вождя предложенный табак. Сидящий Бык был настолько впечатлен Вороньей Лапой, что назвал своего сына этим именем. 

В 1877 году Дэвид Лэрд, новый вице-губернатор Северо-Западных Территорий, пригласил сиксика, кайнай, пикани, сарси, и стони обсудить с правительством Канады Договор № 7. Этот договор стал последним из договоров, заключенным канадскими властями в 1870-х годах по программе урегулирования всех индейских претензий относительно западных канадских прерий. В начале возник спор о месте встречи: кайнай и пикани предпочитали форт Маклеод, а Воронья Лапа настаивал на Блэкфут-Кроссинг в центре его собственной территории, подальше от какого-нибудь форта. Правительство присоединилось к требованиям Вороньей Лапы, но ведущие лидеры кайнай и пикани заявили, что не придут туда. 

За несколько дней до 12 сентября 1877 года сиксика и стони начали пребывать к Боу-Ривер на Блэкфут-Кроссинг. Они разбили свои лагеря на противоположных сторонах реки. Позднее к ним присоединились кайнай и пикани. По долине разносились звуки пения и танцев. На первой же встрече Дэвид Лэрд изложил жесткие факты: «В течение ближайших лет, бизоны, вероятно, будут все уничтожены, и по этой причине королева желает помочь вам вести в будущем другой образ жизни». Он предложил индейцам помощь в обучении выращивания зерновых, разведении скота и оказании финансовой помощи. В свою очередь вице-губернатор надеялся, что племена откажутся от притязаний на большую часть своей земли. Некоторые вожди высказались одобрительно, другие же были против. Когда переговоры накалились, все обратили свои взоры на Воронью Лапу.

Воронья Лапа предвидел исчезновение бизонов задолго до этого. «Все мы видим, что приближается тот день, когда все бизоны будут убиты, и нам нечего будет промышлять», – сказал он. После обсуждения условий договора с Красной Вороной, вождем кайнай, Воронья Лапа посетил старого знахаря по имени Пеммикан. Старик предупредил его, что, если будут приняты условия договора, «вы будете связаны; вы никогда не сможете больше бродить по равнинам; белые заберут ваши земли и заполнят ее». Воронья Лапа был встревожен этим пророчеством. Красная Ворона и другие вожди заявили, что они подпишут договор, если его подпишет Воронья Лапа.

Учитывая влияние и роль Вороньей Лапы в ведении обсуждений, 21 сентября ему было предложено высказаться за всю нацию черноногих. 

«Прошу вас, будьте добры и терпеливы, пока я говорю. Я должен говорить за своих людей, многочисленных и полагающихся на меня, чтобы следовать по пути, который будет им во благо. Равнины большие и раздольные. Мы дети равнин. Это наш дом, и бизон всегда был нашей пищей – всегда. Я надеюсь, сейчас вы посмотрите на черноногих, бладов, пиеган и сарси как на ваших детей, будете внимательны к ним и милосердны. Они все ждут, что я буду говорить от их лица, и я верю, что Великий Дух вложит в них стремление быть добрыми людьми, в мужчин, женщин и детей грядущих поколений. Совет, данный мне и моим людям, был хорош. Если бы полиция не пришла в эту страну, что было бы с нами сейчас? Плохие люди и виски убили бы нас так быстро, что лишь немногие остались бы сейчас в живых. Конная полиция защищает нас, как перья птицы защищают ее от зимних морозов. Я желаю добра всем моим людям и верю, что в их сердцах будет преумножаться добродетель. Я доволен. Я подпишу этот договор». 

Договор N 7 был подписан 22 сентября 1877 года. Индейцам выплатили деньги: 12 долларов каждому мужчине, женщине и ребенку; 25 долларов каждому вождю, и 15 долларов каждому советнику. Кроме того, каждый вождь получил мундир, флаг и медаль. Подписание этого договора для Вороньей Лапы было актом веры. Он знал, что ничто уже не остановит вторжение белого человека на индейские земли. Пройдут годы, и Воронья Лапа изменит свое мнение о белых людях, когда его народ будет страдать от голода и болезней, когда поселенцы начнут посягать на его землю, а правительство будет нарушать условия договора. Тем не менее, Воронья Лапа продолжит свято верить в то, что любой акт насилия лишь усугубит ситуацию.

 Вскоре после подписания договора многие индейцы усомнились в мудрости своих действий. Гибель трех видных вождей, уничтожение обширных пастбищ степным пожаром, а также исчезновение бизонов сочли дурными предзнаменованиями. 

К лету 1879 охота была настолько скудна, что многие из черноногих голодали и были вынуждены следовать за последними стадами бизонов в Соединенные Штаты. Воронья Лапа привёл своё племя в Монтану, где без присутствия конной полиции индейцы вновь столкнулись с распространением виски в их среде, угоном лошадей и межплеменными войнами. В течение этого времени договор черноногих с лакота был нарушен налетом военного отряда сиу на лагерь Вороньей Лапы.

Нестабильность добавил Луи Риель и его последователи, посетившие зимний лагерь черноногих и попытавшиеся вызвать среди них недовольство. Когда стада бизонов были уничтожены, сиксика столкнулись с голодом, и в 1881 году голод заставил племя вернуться в Канаду.

По возвращении Воронья Лапа узнал, что правительственное агентство, отвечавшее за его народ, было отделено от NWMP и передано недавно созданному Департаменту по делам индейцев. В течение следующих месяцев он убедился, что новые администраторы оказались черствыми в своей заботе об индейцах. Осенью 1881 года правительственные служащие компании «Ай.Джи. Бейкер», ответственные за поставки продовольствия в резервацию, стали урезать пайки. В резервации начался голод. Даже когда поставки были налажены, индейцы продолжали жить впроголодь. К зиме недовольство сменилось на гнев. Чувствуя, насколько тяжелым было положение его народа, Воронья Лапа с делегацией дважды ходил к фермеру-инструктору, прося увеличить рацион. Но их мольбы не были услышаны, и отчаявшиеся индейцы открыли огонь в сторону продовольственного склада, пытаясь тем самым напугать правительственных служащих. Злой и разочарованный Воронья Лапа открыто бросил вызов полиции в январе 1882 года, когда полицейские попытались арестовать вождя Быка Вапити, обвинив того в краже молодого бычка у компании «Ай.Джи. Бейкер», хотя за животное было уплачено. Воронья Лапа объявил, что выдаст Быка Вапити, только если ему гарантируют честный суд. Служащие, не видя иного выхода, согласились. Арест Быка Вапити во второй раз вызвал гнев среди воинов. Воронья Лапа также был разгневан и привел их к суперинтенданту Ньюри Фицрою Крозье, главному офицеру конной полиции в регионе. Быка Вапити судили и признали невиновным. Недоверие Вороньей Лапы к правительству и NWMP продолжало расти и, когда агитаторы кри и метисы начали посещать его лагерь, он узнал, что его проблемы были общими по всему западу.Эдгар Дьюдни, уполномоченный по индейским делам, курировал отставку Нормана Маклеода и заменил его на Сесила Денни, офицера, дислоцировавшегося в форте Уолш. Несмотря на все усилия Дьюдни, положение в резервации не улучшилось. Общины не получали необходимую поддержку — инструментами и продовольствием. Люди умирали из-за голода и болезней. В 1884 году после ареста одного из последователей Риеля в лагере сиксика, Эдгар Дьюдни пригласил Воронью Лапу и других вождей черноногих посетить Реджайну и Виннипег. Он надеялся, что посещение большого белого поселения разрушит убеждение индейцев в том, что их больше, чем белых.

 

Воронья Лапа занимал нейтральную позицию во время Северо-Западного восстания 1885 года. Несомненно, его симпатии были на стороне кри во главе с Большим Медведем (Mistahimaskwa, Big Bear) и его приёмным сыном, Строящим Загон, поэтому Воронья Лапа призвал своих людей помогать беженцам кри, проходившим через земли черноногих. Кроме того, ни пикани, ни кайнай не хотели поддерживать своих врагов, они даже предлагали отправить воинов на помощь правительству. В течение первых дней восстания Воронья Лапа был уклончив как с гонцами от восставших, так и с правительственными чиновниками. Только после того, как он убедился, что кайнай и пикани продолжают относится враждебно к своим давним врагам, а также услышал обещания правительства, он, наконец дал заверение своей лояльности короне.

 

Тем не менее, во время восстания выражалась значительная обеспокоенность в отношении лояльности народа черноногих. В какой-то момент жители Калгари испугались, что будут атакованы, и отец Лакомб был отправлен в лагерь Вороньей Лапы на разведку. Вождь заверил его, что несмотря на частые послания от кри и тот факт, что Делающий Загон находится в центре конфликта, черноногие не намерены присоединяться к восставшим. Когда эта новость была передана в Оттаву, генерал-губернатор, лорд Лансдаун, от имени королевы выразил благодарность Вороньей Лапе, а кабинет сэра Джона А. Макдональда аплодировал вождю черноногих. После восстания Воронья Лапа получил 50 долларов и право на пожизненный бесплатный проезд по Канадской Тихоокеанской железной дороге. В сопровождении Лакомба Воронья Лапа, Красная Ворона, Одно Пятно, Северный Топор и Три Быка (No-okska-stumik, Three Bulls) совершили поездку в Монреаль и Квебек. Пораженные увиденным, индейцы окончательно пришли к выводу, что любая попытка восстания будет провальной. Воронья Лапа был в центре внимания как прессы, так и публики, его высокий величественный вид и классические индейские черты соответствовали общепринятому романтическому образу «благородного индейца». По возвращении из Квебека Воронья Лапа остановился в Оттаве, где встретился с Макдональдом и дал тому индейское имя «Шурин». 

Хотя Воронья Лапа стал заметной фигурой в Канаде, в последнее десятилетие своей жизни он был несчастен. Вождь глубоко разочаровался в помощи своему народу от правительственных служащих и чиновников, его здоровье ухудшалось, а личная жизнь была поражена серией трагедий. У Вороньей Лапы за всю его жизнь насчитывалось в общей сложности десять жен: как правило, три или четыре одновременно. Одна из жен была сестрой Красной Вороны. Режущая Женщина (Sisoyaki, Cutting Woman) была самой любимой. Она сопровождала его в поездках в другие резервации и занимала в типи почетное место рядом с ним. Но, несмотря на большое количество жен, только 4 из 12 детей Вороньей Лапы достигли зрелости. В племени, где предпочтение отдавалось мальчикам, у Вороньей Ноги был только один слепой сын, Призрак Медведя (Kyi-i-staah, Bear Ghost), и три дочери. Вдобавок ко всему горю, его приемный сын Делающий Загон был отправлен в тюрьму за участие в восстании 1885 года. 

«Я чувствую себя глубоко одиноким человеком», - писал он Делающему Загон, - видя, как год за годом умирают мои дети, и, если до меня дойдет весть, что и ты мертв, мне не за чем будет больше жить».

Делающего Загон освободили в 1886 году в качестве одолжения Вороньей Лапе, но он скоропостижно скончался в лагере вождя четырьмя месяцами позже. Последние три года жизни Вороньей Лапы прошли в посещении старых друзей в соседних резервациях. В 1887 году он помогал Красной Вороне удержать его воинов от рейдов на гро-вантров, а в следующем году он отправился в Монтану, где безуспешно пытался заключить мирный договор с ассинибойнами. Больной, слепнущий Воронья Лапа провел зиму 1889-90 года в своей резервации. Из Калгари для установления диагноза и назначения лечения был отправлен доктор Генри Джордж. Он диагностировал пневмонию и прописал горчичные припарки и бренди. Воронья Лапа согласился на припарки, но наотрез отказался от спиртного.  Великий оратор и дипломат умер от туберкулеза 25 апреля 1890 года. Его обязанности вождя взял на себя молочный брат Три Быка. Воронью Лапу, в одеждах из оленей кожи, в головном уборе, украшенном чучелом вороны, похоронили на Блэкфут-Кроссинг, на месте, где был подписан договор N7. В могилу вождя положили его седло и ружье, застрелили его лучшего коня, чтобы вождю было на ком ехать, когда он достигнет «песчаных холмов». Каждая из трех его жен, в знак скорби, отрезала себе по пальцу. На могиле была установлена бронзовая табличка, на которой было написано «Отец своего народа». В 1948 году на месте его захоронения была возведена пирамида из камней, а в 2008 году имя Вороньей Ноги было внесено в зал славы Североатлантической железной дороги. Татанга Мани, вождь стони, сказал, что «Воронья Лапа из племени черноногих был величайшим из всех». 

 

«Еще немного, и я уйду от вас. Куда, я не могу сказать. Из ниоткуда мы пришли, в никуда мы идем. Что такое жизнь? Это вспышка светлячка в ночи. Это дыхание бизона зимой. Это маленькая тень, пробегающая по траве и теряющаяся в закате». 

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Элоиз Кобелл

«Я борюсь за них, борюсь с тем же самым правительством, которое пыталось избавиться от этой человеческой расы».

Более 30 лет эта женщина боролось с правительством США, обворовывавшим сотни тысяч индейцев по всей стране. В 2000 году нация черноногих удостоила ее чести быть названной воином, что, как правило, предусмотрено индейцами лишь для ветеранов войны.

 

Элоиз Пепион Кобелл, Женщина Желтая Птица (Elouise Pepion Cobell, Yellow Bird Woman, 5 ноября 1945 -16 октября 2011) была старейшиной и активисткой ниитситапи (Niitsítapi, конфедерация черноногих), банкир, владелец ранчо, ведущий истец в судебном деле «Кобелл против Салазара», бросившем вызов федеральным властям от имени более 300 000 индейцев.
Элоиз, пра-правнучка Горного Вождя, одного из легендарных лидеров, родилась и выросла в резервации черноногих в Монтане. Она была одной из девяти детей, живущих в скромном домике на ранчо родителей без электричества, телефона и водопровода. Элоиз стала посещать резервационную школу.
“Это должно было случиться месяцем позже, но это привело меня в мир, о котором я и не подозревала. Это дало мне шанс немного помечтать”.
Затем она закончила бизнес-колледж в Грейт-Фолс и поступила в Университет штата Монтана, но вынуждена была оставить учебу, чтобы заботиться о своей матери, больной раком.
В 1968 году, после того, как мать умерла, Элоиз переехала в Сиэтл, где встретила Элвина Кобелла, черноногого, живущего в Вашингтоне. Они поженились, и у них родился сын - Турк. После возвращения в резервацию в 1970 году Элоиз помогала своему мужу и отцу на ранчо, а спустя шесть лет стала казначеем нации черноногих, и в 1987 году основала «Национальный банк черноногих»— первый коммерческий банк, зарегистрированный на территории резервации и находящийся в собственности племени. В 1997 года Элоиз Кобелл получила премию фонда Джона МакАртура за ее банковскую работу. К банку присоединились еще двадцать племен в качестве инвесторов, сформировав, таким образом, "Нэйтив Америкэн бэнк", обслуживающий 123 индейских племени. Кобелл стала исполнительным директором корпорации по развитию общин коренных американцев, некоммерческого филиала банка. Она также занимала должность председателя в «БлаХер Профэшенл», имела опыт работы с физическими лицами в качестве сопредседателя в Индейском банке; была членом комиссии Первого межштатного банка; попечителем Национального музея индейской культуры; также являлась членом других комиссий.

На протяжении всей своей жизни Элоиз помогала мужу в работе на ранчо, где они выращивали агрокультуры и разводили скот. Она оформила первую в индейской стране доверительную собственность на землю и служила в качестве доверенного лица «Охраны природы» в Монтане.
Работая казначеем племени черноногих, Элоиз Кобелл в середине 1990-х обнаружила, что федеральное правительство не эффективно распоряжается активами, переданными ему в доверительное управление коренными американцами.

 

Бюро по делам индейцев – обман с размахом
Самый крупный финансовый скандал в истории американо-индейских отношений

 

Ренате Домник
Впервые опубликовано в журнале “bedrohte Völker” 6/2003. Перевод с немецкого.

 

После отставки Нила МакКэлеба, государственного секретаря в Министерстве иностранных дел и руководителя Бюро по делам индейцев (БДИ), руководство ведомством по делам индейцев приняла на себя Орин М. Мартин. Очень любопытно, сколько она еще на этом горячем месте продержится, так как скандалу по поводу трастового фонда индейских банковских счетов не видно и конца.

С 1824 года БДИ управляло всеми сферами жизни индейцев в качестве колониальной контролирующей инстанции. Соединенные Штаты Америки в качестве опекунов собирали отчисления за использование индейских земель и эксплуатацию их ресурсов, чтобы потом перечислить их на личные и племенные счета, которыми управляло БДИ. В течение нескольких десятилетий доходы достигли миллиардной отметки, о чем не было сделано практически никакого отчета. В то время как настоящие владельцы земель и полезных ископаемых голодали и испытывали нужду, коррумпированные чиновники и правительственные органы пользовались их деньгами.

Уже в течение нескольких лет БДИ стоит в центре внимания в связи со скандалом о трастовом фонде, которым занимаются бесчисленное количество комиссий, конгресс, суды и целая армия адвокатов с обеих сторон, но разрешения вопроса так и не видится. Несмотря на справедливые судебные постановления о реформе фонда, и два закона о переструктурировании БДИ и о реформе фонда, до сих пор не выяснено, сколько и кому должно правительство. Следует заметить, что речь идет о деньгах индейцев, несмотря на то, что правительство не упускает ни единой возможности сделать вид, что это касается его денег, или денег налогоплательщиков. Министерство внутренних дел по вопросам индейцев отличается, прежде всего, своим невежеством и нежеланием сотрудничать.

Характерно то, что главой нового отделения трастового фонда, который уже находится вне компетенции БДИ, был выбран Росс Свиммер. Свиммер, который, являясь вождем чероки, за несколько лет стал мультимиллионером, был главой БДИ во времена правления Рейгана в 1985-89 годах. Против него несколько раз возбуждалось уголовное дело и было предъявлено обвинение по поводу сомнительных сделок, но это не только не нанесло ущерба его карьере, а скорее наоборот. Именно он стал руководителем отделения, которое отвечало за преобразование хаотичного трастового фонда, и теперь Гейл Нортон объявила его особым доверенным лицом, несмотря на многочисленные протесты со стороны индейцев, такие как, например, резолюция Национального конгресса американских индейцев.

Коррупция с самого начала была отличительной чертой БДИ. В 1984 году военное министерство было преобразовано в Министерство внутренних дел, в ведении которого находились также земля и природные ресурсы. Так что неудивительно, что индейцы теряли все больше и того и другого. Контроль и управление индейцами и их собственностью стали орудием для их отчуждения. БДИ управляло теперь не только их ресурсами, но и их деньгами, такими, как, например, арендная плата за использование их земель. У них не было доступа к счетам, и потому они не могли сами контролировать свои деньги. Если деньги и выплачивались, то только по абсолютно произвольным правилам.

Трастовый фонд был основан в 1887 году. С растущей эксплуатацией земли индейцев, добычей золота, нефти, газа и угля, американское правительство собирало все более высокие налоги, которые должны были распределяться среди индейцев (что так и так касалось только меньшинства, т.к. только немногие имели законные права на свои земельные ресурсы). Прошло немного времени и в газетах написали, что этого так не произошло. Но только 40 лет спустя официальные лица обратили свое внимание на эту проблему. В 1929 году счетно-ревизионная палата установила, что деньги фонда были использованы не по назначению, а счета были в таком состоянии, что их тщательная проверка была просто невозможна.

В 1980-х годах следственной комиссией под руководством сенатора ДеКонкини (Аризона) были опрошены 600 индейцев из 30 штатов. Результаты были опубликованы в серии статей Республики Аризоны. Заинтересованная общественность узнала, что БДИ почти 90% бюджета тратит на свое управление и большую часть расходов не может подтвердить документами. Уже тогда у концернов была задолженность в 5,7 миллиардов долларов из-за так и неуплаченных налогов за эксплуатацию индейских полезных ископаемых. Основной причиной этой, наконец-то раскрытой, безответственности, в отчете была названа патерналистская система, лежащая в основе БДИ. Однако, несмотря на общественную риторику об «автономии» и «отношениях на государственном уровне», США крепко ухватились за свою роль опекунов и за использование ресурсов, принадлежащих индейскому населению.

Так как жилищные, здравоохранительные и образовательные программы для индейцев финансировались не из прибыли от их собственных ресурсов, а из налоговой казны, то и дело раздавались общественные протесты со стороны реакционных кругов, которые возмущались по поводу растраты налогов на «ленивых получателей пособий», и жалобы на растущую коррупцию в БДИ. Кульминацией безуспешных расследований, продолжающихся в течение десятилетий, стал отчет Конгресса за 1992 год о влиянии некомпетентности и бездеятельности на всех правительственных уровнях. В нем говорится следующее: «В нашем расположении находятся более 150 отчетов о недостатках в управлении финансами в БДИ, 30 из них относятся к трастовому фонду и неспособности БДИ дать отчет о 1,7 миллиардов долларов, предназначенных для личных счетов индейцев или отдельных племен. То же самое действительно для бюджета в 1,4 миллиардов долларов для индейских программ». Отчет за 1991 год засвидетельствовал дефицит бюджета в размере 95 миллионов долларов. Далее следуют бесчисленные примеры, такие, как злоупотребление средствами, семейственность и обман нуждающихся, нежелание БДИ оказывать эффективную помощь и улучшать качество бытового обслуживания индейского населения.

 

300 000 индейцев предъявляют иск правительству.

 

Так как первый закон к реформе фонда опеки в 1994 году не имел последствий, Луиз Кобелл начала собирать пожертвования с индейцев племени «черноногих» и мобилизовать их для того чтобы подать в суд коллективный иск на правительство. В 1996 году Фондом защиты прав коренных жителей Америки было подано в суд дело, известное под названием «Кобелл против Нортона». Его директор Джон Экохок, выступил перед Конгрессом, сказав, что это самый крупный и длительный финансовый скандал, в который вовлечено правительство. К тому времени на счетах племен в течение последних 20 лет не доставало приблизительно 2,4 миллиардов долларов, а также больше миллиарда на личных счетах, плюс к этому полагающиеся проценты и проценты с «кредитов», которые правительство позволило себе взять из фонда. Сумма возрастает с ходом расследований, и чем дольше будет длиться процесс, тем больше становятся расходы правительства.

Это обвинение попало в руки судье Ройсу Лэмберту, который противостоит явному сопротивлению со стороны высших правительственных кругов. После того, как он дал точные постановления Министерству внутренних дел по обновлению системы ведения банковских счетов и расчетов, там, прежде всего, были уничтожены документы и доказательства, среди прочего также и значительная часть самих счетов, существующих и без того только «на полях». Судью Лэмберта открыто обругали за то, что он обвиняет ответственных министров в неуважении к суду (среди них министра внутренних дел и министра финансов при Клинтоне, а также Нортона – нынешнего министра внутренних дел_). Он потребовал представления отчета о продвижении расследования дела.

Однако БДИ жаловалось на нехватку персонала в центральном компьютерном управлении для выполнения этой работы. Со стороны учреждения, которое всегда считалось «переполненным», это является только еще одним доказательством их нежелания что-либо менять. Одновременно это учреждение отказывается передать часть своих полномочий правлениям племен и пойти навстречу их требованиям предоставить им большую свободу для самоопределения, и, таким образом, снять с себя ответственность. В конце концов, в рамках реформы, БДИ было лишено трастового фонда и вместо него было основано новое учреждение, правда, с такими же, подобно раковой опухоли быстро развивающимися отделениями и должностями, как это было характерно и для БДИ. На одной из конференций Национального конгресса американских индейцев было сказано: «Это все равно, что у гнилого яблока сменить кожуру и наполнить ее тем же гнилым яблоком. Разве можно назвать это реформой?»

Правительство продемонстрировало свое стремление к реформам тем, что оно потратило 614 миллионов долларов на новую компьютерную систему – якобы для того, чтобы реконструировать счета – только она так до сих пор и не функционирует. И для того, чтобы служащие не проводили слишком много времени за реконструкцией счетов, было отдано распоряжение о переезде всего отделения. Дальнейшие миллионы были инвестированы в изучение и тактические маневры, которые не решают проблему трастового фонда, а должны только сократить обязательства правительства. В течение многих лет Министерство внутренних дел отказывалось сотрудничать с племенами, которых это касается. Вместо этого, в 1999 году они подали апелляцию против постановлений судьи. Но апелляционный суд признал право за судьей Лэмбертом и обвинил министерство в противозаконных действиях. Речь идет не только о стратегиях затягивания и обхождения судебных распоряжений, речь идет просто об отказе платить, кроме всего прочего, Министерство пыталось выкрутиться с собственной «оценкой», которую судья Лэмберт назвал бессовестной и обманывающей суд, так как 60-75% доли индейцев с аренды невозможно идентифицировать в бухгалтерии правительства.

Чтобы не подвергать самые крупные дела юридическому расследованию, Министерство внутренних дел привлекло к проверке свою внутреннюю апелляционную комиссию. Она, по-видимому, на основе недостаточных, ими самими уничтоженных документов, пытается добиться «снятия обвинения из-за недостатка улик». Однако адвокаты пострадавших и обманутых предъявили подробный счет: в детальном списке они собрали все данные об эксплуатации ресурсов, таких, как нефть и полезные ископаемые на индейской земле с 1887 года (соответствующая статистика существует в других министерствах и учреждениях) и высчитали из этого надлежащие уплате сборы. Эта сумма составляет 137,2 миллиардов долларов невыплаченных денег, что превышает бюджет Министерства внутренних дел в 10 раз. Двадцать индейских племен, где речь идет о значительных суммах денег - среди них племена навахо и апачи Белых Гор – уже отдельно предъявляют обвинения по манипуляции их бюджетом. Чтобы любой ценой избежать выплаты индейцам, правительство задействовало больше адвокатов, чем в антитрестовском деле против Билла Гейтса/Майкрософт. В октябре 2002 адвокаты Министерства внутренних дел и Министерства юстиции за спиной у судьи Лэмберта послали письма более чем 1000 индейским истцам, чтобы аннулировать их притязания на компенсацию, обосновывая тем, что приложенные выписки из счета являются исторически правильными, полными и окончательными. Однако судья Лэмберт объявил эту акцию незаконной. На это последовал возмущенный ответ из Министерства: «Мы не собираемся растрачивать на это дело налоговые деньги, если нет никаких доказательств». По всей видимости, имелись в виду недостаточные или уничтоженные ими документы о счетах. Эта реакция соответствует позиции, которая характеризует также и проблему индейских прав на землю, а именно, что у индейцев нет прав на собственность: у них и сегодня можно отнять землю под любым предлогом. Но Текс Хол возражает: «Здесь речь идет не о налогах. Это деньги индейцев, которые правительство у них забрало и теперь должно выплатить обратно».

Некоторые индейские лидеры надеются, что для окончательного решения проблемы им удастся подключить Конгресс, так как «есть депутаты, у которых больше понимания, чем у отвечающих за нас министерства». Бен Найтхорс Кэмпбелл, председатель сенатского комитета по делам индейцев, напротив, опасается, что чем дольше будет затягиваться решение проблемы, тем больше опасность того, что правительство Буша сметет все дело со стола с помощью закона.

 

 

Индейцы: мы - жертвы американского холокоста

Крис Саммерс
Би-би-си



Американские индейцы продолжают юридическую битву с правительством США, от которого они требуют 137 миллиардов долларов компенсации за использование своих земель. Семилетняя тяжба, похоже, близится к концу: вскоре ожидается решение судьи.

Истица, Элоиз Кобелл, 56-летняя индианка из племени черноногих из штата Монтана, от имени 280 тысяч индейцев утверждает, что юридические записи велись не должным образом, и федеральные власти таким образом присвоили себе миллиарды долларов, которые должны были перечисляться на специальные счета (IIM - личные деньги индейцев). Ответчиком по иску проходит Бюро по делам индейцев (BIA), подразделение министерства внутренних дел США.

Предмет спора - акт Дауэса 1887 года, по которому богатые природными ресурсами индейские земли были переданы компаниям, находившимся во владении белых. По этому документу, земля была разделена на участки площадью от 160 до 180 акров. Каждой индейской семье полагался свой участок, и это противоречило их исконной культуре, по которой вся земля принадлежала тому или иному племени.

Акт предполагал выплату индейцам компенсаций за использование их земель, причем это правило, как записано, устанавливается "на вечные времена".

Автор документа заявлял, что новый способ землевладения "цивилизует" индейцев, однако почти немедленно после подписания акта по его поводу разгорелись споры.

Кобелл, получившая в свое время бухгалтерское образование, заявила в интервью Би-би-си: "Я помню, что еще ребенком слышала, как люди жаловались на то, что не получают чеков. Они ходили ходатайствовать в BIA, но с ними обращались как с грязью".

Иск она подала в 1996 году, и с тех пор дело обросло весьма интересными нюансами.

 

Неуважение.

 

 В 1999 году судья, рассматривавший дело, обвинил двух министров кабинета Билла Клинтона, Брюса Баббита и Роберта Рубина, в неуважении к суду, поскольку их департамент не представил на его рассмотрение необходимых документов.

Затем, в 2002-м, судья Ройс Ламберт выдвинул то же обвинение в адрес Гэйла Нортона, министра внутренних дел уже администрации Джорджа Буша - за невыполнение ранее принятых судебных решений.

Теперь, по окончании 44-дневных слушаний, судья Ламберт может вынести один из двух вердиктов.

Он может принять план BIA по бухгалтерскому учету денег на специальных счетах либо согласиться с куда более радикальным решением, предложенным командой Элоиз Кобелл.

Вашингтон не верил в то, что индейцы способны были самостоятельно грамотно распоряжаться своей землей. "Они говорили, что мы глупы, некомпетентны и невежественны, что мы не в состоянии разобраться с собственными финансами, - говорит Кобелл. - Они говорили, что будут управлять ими в соответствии с высшими стандартами опекунства".

Но, добавляет она, в последующие годы книги, хранящие информацию фондах IIM, превратились в непролазные бухгалтерские джунгли. Федеральные власти потеряли данные о держателях счетов и уничтожили или потеряли многие архивы, утверждает Кобелл. В результате, добавляет она, сотни тысяч индейцев так и не получили денег, которые правительство было им должно.

Сама Кобелл и группа работающих на нее адвокатов и бухгалтеров говорят, что индейские фонды не подвергались аудиту с 1887 года, и из них пропало в общей сложности около 137 миллиардов долларов. При этом, заявляет она, у многих индейских семей нет денег даже еду.

Кобелл согласна с тем, что правительство жестко регулирует трастовые фонды, управляемые частным менеджментом, но добавляет: "Если вы надели туфлю не на ту ногу, это ведь не подпадает под какой бы то ни было закон? Вот и они распоряжались нашими деньгами, как банк, совершенно никому не подконтрольный. Это хуже, чем Enron или WorldCom. Это самый грандиозный скандал со времени Teapot Dome 1920-х". (Тогда американский министр внутренних дел за большую взятку передал двум бизнесменам находившиеся в федеральной собственности богатые нефтяные месторождения. Это привело к тому, что министр стал первым в истории США членом правительства, оказавшимся в тюрьме. Над предпринимателями, однако, суда не было).

"Есть злая ирония в том, что правительство США, подвергшее обструкции Швейцарию за еврейские деньги 1940-х, ответственно за куда более масштабные мошенничества в отношении индейцев", - говорит Кобелл.

Она надеется, что в преддверии 2004-го, года выборов в Америке, хотя бы в некоторых штатах - Неваде, Аризоне, Монтане, - где индейцы составляют заметную долю электората, они смогут оказать давление и вынудить администрацию Буша согласиться на выплату правительством пропавших денег.

Однако представитель BIA Дэн Дюбрэй считает, что сумма, называемая в иске, просто "невообразима", и все дело "заражено гиперболизацией и обидой".

Дюбрэй, отец которого сам был индейцем-сиу с собственным счетом в одном из фондов IIM, говорит: если судья согласится с иском, то на одну лишь проверку всех трансакций уйдет 10 лет и 2,4 миллиарда долларов. И этот, по его словам, "археологический аудит" не пойдет на пользу ни стране в целом, ни индейцам в частности.

"Нет вопросов, - говорит он, - история плохих отношений правительства и индейцев насчитывает сотни лет. Но это дело не имеет отношения к Раненому Колену или Тропе Слез. Истцы утверждают, что мы использовали деньги индейских фондов на выплату национального долга и на выкуп корпорации Chrysler из долговой кабалы в 1970-е годы. Но ни в одном из этих грандиозных обвинений нет ни грана правды".

Однако Вернон Беллекурот, глава отдела международных отношений Движения американских индейцев, заявил в интервью Би-би-си, что его организация поддерживает иск Элоиз Кобелл, и добавляет: "Ужасно, что всему этому позволили случиться. Мы стали жертвами американского холокоста. Они отняли у нас землю - священную землю, такую как Черные Холмы (в Южной Дакоте), а теперь мы узнаем, что они украли и наши деньги".

 

 

Соглашение было достигнуто в 2009 году. Общая сумма компенсации составила 3.4 млрд. долларов ( не менее 1 800 долларов каждому индейцу).

 

США ПРОДОЛЖАЮТ ГРАБИТЬ ИНДЕЙЦЕВ.

 

БИЛЛ МИНС

Со всем уважением к Элоизе Кобелл, основному истцу по недавно открытому делу относительно индейских трастовых фондов («США должны выплатить индейцам 3,4 млрд. долларов») я могу заявить, что США продолжает свою политику «индейцы – не люди». Во время этого длительного разбирательства по групповому иску было установлено, что США задолжало индейским народам более 137 млрд. долларов в качестве компенсации за неправильное расходование трастовых средств. Доказательства этому были в представленных на процессе документах.

Федеральным судьей по данному делу был Ройс Ламберт, обвинивший по меньшей мере трех министров внутренних дел в непредоставлении тысяч дополнительных документов. Также во время слушаний по делу было обнаружено, что сотни соответствующих документов были просто отправлены в мусорную корзину сотрудниками министерства внутренних дел, признавшихся в этом на суде и своему министерскому руководству.

Те из нас, кто владеет индейской землей, наследники и граждане США, не знают точной суммы, которую правительство задолжало индейским народам, потому что правительство отказалось предоставить все документы, затребованные федеральным судом. Судья Ламберт получил отвод: администрация Буша обвинила его в пристрастном отношении в пользу индейцев.

Произошедшее – величайшая редкость в истории юриспруденции США. Ламберт был назначен на свой пост президентом Рональдом Рейганом и является представителем республиканцев от Техаса.

Сейчас США говорят о том, что определили расхитителей финансов и ресурсов, принадлежащих индейцам, – само правительство. Оно определило размер похищенного и фактически позволило вору сохранить у себя награбленное.
Только в Америке, когда вы крадете и держите похищенное у себя достаточно долго, это становится вашей собственностью.
Чтобы добавить оскорбление к ущербу, правительство пытается очистить свою совесть, возмещая 2,48% от так называемой стоимости украденного у индейцев первоначально. Выплата жалких 3,4 млрд. долларов из общего долга в 137 млрд. – просто стыд и позор. Пусть все американцы узнают об этом. Госпожу Кобелл, по меньшей мере, следует задержать до того момента, пока все документы не будут представлены и не будет определена к выплате точная сумма долга.

Как выразился великий вождь оглала-лакота Красное Облако: «США дали нам много обещаний, но выполнили только одно: они обещали забрать нашу землю, и они ее забрали».

Билл Минс является членом международного совета по индейским договорам.

Первоначально эта статья появилась в газете Миннеаполиса и Сент-Пола «Стар Трибьюн».

 

16 октября 2011 года Элоиз Кобелл умерла от рака, так и не дождавшись, когда начнутся выплаты, извещение о которых было отправлено сотням тысяч человек в июле. Но в любом случае, эта сумма символическая по сравнению с миллиардами долларов долга, накопившегося перед индейцами, которые считали, что им причитаются $58 млрд.  Заслуги Элоиз Кобелл в деле отстаивания прав индейцев признал даже президент США Барак Обама.

 

Весной 2012 года американский суд уже обязал правительство выплатить индейским племенам, проживающим на территории 41 штата, более 1 миллиарда долларов в качестве компенсации за пользование природными ресурсами, добываемыми на их территории. Коллективный иск подали представители 41 племени, проживающих на территории штатов Колорадо, Юта и Нью-Мексико. Индейцы требовали вернуть деньги, которые американское правительство задолжало за добычу нефти, газа и древесины и выпас скота на их территории.
Как заявил генеральный прокурор США Эрик Холдер, решение о выплате компенсации разрешит исторический конфликт из-за управления природными ресурсами на территории племен.
Представитель индейцев Гэри Хэйс (Gary Hayes) отметил, что выплаты позволят компенсировать недостаток финансирования, с которым племенам приходилось сталкиваться на протяжении многих лет. По его словам, полученные средства будут направлены на модернизацию системы здравоохранения, укрепление общественной безопасности и развитие инфраструктуры.
"Зерна, которые мы посадим сегодня, принесут свои плоды в будущем, во благо будущих поколений", - заявил Хэйс.

 

 

Правительство США выплатит индейцам навахо рекордную компенсацию - 554 миллиона долларов

 

Правительство США согласилось выплатить 554 миллиона долларов индейцам навахо в качестве компенсации за злоупотребления федеральных властей в управлении имуществом племени, сообщает Reuters. Об этом объявили в среду министр юстиции США Эрик Холдер и вождь племени Бен Шелли, официально именуемый президентом народа навахо.

Холдер выразил уверенность, что достигнутая договоренность "укрепит партнерство" федерального правительства с коренными американцами, а Шелли назвал это "победой племенного суверенитета". "Теперь народ навахо получит честную и справедливую компенсацию", - сказал Шелли, пообещав публично обсудить с соплеменниками вопрос о том, как распорядиться суммой более чем в полмиллиарда долларов. Слушания пройдут в октябре, однако примерные статьи расходов уже есть - прежде всего это строительство дорог, водопровода, жилья и необходимой инфраструктуры.

Коренные американцы добивались этих денег с 1946 года в качестве компенсации за злоупотребления федеральных властей при расходовании средств из трастового фонда навахо, а также использовании обширных земель, принадлежащих племени, но находившихся в управлении правительства. Земли сдавались в аренду под различные проекты в области сельского хозяйства, энергетики, добычи полезных ископаемых, древесины и строительства недвижимости в ущерб интересам навахо, которые являются законными владельцами земли. В суде племя доказывало, что правительство, вопреки закону, не использовало эти активы, исходя из интересов законного владельца. Изначальная сумма иска составляла более 900 миллионов долларов.

В последние годы федеральные власти США заключили аналогичные договоренности еще примерно с 80 племенами американских индейцев, которые также подавали судебные иски против федерального правительства. В общей сложности им должно быть выплачено более 2,5 миллиарда долларов, однако сумма в 554 миллиона, которую получат навахо, является рекордной для одного отдельного племени.

Официальная церемония подписания соглашения состоится в ближайшую пятницу, 26 сентября, в столице резервации навахо - городке Уиндоу-Рок, штат Аризона.

Навахо, насчитывающее более 300 тысяч человек, считается самым большим племенем американских индейцев. Его земли занимают площадь 70 тысяч кв. км в штатах Аризона, Нью-Мексико и Юта.

 

 

"Хотя мы пришли к соглашению на общую сумму более $ 3,4 млрд, здесь мало кто сомневается, что это значительно меньше, чем по праву положено индейцам. Да, мы могли бы продолжить нашу борьбу и сражаться дальше, возможно, в один прекрасный день мы узнаем, сколько они задолжали каждому индейцу, вплоть до цента. Возможно, мы судились бы гораздо дольше, чтобы увеличить размеры выплат, но мы вынуждены пойти на это соглашение сейчас, прекрасно осознавая, что с каждым годом, с каждым месяцем и каждым днем нас становится все меньше. Наши старейшины умирают, а с ними умирают и их надежды получить полагающуюся им справедливую компенсацию»-Элоиз Кобелл.

 


Помимо своей правозащитной деятельности, Элоиз Кобелл являлась председателем фан-клуба Элвиса Пресли. Во время ее похорон из всех автомобильных радиоприемников в похоронной процессии звучали песни Элвиса Пресли.
На церемонии прощания пару изображений Элвиса в натуральную величину прикрепили к задней стене, и фотография Кобелл с семьей в Грейсланде появлялась иногда на больших экранах над головой. Шведский стол был сервирован гигантским пирогом с надписью “In Loving Memory of Elouise Cobell” и изображением Элвиса.

 

Перевод и подбор материала: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: WR. При копировании материалов, ссылка на сайт обязательна.

 

Пита-макан

 «Я хотела бы быть парнем...но, если я не могу им быть, то могу, по-крайне мере, выполнять работу парней. Я не стану дубить шкуры, я не буду выполнять домашнюю работу, я буду продолжать помогать моему отцу! Мне все равно, что люди говорят обо мне, пока я права. Что касается вступления в брак...Я никогда не выйду замуж! Я никогда не стану рабыней ни одного мужчины!» (Бегущий Орел, приблизительно 1825 год, со слов Джеймса Уилларда Шульца, 1919 год).


Порою женщины, чьи мужья, отцы или сыновья погибали в сражениях с вражеским племенем, присоединялись к военным отрядам, чтобы отомстить за смерть своих близких. Одной из таких женщин была Пита-макан, пиикани (пикуни, пиеган). Французские торговцы называли ее «Черноногой Жанной д`Арк».
Пита-макан или Бегущий Орел ( Pita-mahkan,  Running Eagle) - это мужское имя, у черноногих, женщина, получавшая мужское имя, тем самым удостаивалась высочайшей чести.
Она родилась приблизительно в 1820 (?) году на юге нынешней Альберты, в Канаде. В юные годы ее звали Женщина Ласка (Weasel Woman). Она была самым старшим ребенком среди двух  братьев и двух сестер. Ее ранние годы жизни были посвящены обучению женским обязанностям. Хотя она и не проявляла к ним интереса, но все же усвоила все необходимые уроки и прекрасно справлялась с ведением домашнего хозяйства, когда ее мать болела или была не в состоянии заботиться о семье.  
Женщину Ласку больше привлекал лук и стрелы,  и ее отец, уважаемый воин, оказавший на нее очень сильное влияние, давал ей уроки стрельбы вместе с сыновьями, несмотря на возражения матери. Очень скоро девушка освоила это мастерство и ей позволили охотится на бизонов вместе с мужчинами. Однажды, во время охоты, когда Женщине Ласке исполнилось 15 лет, пиикани  наткнулись на большой военный отряд абсарока. Завязался бой. Лошадь под отцом девушки пала, когда они попытались ускакать - погиб и сам отец. Женщина Ласка, осознав что случилось, без страха повернула в сторону абсарока, забрала тело отца,  и поспешила в деревню. Пиикани встретили ее с честью — восхваляя боевой дух и отвагу девушки, поскольку она совершила одно из самых доблестных деяний.
Вскоре, после гибели отца умерла и мать Женщины Ласки, не вынесшая потери мужа. Забота о младших сестрах и братьях легла на хрупкие плечи девушки. Но, поскольку она не проявляла интереса к рутинной домашней работе, то пригласила в свою палатку одну из  овдовевших женщин племени, чтобы та заботилась о ее  родных, а сама взяла на себя обязанности главы семьи. От отца Женщине Ласке досталось ружье и она продолжала совершенствовать свое мастерство в стрельбе и охоте. Но не все в лагере одобряли тот факт, что девушка охотится наравне с мужчинами, считая, что ее примеру могут последовать и другие женщины, забросив домашнюю работу.

Женщина Ласка была очень красива и вскоре много влюбленных в нее молодых людей начали ухаживать за девушкой, мечтая взять ее в жены. Женщина Ласка отвергла их всех — она поняла, ее путь-это путь воина. (Хотя в других источниках указывается на то, что в схватке с абсарока погиб не ее отец, а ее муж. Устные истории очень часто расходятся во времени и в конкретных деталях, но при этом -хранят свою важную суть. Как бы то ни было, девушка желала отомстить за смерть своего близкого человека. Прим. пер.).
 Женщина Ласка провожала и встречала все военные отряды, слушала, как мужчины рассказывают о своих подвигах, смотрела, как они танцуют. Она мечтала присоединиться к ним.
Однажды вечером, когда Женщине Ласке уже исполнилось 20 лет, большой отряд воинов отправился в страну флэтхедов. Они шли всю ночь и лишь днем, когда остановились на привал, обнаружили Женщину Ласку, осторожно крадущуюся вслед за ними. Военный вождь стал прогонять ее домой, но она ответила ему: « Если вы не позволите мне идти вместе с вами, я пойду позади вас».  Тогда сказал знахарь: «Что-то мне подсказывает, что эта женщина принесет нам удачу. Позволим ей остаться вместе с нами».
«Что же, так тому и быть», - согласился военный вождь. Никто не стал насмехаться над ней - каждый воин в отряде отнесся к ней как к сестре.
Большой лагерь флэтхедов и их друзей пан-д'орей,  был обнаружен на краю озера Флэтхед. Пиикани дождались ночи и осторожно подкрались к вражеским палаткам. Женщина Ласка обратилась к вождю: «Позволь я пойду туда и посмотрю, что можно сделать. Я чувствую, что мне повезет». «Хорошо, -ответил вождь,-ступай, мы придем на помощь, если ты попадешь в беду».
Женщина Ласка проникла в лагерь врага и узнала, где находятся лошади флэтхедов. Флэтхеды славились своими лучшими скакунами. Лошади были привязаны у палаток их владельцев. Лунный свет помог ей выбрать самых быстрых  из них. Женщина Ласка перерезала веревки трех пинто и осторожно вернулась к воинам пиикани.  Связав их, она вновь отправилась в лагерь врага и снова вернулась с тремя прекрасными лошадьми. «Достаточно, - сказала она воинам-ступайте, я подожду вас здесь и присмотрю за лошадьми, которые у нас уже есть».
Пиикани много раз отправлялись в ту ночь в лагерь флэтхедов и возвращались с лошадьми.  Без потерь и с богатой добычей вернулись они на свои родные земли. Женщина Ласка раздала всех своих лошадей, захваченных  у врагов. Несколько дней спустя, была возведена магическая палатка и воины, по обычаю, собрались в ней, чтобы поведать о своей храбрости. Два или три юноши, совершившие свой первый военный поход, получили новые имена - уже как воины. Затем старый знахарь позвал Женщину Ласку и попросил ее поведать о том, как она дважды ходила в лагерь врага и захватила шесть отличнейших лошадей.  Все пиикани выразили свое одобрение, и после, знахарь дал ей великое имя — Пита-макан — Бегущий Орел. Это было имя известного вождя, кто был тенью некоторое время, перед тем как уйти на Сэнд-Хиллс, где, как верили черноногие, живут духи усопших. 
После этого Пита-макан уже не приходилось красться вслед за военным отрядом. Вскоре ее пригласили присоединиться к походу на кроу, угнавших лошадей из лагеря пиикуни. Вместе со своим двоюродным братом Пита-макан вернула одиннадцать своих лошадей. Когда отряд возвращался домой и остановился, чтобы передохнуть, Пита-макан заметила двух вражеских воинов, ехавших по следу отряда пиикуни. Она без страха атаковала их, убив одного врага - второму удалось уйти.
Вскоре племенные старейшины отправили ее на поиск видения, чтобы женщина узнала свою истинное предназначение. После церемонии предшествующей поиску видения Пита-макан пошла в пещеру, скрытую водопадом Трик-Фоллс (Trick Falls), близ нынешнего Ту-Медесин-Лоджес (Two Medicine Lodges), Монтана. Здесь четыре дня и четыре ночи она молилась и получила видение, в котором солнце сказало, что ей будет сопутствовать успех, но только до тех пор, пока она будет помнить о своем отце (муже).
После многочисленных и успешных походов против сиу, абсарока и флэтхедов в которых Пита-макан зарекомендовала себя как воин и показала незаурядную отвагу, она сама стала возглавлять военные отряды, к которым рад был присоединится любой мужчина.  Пита-макан уважали как лидера и знали, что удача всегда сопутствует ей.
Во время походов она одевала мужские одеяния, но, по возвращении в лагерь, переодевалась в платье и становилась очень застенчивой и скромной женщиной. Но Пита-макан устраивала пиры и танцевала как и другие воины. Великие вожди и знахари с радостью приходили к ней пировать.

Однажды, в очередном военном походе против флэтхедов, им встретила  отряд кайнай (кайна, блады), одного из братских племен черноногих, который вел Падающий Медведь. Отряды объединились и отправились вместе в страну флэтхедов. Они шли  несколько дней. В один вечер Падающий Медведь сказал мальчишке, присматривавшим за лошадью Пита-макан: «Ступай и скажи  женщине-вождю, что я хочу жениться на ней».
«Она не такая,- ответил ему мальчик,-мужчины для нее братья и не более. Она никогда не выйдет замуж и рассердится на меня, если я передам ей твои слова».
На следующий день Падающий Медведь сам подъехал к Пита-макан и сказал ей: «Я никогда и никого не любил; но сейчас я люблю. Я люблю тебя; мое сердце принадлежит тебе — давай поженимся».
«Я не скажу «да», но и не скажу «нет», - ответила ему женщина-вождь. «Я подумаю и дам тебе ответ после похода».
В тот же вечер разведчики обнаружили большой лагерь флэтхедов и кутенайев - больше 100 палаток было в этом лагере. Ночью воины обоих отрядов осторожно подкрались к вражеским  палаткам. Пита-макан велела своим людям оставаться на месте и сказала Падающему Медведю, чтобы тот шел в лагерь и привел лошадей. Вождь кайнай вернулся обратно лишь с одной лошадью.
«Теперь мой черед»,- сказала женщина-вождь. Она вернулась с двумя лошадьми. Падающий Медведь снова отправился в лагерь врагов и вернулся с двумя лошадьми. Пита-макан пошла после него и вернулась с четырьмя. Вожди сходили еще  раз и вновь, вернувшись, Пита-макан привела больше лошадей чем Падающий Медведь.
«Нашим воинам уже не терпится пойти и захватить себе лошадей. Сейчас мы сходим по последнему  разу, а затем пусть идут они»,- сказала женщина-вождь Падающему Медведю.
Вождь кайнай привел в этот раз четверых лошадей и теперь у него было их девять.  Пита-макан вернулась с восемью. Таким образом, она завладела пятнадцатью лошадьми. Затем воины из двух отрядов привели столько лошадей, сколько смогли. Удача вновь была на их стороне. Отряды с богатой добычей направились домой.
На следующий же день Падающий Медведь обратился к Пита-макан : «Я очень сильно люблю тебя, -сказал он, - и жажду услышать твой ответ».  
«Я давала тебе шанс, - ответила ему женщина, - мой ответ «да» зависел от того сможешь ли ты привести больше лошадей из вражеского лагеря чем я. Ты не смог. И мой ответ «нет» - я не могу выйти за тебя замуж».
Она оттолкнула его, отказав таким способом, и старый опытный воин понял, что нет смысла больше настаивать на женитьбе. Падающий Медведь был опечален, но он ничего не сказал Пита-макан.
Женщина приобрела славу великого воина и могла наряду с мужчинами рассказывать о своих подвигах в магической палатке. Даже сообщество Храбрые Собаки признавало ее отвагу и воины с радостью пригласили Пита-макан войти в их круг. Старые вожди черноногих рассказывали, что она одна из первых стала применять ружье в битвах и прекрасно владела им, поражая врагов наповал. Говорили, женщина-вождь обладала очень сильной магией и все то, о что она видела во сне или о чем пела-сбывалось.
Вождь пиикани Белая Трава (White Grass) вспоминал такой случай. Во время очередного похода Пита-макан увидела сон, в котором ее отряд сражался с нез-персе. Женщина-вождь отправила вперед разведчиков. Однако вернувшись, они сказали, что не обнаружили следов врага. Но спустя несколько дней отряд женщины-вождя  наткнулся на  лагерь нез-персе на Йеллоустоун-Ривер. Готовясь к бою, Пита-макан соединила два пера с небольшим плоским латунным диском, сняв его со своей  сумки и привязала к волосам. Это и была ее военная магия. Пита-макан запела песнь, окопалась быстрее всех, приготовившись к бою и первым же выстрелом сразила атаковавшего воина нез-персе. После этого она убила еще много врагов. Мужчины, вдохновленные ее примером,  отразили атаку нез-персе. Ее отряд, одержав победу, вернулся домой без потерь.

Однажды она повела отряд против флэтхедов на Сан-Ривер. Когда она вошла в лагерь врага, чтобы захватить лошадей, ее вдруг окликнули. Говорят, флэтхеды узнали, что это женщина возглавляет походы против них и уводит лошадей. И каждый в лагере, заметивший любую подозрительную женщину должен был схватить ее.  Пита-макан не знала языка флэтхедов - она попятилась назад. Раздался выстрел и дух женщины-вождя направился к Сэнд-Хиллс. Погибли и пять воинов, которые были вместе с ней. Произошло это приблизительно в 1850 (?) году. Для пиикани гибель Пита-макан была настоящей трагедией — все племя оплакивало ее смерть, а весной следующего года воины обрушили  свой гнев на флэтхедов. Более шести вражеских воинов были убиты в память об отважной женщине-вожде.

 

В 1977 году благодаря усилиям общины апикуни (Apikuni) водопад Трик-Фоллс в Национальном парке Глейшер был переименован в водопад Питамакан (Pitamakan Falls).

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Изабелла Кузнецова. При перепечатке и публикации материала ссылка на сайт обязательна.

Мисти Апхем

 "Я не люблю интервью. Просто ненавижу их. Я всегда чувствую себя очень глупо. Я просто отключаюсь, даже с простейшими вопросами. Я думаю, это связано с тем, что я перфекционистка. Я не хочу сказать что-либо, о чем я буду сожалеть через десять лет.  Я также болезненно застенчива и в реальной жизни. Когда я нахожусь в объективе камеры или говорю с людьми, как актриса, а не как я, это все равно, что я становлюсь другим человеком". Мисти Энн Апхем.

 

 

Мисти Энн Апхем (Misty Anne Upham) — пиеган; прямой потомок вождя Тяжелого Бегуна, она родилась 6 июля 1982 года в Калиспелл, округ Флатхед, Монтана. Мисти - четвертый ребенок из пяти в семье Чарльза и Моны Апхем. Ее отец - учитель музыки, поэтому и сама Мисти освоила классическую гитару и изучала классический вокал. Когда девочке исполнилось 4 года, семья Апхем переехала в Биллингс, где Чарльз учился в университете восточной Монтаны и работал в Тако-Белл, Пицца-Хат и К-Март; позже они перебрались в Форт Белкнап, а затем вернулись в Браунинг. «Я родом из одной из беднейших семей резервации черноногих», - говорила Апхем. «В резервации много насилия, и я чувствовала себя обреченной здесь». В 12 лет Мисти подружилась с девушкой по имени Алисия, которая в то время была начинающей актрисой. Алисия уже проходила кастинги на роли в кино и с воодушевлением описывала свои незабываемые чувства, которые она получала от этого. "У нее были рыжие вьющиеся волосы, и она напомнила мне о жизни за пределами резервации. Алисия жила в Кат Банк, это в 30 милях от резервации. И я витала в облаках». Стремясь к своей мечте, Мисти убедила отца взять ее в Сиэтл, где она стала посещать семинары по актерскому мастерству. "Покидая резервацию в 12 лет, я всегда знала, что-то должно было произойти, если я последую своей интуиции. Я знала, что если не обращать внимания на вещи, которые мне не нравились, то я смогу сделать это. Когда я оглядываюсь назад и вспоминаю о той девушке без цели и перспективы, без поддержки, я все еще знаю и чувствую, кем должна быть. Вы можете спросить у молодежи: «Как вы можете верить во что-то, когда вы молоды? Но я благодарна этой вере". Так в 13 лет она присоединилась к театральной группе для индейцев «Парящий Красный Орел». "Мне нужно было покинуть резервацию. Мне просто необходимо было это сделать. Я хотела отправиться в ближайший город и идти в первый же попавшийся театр. Мне хотелось смотреть кино, импровизировать и есть. В 13 лет я уже перестала думать о суициде, так как обрела смысл своей жизни». Сначала она была в ужасе от перспективы выступать перед другими со сцены, и она даже боялась говорить с другими. "Преподаватель сказал мне «Я вижу в тебе нечто особенное. Я вижу сильное желание и решимость выжить». Я обрела силу в себе и нечто особенное. Я помню, как я возвращалась из театральной мастерской, закрывала за собой дверь и плакала. Это было то, от чего я зависела и ради чего могла жить».

В 14 лет Мисти уже писала и ставила короткие скетчи и исполняла их на гастролях. Учась в средней школе, она выступала в нескольких театральных труппах Сиэтла.
Ее первая импровизация состоялась вскоре после окончания школы на сцене театра Ниппон Кан в Сиэтле. А вскоре и  дебют в кино. В фильме Криса Эйра «Резервация» Мисти сыграла Голубое Облако, при этом она настояла на исполнении собственных каскадерных трюков в сценах драк. С тех пор, она уже никогда не оглядывалась назад. Эта высокая и красивая девушка уверенно шла вперед.

Мисти Апхем продолжала актерскую работу. В 2002 году она снималась в фильме «Ауф фидерзейн, Пит» и «Меняющий очертания». В 2003 году были роли в фильмах «Хранители легенд» и «Старше, чем Америка». В 2006 году вышел комедийный фильм «Срок годности», в котором Мисти сыграла мать Чарли. Затем Мисти перебралась в Лос-Анджелес, Калифорнию, где работала уборщицей, ночуя и отдыхая в автомобиле после 8-часового драинья кабинета шефа. «Жизнь многих действующих актеров полна неопределенности», - говорила Мисти.
Ее любимыми актерами были Джеймс МакЭвой, Джереми Реннер, Стив Зан, Кристиан Бэйл, и Дэниэл Дэй-Льюис. Среди актрис она выделяла Кейт Бланшетт, Хелен Миррен, Тильда Суинтон, Азия Ардженто и Эмили Уотсон.

Для съемок в фильме Кортни Ханта «Замерзшая река» (2008) Мисти вынуждена была пополнеть и обрезать свои длинные и густые волосы, достигавшие пояса. Второй раз она обрезала их незадолго до своей смерти. В результате за роль Лилы Маленький Волк, девушки-мохока, которая пыталась вернуть своего ребенка, Мисти Апхем была удостоена наград: American Indian Film Festival за лучшую роль второго плана; Alliance of Women Film Journalists за лучший дебют; номинирована Independent Spirit Award за лучшую женскую роль второго плана; Central Ohio Film Critics Association и Utah Film Critics Association как лучшая актриса второго плана.
Среди своих любимых фильмов Мисти Апхем были: "Елизавета" (1998), "Амели" (2001), "Королева Марго" (1994), "...А в душе я танцую" (2004), «Цыпочки» (2004), "Орландо" (1992) и "Палач Дамер" (2002).
Далее были роли в таких фильмах, как «Сухая земля» (2010), «Большая любовь» (2010), «Талисманы» (2011), «Джанго освобожденный» (2012), «Раз в две секунды» (2012), «Джимми Пикард» (2013) и «Август: округ Осейдж» (2013), по одноимённой пьесе американского драматурга Трейси Леттса.
Участвуя в съемках фильма «Джимми Пикард», основанного на реальной истории индейца черноногого, ветерана Второй мировой, Мисти остановилась в отеле Кат Банк. «У меня было странное чувство», - вспоминала она. «Здесь Бенисио (Дель Торо) практикуется в танце в библиотеке, которую я посещала, когда была девочкой. Это напомнило мне о том, почему так важно следовать за мечтой». Монтана вновь напомнила ей о том ужасном случае сексуального насилия, который произошел с ней, когда она была еще совсем юной девушкой.
После съемок фильма 32-летнюю девушку чествовали на 66-ом фестивале в Каннах. Ей рукоплескала публика, когда она шла по красной дорожке. Роль экономки в фильме «Август: округ Осейдж» была не менее удачливой.
«Я очень хотела бы снять фильм наподобие «Говардс Энд» - один из моих любимых фильмов. Я хотела бы снять фильм такой, как «Чувство и чувствительность», но пока общество не изменится, я могу играть только роли горничных или здорово влипших арестанток».

Она успела сняться в эпизодической роли в фильме «Без огня» (2013) и в драме «Торт» (2014), в которой она сыграла вместе с Дженнифер Энистон, Анной Кендрик и Сэмом Уортингтоном. Мисти Апхем также успела закончить съемку в фильме «Подвал», премьера которого намечена на 2015 год. Она была полна энергии и желания далее следовать за своей мечтой.
"Вы должны уметь проецировать энергию, достигающую людей во всем мире, без экспрессии, без единого слова", - говорила она. Своим примером она хотела сподвигнуть других индейцев увидеть себя в новом свете, хотела дать им надежду, что они также могут вырваться из бедности и угнетающего пессимизма резервации. Она часто рассказывала о той несправедливости, которая происходит в резервации, выступая за права коренных американцев."Я знаю, насколько беспросветна тьма, царящая в резервации. Гнев - это все, что у них есть. Я хочу принести искусство в резервацию и шанс для молодых людей, чтобы они могли уважать себя, находясь в безопасном месте. Я хочу дать им то, что сможет спасти их жизни», - говорила Мисти, планируя вернуться в родную резервацию.
Что касается личной жизни, то она никогда не распространялась о своих отношениях с кем-либо и не была замужем. Возможно, все это могло бы быть еще впереди. Могло бы быть..
Когда в 2013 году у Чарльза Апхема случился инсульт, Мисти бросила все и приехала в пригород Сиэтла, чтобы ухаживать за больным отцом.
5 октября 2014 года Мисти Энн Апхем оставила дом своей сестры в резервации Маклесшут, находящейся близ города Оберн, штат Вашингтон, в чем была, так, словно куда-то спешила. 6 октября ее отец обратился в полицию с заявлением о пропаже дочери. Он опасался, что случилось что-то неладное, так как Мисти не отвечала на звонки. В последнее время она находилась в подавленном состоянии, и к тому же она перестала принимать лекарства от биполярного расстройства и тревоги. Однако в отделе полиции ему ответили отказом, ссылаясь на то, что у них нет никаких оснований полагать, что Мисти действительно пропала. Ее исчезновение не было «необъяснимым, непроизвольным или подозрительным». Поэтому семья Апхем, собрав родственников и знакомых индейцев маклесшут  через «Фейсбук» и средства массовой информации, начала собственные поиски Мисти, которые возглавил ее дядя - Роберт Апхем. Полиция Оберна, по заявлению отца Мисти, не предпринимала абсолютно никаких шагов, чтобы оказать хоть какую-то помощь. Именно люди из группы Роберта Апхема и нашли тело мертвой девушки в лесном овраге Оберна глубиной в 150 футов  16 октября. Бездействие полицейских можно объяснить тем фактом, что индейская община уже на протяжении долгих лет испытывает притеснение со стороны полиции, да и Мисти, несмотря на ее известность, была для них просто очередной индеанкой.
«Сейчас пресса пишет, что это полицейские нашли Мисти. Но правда заключается в том, что именно индейская община сформировала группу для поисков и нашла ее, спустя несколько дней, без какой-либо помощи со стороны полицейского департамента Оберна», - заявил Чарльз Апхем.
Он не верит в то, что его дочь сама покончила с собой, на чем так упорно настаивают полицейские.
«Я не верю, что она была способна на такое», - признался Чарльз Апхем в интервью ведущему радиостанции Киро ФМ. После  окончательного восстановления здоровья он планировал с женой переехать в Лос-Анджелес к Мисти.

Актриса Джульетт Льюис в своём Твиттере написала, что у Апхем «были враги», которым не нравилась правозащитная деятельность погибшей.
17 октября, после опознания тела дочери, семья Апхем сделала заявление на своей странице в «Фейсбуке». Они написали, что причиной смерти ее дочери стали полицейские. Она убежала из дома, и побежала в лес, когда те приехали, чтобы вновь забрать ее.
«Мисти боялась полицейских, и на то были свои причины». Однажды полицейским пришлось принудительно везти Мисти в клинику, чтобы решить вопрос о ее вменяемости. Они корчили рожи и смеялись над ней, и Мисти, закованная в наручники, вся в слезах, сказала, что она, как известная актриса, использует все свои связи, чтобы наказать их. "Ты кинозвезда? Так почему бы тебе не пожаловаться Джорджу Клуни!"-сказал ей один из полицейских. Полицейские не знали, что родители Мисти все видели и слышали.

 

По словам судебно-медицинского эксперта, Апхем была убита. На ее теле обнаружены тупые раны. Пострадали голова и ребра. Есть свидетели того, что Мисти была убита двумя мужчинами, которые и избили ее до смерти. Полиция по прежнему отказывается рассматривать это дело.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: WR. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Джон Луис Кларк

 Глухой художник и скульптор Джон Луис Кларк (10 мая 1881-20 ноября 1970) родился в Хайвуде (штат Монтана).  Всю жизнь его называли глухонемым индейцем.  Потеряв слух в возрасте двух лет от скарлатины он так и не научился говорить и читать с губ.  На языке племени черноногих его звали Кутапус что в переводе означает - Человек, Который Молчит.  Он научился жестовому языку индейцев а также выполнил свои первые рисунки в индейской школе штата Монтана.  Кларк был общительным человеком и легко знакомился с людьми но предпочитал общество глухих. 

В детские годы Кларк, демонстрируя свои рано проснувшиеся художественные способности, лепил фигурки животных из глины. В школе глухих штата Монтана он начал заниматься резьбой по дереву. Его яркое дарование заметили и направили на учебу в Академию Св. Франциска для глухих в Милуоки (штат Висконсин), где он совершенствовался в резьбе по дереву. Здесь же он в совершенстве выучил Американский жестовый язык (ASL), ставший для него основным средством общения. Недолгое время он учился также рисунку в Чикагском художественном институте. Начиная с 1900 г. работал в Милуоки резчиком деревянных церковных алтарей. В 1913 г. он вернулся в индейскую резервацию племени черноногих в штате Монтана, известную как Мидвэйл. Здесь он открыл артстудию, в которой проработал 57 лет. Кларк мог использовать разные техники – писал маслом, делал пастели и акварели, но всегда предпочитал работу с деревом. Он вырезал фигуры животных из древесины клена и грецкого ореха, но чаще пользовался более дешевыми сортами дерева, особенно тополя. Иногда он раскрашивал части изображения, но всегда оставлял дерево основой скульптуры. Его художественная репутация стремительно росла и многие резчики из других стран приезжали к Кларку, чтобы поучиться его приемам. Возможно, он понимал мир животных, живущих в дикой природе, лучше других художников. Его знакомые говорили, что Кларк "способен читать мысли животных". Работы мастера реалистичны, и очень выразительны, благодаря тонкой передаче эмоций. Среди американских художников Кларк получил прозвище "Скульптор охотничьего ножа". За свою жизнь Кларк сделал тысячи изображений животных. В своих работах он выявлял характерные черты медведей, горных коз, волков, буйволов и бизонов с реалистической тщательностью. Он хорошо знал и понимал их природу. Джон Кларк был отличным рисовальщиком и многие его письма содержат рисунки. Интересно, что он нарисовал и логотип Большой северной железной дороги, изображающий горного козла.

В 1918 году Кларк получил золотую медаль Филадельфийской художественной галереи за скульптуру медведя, и еще одну такую же награду в 1925 г. Три его деревянные скульптуры на 35-й ежегодной выставке американских художников в Чикагском художественном институте в 1923 г., стали центральными в экспозиции. Работы Кларка пользовались хорошим спросом: год спустя после выставки восемь его скульптур приобрел Джон Рокфеллер, а президент США Уоррен Хардинг – орла, держащего американский государственный флаг. Художник сделал также несколько резных деревянных панелей, на исторические темы, которые были размещены в нескольких общественных учреждениях Монтаны. Наиболее интересные из них посвящены важным событиям из жизни индейцев. В 1934 г. Кларк вместе с другими глухими художниками из разных стран мира участвовал в масштабной международной выставке в музее Рериха в Нью-Йорке. Он представил три акварели и семь деревянных скульптур разных животных. Кларк продолжал работать до последних дней своей жизни, хотя в последние годы, он почти ослеп от катаракты и резал дерево почти на ощупь. Последняя выставка выдающегося скульптора состоялась незадолго до его смерти в 1970 г. в Музее индейских ремесел в Браунинге (Монтана). Здесь, кроме скульптур были представлены и его живописные работы. Но настоящему признанию его творчества в масштабах всей страны способствовала выставка, демонстрировавшаяся в течение года (1993–94 гг.) в Историческом обществе Монтаны, где были показаны лучшие произведения художника. Куратор выставки Кирби Ламберт говорил: "Каждая работа мастера – самобытна, и нет двух похожих друг на друга. Не знаю другого художника, который бы выразил душу животных, как это делал Джон Кларк…" В настоящее время работы скульптора выставлены в Галерее выдающихся деятелей штата Монтаны, в Галерее Джона Кларка и в мемориальном музее художника.

 

Источник: http://www.voginfo.ru/novosti/deafland/item/1363-Themanwhowassilent.html

Уголь

Уголь‭ (‬SI‭’‬K-OKSKITSIS‭ (‬Charcoal,‭ ‬Black Wood Ashes‭)‬,‭ ‬Paka‭’‬panikapi‭ (‬Lazy Young Man‭)‬,‭ ‬Opee-o‭’‬wun‭ (‬The Palate‭)) ‬родился в большой семье кайна близ Олдман-Ривер примерно в‭ ‬1856‭ ‬году.‭ ‬Он был сыном Красного Головного Убора,‭ ‬уважаемого воина среди индейцев кайна,‭ ‬и Убивает Дважды.‭ ‬Через одну из жен отца он приходился родственником Видимому Издалека‭ (‬Peenaquim‭)‬,‭ ‬военному‭ ‬вождю бэнда‭ ‬Едоки Рыбы‭ (‬Mamyowi‭)‬.‭ ‬Когда Уголь был еще молод,‭ ‬его семья порвала с бэндом Едоки Рыбы,‭ ‬а затем во главе с Красной Вороной‭ (‬Mékaisto‭)‬ сформировала собственную группу‭ ‬-‭ ‬Стреляющие‭ (‬Uspoki-omiks‭)‬.‭ ‬Индейцы кайна канадской провинции Альберта представляли собой самое западное подразделение индейских племен черноногих.‭ ‬Согласно условиям договора‭ ‬1877‭ ‬года с канадским правительством,‭ ‬кайна,‭ ‬насчитывавшие около двух тысяч человек,‭ ‬были переселены в резервацию Блад,‭ ‬основанную в‭ ‬1880‭ ‬году.‭ 

Будучи молодым,‭ ‬Уголь,‭ ‬как и другие его соплеменники,‭ ‬охотился на бизонов и защищал свои земли от других племен,‭ ‬таких как кри и кроу.‭ ‬Однако к тому времени,‭ ‬когда он достиг зрелого возраста,‭ ‬болезнь,‭ ‬виски и канадские законы значительно сократили как количество,‭ ‬так и свободу его племен.‭ ‬В соответствии с новым договором свобода кайна ограничивалась пределами резервации,‭ ‬и они больше не могли вершить свои судьбы.‭ ‬Пища,‭ ‬которая поставлялась по условиям договора,‭ ‬часто была несъедобной.‭ ‬Зимой‭ ‬1883‭ ‬года Уголь и несколько его товарищей украли и убили бычка с соседнего ранчо.‭ ‬За это преступление он провел год в тюрьме Форт-Маклеод,‭ ‬и после освобождения поклялся,‭ ‬что‭ ‬больше никогда не отправится за решетку.‭ ‬В‭ ‬1891‭ ‬году Уголь женился на Женщине‭ ‬-‭ ‬Хорошенькой Росомахе‭ (‬Anu‭’‬tsis-tsis-aki‭)‬,‭ ‬вдове на девять лет моложе его,‭ ‬которая ранее была замужем уже четыре раза.

Уголь обратился к родной религии,‭ ‬присоединившись к священному сообществу Собаки,‭ ‬а затем к сообществу Рога.‭ ‬Кроме того,‭ ‬он призвал свою жену стать членом священного женского сообщества матоки‭ (‬Matoki‭)‬.‭ ‬К середине‭ ‬1890-х годов она стала одним из лидеров сообщества,‭ ‬а Уголь был признан святым человеком.‭ ‬Вскоре после того как Уголь взял себе еще одну жену,‭ ‬Спящую Женщину‭ (‬Iyokaki‭)‬,‭ ‬он узнал об отношениях между Женщиной‭ ‬-‭ ‬Хорошенькой Росомахой и одним из ее молодых кузенов по имени Человек с Магической Трубкой Возвращающийся с Боевым Кличем Журавлей‭ (‬Nina‭’‬msko‭’‬taput-sikumi‭)‬.‭ ‬30‭ ‬сентября он застал их вместе и убил любовника,‭ ‬выстрелив ему в глаз.‭ ‬По индейским законам это убийство могло быть оправдано,‭ ‬но по законам Канады ему грозило повешение.‭ ‬Чтобы подготовиться к вступлению в землю мертвых,‭ ‬он обратился к двум древним обычаям индейцев кайна,‭ ‬решив убить важного человека,‭ ‬чей дух объявит о его приходе,‭ ‬а затем Женщину‭ ‬-‭ ‬Хорошенькую Росомаху и себя,‭ ‬чтобы их духи путешествовали вместе,‭ ‬и она была бы его навсегда.‭ 

 

В тот день,‭ ‬когда было обнаружено тело незадачливого‭ "‬Лотарио‭"‬,‭ ‬12‭ ‬октября,‭ ‬Уголь попытался убить Красную Ворону,‭ ‬а затем ранил инструктора-фермера Эдварда Макнейла.‭ ‬Он бежал из резервации с двумя женами,‭ ‬дочерью,‭ ‬тещей и двумя пасынками,‭ ‬направляясь на юг в Ли-Крик,‭ ‬а оттуда намеревался отправиться к кайна,‭ ‬находившимся в районе границы с Монтаной.‭ ‬Между тем,‭ ‬Сэмюэль Бенфилл Стил,‭ ‬суперинтендант Королевской конной полиции начал одну из самых грандиознейших охот на человека в истории западной Канады.‭ ‬Волнения в канадской и американской прессе относительно способности полиции справляться с индейскими проблемами было уже высоко из-за успешного бегства Голоса‭ Всемогущего (‬Kitchi-Manito-Waya‭) ‬после того,‭ ‬как он убил полицейского сержанта в‭ ‬1895‭ ‬году.‭ ‬Лагерь Угля был обнаружен,‭ ‬но когда‭ ‬17‭ ‬октября на него напали более‭ ‬20‭ ‬вооруженных человек,‭ ‬он ушел со своими женами и пасынком‭; ‬и в тот же вечер украл двух лошадей у полиции и бежал на север в сторону Поркупайн-Хиллс.‭ ‬На следующий день поисковая группа превышала более‭ ‬100‭ ‬человек‭ ‬-‭ ‬конных полицейских и индейских разведчиков,‭ ‬но Уголь продолжал ускользать от полицейских патрулей,‭ ‬отрываясь на большие расстояния и угоняя свежих лошадей.‭ ‬30‭ ‬октября,‭ ‬когда пасынок и обе жены сбежали от Угля,‭ ‬Стил приказал арестовать всю его семью,‭ ‬26‭ ‬человек,‭ ‬включая‭ ‬2‭ ‬детей в возрасте‭ ‬5‭ ‬и‭ ‬1‭ ‬года,‭ ‬чтобы не дать им возможности помогать беглецу.‭ ‬5‭ ‬ноября братья Угля Левая Рука и Медвежья Спинная Кость,‭ ‬были освобождены,‭ ‬чтобы помочь поймать его.‭ ‬В обмен на сотрудничество Стил позволил освободить больного ребенка Левой Руки и снял обвинения в‭ ‬краже крупного рогатого скота с сына Медвежьей Спинной Кости.‭ ‬Скитаясь между индейской резервацией Пиеган и резервацией Блад,‭ ‬Уголь продолжал уходить от преследователей.‭ ‬Лишь благодаря индейцам-скаутам беглеца смогли выследить.‭ ‬9‭ ‬ноября его местопребывание‭ ‬было обнаружено близ резервации Пиеган,‭ ‬а на следующий день его заметили скауты-пикани возле Пинчер-Крик.‭ ‬Сержант-полицейский Уильям Брок Уайлд присоединился к преследованию,‭ ‬и когда стал настигать Угля,‭ ‬тот выстрелил и убил его.‭ ‬Уайлд был офицером,‭ ‬а,‭ ‬следовательно,‭ «‬вождем‭»‬,‭ ‬который стал посланником в мир духов,‭ ‬подтверждающим лидерство и храбрость Угля.‭ 

В следующую ночь Уголь прибыл в лагерь своих братьев в резервации Блад,‭ ‬где был схвачен ранним утром‭ ‬12‭ ‬ноября и передан полиции после неудачной попытки самоубийства.

Уголь был судим и осужден в Форт-Маклеод за убийство Человека с Магической Трубкой Возвращающегося с Боевым Кличем Журавлей‭ ‬и Уайлда.‭ ‬Хотя первый обвинительный приговор был успешно обжалован,‭ ‬второй было поддержан,‭ ‬и утром‭ ‬16‭ ‬марта‭ ‬1897‭ ‬года Уголь был повешен.‭ ‬Несмотря на заверения лейтенанта-губернатора Чарльза Герберта Макинтоша,‭ ‬что тело повешенного будет передано его семье для захоронения по индейским обычаям,‭ ‬было заявлено,‭ ‬что Уголь в последний момент перешел в христианство,‭ ‬и‭ ‬поэтому его похоронили на римско-католическом кладбище в Стенд Офф в резервации Блад.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: Jana7ish . При использовании материала ссылка на сайт обязательна.