Уоллес Безумный Медведь. Ричард Оукс. Красивое Озеро. Деканисора. Скарроади. Алакуипа.

                  Уоллес Безумный Медведь.

Знахарь и пророк Уоллес Андерсон Безумный Медведь также был известным активистом в борьбе за права индейцев в 1950-х-1960-х годах. В течение всей своей жизни он боролся за национальное и международное признание суверенитета индейских наций.

 

Уоллес Андерсон Безумный Медведь (Anderson, Wallace Mad Bear), член нации тускарора, родился 9 ноября 1927 года в Баффало, Нью-Йорк. Имя Безумный Медведь дала ему бабушка за его характер. Мальчик вырос в резервации Тускарора близ водопада Ниагара. Юношей Уоллес был зачислен в военно-морской флот. Он сражался на Окинаве во время Второй мировой войны, а затем в Корее во время корейской войны. Вернувшись домой после службы, Андерсон, надеясь построить свой собственный дом в резервации, обратился за кредитом на основании Закона о налаживании жизни военнослужащих от 1944 года (G.I. Bill). Этот закон распространялся на каждого ветерана, который был на действительной военной службе в годы войны. По закону, ветеран получал право на образование; право на получение пособия по безработице; права на различные виды кредитов, в частности - на покупку дома и начала собственного бизнеса и фермерского хозяйства. В кредите Андерсону было отказано, и он посчитал это дискриминацией по отношению к индейцам. Так начался его путь борьбы за права коренных американцев.
В 1957 году Андерсон возглавил ирокезов, протестующих против подоходных налогов. Несколько сотен мохоков из Аквесасне прошли маршем до Массена, штат Нью-Йорк, где у здания суда они сожгли квитанции о неуплаченных налогах. В следующем году Андерсон становится ключевой фигурой среди протестующих против строительства водохранилища на землях тускарора. После того, как New York Power Authority захватила 1 383 акра индейской земли, чтобы построить резервуар, который затопил бы резервационные земли, мужчины, женщины и дети тускарора объединили свои силы для защиты своей территории. Андерсон и другие протестующие тускарора препятствовали доступу геодезистов в резервацию, сведя на нет их работу. Когда примерно 100 солдат уже были готовы войти на территорию резервации, демонстранты встали на дороге, перекрыв движение грузовиков. Несмотря на все усилия индейцев, в деле Federal Power Commission v. Tuscarora Indian Nation (1960) Верховный суд постановил, что изъятие земли было законным, и водохранилище, в конечном счете, было построено.
В марте 1959 года Андерсон присоединился к восставшим ирокезам в резервации Шести Наций в Брантфорде, Онтарио, некогда основанном самим Джозефом Брантом. После того, как ирокезы провозгласили свой суверенитет, вслед за этим заявлением Королевская канадская конная полиция ворвалась в дом совета резервации, но ирокезам удалось вытеснить их. В том же месяце Андерсон попытался арестовать Гленна Эммонса, уполномоченного по делам индейцев, которого недовольные политикой терминации индейцы, обвиняли в многочисленных злоупотреблениях. Эммонсу удалось уйти, но позже он подал в отставку.
После приглашения от Фиделя Кастро Андерсон возглавил делегацию коренных американцев на Кубу в 1959 году, где члены Шести Наций и миккосуки Флориды согласились признать суверенитет Кубы в обмен на признание Кубой их собственного суверенитета. Суверенитет был главной целью жизни Андерсона, чтобы помочь индейским народам стать независимыми и не быть поглощенными «больным» обществом.
В 1967 году Андерсон основал North American Indian Unity Caravan для поощрения активизма, возросшего среди коренных американцев по всей стране. В том же году он выступил перед Конгрессом от лица 133 племен, недовольных политикой терминации.
В течение следующих шести лет Безумный Медведь странствовал в своем передвижном доме на колесах, а затем участвовал в планировании и оккупации острова Алькатрас в 1969 году.
В 1975 году Андерсон был директором Индейского национального движения Северной Америки. В последние годы жизни он продолжал защищать права коренных американцев как на национальном, так и на международном уровне.
Уоллес Андерсон Безумный Медведь умер 10 декабря 1985 года.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: W.R. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Ричард Оукс.

"Я вырос в резервации Сент-Риджис, штат Нью-Йорк, близ канадской границы. Это большая резервация в шесть квадратных миль, где проживают три тысячи человек и существует три тысячи проблем. Мое взросление было трудным, как и у большинства индейцев. Там были надежды, там были обещания, но средства для их достижения не поступали. Я не мог приспособится к этому. Я учился в школах, пошел в старшие классы и учился, пока мне не исполнилось 16 лет, но эта система никогда ничего не предлагала индейцу… Все, что они желали — сделать меня винтиком в машине, превратить меня в то, что они хотели – белого индейца. Я же хотел быть полезным моему народу".

 

Ричард Оукс (Richard Oakes, Ranoies), мохок, родился 22 мая 1942 года в резервации Аквесасне (Сент-Риджис). Он был воспитан в католических традициях. В детстве Ричард ловил рыбу, сажал бобы, кукурузу и тыквы, как некогда его предки. Затем он стал работать в доке на Св. Лаврентии, но был уволен, поскольку на тот момент ему исполнилось всего 16 лет. Оукс сменил профессию и стал работать монтажником-высотником, как и многие другие мохоки, подрабатывая то в одном, то в другом городе. Наконец, в начале 1960-х он добрался до Сан-Франциско, Калифорния. Там Оукс поступил в университет, где учился у антрополога Луиса Кемницера на отделении исследований индейцев. Он сам разработал первоначальный учебный план и призывал других индейцев поступать на это отделение. В свободное от учебы время Оукс работал барменом, наладил связи с местными индейскими общинами и женился на Энни Маруфо, индианке из племени помо.

 

В это же время был сформирован национальный совет мохоков, целью которого была борьба с угнетением их религии в форме мирного протеста под названием «Белые корни мира». В 1969 году Оукс встретился с членами этой организации, вдохновившими его на создание твердой позиции и отстаивания того, во что он верил. Во время учебы Оукс и ряд других студентов его курса встретились с Белвой Котье, лакота, женой Аллена Котье, проводившей исследования, касающиеся заключений лакота в тюрьму Алькатрас, небольшого острова недалеко от побережья Сан-Франциско. Она принимала участие в захвате Алькатраса и помогла заложить фундамент дальнейшей активистской жизни своих студентов. Таким образом цель была определена.

Оукс объединил силы с Адамом Нордуэллом, который также работал над планом захвата Алькатраса. Их совместная группа «Индейцы всех племен» составила прокламацию, где было отражено недовольство городских индейцев и индейцев из резерваций и перечислены все требования относительно Алькатраса.

 

Главным среди этих требований было право собственности на землю

и поддержка в строительстве Музея индейцев, Исследовательского индейского центра, а также духовного центра и научного центра по изучению экологии и охране окружающей среды.

9 ноября 1969 года Ричард Оукс, Джим Вон (чероки), Джо Билл (инуит), Росс Харден (виннебаго) и Джерри Хэтч наняли лодку в заливе Сан-Франциско и отправились на Алькатрас. Перед тем, как поставить парус, Оукс зачитал прокламацию «Индейцев всех племен» перед прессой. Приблизившись к Алькатрасу, Оукс выпрыгнул из лодки и, доплыв до острова, провозгласил свое право на его «открытие». Береговая охрана быстро выдворила индейцев с острова. В тот же день Оукс с еще более многочисленной группой студентов добрался до Алькатраса. Все 14 человек остались на острове с ночевкой, распевая песни и танцуя. На следующий день, прежде чем береговая охрана выдворила их, Ричард Оукс заявил о праве «Индейцев всех племен» на Алькатрас.

 

20 ноября 1969 года с третей попытки 89 индейцев, в том числе и Оукс, успешно заняли Алькатрас под девизом «Мы держим Скалу», оккупация которого закончилась лишь 11 июня 1971 года.

Оукс считал, что протест на Алькатрасе докажет федеральному правительству и американской общественности, что индейцы полны жизни и сил для самоопределения. Он надеялся с помощью средств массовой информации осветить тот огромный вклад, который коренные американцы внесли в историю и общество, и надавить на федеральное правительство, заставив их признать многочисленные юридические обязательства перед индейцами.

Однако оппозиция по отношению к Оуксу стала набирать силу и масс-медиа, представляя Ричарда как единственного лидера движения, внесла раскол в ряды захвативших Алькатрас, желавших полного равноправия. На острове Оукс провел шесть месяцев.

5 января 1970 года погибла 13-летняя Ивонна, приемная дочь Ричарда Оукса, упав с третьего этажа открытой лестничной клетки одного из зданий на острове. Оукс в глубоком трауре оставил Алькатрас, заявив, что больше сюда не вернется, и новые лидеры заняли его место.

 

Оставив Алькатрас, семья Оукс стала активно помогать другим движениям. Ричард принимал участие в акциях протеста против захвата Pacific Gas и Electric Company трех миллионов акров земли у индейцев Пит-Ривер в северной Калифорнии. В Санта-Роза, Калифорния Оукс помог спланировать захват поста, некогда принадлежавшего Центральному разведывательному управлению. В конечном итоге помо получили право на эту землю, где был создан Учебный индейский центр. Оукс был полон планов по созданию более широких возможностей для коренных американцев, начиная с его идеи о «мобильном университете». Однако вскоре он был жестоко избит. Тридцать дней Оукс провел в коме и вышел из нее лишь благодаря целительному дару Уоллеса Безумного Медведя. Затем вместе с женой Ричард вернулся в Аквесасне, но Энни затосковала по дому.

20 сентября 1972 года жизнь Ричарда Оукса трагически оборвалась. Он был убит Майклом Оливером Морганом, менеджером лагеря "Юношеской христианской ассоциации" в Санта-Клара, Калифорния.

Морган утверждал, что индеец сам напал на него и он просто оборонялся, в то время как сторона Оукса настаивала на убийстве, поскольку Морган возражал против позиций Ричарда относительно прав индейцев. К тому же все знали, что Морган проявлял грубость по отношению к индейским детям и, по-видимому, один из таких случаев произошел в присутствии Оукса. Морган был обвинен в непредумышленном убийстве. Шесть месяцев спустя все обвинения с него были сняты, и Морган вышел на свободу.

Благодаря усилиям Ричарда Оукса подрастающее поколение юных индейцев обрело чувство гордости и самоуважения. Далее последуют марш «Тропой нарушенных договоров» и вооруженное противостояние в Вундед-Ни. А Скала из видения Оукса, великого мохока своего поколения, возвысилась, освободившись благодаря ему от призрака ужасного прошлого.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*.  При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

                             Красивое Озеро.

“Создатель запрещает недоброту к старикам. Мы, четверо посланников, говорим тебе об этом. Это предначертано Создателем и должно быть так. Старая женщина вновь становится, как ребенок, и ее внуки должны проявлять о ней заботу. Ведь она - это они. Так сказали мне посланники, и Создатель так сказал. Вот как это было”,- Красивое Озеро о заповеди Создателя относительно пожилых людей.

 

Красивое Озеро из клана волка родился около 1735 года в деревне Коневогес на Джинеси Ривер, близ Эйвон, Нью-Йорк. При рождении он получил имя Хадава`ко (Встряхивающий Снег). Он был сводным братом Сажателя Кукурузы, племянником Гьясута и дядя Красному Мундиру. Его воспитанием занимались сенека из клана Черепахи. В те времена нация сенека была еще сильна. Во время франко-индейских войн и американской революции они сражались на стороне британцев. Хадава`ко воевал против чероки в 1760-е гг, сражался в войне за независимость, но как воин особо не проявил себя. Вероятно в 1790-х гг он и получил звание Красивое Озеро (Ганеодийо, традиционное имя сахема, избранного для представления сенека на национальном совете ирокезов). Как Ганеодийо он подписал договор Биг-Три в 1797 году, в соответствии с которым ирокезы получили 11 резерваций.

Жизнь в резервациях естественно сказалась на их благосостоянии; индейцы, подкошенные войнами и болезнями, были морально подавлены, они не могли приспособиться к новым для них условиям существования. Поселения белых вокруг резерваций становились все больше и больше. Традиционный путь воина и охотника стремительно уходил в прошлое, на смену ему пришли алкоголь и насилие, крепкие основы семьи разрушались, депрессия привела к волне самоубийств. Помимо этого ирокезов все чаще и чаще стали обвинять в колдовстве. Традиционные религии были уже не в состоянии противостоять тем бедам, которые обрушились на индейцев.

С 1798 года квакеры старались помочь сенека, не столько проповедуя, сколько работая в деревне Сажателя Кукурузы, помогая сенека освоить методы ведения сельского хозяйства, научить их животноводству, прядению, ткачеству. Своими проповедями они пытались бороться с массовым алкоголизмом среди индейцев. В это же время начинает набирать обороты и индейское движение. Мохок начинает утверждать, что Тарачиавагон (Создатель) сердит на ирокезов, потому что они забыли о своих церемониях, таких, как Танец Почтения. Этот пророк стал уважаемым среди онейда Нью-Йорка и ирокезов Канады. Но вскоре индейцы заговорят о новом пророке из деревни сенека.

Живя в деревне на Аллегейни-Ривер, в доме своего сводного брата, 15 июня 1799 года уже спившийся Красивое Озеро потерял сознание, а когда пришел в себя, через несколько часов, стал утверждать, что ему было видение. Его племянник Черная Змея и Сеятель Кукурузы были с ним все это время. Это событие со слов Сеятеля Кукурузы квакер Генри Симмонс отметил в своих записях. Всего с июнь 1799 по февраль 1800 Красивому Озеру было три видения. В первом видении четыре посланника предложили ему ягоды, исцелившие его от алкоголизма и поведавшие ему о духовных опасностях, связанных с потреблением алкоголя. Они также поведали о том, что колдуны создают хаос среди ирокезов, и должны покаяться в этом. Посланники сказали Красивому Озеру, что Создатель избрал его для миссии. Придя в себя, Красивое Озеро перестал пить и понес гайвийо (доброе слово) своему народу, призывая изменить свою жизнь, ведь иначе огонь уничтожит весь мир.

Во втором видении, которое он получил в августе, потеряв сознание на семь часов, на небесах, человек с вбитыми в руки гвоздями, показал ему пути в рай и ад. В третьем видении он поучил указания от Создателя. Эти видения позже лягут в основу Кодекса Красивого Озера, опубликованного в 1850 году.

Кодекс Красивого Озера напутствовал последователей новой религии отказаться от употребления алкоголя, колдовства, азартных игр, сексуальной распущенности, насилия, эгоизма и тщеславия. Последователям учения Красивого Озера рекомендовалось ценить детей и брак, искать гармонию среди членов семьи, а также исполнять ритуалы благодарения, такие, как Танец Великого Пера (Great Feather Dance) и Танец Барабана (Drum Dance). Его учения были похожи на христианскую этику, однако, были тесно связаны с традициями ирокезов, что вызывало недовольство самих христиан. Так понятия Бога и дьявола, направляющих сил добра и зла, борющихся за человеческие души, исходило из ирокезской концепции традиционных верований, в которой существовали близнецы - хороший и плохой. Красивое Озеро выступил за принятие многих не-индейских путей, в том числе ношение одежды белых людей, стилей строительства домов и методов ведения сельского хозяйства, однако излишки должны были оставаться в общинах, а не идти на продажу. Он признавал, что необходимо повышать уровень материального благосостояния ирокезов за счет экономического развития и приспосабливаться к мирному сосуществованию с белым доминирующим обществом. Томас Джефферсон, которого ирокезы посетили в 1802 (1801) году, одобрил проповеди Красивого Озера, ведь они не были радикальными, хотя пророк и выступал против продажи земли Соединенным Штатам. Красивое Озеро, в свою очередь, призвал президента гарантировать сохранность границ земли народа Хауденосауни и запретить поставку ликера в резервации. Его учения быстро распространились среди сенека, онондаго и онейда Нью-Йорка, а в 1806 году и среди вайандотов и ирокезов Сандаски, в штате Огайо, после того, как Красивое Озеро посетил их.

Вскоре, Красивое Озеро стал одержим охотой на колдунов и требовал признания в колдовстве от тех, кого он подозревал; те, кто отказался признаться в этом, были убиты. Его рвение искоренить колдовство едва не развязало войну с делавэрами Каттарогес в 1801 году, когда он обвинил видного молодого человека из этого племени в колдовстве и потребовал его наказания. Постепенно многие последователи, недовольные его радикальными действиями и участием в убийстве соплеменников, отвернулись от него. Так, в 1809 году, после казни женщины, обвиненной в колдовстве, Сеятель Кукурузы признался: «Я надеюсь, мы будем более внимательны в дальнейшем, ведь так мы можем казнить любого за колдовство, не будучи уверенными в его вине». К тому же, его племянник Красный Мундир, который обладал высоким авторитетом среди ирокезов, выступал за сохранение старых традиционных путей, за что и он был обвинен в колдовстве. Рассорившись с соплеменниками, Красивое Озеро покинул деревню Сеятеля Кукурузы, поселившись в Колд Спринг. Постепенно интерес к его учению угас и возобновился лишь после войны за независимость. Красивое Озеро вновь вернулся к своему народу. Учения Красивого Озера не были радикальны по отношению к белым, в отличии от учений Тенскватавы, пророка-шауни, и способствовали урегулированию жизни в резервациях, защищали культуру и сохраняли самобытность народа Хауденосауни, дав ему возможность выжить в меняющемся мире. Религиозные учения Красивого Озера сохранили и продолжили Черная Змея и другие его последователи, со слов которых и был написан Кодекс. Кодекс Красивого Озера до сих пор имеет особую силу среди ирокезов Канады и Соединенных Штатов, являясь индейской альтернативой христианству.

Красивое Озеро, называемый Седваговане, "Наш Великий Учитель", умер 10 августа 1815 г., в резервации онондага, куда он отправился с визитом.

В настоящее время в штате Нью-Йорк сенека - самое многочисленное племя Лиги ирокезов, насчитывающее свыше 5 тыс. человек, проживающее в резервациях Каттарогес (побережье озера Эри), Аллегейни (на Аллегейни-Ривер), Тонаванда (близ Ниагары).

 

Мы- народ Длинного дома

Мы-народ, который вы не сломили

Мы-народ Священной Трубки

Следующий Кодексу Красивого Озера.

 

Робби Робертсон.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Деканисора.

 Деканисора (Dekanisora, Teganessorens), онондага, родился приблизительно в 1650 году близ нынешнего Онондага, Нью-Йорк. Он был одним из видных ораторов своего времени, тададахо Великого совета, известным политиком и дипломатом в отношениях между ирокезами, англичанами и французами. Деканисора уважали не только соплеменники, но и европейцы, он же, в свою очередь, прекрасно манипулировал англичанами и французами в интересах ирокезов, стараясь сохранить независимость Пяти наций.

 Впервые о нем упоминается в 1682 году, тогда он был среди мирных посланников, прибывших в Монреаль. В 1688 году Деканисора был среди ирокезов, которые направлялись в Монреаль на мирные переговоры. Их захватили, а затем отпустили виандоты Адарио, пытаясь спровоцировать конфликт между ирокезами и французами. Деканисора и других ирокезов заставили поверить, что французы были ответственны за смерть одного воина, которого Адарио не освободил. Так вспыхнула война, в результате которой погибло несколько французских поселенцев. В 1694 году Деканисора наладил мирные отношения с французами в Квебеке и пытался договориться насчет англичан. Но в Олбани были против какого-либо мира между французами и ирокезами, и установить мирные отношения не удалось. В 1700 году, когда умерла его жена, Деканисора был настолько сражен горем, что отказался вести какие-либо переговоры. Влияние Деканисора было настолько велико, что англичане Олбани буквально умоляли его не отстраняться от дел, по крайне мере до мирных переговоров в Монреале.

 Кадуолладер Колден отмечал, что Деканисора мог бы стать лучшим оратором мира. Он сыграл главную роль в урегулировании мирных отношений между ирокезами, французами и франко-союзными племенами в 1701 году. Деканисора продолжал свою дипломатическую деятельность и занимался ею до преклонных лет, пока не начал страдать потерей памяти. В 1721 году Деканисора был отстранен от должности тададахо, но продолжал оставаться сачемом. В 1762 году он вновь был послом в Олбани, где помог заключить договор, по которому охотничьи угодья ирокезов перешли под защиту Англии. Он умер в Олбани в 1730 году во время договорного совета. 

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Скарроади

Скарроади (Skaron' hiă'dǐ`,Scarouady, On The Other Side Of The Sky, ок. 1700-1758). Вождь онейда, иногда именуемый «полу-король», ставший известным в середине 18 века. Среди делавэров он был известен как Монакатуата или Монакадуто (Monacatuatha, Monakaduto). Его имя впервые упомянуто в 1748 году, а в 1753 он присутствовал на договоре Карлайла с ирокезами и индейцами Огайо (твигтис (майами), делавэрами, шауни и виандотами).

1 октября 1753 года Скарроади и мохок Кайанквилега утешали индейцев Огайо, многие из которых были членами Лиги пострадавших от французов, напомнив им о Великом Законе: «Вы должны знать, что это была дружба, установленная нашими и вашими дедами, и тогда был разожжен огонь единого Совета. Эта дружба включала всех тех, кто под землей, кто еще не обладает глазами и лицами (то есть еще не рожденные); и было дано взаимное обещание рассказать об этом своим детям и детям детей». Соболезнуя индейцам Огайо, Скарроади увещевал собравшихся: «сохранить этот союз и дружбу, существовавшие так долго и счастливо. Давайте не позволим ржаветь этой цепи». Заявление Скарроади, адресованное колониальным торговцам относительно алкоголя, свидетельствует об отношении многих индейцев к распространению спиртного среди племен. Индейцы, ранее не знавшие ром, быстро привыкали к выпивке и становились зависимыми от торговцев. Многие индейцы не видели радости в распространении алкоголя, равно как и пороха, считая, что это негативно отразится на их дальнейшем существовании.

«Ваши торговцы теперь не привозят нам ничего, кроме рома и муки. Пороха и свинца, равно как и других ценных товаров, они привозят нам совсем мало. Ром губит нас. Мы просим вас предотвратить его распространение в таких количествах, контролируя торговцев... Мы хотим, чтобы это было запрещено, и никто не торговал бы ромом в Индейской стране».

На следующий год Скарроади стал преемником "полу-короля" Скруниаты по делам в Огвике, Пенсильвания, куда он отправился из Логстауна, чтобы избежать влияния французов. 7 января 1754 года он был в Филадельфии, на пути к Шести Нациям с посланием от губернатора Вирджинии, куда направлялся по желанию индейцев Пенсильвании просить губернатора Пенсильвании отправить представителей на встречу с губернатором. Скарроади был с генералом Эдвардом Брэддоком во время его поражения, ранее, в мае, выступив с речью перед индейцами в форте Камберленд, призывая их присоединиться к экспедиции Брэддока. Лишь восемь индейцев, из которых двое были Скарроади с сыном, присоединились к Брэддоку. Во время марша один из солдат пристрелил его сына, посчитав того за союзника французов. Позже Скрроади скажет, что Брэддок был «плохим человеком» и «смотрел на нас как на собак». 1756 год он, предположительно, провёл в советах и произнесениях речей, в основном в поддержание мира; в некоторых случаях к нему присоединялся Эндрю Монтур. Одна из речей была произнесена 1 июля 1756 года на совете Шести Наций с сэром Уильямом Джонсоном, где Скарроади выступал от имени шауни и делаэров. Примечательно, что в том же году его сын был захвачен французами в плен, откуда он был позднее освобождён, а затем ездил и совещался с Джонсоном. Скарроади был верным другом английских колонистов и непримиримым врагом французов. Он был оратором и выступал на многих конференциях, в которых участвовал. Его дом стоял на реке Огайо в западной Пенсильвании, где он правил западными племенами так же, как и Шикеллимэй в центральной Пенсильвании.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Алакуипа

Алакуипа (Alliquippa) — лидер сенека, родилась приблизительно в 1679 году в северной части Нью-Йорка. Для сенека она была «мать», британцы же называли её «королевой», поскольку она обладала огромным авторитетом в деревне, находившейся близ Логстауна. Будучи молодой, она встречалась с Уильямом Пенном вместе со своим мужем - вождем Опайомолехом Алакуипуа (Oppaymolleh Aliquippa) и маленьким сыном по имени Кануксуси (Kanuksusy, известному британцам как «капитан Ньюкасл»),  перед  отъездом Пенна в Англию в 1701 году. В 1731 году торговцы пушниной в Пенсильвании сообщали о общине, известной как город Алакуипуа, созданной «королевой». На то время это были единственные четыре семьи сенека, проживавшие среди окружавших их делавэров и шауни. Тем не менее, в докладе говорилось, что в городе часто останавливались сенека, двигавшиеся на запад и на юг, чтобы охотиться там, торговать или воевать. К 1740 году Алакуипуа была лидером бэнда минго-сенека, проживающих вдоль трех рек — Огайо, Аллегейни и Мононгахила — близ нынешнего Питтсбурга. Как говорил один из вождей сенека того времени: «Женщины обладают большим влиянием на наших молодых воинов. Это не ново, что женщины принимают участие в наших советах, в особенности у сенека». В 1748 году Конрад Вайзер, посол Пенсильвании к индейским племенам, держал путь через земли «королевы», он быстро уяснил, не только каким авторитетом пользуется женщина, но и как быстро она становится возмущенной, когда чувствует себя обделенной в подарках. Когда Алакуипа узнала, что Вайзер прошел мимо её деревни, она потребовала, чтобы тот вернулся и заплатил ей дань. Посол, не желая обидеть её, вернулся и преподнес «королеве» пороха, та же сочла, что его недостаточно. В 1783 году её деревня насчитывала четыре семьи, среди окружавших её общин делавэров и шауни. Тем не менее, это было большое поселение сенека и других ирокезов, останавливавшихся там поохотится, поторговать или отправится на войну западнее или южнее. До конца своей жизни Алакуипа была дружественна с британцами. Она продемонстрировала это в 1749 году, когда исследователь Селорон, спустившись по реке Аллегейни, чтобы утвердить Огайо как собственность короля Франции, прибыл в её деревню. «Королева» не впустила его, и Селорон отметил: «В этой местности проживают ирокезы, которыми управляет старая женщина. Она считает себя сувереном и полностью преданна британцам». К 1753 году бэнд Алакуипы жил на стыке рек Мононгахила и Юхиоджени близ нынешнего МакКиспорт, Пенсильвания. В октябре 1753 года 20 летний майор колониальных ополченцев Вирджинии Джордж Вашингтон был послан губернатором Робертом Динуидди просить французов, находившихся у Преск-Айл и в Форт-ЛеБеф, что они не должны продвигаться в глубь британской территории в долине реки Огайо. Выполнив свою миссию, Вашингтон пробивался к торговому посту Джона Фрейзера, где услышал, что «королева» сенека была зла, узнав, что тот обошел её стороной. Оправившись от пути, Вашингтон все же отправился навестить Алакуипу. Это произошло в январе 1754 года. Вашингтон писал: «Поскольку мы намеревались взять лошадей [у хижины Фрейзера подле истоков Тёртл-Крик], а их поиски требовали времени, я поднялся на три мили вверх по Юхиоджени, чтобы посетить королеву Алакуипу, обеспокоенную тем, что мы обошли её, когда направлялись в Форт-ЛеБёф. Я подарил ей шляпу с пальто и бутылку рома, причём последнее пришлось ей по душе намного больше». Алакуипа и Вашингтон вновь пересеклись в июле 1754 года, когда тот находился в осаде в форте Несессити. «Королева» с сыном и своими воинами отсиживалась в форте с небольшим отрядом британцев. Вашингтон к тому времени был уже в чине подполковника. Он захотел провести небольшую церемонию чествования Алакуипы за её преданность и служению британскому делу. Будучи больной, «королева» попросила, чтобы сын занял её место. Вашингтон одобрил просьбу и церемония продолжилась. В ходе церемонии Кануксуси получил имя «полковник Фэрфакс» в честь лорда Фэрфакса, бывшего наставника юного Джорджа Вашингтона.

 После поражения британцев в битве 3-4 июля 1754 года, Алакуипа перебралась со своими людьми к торговому посту Джорджа Крогана в центральной Пенсильвании, где и умерла 23 декабря 1754 года. Сын пошел по её стопам, став посредником между индейцами и колонистами, но его карьера была недолгой. После создания двух мирных посольств среди индейцев в северной долине Саскуэханны и ирокезской страной в 1756 году, Ньюкасл заболел и умер в Филадельфии во время переговоров по договору, которые он помогал вести.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.