Нуч "Черный Ястреб".

"Понимание истинной истории занимает центральное место в благосостояние сообщества. Что касается истории Черного Ястреба, если не рассказать правду, то все так и останется мифом. Пришло время, когда индейцам нужно поведать свою историю и потребовать, чтобы она трактовалась правильно», - Форрест Куч, лидер ют.

История запада это смесь гордости и стыда. Эмигранты пребывали сюда в поисках свободы, ведомые верой в то, что они, как христиане, имеют право на владение открытых ими просторов, где обитали «язычники и дикари», не знающие ни Бога, ни Библии. Индейские же народы отстаивали право сохранить свой уклад жизни.

До того, как мормоны проникли в пышные зеленые долины Скалистых гор в 1847 году, там проживали юты, один из пяти бэндов, который некогда откололся от нокони (шошони).
Ютас или юты, как называли их белые, в 1541 году заполучили у испанских исследователей, возглавляемых де Сото, удивительных животных, которых назвали Божественными Собаками (Sherri wan'qua). Вскоре юты стали прекрасными наездниками, оставив страну солнца и вернувшись в родные долины Сияющих гор (Шининг-Маунтинс), где перешли от добычи маленьких птиц и небольших животных к охоте на большую дичь, вапити, оленей и бизонов.
Лошади быстро стали востребованы всеми остальными племенами Северной Америки, которые принесли могущество нации шошони/юта, ставшей основным поставщиком лошадей другим народам. Приобретение ружей еще больше укрепило их мощь и гордость.
Народ шошони называли чикимеками - «Собачьим Народом» (Chickimec, Dog People), чикмеки состояли из двух подразделений: чикимеки, ставшие нокони; ацтеки и хопи (моки). Нокони стали нацией шошони, разделившись на пять бэндов: снейки, банноки, юта, команчи и пайюта. После вторжения конкистодоров, которые отнимали их золото и порабощали в больших количествах, пришли охотники за пушниной. За период с 1700 по начало 1800- х годов они уничтожили практически всех бобров в реках и ручьях Орегона, Айдахо и Юты. Миллионы фунтов шкурок этих зверьков было отправлено в Европу, сказочно обогатив торговцев мехом. В эти годы и последующие англичане, французы и американцы поделили земли индейцев, ведя при необходимости войну друг с другом за территории. Все пять бэндов измученных и истерзанных ютов и шошони смогли бы одержать победу, пережив несколько волн вторжения европейцев.
Когда в 1847 году мормоны прибыли и осели в засушливой долине Солт-Лейк, эта долина уже давно являлась перекрестком запада как для трапперов и исследователей, так и для переселенцев, державших путь в Орегон и Калифорнию. Старый знахарь Вуна Мукка (Wuna Mucca) уже за десятилетие пророчествовал о приходе миссионеров. И они пришли, чтобы поклоняться Богу Всемогущему, чтобы спасти «язычников» от ада и разбогатеть. Война Черного Ястреба в штате Юта, жестокая и кровавая, стала одной из самых бесчеловечных войн в американской истории.
Индейцы юта не были настроены враждебно по отношению к ранним мормонам, вторгшимся на их земли, но они не знали, что Книга Мормона наделяла белых божественным обязательством обращать индейцев в христианство и лишь тогда «нечестивые» индейцы станут «белыми и вожделенными», и прощенными за грехи своих предков.
Согласно мормонскому учению, смуглая кожа являлась проклятием, которое Господь ниспослал на ламанийцев (индейцев) за то, что они ожесточили свои сердца против него. Божьи же люди имели белый цвет кожи, как отличительную особенность.
«В дополнение к этим утверждениям, было заявлено об откровении, что Господу будет угодно, если будут организовываться брачные союзы с туземцами. И посредством этого старейшины, чьи желания совпадают с желанием порадовать Господа, и кому в изобилии Господь дарует благословение, получат возможность жить на индейской территории, не завися от (правительственного) агента» - так писал Эзра Бут в начале 1800-х годов. Это доктрина была изменена лидерами Церкви Иисуса Христа Святых последних дней лишь 8 ноября 2007 года, публично заявивших в тот день, что никакой связи между индейцами и потомками Израиля не существует, и Книга Мормона не является историей индейцев.

 Между тем во время 1850-1860- х годов, когда юты отказались ассимилироваться в мормонской культуре, от них попросту решили избавиться. Индейцам не дали права на выбор. Никто не спрашивал их — хотят ли они отказаться от своей культуры и принять пути белого человека. В одной руке представители Церкви Иисуса Христа Святых последних держали Книгу Мормона, в другой - оружие.
Питер де Эррико, юридический департамент исследований, Университет штата Массачусетс / Амхерст, пишет:
«Папская булла является основой власти Соединенных Штатов над коренными народами, но этот факт не понятен даже юристам, которые работают с федеральным индейским законодательством. Это связано в значительной степени с софистикой Джона Маршалла, одного из величайших фигур в пантеоне Верховного суда США в 1801 году. Маршалл позаимствовал из папской буллы основные буквы закона, необходимые для становления власти над коренными народами. Он заключил христианские религиозные постулаты в риторику «европейской» экспансии: в ходе дела «Джонсон против Макинтоша» (февраль 1823 года) председатель Верховного суда заявил, что право племен «распоряжаться землей по своему усмотрению, передавать ее кому бы то ни было, отрицается изначальным фундаментальным принципом открытия» . С открытием нового огромного континента великие народы Европы стремились отхватить кусок побольше. Обширные территории предоставляли неограниченный простор для амбиций, а характер и верования его коренных жителей стал оправданеием для того, чтобы объявить их недоразвитыми и возвести господство европейского духа.
Стивен Ньюкомб сказал более лаконично:
"Индейские народы были лишены самых основных прав... просто потому, что во время прибытия христианского мира в Америку они не верили в библейского Бога и не верили, что Иисус Христос был истинным Мессией. Этот базис для отрицания индейских прав в федеральном индейском законе актуален сегодня так же, как и в 1823 году». Решение по делу «Джонсон против Макинтош» до сих пор не отменено. "Христианское открытие" остается правовой основой для верховной власти Соединенных Штатов над землями коренных народов. Но это было сокрыто, как и большинство других оснований, поскольку дело Джонсона против Макинтоша стало своеобразной стиральной машиной для религиозных верований. После высказанного Маршаллом мнения, ни одному адвокату или суду США не придется признавать и доказывать, что земельные требования основываются на доктрине христианского превосходства.С этого времени в законах и исторических книгах «христианин» будет подменен словом «европеец», так, чтобы и школьник, и адвокат могли бы говорить о «веке открытия» как о веке «европейской экспансии».
Один из индейских старейшин некогда сказал: «Послание коренных народов Америки - это связь, родство и единство. Все люди едины. Они прямые, живущие потомки Создателя». Вождь Джозеф говорил: «Мы не рассуждали о цвете кожи. Это не имеет никакого смысла. Это ничего не значит. Когда мы вместе, мы едины. Ничто не может разрушить это». О том же вторил и Сидящий Бык: «Сердце не знает цвета кожи. Это древнее традиционное учение, которое продолжает жить повсюду среди истинных традиционалистов. Прощение гораздо сильнее ненависти; любовь побеждает снисхождение и дискриминацию. Это сила наших старейшин, наших хранителей традиций». Но как было сказано: "В те далекие времена порою было необходимо прибегать к жестким мерам. Мы должны были сделать это; в противном случае мы бы проиграли. Это был вопрос превосходства белого человека и индейца». Но проиграли кому? Многие белые поселенцы не признавали тот факт, что они вторгаются на земли индейцев. Индейцы  были ограблены и находились на грани исчезновения. Христианские крестоносцы считали, что их божественный долг - спасти души «язычников» от геены огненной, дабы властвовать над ними и их землями, а, следовательно, и всем тем, что находилось на земле и под землей.
Война Черного Ястреба - это классический пример модели последовательного завоевания, «12 шагов конкисты», начавшегося со времен Колумба:
1) демонизировать индейцев;
2) деморализовать их;
3) посеяв хаос, эксплуатировать;
4) построить форты и взять под контроль их земли;
5) лишить продовольственной базы;
6) установить над ними контроль, при необходимости применяя насилие;
7) запретить их культуру, отправить детей учиться в школы-интернаты;
8) выселить с земли и разместить в резервациях;
9) лишить всех прав, сделав зависимыми от правительства;
10) ассимилировать в западную культуру;
11) подчистить историю, сделав из индейцев забавных персонажей  Старого Запада, с полу-правдой, пошлостью и недомолвками; возложив всю вину на жертв. Амнистировать и реабилитировать преступников как невиновных;
12) отнять  резервации.

 Кроме более совершенного вооружения, поселенцы имели и другое оружие — болезни. Корь, оспа, туберкулез, холера и скарлатина - «болезни белого человека» распространялась эпидемически среди племен, и время от времени это делалось умышленно. Здесь были времена зараженных одеял и пищи, даруемых индейцам. Нед Черный Ястреб в своей книге «Violence Over the Land» пишет: «Недовольство юта проявлялось в течение 1854 года, в частности, после роковой смерти Чико Веласкеса, чьи услуги от имени
губернатора Дэвида Меривезера принесли ему награды и подарки. Веласкес и его соплеменник Тамоучи помогли найти похищенных лошадей и крупнорогатый скот, они также приняли участие в розыcке подозреваемого в убийстве. В качестве оплаты «каждый получил мундир из серой ткани...украшенный красивой красной и желтой тесьмой». Лидеры юта вернулись домой, щеголяя в модном офицерском одеянии. Помимо этого они подхватили оспу, и «многие пришли к выводу, что суперинтендант был причиной заболевания, распространившегося среди них. Те, кто получил мундиры, умерли»». Это лишь одна из многих записей, свидетельствующих о своего рода био-войне против ют. Вакцинацию среди них, конечно же, никто не проводил.
Военные записи указывают лишь на незначительное количество жертв среди индейцев во время сражений. Несколько записей свидетельствуют об отравлении пищей, водой и заражении заболеваниями.

«С мешком муки вы можете избавится от большего количества индейцев, чем с бочонком пороха», - Бригам Янг.
Бригам Янг прекрасно осознавал, насколько тревожным был темп снижения численности индейского населения. И он был доволен этим темпом. Вот что он говорил в своем интервью Денверской газете: «Всего лишь три из трехсот индейцев остались в долине с момента нашего появления здесь». К 1865 году, когда юта начали войну, белое население увеличилось до 60 000 человек. Согласно историческим записям, ко времени прибытия европейских поселенцев численность индейцев в штате Юта составляло от 50 000 до 70 000. Правительственная перепись 1909 года сообщила, что численность индейского населения составила всего лишь 2 300 человек! Эти факты вы не найдете в школьных учебниках по истории. Об этом вообще не принято вспоминать. Вот почему историки окрестили это «тайной войной мормонов». Колоссальная человеческая трагедия, которую нельзя игнорировать или просто забыть. Было бы преступно так поступить.
«Мы забываем, что наши предки, как индейские, так и не-индейские, жили бок о бок, что наши дети росли друг с другом. Вот почему так трудно говорить об этой истории и помнить ее. Но если мы придем к пониманию - кто мы есть, мы сможем прийти к осознанию и воспоминанию войны Черного Ястреба», - Уилл Бэгли, историк.
Белые говорят : "Мы дали индейцам все шансы на успех, но они предпочитают жить за счет правительства, и жить в бедности. И в этом только их вина".

Какой же выбор был предоставлен индейцам — соответствовать христианским верованиям или ходить по колено в крови своих людей? Отдать родные земли, детей, культуру, традиции или умереть? Образовательная система США не дает ключи к пониманию всех этих фактов, затрагивая их лишь поверхностно. А ведь вплоть до 1950 года индейских детей силой вырывали из их родных семей. 150 000 из них прошлось пройти школы-интернаты. Преподаватели, историки, писатели должны избавиться от привычки чрезмерного упрощения, банальности и очернения трагического прошлого первых народов, населявших то, что мы называем сейчас штатом Юта.
Правда о войне Черного Ястреба с тех пор окутана блестящей риторикой по дискредитации индейцев во всех мыслимых и немыслимых формах. Двадцать шесть лет индейской истории штата Юта игнорируется и не допускается до школьных программ так, словно ее не было и вовсе. О жертвах в 70 000 человек попросту забыли.
Первые мормоны поселились в регионе Юта, известном как Солт-Лейк, принадлежавший гошутам, одной из семейных групп шошони, но рассматриваемую шошони, как ничейную. Засушливые условия Великой долины Соляного озера были мало пригодны для жизни. Поэтому поселенцы двинулись на 30 миль южнее в плодородные долины, прекрасно осознавая, что вторгаются в самое сердце индейской территории. Мормонские ополченцы вскоре продемонстрировали юта, что они не остановятся ни перед чем в своем стремлении отобрать их землю. С 1847 по 1873 года поселенцы тысячами прибывали на новые территории; напряжение между белыми и индейцами росло в геометрической прогрессии. Строительство Трансконтинентальной железной дороги, соединивший Запад и Восток, завершилось в 1869 году, предрешив судьбу ют.
«Были времена, когда наши люди были счастливы и наслаждались жизнью в величественных горах и плодородных зеленых долинах Юты. Но пришли мормоны, они убивали стариков, молодежь, детей и женщин. Многие вынуждены были переселиться в резервации, но и там смерть косила их».

Первое столкновение произошло в феврале 1849 года, когда 11-летний юноша по имени Нуч (Nuch) стал свидетелем зверской расправы над его семьей в предгорьях Плезант-Гров на Баттл-Крик, несправедливо обвиненной в краже лошадей Бригама Янга, и был схвачен мормонскими ополченцами, вместе с девятью женщинами и несколькими детьми. Позднее мормоны назовут Нуча Черным Ястребом. Те ужасные сцены расправы над его родными навсегда останутся в памяти будущего военного лидера.

Расправу над семьей Нуча назовут «боем», однако в этом «бою» сорока четырем до зубов вооруженным ополченцам, под началом капитана Джона Скотта, противостояло лишь одно ружье. Скотт проигнорировал приказ Бригама вернуться в Солт-Лейк, хотя тот трижды сообщил ему, что лошади нашлись. Это произошло до того, как капитан достиг долины, где находились юты. Позже Джон Скотт, словно оправдываясь, скажет, что встретил индейца мо имени Маленький Вождь, и тот, якобы, указал ему место, где проживают юта, воровавшие скот.

Ополченцы атаковали на рассвете, разделившись на четыре группы и расстреливая спящих в двух типи людей. Первой жертвой стал Кони (Kone), лидер семейной группы. Затем был убит еще один безоружный человек, пытавшийся бежать, чтобы спасти свою жизнь. Пятнадцать мужчин, женщин и детей бежали, крича от ужаса. Воздух был наполнен пороховым дымом, пули свистели со всех сторон. На мгновение воцарилась тишина, когда капитан Джон Скотт отдал приказ своим людям бросать камни в овраг, где укрылись индейцы.

Когда люди из бэнда тимпаногос вождя Опекарри (Opecarry), находившегося поблизости, заслышали выстрелы, они заняли позиции на вершине холма. Опекарри видел, как его сородичи попали в ловушку оврага, и начал сигнализировать им, указывая, где можно было укрыться. Синяя Рубаха смог выбраться из оврага и побежал в сторону холма, но в него выстрелили 16 раз, и он упал замертво.
Люди, укрывшиеся в овраге, стояли в ледяной воде; у них было всего лишь одно ружье. Одна девушка лет 16 набралась смелости, выбралась из укрытия и стала умолять капитана Скотта не убивать ее брата. Скотт приказал девушке вернуться и привести к нему своего брата. Та, доверяя капитану, привела юношу к нему. Брат девушки встал перед Джоном Скоттом и сказал: «Уходи, что тебе нужно здесь? Уходи... ты убил моего отца, моего брата... за что? Уходи, оставь нас в покое. Что тебе нужно здесь?».
Диммик Хантингтон схватил мальчишку за ухо и, направив на него оружие, закричал: «Мы здесь, чтобы открыть вам глаза. Мы давно предупреждали вас — не убивайте наш скот. Вы же продолжаете это делать и по сей день...ты хорошо меня слышишь? Сколько там ружей?». "Одно",- ответил юноша. Тогда Хантингтон велел ему спуститься вниз и принести ружье. «Тебе нужно — ты и иди», - ответил тот. Разъяренный Диммик вновь схватил юношу за ухо и направил в лицо оружие. «Я вижу, ты плохо меня слышал. Ступай и принеси это ружье, или я открою тебе уши, чтобы ты, наконец, услышал меня!» Брат девушки спустился вниз и, вернувшись, небрежно бросил ружье к ногам Хантингтона. Джошуа Терри, пионер 1847 года и маунтимен, женатый на индеанке, говорил, что этим мальчиком был будущий военный лидер, которого белые станут называть Черный Ястреб.
Пленных, насчитывавших двенадцать человек, погнали в Солт-Лейк. Они шли, оставляя позади своих убитых родных, лежавших на окровавленном снегу. Все четверо мужчин, находившихся в лагере, погибли. Ни один из ополченцев не получил даже царапины. Имена плененных неизвестны так же, как и не известно, какого возраста были дети. Известно лишь, что детей отняли у матерей и распределили по мормонским семьям, когда 6 марта они прибыли в Солт-Лейк.
Изменение условий, в которых индейцы процветали, было ключевым элементом в захвате их земли. Это означало заготовку леса, строительство фортов и городов, перенаправление ручьев, разведение скота, вспашку и огораживание лучших земель и посадку одомашненых культур, массовый забой бизонов. Все это естественно лишало юта важных ресурсов. Поселенцы были менее зависимыми от природных источников питания, поскольку занимались сельским хозяйством, в то время, как индейцам приходилось преодолевать большие расстояния в поисках пищи. У юта не оставалось иного выбора, кроме как охотится на скот поселенцев или умереть с голода. Одна из записей свидетельствует, что только за один день из Прово-Ривер сетями было выловлено 6 790 рыбин и отправлено в Солт-Лейк в качестве десятины. На потребности индейцев никто не обращал внимания.
Несмотря на то, что Черный Ястреб был субъектом сотен записей, о нем известно не много. Под такими именами белым были известны по крайне мере три индейца, однако среди ют не было лидеров под именем Черный Ястреб. Его имя фигурирует в сотнях книг, журналов, на сотнях надгробий и исторических табличках по всей Юте. Человек, останки которого были выкопаны, выставлены на всеобщее обозрение и вновь захоронены. Тем не менее, ни одна из этих записей не говорит о том, какой он был человек, каковы были его взгляды на жизнь, духовные верования и жизненный опыт. В одной из записей вкратце упомянуто, что у Черного Ястреба были две жены, но не указаны их имена. Неизвестно, были ли у него дети. Не существует ни одной фотографии этого военного лидера.
Человек, который известен под именем Черный Ястреб, или Антонга, согласно его потомкам, которые не довольны тем, что его так называют, носил совершенно иное имя — Нуч. Черным Ястребом в шутку окрестил его Бригам Янг, ссылаясь на лидера саук и мескваки Черного Ястреба и его войну 1832 года в штате Иллинойс, откуда переселились мормоны. Именем Антонга Нуча называли мексиканцы. Юты и шошони давно установили торговые связи с мексиканцами и взаимодействовали с ними на протяжении многих десятилетий.
Нуч родился на Спринг-Лейк приблизительно в 1838 году в семье легендарных лидеров, среди которых были вождь Валкара (Walkara), Йеневудc (Yenewoods), Кони (Kone) и другие. Отцом Нуча был вождь Санпитч (Sanpitch). Его имя происходит от «нучу», священного слова, которым называли себя юты. В детстве он получил образование в школе Джесси Уильямса Фокса в Манти, а это говорит о том, что он знал английский, умел читать и писать. Его необычайная харизма и природная способность к лидерству привлекали не только индейцев, но и белых.
В 1850 году мормонский апостол Джорд Смит, двоюродный брат основателя Церкви Христа Святых последних дней, заявил, что «у индейцев нет никаких прав на их земли», и место им - в резервациях. Это подготовило почву для позорной войны Черного Ястреба. Как вождь южных ют, Валкара, дядя Нуча, давно проложил торговый путь вдоль Испанской тропы, уводя лошадей и продавая их по низкой цене Бригаму Янгу. Янг, второй мормонский пророк, распределял похищенное, крестил Валкару и сделал его старейшиной церкви. Позже Бригам стал вмешиваться в дела Валкары, что создало напряженность между ними, но это было тогда, когда один из людей Валкара был убит последователем Янга, и фитиль на пороховой бочке войны был зажжен. В 1854 году Валкара умер преждевременной смертью от пневмонии. Однако многие ученые утверждают, что есть свидетельства тому, что Валкара был отравлен. Отравление пищи или источников воды было не единичным фактом в борьбе с «враждебными» индейцами.
Первая, но не последняя резня, инициированная Бригамом Янгом, произошла 28 февраля 1849 года в предгорьях Плезант-Гров на Баттл-Крик. Несмотря на то, что капитан Джон Скотт проявил в ней личную инициативу, Янг изначально отдал ему приказ наказать «банду ренегатов», виновных в краже индейцев, и отучить их раз и навсегда от подобных бесчинств. Этот день стал началом 21-летней борьбы с мормонами, правительством США и пятью племенами нации шошони/юта.
В 1850 году Нучу пришлось собственными глазами увидеть еще одну ужасную картину, когда мормоны отрезали головы погибших у форта Юта его соплеменников.
Форт Юта был основан 12 марта 1849 года на священных для индейцев землях, там, где сейчас расположен город Прово. Юта, шошони и другие племена собирались на этом месте для проведения церемоний в честь Создателя. В качестве оправдания захвата этой земли был придуман миф о том, что воин северных ют по имени Ан-кар-теветс (An-kar-tewets) вначале разгневался, завидя братьев Хигби и Диммика Хантигтона, возглавлявших 30 святых, которым было поручено возвести форт у Прово-Ривер. Но, задобренный подарками и обещаниями жить в мире, уступил. Но то всего лишь миф. Юта говорят, что ни один воин не вправе был принимать подобные решения и говорить от имени всей общины, тем более, когда дело касалось священных мест. Поначалу форт пытались превратить в торговый пост между белыми и индейцами, продавая индейцам шкуры бизонов. Но зачем индейцам покупать шкуры бизонов, когда они могли добыть их сами? Менее, чем через год, у форта развернется самое кровавое сражение в истории штата Юта.

(Внимание: детям и особенно впечатлительным лицам данную часть материала читать не рекомендуется).

 

Теплым летним днем 1 августа 1849 года Руфус Стоддард, Ричард Айви и Жером Забриски ехали вдоль Прово-Ривер. Они случайно наткнулись на «дружественного» индейца, которого белые называли Старым Епископом, поскольку его манеры напоминали им епископа Уитни. Троица, подозвав к себе индейца, стала обвинять того в краже рубашки. Старый Епископ заявил, что он ничего не крал и честно выменял ее. Айви направил на индейца оружие и приказал снять рубашку. Старик отказался, и Айви хладнокровно пристрелил его. Опасаясь возмездия индейцев, «бравые» парни выпотрошили труп, наполнили его камнями и бросили в реку. Индейцы говорят, с тех пор в годовщину этого убийства призрак строго индейца появляется на берегу Прово-Ривер, вытаскивает из себя камни и бросает их в воду, а затем исчезает. Троица вернулась в форт и растрепала о своем «подвиге». Рассчитывая на то, что надежно сокрыли следы преступления, Стоддард, Айви и Забриски вскоре забыли об убитом ими старике. Несмотря на то, что тимпанодес, один из бэндов юта, располагавшихся у форта Юта, сделали заявление о причастности белых к убийству Старого Епископа, поскольку они отыскали его тело, их не услышали. Тогда тимпанодес потребовали возместить смерть старика и выдать им скот и лошадей, но их требования вновь проигнорировали.  Между тем среди индейцев начала распространяться корь. Святым удалось спровадить большинство юта из долины в окрестные горы. В один из зимних холодных дней вождь Старый Вапити (Pareyarts, Old Elk, Big Elk) пришел в форт и попросил лекарства для больных. Солдат схватил его за шкирку и выбросил вон из форта. Старый Вапити происходил из той же уважаемой семьи, что и Валкара.
В самом форте и вокруг форта проживало около 120 поселенцев. И, конечно, все они имели скот и лошадей, и в течение непродолжительного времени юты вынуждены были сражаться с мормонами за еду для себя и своих лошадей. Это случилось незадолго до того, как люди из форта обнаружили свой скот и лошадей подстреленными из луков. Единственный логическим ответом на действие индейцев было сокращение поголовья крупно-рогатого скота и лошадей, оккупировавшего их земли, и изгнание поселенцев. Скот стал пропадать. Напряжение между мормонами и лагунас увеличивалось с каждым днем. К Бригаму Янгу в Солт-Лейк был отправлен посыльный с просьбой о военной поддержке. Бригам попытался успокоить людей в форте. Он сказал: "Это наша обязанность - кормить этих несчастных невежественных индейцев". Таким образом, он дал индейцам шанс — сдаться и получить питание, либо продолжить сопротивление и погибнуть или умереть с голода. Мормоны вылавливали рыбу сетями в Прово-Ривер, протекавшей близ форта и дававшей индейцам пропитание. Однажды за день было выловлено более 6 000 рыбин, и ни одной не поделились с голодающими индейцами. Стояли сильные морозы. Нуч «Черный Ястреб» пришел к форту в странной военной рубашке и попросил ополченцев сделать для них что-нибудь в обмен на пищу и кров для него и некоторых из его родственников, сопровождавших его. Индейцам позволили поселиться под пушечными платформами форта. Незадолго до весны 1850 года капитан Говард Стэнсбери, правительственный офицер, стал убеждать Бригама, что все мирные усилия оказались тщетны, и единственным выходом из сложившейся ситуации были бы карательные меры против индейцев. Бригам согласился с офицером и снабдил его солдат оружием, боеприпасами, палатками и прочей амуницией. В конце зимы 50 солдат под началом полковника Джорджа Гранта были отправлены к форту Юта. Они шли всю ночь по глубокому снегу и холоду, чтобы внезапно атаковать индейцев, расположившихся у форта вдоль реки. В лагере находилось около 70 воинов юта вождей Опекарри и Старого Вапити с женщинами и детьми. Грант атаковал на рассвете 8 февраля, когда они спали. Его люди окружили лагерь и открыли огонь из полевых пушек. Снаряды буквально разрывали типи, женщины и дети бежали в разные стороны, крича от ужаса. Солдаты хладнокровно расстреливали их. Тяжело раненые падали в снег и умирали мучительной смертью. Воины во главе со Старым Вапити и Опекарри вступили в схватку с солдатами, и бой длился в течение двух дней. Спустя два дня после битвы генерал Уэллс, прибывший из Солт-Лейк, приказал молодому Нучу отвести серийного убийцу по имени Билл Хикман и его людей в Рок-Каньон, чтобы разыскать там уцелевших индейцев. За это ему и его людям была обещана свобода. У Нуча «Черного Ястреба» не было иного выбора, как следовать за Уэллсом. Когда они разыскали лагерь, женщины и дети в ужасе разбежались во все стороны. Нучу приказали осмотреть типи. Он видел замерзшего родича Старого Вапити и многих других, которые умерли от ран, лежа в снегу. Пока мормоны обыскивали мертвых в надежде хоть чем-то поживиться, Билл Хикман отрезал ножом голову Старого Вапити. Он сказал, что Джим Бриджер обещал за нее сто долларов. Жене Старого Вапити удалось вырваться и бежать. Она стала взбираться на крутую скалу, но сорвалась и разбилась. Эту скалу мормоны с пренебрежением окрестили «Скво-Пик». Хикман и его люди вернулись в форт Юта, где он продемонстрировал всем свой трофей.
Сбежать удалось лишь тринадцати воинам. Мормоны потеряли тогда только одного человека. Один из воинов, которому удалось выжить, был взят в плен. Его звали Ан-кар-теветс. Да, тот самый, которому гарантировали мир и которому были обещаны подарки. Хикман повесил голову Старого Вапити на крыше своей хижины. Доктор Джеймс Блэйк, хирург из роты Стэнсбери, был впечатлен поступком Хикмана. Он отдал распоряжение Эбнеру Блэкберну и Джеймсу Орру отрезать головы всех погибших индейцев, замерзших и лежащих в снегу. «Я хотел бы отправить их в медицинское учреждение Вашингтона», - заявил доктор. Солдаты добыли не много не мало - 50 голов, сложив их в открытые коробки, вместе с дюжиной уток, которых подстрелил Блейк, когда его люди были заняты работой. Утки и головы были доставлены в форт и выставлены на всеобщее обозрение, и Нуч собственными глазами видел эту ужасную картину. Эбнер сдержал свое обещание и доставил индейские головы и уток Блэйку в Солт-Лейк. Доктор рассчитался с ним и любезно пригласил отобедать. Однако Эбнер отказался, сославшись на то, что потерял аппетит.

 В 1855 году Йеневуд, родственник Валкара, ставший вождем после его смерти, начинает мстить евро-американцам за гибель своих соплеменников. Его борьба будет продолжаться вплоть до 1865 года.

В 1857 году в Юту прибыли 2 500 солдат полковника Джонстона, чтобы свергнуть Бригама Янга, отменить незаконную практику полигамии и взять все земли под свой контроль. Бригам пытался привлечь ют на свою сторону, чтобы вместе выступить против США. Юты стали выжидать и наблюдать. Бригам снова и снова убеждал индейцев подписать договор с мормонами и передать им земли, нежели ждать, пока американцы силой не отнимут их. Юты не давали ему ответа. Бригам Янг отдал приказ Лоту Смиту уничтожить обоз, который вез провиант солдатам Джонстона. В результате 800 из 1 400 голов скота было украдено, уничтожено 2 720 фунтов ветчины, 92 700 бекона, 167 900 муки, 8 910 кофе, 1 400 сахара, 1 333 мыла, 800 спермацетовых свечей, 765 чая, 7 781 сухого хлеба и 68 832 сушеных овощей. Еще один обоз был уничтожен этой же группой на следующий день. Солдаты были вынуждены голодать и страдать от сильных морозов во время зимы. Вина была возложена на полковника Джонстона. Но уже в 1861 году президент Линкольн советовался с Бригамом Янгом относительно выделенных резервационных земель на северо-востоке Юты. Зимой 1864-1865 года небольшой бэнд расположился близ Ганнисона, округ Санпет. Индейцы заразились оспой и начали умирать. Они думали, что это белые виноваты во всем, и стали убивать поселенцев и их скот. 9 апреля 1865 года в Манти произошла встреча между белыми и поселенцами. В этот день в Манти прибыло много уважаемых лидеров ют. Казалось, понимание между обеими сторонами будет достигнуто. Но вождь Йеневуд, также известный, как Джейк Эрроупин, не был пока настроен на мир.
Джон Лоури, вероятно, пьяный на тот момент, велел вождю сохранять спокойствие, когда кто-то крикнул «глянь-ка, он потянулся за своими стрелами», Лоури схватил вождя за волосы, стащил его с лошади и был готов избить его, но вмешались люди и растащили их.
Позор вождя Йеневуда стал началом 15 летней войны, которую мормоны назовут «войной Черного Ястреба».
Население Юты увеличилось до 200 000 человек, когда Нуч начал войну с мормонами, вторгшимися на земли его предков. В 1865 году он был с почестями избран суб-вождем Табби, своего брата. Численно уступая противнику и не имея никакого шанса на победу, начиная с 1865 года Нуч, при поддержке со стороны соседних союзников, водил своих воинов в походы против мормонов. На войну с «Черным Ястребом» Бригам Янг потратил более 1,5 млн. долларов, взятых из церковного фонда, которые в 1866 году были возмещены правительством США, вооружая своих ополченцев, чтобы очистить землю от коренных народов. Генералы получали в месяц по 300 долларов, а около 3000 солдат — 16 долларов. Спустя 15 месяцев после того, как лидерство перешло от Йеневудса к Нучу, военный вождь продемонстрировал невероятное мастерство, проведя серию контратак, эффективно сдерживая продвижение мормонов в центральную и южную Юту почти в течение года. Он захватывал скот и лошадей, экономическую базу поселенцев, и вынудил оставить почти 70 деревень, практически вытеснив их из Юты. Слишком много было шумихи вокруг «кражи скота», но слишком мало или вовсе не говорили о том, что мормоны воровали родные земли ют, и что более важно — лишали их свободы. 29 января 1863 года произошла еще одна ужасная трагедия — резня на Бер-Ривер. Хотя она и не являлась частью «войны Черного Ястреба», но жестокая расправа над 531 шошони армией США под командованием Патрика Эдварда Коннора, среди которых были старики, 90 женщин и детей, несомненно, оказала влияние на подъем борьбы среди ют.
К началу 1863 года Нуч «Черный Ястреб», Табби и Санпитч, каждый из которых был свидетелем той или иной резни своего народа, объединили свои силы в борьбе с поселенцами, угоняя их скот и делая все возможное, что препятствовать их дальнейшему продвижению на свои земли. В феврале 1865 года Конгресс принял закон, по
которому индейцы теряли свое право на все земли и должны были переселиться в резервацию Юинта. Санпитч и лидеры семи других бэндов были вынуждены подписать незаконное соглашение Спэниш-Форк с мормонами. Несмотря на то, что ни одно соглашение с мормонами не будет ратифицировано, тем не менее, их будут использовать для удаления ют с их земли в бесплодные земли. В свою очередь, индейцы, подписывая договоры, очень плохо знали английский язык. И то было на руку белым, поскольку это лишало индейцев возможности вникнуть в их юридические тонкости. Их убеждали, что все делается ради блага, но на деле выходило иначе.
В 1866 году Санпитч и несколько его воинов расположились лагерем близ Нефия. Бригам Янг и генерал Уэллс, узнав об этом, стали вынашивать планы, как захватить отца Нуча «Черного Ястреба» и его людей. Считая, что сын, узнав об аресте отца, непременно попытается его освободить, они смогут схватить и его. Ночью 14 июня ополченцы окружили лагерь Санпитча. На рассвете старуха вышла из типи за хворостом и, заметив солдат, стала кричать. Ополченцы поспешили, когда один индеец попытался бежать, его застрелили. Не ясно, сколько ют было захвачено и доставлено в тюрьму Манти, но среди них были Санпитч и Аукевакетс (Aukewakets). Их, закованных в кандалы, разместили в импровизированной тюрьме, которая была расположена над городским судом, а само здание было оцеплено охранниками. Тем не менее, заключенным было разрешено общение с «дружественными» индейцами, в надежде, что они донесут новость о пленении отца Нучу, стоявшему лагерем недалеко от Манти. Во время этих многочисленных посещений индеанка с мальчиком смогла передать заключенным несколько ножей и пару напильников. Пленники разработали план побега и стали пилить оковы. На то ушло некоторое время. 18 июня, как только опустились сумерки, индеанка незаметно пробралась мимо охранников, забралась по лестнице наверх и открыла дверь тюрьмы. Заключенные смогли бежать, но на беду их заметил прохожий, закричавший охранникам: «Сюда! Здесь чертовы индейцы!»
Санпитч был ранен, но, даже раненый, он продолжал бежать вместе с четырьмя другими в надежде уйти от преследователей в горы. Человеку по имени Ван Брюен удалось настигнуть и убить Аукевакетса. В это время У.А. Кокс убил еще одного сбежавшего индейца. По горячим следам Санпитча и других индейцев-беглецов, укрывшихся в горах, был направлен отряд. Индейцы, державшие путь близ Морони, смогли раздобыть ножи и лошадей в старой хижине пастуха овец. Это было очень кстати, поскольку один из них был тяжело ранен и не мог идти дальше. Спасаясь верхом на лошади, Санпитч находился в Бирч-Каньон, между Морони и Фаунтай-Грин, где и был убит. Двоих других выследили и убили Дольф Беннет, Эмаса и Джордж Такер. На следующий день обнаружили и застрелили раненого индейца. Жители Манти с трепетом и страхом ожидали месть Нуча. Но Нуч не тронул их. Он был уже в агонии от всего того, что произошло за последние 16 лет с тех пор, как мормоны впервые прибыли на земли его народа.
Весть о убийстве Санпитча быстро распространилась среди других лидеров, которые решили мстить белым. Следующим ударом для Нуча стала резня в Серквилле, которая произошла в апреле 1866 года.
21 апреля 1866 года из форта Сэнфорд, находившегося в 17 милях от городка, пришли известия о том, что, якобы, пайюты, выдававшие себя за мирных индейцев, убили белого ополченца. Хотя у жителей Серквилля не было проблем с пайютами, проживавшими в долине, было решено арестовать их всех и заключить под стражу в городе. В ночь на 23 апреля лагерь был окружен; Джеймс Т. С и епископ Уильям Джексон Оллред, прекрасно владевший индейским языком, вошли в лагерь и, сославшись на некое письмо от Бригама Янга, убедили индейцев прийти на встречу в Серквилль и послушать, о чем он пишет. Индейцы охотно согласились, кроме одного молодого воина, который попытался бежать. Его убили, а всех остальных - 26 человек - под конвоем погнали в город, где взяли под стражу. Мужчин связали и разместили в
молитвенном доме, женщин и детей загнали в подвал недостроенной мельницы. Вечером следующего дня двое мужчин попытались бежать и были убиты охранниками. А затем поселенцы решили избавиться и от остальных пайют. Мужчин по одному выводили из молитвенного дома и, оглушив ударом сзади по голове, перерезали горло. Таким же способом расправились с женщинами и детьми. Тела убитых побросали в подвал и засыпали землей. Лишь двум мальчикам и одной девочке чудом удалось убежать под покровом темноты. Но уже на следующий день в пещере неподалеку детей, ожидавших свою мать, разыскали. Джеймс Оллред отвез их в Мэрисвейл, соседний город, где попытался продать. Но девочку никто не хотел покупать. Пленницу подвесили за ноги так, чтобы она билась головой о колесо фургона, пока она не умерла. Что дальше случилось с одним из мальчиков, постигла ли его та же участь, или ему удалось бежать — неизвестно. Но в Спринг-Сити Оллред привез лишь одного из братьев, где обменял на лошадь и бушель пшеницы, заявив, что, если его никто не возьмет, он избавится от него. Его взяла на воспитание шведская семья Мансон, назвав мальчика Дэвидом. Дэвид Мансон, известный, как «Индеец Дейв», умер 19 февраля 1925 года, примерно в возрасте 67 лет, и был похоронен в Саратоге, Вайоминг.

10 июня 1866 года Нуч, спасая воина по имени Белый Конь, получил тяжелое ранение в битве на Грейвели-Форд близ Ричфилда. В тот день индейцы гнали большое стадо скота, пытаясь уйти в горы, и были настигнуты генералом Пейсом. Авангард генерала угодил в засаду и был обстрелян индейцами с близкого расстояния. Белые открыли ответный огонь, отбив атаку индейцев, но в это время на помощь подоспел бэнд, гнавший стадо на запад. Оставив скот на западной стороне, около 75-80 воинов вступили в борьбу на восточном берегу реки. Белые вынуждены были отступить и укрыться на холме. Индейцы окружили их и стали приближаться; солдаты открыли огонь, убивая воинов или лошадей под ними. Тогда юта начали кружить вокруг и, сумев подойти ближе, стали стрелять по белым. Укрывшийся у устья реки Джеймс Сноу заметил индейца, который пытался взвалить на лошадь раненого товарища. Лошадь находилась между Сноу и индейцем, Сноу выстрелил в лошадь, и та упала, упал и индеец. Вскоре его подобрали два воина и увезли с собой. Джеймс даже и не догадывался, что подстрелил самого Нуча – Черного Ястреба.

Когда белые стали одерживать верх, со стороны Круглой долины вдруг показалось облако пыли. Боеприпасы были уже на исходе, солдаты решили, что это индейцы спешат на помощь своим товарищам, и вынуждены были ретироваться. Однако приближающиеся всадники оказались кавалеристами Оуэнса. Прежде чем они соединились с генералом Пейсом, юта ушли в горы.

Нуч Черный Ястреб надеялся, что его брат вождь Табби положит конец войне. Он и другие лидеры ютов понимали, что та жизнь, которую они знали ранее, подходила к своему завершению.
Несмотря на то, что Нуч был опытным воином, он был и сострадательным человеком. Он вынужден был убивать, лишь защищая права на свои земли. В период между 1850 и 1872 годом годом зарегистрировано 958 случаев смерти индейцев ютов от рук мормонов и 225 белых, погибших от рук индейцев. Болезни белого человека и голод косили ряды соплеменников Нуча, который делился последним со своими людьми, как и подобает истинному лидеру. Сердца ютов наполнялись безнадежностью и отчаянием. Но Нуч не сдавался. «Белые историки утверждают, что он сдался, но это не так. Такие, как Нуч, не сдаются. Он просто пришел к осознанию реальности», - Ларри Кеспуч, юта.

26 июня 1866 года брат Нуча по имени Гора (Mountain) был ранен в битве на Даймонд-Форк. Гора и его воины захватили около 30 голов скота в Мейполтоне, но были пойманы. В бою погибло двое белых и четверо ютов. Согласно записям Спрингвилла, Нуч Черный Ястреб был ранен полковником Криром, но раненый Нуч в это время находился близ Эфрейма.

В июле-августе 1866 года Кнуд Петерсон посетил раненого вождя ютов. Он привез ему сахара, ветчины, хлеба, бисера, патоки, чая, кофе, табака, муки, медикаменты и одежду. Нуч был благодарен за эти подарки и возможность наладить мир с евро-американцами. Пять важных вождей прибыли в дом Петерсона и заключили мирный пакт. Откушав, Кнуд и Нуч расположились у старого можжевельника – священного дерева для индейцев – и выкурили трубку. Это «договорное дерево мира» до сих пор еще стоит на западном берегу реки. Они договорились, что не будут больше сражаться до тех пор, пока вода течет в реке. В 1987 году там была установлена памятная табличка.

Весной 1867 года в Хебер-Сити был пойман ют, разделывавший убитую им корову. Индеец ожидал, что его убьют, однако епископ Мердок сказал, что он будет освобожден, если передаст вождю Табби послание о встрече, чтобы обсудить прекращение войны. После того как вождь Табби получил послание от Джозефа, правительственный агент по делам индейцев попытался встретиться с ним, но Табби заявил, что будет говорить только со «старым Мердоком».

12 августа 1867 года Нуч Черный Ястреб, утверждая, что он и его люди устали от войны, вручил индейскому агенту Франклину Хеду свой нож, и попросил отрезать свои длинные волосы, демонстрируя тем самым решимость покончить с кровопролитием. 17 августа Нуч встретился с Табби. К этому времени Табби отправил женщин и детей в безопасное место и готовился свести счеты с мормонами. Нуч убедил брата отказаться от этой идеи. 20 августа 1867 года Табби и шесть маленьких вождей заключили мирный договор с Джозефом Мердоком, положившее конец сражениям между поселенцами долины Хебер и северными ютами.

«Все так называемые договора, заключенные до 1868 года между мормонами и племенами ютов, были незаконны, поскольку договора вправе было заключать только федеральное правительство. Поэтому в лучшем случае они были всего лишь соглашениями, и ни одно из них Бригам Янг не выполнил», - д-р Флойд О`Нилл. До конца своих дней в 1870 году Нуч Черный Ястреб нес «миссию мира». Потерявший рассудок, изможденный, с впалыми глазами, похожий на скелет Нуч Черный Ястреб в сопровождении брата Горы и друга Джо проехал верхом на лошади 180 миль от Сидар-Сити к Спрингвиллу. Они останавливались в каждом мормонском поселении, и Нуч напоминал поселенцам о том, что они нарушили свои обещания, украли землю ютов, убивали женщин и детей и принесли с собой болезни. И тем не менее, он просил у поселенцев прощения за те страдания, которые причинили им индейцы, и увещевал их сделать тоже самое, чтобы остановить кровопролитие.

Затем Нуч вернулся в родные для него земли на Спринг-Лейк, где и умер от мучавшего его ранения. С почестями вождя похоронили высоко на склоне горы.

В 1871 федеральные войска США изгнали 1 500 ютов из их родных земель и оставили на произвол судьбы в одном из самых пустынных регионов Юты, форте Дюшен, резервации в бассейне Юинта. Эта резервация в 4 млн. акра земли была установлена президентом Линкольном в 1861 году. В первый же год от голода там умерло более 500 индейцев. Когда-то вождь Валкара сказал: «даже могилы их отцов будут вскрыты белыми». Его слова оказались пророческими. Традиция выставлять останки индейцев на всеобщее обозрение существовала в западном обществе с момента первых столкновений с коренными народами. Особый размах эта практика приобрела в 19 веке в Европе и США. Выставки останков для развлечения публики в цирках, зоопарках, музеях стали довольно распространенным явлением. В США, в частности, на «уродах» (Цирк Барнума и Бейли) и «индейцах» (Шоу Баффало Билла) делали неплохие деньги. Препарированные и набальзамированные остатки индейских органов, особенно черепов и половых органов, также выставляли на всеобщее обозрение.

В 1919 году мормоны обнаружили место захоронения Нуча Черного Ястреба. Его останки были выставлены на всеобщее обозрение в хозяйственном магазине Спэниш-Форк. Затем Бенджамин Гуардед, отвечавший за музей Церкви, приобрел останки вождя и выставил их напоказ на Храмовой площади. В течение многих десятилетий кости Нуча вместе с костями женщины и ребенка находились в центре Солт-Лейк-Сити.

В 1950-х годах вследствие политики терминации президента Эйзенхауэра юты лишились трех миллионов акров своей земли, которая была попросту украдена у них юристами, политиками и бюрократами.

Останки Нуча Черного Ястреба были обнаружены в подвале на территории кампуса Университета Бригама Янга. Лишь в 1996 году потомки знаменитого вождя смогли перезахоронить их в Спринг-Лейк. Похоронные мероприятия, гроб и надгробие – все это было за счет горожан Спринг-Лейк, предки которых некогда сражались с ютами. По иронии судьбы земля, где был похоронен Нуч, принадлежит Церкви Иисуса Христа Святых последних дней.


Перевод по материалам сайта "Война Черного Ястреба: забытая трагедия ют" : Александр Caksi *Два Волка". При публикации и использовании материала, ссылка на сайт обязательна.