Ункас. Онека.

Ункас.

«Это высокие, ловкие, хорошо сложенные люди, ростом многие из которых около шести футов, с длинными черными волосами, цвет кожи у них темно-желтый или медно-красный; их глаза черны и пронзительны, черты лица правильные, особенно у женщин», - Патрик МакРоберт из писем 1774 и 1775 годов.

 

У большинства имя Ункас (Uncas, Wonkas (the Fox), Poquiam) ассоциируется с вымышленным героем Джеймса Фенимора Купера из книги «Последний из могикан». Как исторический персонаж Ункас (1588?-1683) происходил из племени мохеган, или, как они называли себя, волчьего народа (давнее наименование пекуотов), и далеко не последним его представителем. Прибытие английских колонистов на юг Новой Англии сыграло лишь на руку лидеру мохеган и он, наряду с мохоками и наррагансетами, оказал военную помощь колониям Плимута и Массачусетса во время пекуотской войны и войны короля Филиппа. При помощи мохеган англичане победили голландцев. 12 октября 1643 года суд Хартфорда отметил важное значение мохеган как союзников. За готовность прийти на помощь колонистам в борьбе с племенами, а также за участие в убийстве сачема наррагансетов Миантономо, некоторые индейские ученые представляют Ункаса как исторического злодея. Однако его действия способствовали укреплению мохеган, позволяя им сохранить определенную независимость в колониальной Новой Англии, в то время как другие коренные народы были изгнаны или принудительно загнаны в молитвенные города.

 

Ункас, сын сачема Ованеко (Owaneco – буквально «человек-скала»), родился приблизительно в 1588 году близ Темс-Ривер, Коннектикут. Впервые упоминается в 1633 году, когда группа в 2 000 индейцев, после внутренних раздоров, отделилась от пекуотов под его руководством. Сассакус, сачем пекуотов, на дочери которого был женат Ункас, выступал за торговлю с голландцами, в то время как Ункас – за торговые сношения с британцами. Со смертью верховного сачема Татобема (Tatobem) в 1634 году его место занял Сассакус. Он был менее талантлив и слаб как политик. Мохегане платили дань пекуотам, более могущественному народу. Ункас неоднократно пытался выйти из-под власти пекуотов. Всякий раз Сассакус уменьшал территорию мохеган, забирая их землю под свой контроль. В 1637 году с началом пекуотской войны Ункасу наконец-то удалось избавиться от господства пекуотов при помощи колонистов Массачусетса и Плимута. Чтобы рассеять сомнения относительно его лояльности к европейцам, Ункас предоставил им четыре головы пекуотов и пленника. Он также участвовал в планировании и атаке цитадели пекуотов на Мистике. Англичанам помогали наррагансетты и ниантики. Менее чем за час 700 пекуотов было убито и сожжено заживо. Выжившие, около 200 человек, бежали к наррагансетам, где были схвачены англичанами и проданы в рабство в Вест-Индию. В качестве награды за преданность Ункас получил большое количество пленных пекуотов, большинство из которых были приняты в ряды мохеган. Чтобы укрепить свое положение среди англичан, Ункас распространял слухи о готовящихся заговорах со стороны индейцев против колонистов. Выступая в качестве союзников, мохегане смогли избежать переселения и сохранить независимость.

 В 1638 году Миантонимо, сачем наррагансетов, и Ункас были вызваны на встречу в Хартфорд. Оба сачема недолюбливали друг друга и обвиняли один одного в заговоре против англичан. Когда Миантонимо, по настоянию англичан, пригласил Ункаса откушать с ним, тот отказался. Когда англичане попросили Ункаса представить имена пекуотов, проживавших среди мохеган, Ункас заявил, что не знает их имен. Но англичане знали, что пекуоты живут среди людей Ункаса и продолжают набеги на наррагансетов. Несмотря на вражду оба сачема согласились жить в мире. В случае возникших конфликтов англичане брали на себя обязанность рассудить обе стороны. Сачемы также согласились не давать кров врагам англичан. Таким образом колонисты стремились установить свой контроль над племенами.

 

В 1638 году Ункас взял в жены одну из вдов Татобема. К этому времени у сачема мохеган было шесть или семь жен, большинство из которых имели высокий статус. Эти браки помогли Ункасу узаконить его претензии на лидерство и сформировать новую политическую организацию на руинах вождества Татобема.

 В 1639 году Ункас сообщил колонистам о том, что пекуоты, данники ниантиков, вернулись при поддержки Нинигрета, ближайшего союзника Миантонимо, и обосновались на берегах Покатак-Ривер.

 Отряд из 40 человек под началом Джона Мейсона отправился к реке, чтобы уничтожить вигвамы пекуотов и забрать их хлеб. Ункас и 120 его воинов присоединились к англичанам. Пекуоты оставили свои жилища, когда узнали о приближении карательного отряда. Когда мохегане начали собирать кукурузу из опустевших вигвамов, около 60 пекотов атаковали их. Ункас был наготове и смог отразить нападение и взять в плен 7 человек. На следующее утро англичане и мохегане обнаружили у реки отряд численностью в 300 ниантиков и наррагансетов. Наррагансеты заявили, что живущие здесь пекуоты – хорошие люди, и они будут их защищать. Однако ниантики и наррагансеты желали сразиться лишь с мохеганами, но никак не с англичанами, поэтому Мейсон приказал сжечь деревню. Защитники пекуотов лишь молча наблюдали, как огонь уничтожает вигвамы.

 В 1640 году Ункас взял в жены дочь Себекуанаша, лидера хаммонассетов, что дало ему право претендовать на землю племени вдоль побережья между Коннектикут-Ривер и нынешним Гилфордом. Сачем мохеган быстро продал эту землю англичанам, а хаммонассеты вошли в состав мохеган. В этом же году он отдал колонистам Коннектикута еще часть своей земли.

 В 1643 году Ункас и группа его воинов были атакованы у Коннектикут-Ривер. Нападавшие на мохеган наррагансеты действовали под началом сачема Секуассена (Sequassen), близкого друга Миантонимо. В ответ Ункас напал и, следуя тактике выжженной земли, используемой англичанами, спалил дотла деревню Секуассена.

 Миантонимо запросил разрешения англичан атаковать мохеган. Англичане дали свое согласие. Ункас же сообщил колонистам о том, что Миантонимо готовит заговор против них, и англичане ответили отказом сачему наррагансетов. Подстрекаемый Сэмюэлем Гортоном, поселенцем, изгнанным из Плимута, Миантономо вторгся на земли Ункаса с тысячью воинами, направляясь к деревне Шанток (Shantok). Сачем мохеган, наспех собрав около 500 воинов, выдвинулся навстречу неприятелю.

 Племена встретились на равнине примерно в миле к западу от Янтик-Ривер. Видя численное превосходство врага, Ункас вызвал на переговоры вождя Миантономо. Это была их первая беседа спустя пять лет подписания мирного договора в Хартфорде. «С тобой пришло много храбрых воинов, как и со мной. Жаль, что многие из них погибнут из-за ссоры двух вождей», - сказал Ункас. – «Я предлагаю разрешить наш спор в честном поединке, если я проиграю, мохегане будут служить наррагансетам, если проиграешь ты, Миантономо, наррагансеты будут мои». Миантономо отказался принять вызов сачема мохеган.Тогда Ункас упал на землю, а его воины пустили град стрел в наррагансетов. От неожиданности наррагансеты повернули и побежали, преследуемые мохеганами. Миантонимо потерял в том бою 30 воинов, а сам он был захвачен сачемом по имени Тантакуидгеон (Tantaquidgeon) и доставлен в Шанток. Сачем наррагансетов попытался откупиться. Несмотря на то, что выкуп был получен, Ункас доставил сачема наррагансетов в Хартфорд, где шесть старейшин и шесть священнослужителей решили, что Миантономо должен быть казнен. Приговоренного к смерти вождя доставили в Норвич, где томагавк Вавекуа (Wawequa), брата Ункаса, в присутствии самого Ункаса и двух англичан, в сентябре 1643 года, сделал свое дело. Преподобный Ричард Хайд в своем письме от 1669 года писал, что после того, как Миантономо был мертв, Ункас срезал с его плеча мясо и съел его, но это были всего лишь сплетни и ничего более.

Таким образом мохегане стали доминирующей нацией в южной части Новой Англии. В 1645 (1644) году наррагансеты под началом Пессикуса вторглись в земли мохеган. Во время первой атаки было убито 6 мужчин и 5 женщин мохеган. Пессикус призвал своих союзников присоединиться к войне с мохеганами. Ункас же обратился за помощью к англичанам. Среди тех, кто присоединился к наррагансетам были ниантики Нинигрета и некоторые группы Лонг-Айленда, а также часть пекуотов – данников Ункаса. Многие мохегане укрылись в форте Шанток. Они были изрядно потрепаны и все, что оставалось Пессикусу, – ждать, когда у неприятеля закончится провиант. Мохегане голодали и готовы были сдаться, но импришли на помощь английские силы под командованием Томаса Трейси и Томаса Леффингвелла. Когда же над наррагансетами нависла угроза вторжения колонистов на их земли, наррагансетт подписали мирный и в тоже время унизительный договор. В благодарность за спасение Ункас подарил Томасу земли, на которых сейчас и стоит город Норвич. В 1646 году англичане начали строительство поселения в Намеаге на территории пекуотов. Ункас приветствовал англичан как союзников. Англичане же стали культивировать дружбу с Робином Кассакинамоном, лидером колонии Намеаг. Робин видел в союзе с англичанами возможность освободиться из-под контроля сачема мохеган. Поскольку колонисты нуждались в провианте, они попросили Робина Кассакинамона и Векуаш Кока, сачема общины пекотов Павкатука, поохотиться для них на восточной стороне Темс-Ривер. Ункас, чьей женой являлась женщина из племени пекуотов, рассматривал эти земли как свои. Он собрал группу из 300 воинов и устроил засаду на охотников. Пекуоты бежали, преследуемые мохеганами. В Намеаге мохегане разграбили и сожгли вигвамы неприятеля, а затем унизили воинов пекуотов, обрезав их волосы. Ни один пекуот не был убит. Таким образом сачем мохеган наказал Кассакинамона и продемонстрировал пекуотам, что именно у него они должны искать поддержку и защиту, а не у англичан. В 1655 году благодаря англичанам пекуоты Намеага смогли выйти из-под влияния мохеган. Влияние Ункаса на английских советах уменьшилось, однако, благодаря союзу с англичанами, сачем сохранил свой народ в выгодном положении по сравнению с другими племенами этой области. Во время войны короля Филиппа 1675-1676 года Ункас выступал против вампаноагов, и его сын Онеко сражался с англичанами плечом к плечу. В декабре мохегане атаковали наррагансетов и прекратили активную помощь лишь в июле 1676 года. Несмотря на дружбу с англичанами сачем мохеган не торопился принять христианство и отговаривал своих людей от этого шага. Ункас никогда не был в фаворе у духовенства, о нем писали в 1674 году: «старый, нечестивый и упрямый мужлан, который не хотел молиться Богу», хотя однажды сачем и был близок к тому, чтобы принять христианство. Ункас попросил миссионера помолиться о дожде во время продолжительной засухи, на следующий же день пошел дождь.

После войны с Метакометом сачем начал продавать земли мохеган и делал это вплоть до своей смерти в 1682 году в Норвиче, Коннектикут. В 1842 году в его честь был заложен монумент. Историк Уильям Лит Стоун прибыл из Нью-Йорка на его открытие. «Он был другом белого человека в период, когда даже дружба дикаря была столько необходима», - заявил Стоун.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Онека.

 Онека (Oneka, Oneca, Owanecco), мохеган, родился примерно в 1640 году. Ункас, его знаменитый отец, назвал старшего сына в честь деда. В 1659 году вместе с отцом и братом Аттавенходом (Attawenhood) передал земли для будущего поселения Норвич. Свою подпись Онека поставил в виде птицы.  В 1661 году по замыслу отца он возглавил отряд из 70 человек, атаковав одну из деревень Массасоита, убив 3 человек и захватив 6 пленников.  В 1675 году по просьбе отца Онека отправился в Бостон с двумя братьями и 50 воинами, чтобы предложить англичанам свои услуги в борьбе с вампаноагами «короля Филиппа». Вскоре мохеганам почти удалось пленить Метакомета. У Онека был по крайней мере один сын, которого звали Махомет или Мавхолнотт (Mahomet, Mawholnott).

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.