Пропавшие и убитые: понимание масштаба. Копы всаживают пули в индейцев с поразительной быстротой. "Прогулка памяти". Эпидемия исчезновений и убийств.

Пропавшие и убитые: понимание масштаба

В отчете Канадской королевской конной полиции, опубликованном в этом году, отмечается, что впервые за все время своего существования была сделана попытка определить сколько женщин и девушек коренных народов были убиты или пропали без вести.

Согласно отчету, свыше тысячи женщин и девушек, принадлежащих к коренным народам, были убиты между 1980 и 2012 годом – и уровень насильственной смерти среди них почти в 4,5 раза выше, чем среди других женщин Канады.

Кроме того, в отчете указано, что с ноября 2013 года по меньшей мере 103 женщины являются пропавшими без вести и исчезнувшими при странных обстоятельствах или по неустановленным причинам.

Эти ужасающие статистические данные согласуются с прежними оценками, полученными из других источников, например канадского статистического агентства, и указывают на несоразмерность уровня насилия против коренных народов: индейцев, эскимосов и метисов. Последние цифры еще раз подчеркивают, что говорили коренные народы и общественные организации на протяжении многих лет: насилие среди коренных народов требует особых и согласованных мер от полиции и всех слоев общества.

Обнародование официальной полицейской статистики, подтверждающей полученные ранее данные, на национальном уровне – важный и своевременный шаг, поскольку эти цифры необходимы для мобилизации работы полиции и формирования общественного резонанса.

К сожалению, в руках некоторых государственных чиновников и представителей прессы новый отчет стал не источником ясности и призывом к действию, но предлогом для представления в ложном свете жизни коренных американцев и оправданием бездействия.

 

Неполная картина.

 

В отчете не говорится обо всем, что мы должны знать о насилии среди женщин коренных народов. Ни в коей мере он не может заменить полномасштабного и всестороннего исследования проблемы.

В нем не звучат голоса пострадавших семей и общин. В нем нет информации к рассмотрению или предложений решения обозначенной проблемы. И все же, в качестве статистической картины пропавших и убитых женщинах среди коренного населения, в отчете имеют значительные пробелы, которые необходимо признать и восполнить.

В статистике по случаям насильственной смерти в отчет были включены только те случаи, когда полицейские следователи приходили к выводу, что имело место убийство. Случаи подозрительных и необъяснимых смертей в отчете не отражены.

Наше собственное исследование показало, что случаи смерти среди женщин коренного населения далеко не всегда полностью и тщательно расследуются, и в результате убийство может классифицировано как «смерть в результате несчастного случая».

Следует отметить, что далеко не всегда регистрируют национальную принадлежность жертвы. В отчете от 2009 года статистическое агентство Канады сообщает, что, к примеру, в 2009 в 384 случаях из 610 полиция не указала, относились ли погибшие к коренным народам. Этническая принадлежность некоторых жертв была установлена неправильно, поскольку полицейских не обучали верно ее определять и не объясняли, почему это важно.

В своем отчете полиция признает недостаточность ныне действующих процедур по установлению этнической принадлежности. Отчетные данные свидетельствуют о том, что при изучении дел, проведенных за несколько месяцев, было выявлено, что в 95 случаях национальность жертвы так и осталась «неустановленной». Отдельного расследования относительно того, в одинаковой ли степени национальная принадлежность жертв среди других этнических групп была так же не определена, не проводилось.

Можно отметить, что в отчете нет разделения на индианок, эскимосок и метисок. Соответственно, нельзя сказать, среди которой из этих групп уровень насильственных смертей выше. Полиция всего лишь предоставила статистические данные относительно образа жизни погибших. В основном отмечаются такие вещи, как история употребления наркотиков или вовлеченность в незаконную деятельность, что предполагает недопустимое фокусирование на возможной роли действий или поведения самой жертвы.

В отчете нет упоминаний о том, сколько женщин ранее обращались за помощью и защитой к полиции или социальным службам, а также ни слова о том, какой ответ они получали.

Хотя в отчете статистика разбита согласно потенциально значительным факторам: было ли убийство совершено в месте проживания или вне его (27% среди женщин коренных народов против 20% у других групп населения), - в нем нет данных о том, было ли убийство совершено на территории резервации или вне ее.

Также в отчете не указано, сколько к каким этническим группам относились субъекты преступления, количество виновников и роль других в помощи совершения или сокрытия преступления. В то же время в отчете дается важная информация относительно отношений преступников с жертвами, что предполагает значительные различия угроз, которым подвергаются женщины коренных народов и других этнических групп.

 

Насилие в отношении женщин коренных народов должно рассматриваться в социальном контексте.

 

Предыдущее исследование, включая отчеты Ассоциации коренных женщин Канады и собственное исследование организации «Международная амнистия», показывает, что насилие в отношении коренных американок распространено повсеместно, будь то улица или дом, и что лица, совершающие насильственные действия в их отношении могут быть как коренными американцами, так и принадлежать к другим этническим группам.

Ничто в полицейском отчете не противоречит этому заключению.

Значительное большинство убийств совершено лицами, с которыми жертва была знакома ранее. Это справедливо в отношении женщин всех этнических групп. Однако есть одно существенное различие, отмеченное в отчете.

В тех случаях, когда жертвой становится коренная американка, супруги, члены семьи и другие близкие ей люди с вероятностью в 62% являются виновниками трагедии против 74% убийств среди других этнических групп. Такое различие в основном объясняется тем, что случаи убийств коренных американок, по полицейским понятиям, совершено лицами, названными «знакомыми», хотя среди них могут оказаться как друзья, коллеги, соседи, авторитетными лицами и прочими, которых жертва могла знать, но никогда не была близка.

За 22-летний период, указанный в отчете, «знакомые» были признаны виновными за смерть около трехсот коренных американок Канады.

Уровень убийств коренных американок знакомыми в семь раз выше, чем других женщин Канады. За тот же самый период времени, 81 коренная американка погибла от рук незнакомца. Очевидно, что проблема домашнего и семейного насилия среди коренного населения должна решаться на национальном уровне. 

В то же время становится ясным, что жизни коренных американок подвергаются угрозе не только дома – как заявляли некоторые политики и телекомментаторы; подобный подход неверно представляет проблему и ее важнейшие аспекты. Вне зависимости от национальной принадлежности преступника или его отношений с жертвой, каждый случай необходимо рассматривать в контексте дискриминации, маргинализации и нищеты, ставящих коренных американок под удар. В докладе 2004 года, представленном в «Международную амнистию» «Украденными сестрами», говорится, что все эти факторы увеличивают риски представительниц коренных народов, делая их легкой мишенью для расистских и мизогинических атак; зачастую именно женщины из этих этнических групп не имеют равного с другими женщинами доступа к социальным службам, например убежищам, и остаются беззащитными.

 

Дальнейшие шаги.

 

Статистика, опубликованная полицией Канады, должна постоянно собираться и быть обнародованной. Для того, чтобы информация была точной и полной, полицейские должны получить соответствующие директивы и пройти обучение, и в дальнейшем они смогут определять, в каких случаях необходимо указывать этническую принадлежность пострадавших и как с этим работать.

Опубликовано в: No More Stolen Sisters, Stolen Sisters Violence Women Aboriginal Indigenous RCMP, Indigenous Peoples in Canada, Canada. http://maxpark.com/community/6294/content/3716082#share

Копы всаживают пули в индейцев с поразительной быстротой

Около 100 человек провели демонстрацию в центре города Денвер после того как там, 12 июля 2015 года, полиция застрелила 35-летнего Пола Кастауэя. В полиции заявили, что мужчина подходил к полицейскому с ножом, но его семья и свидетели, оказавшиеся на месте преступления, опровергают эти утверждения, говоря, что он направил нож на себя.

За месяц с небольшим до этой расправы двое сотрудников полиции г. Денвера были оправданы в убийстве Джесси Эрнандес, 17-летней девушки, погибшей в январе этого года, когда полицейские стреляли по угнанной машине, на которой она, якобы, мчалась им навстречу по аллее.

Кастауэй, согласно заявлению его матери, страдал шизофренией и алкогольной зависимостью. Свидетели утверждают, что он приставил нож к своему горлу и не представлял собой опасность для полицейских, тем не менее, по данным «Денвер Пост», в Кастауэя выстрелили четыре раза, и в ту же ночь он скончался. Пресс-секретарь департамента полиции Денвера, Сонни Джексон, сообщил газете «Пост», что идет внутреннее расследование этого инцидента и скоро будут обнародованы имена полицейских, стрелявших в Кастауэя.

Кастауэй был лакота-сиу. Его смерть – напоминание о том, что есть один почти никогда не обсуждаемый аспект этих затянувшихся дебатов на тему полицейского произвола в Соединенных Штатах: вероятность погибнуть от рук полицейских у индейцев гораздо выше, чем у большинства других расовых групп. «Индиан Кантри Тудэй» констатирует, что по данным Центра по делам несовершеннолетних и уголовного правосудия (общественная организация, занимающаяся вопросами, связанными с лишением свободы и уголовным судопроизводством), полиция убивает индейцев больше, чем представителей любой другой этнической группы.

Анализ центра основывается на данных, полученных от Центров по контролю за заболеваниями и профилактике и Национального центра медицинской статистики. Так было установлено, что индейцы, составляющие всего лишь 1,8% от общего числа населения США, гибнут от рук полицейских в 1,9% случаев. Если количество убитых правоохранителями распределить по группам населения, то обнаружится, что индейцы составляют большинство в трех из пяти верхних позиций, представляющих возрастные группы, в которых процент убитых сотрудниками правоохранительных органов выше, чем в остальных.

«В понимании цветных это – проявление системной проблемы, когда предубеждение против них переходит в органы правосудия», – сказал в интервью “Mother Jones” Чейз Железные Глаза, атторней, сотрудничающий с общественным движением «Программа правовой поддержки людей лакота» (Lakota People's Law Project), организованном в Южной Дакоте. В феврале 2015 года эта группа активистов выпустила бюллетень под названием “Native Lives Matter”, где рассматриваются различные меры пресечения, применяемые судебной системой к индейцам несоразмерно содеянному ими. Он сказал, что Департаменту юстиции США давно надо было устранить полицейское насилие в отношении индейцев, и что смерть Кастауэя – только свежий пример застарелой проблемы.

«Вы можете сказать, что они стреляют от страха», – продолжал Чейз Железные Глаза. – «Но если это происходит не из ненависти, то почему они нажимают на курок раньше чем выяснят, как обстоят дела на самом деле. Что-то должно измениться. Кто-то должен разобраться с этим, нам нужна помощь».


http://maxpark.com/community/6294/content/4776863#share

"Прогулка памяти"

Индейские общины Онтарио объединились в акции «Прогулка памяти» - 650-километровый поход в память об индейских девушках и женщинах, которые были убиты или пропали без вести. Первыми поход начали индейцы Мишкигогаманг, три женщины – Мелисса Сканк, Мэри Сканк и Марианна Паначиз. Они дойдут до места, в котором в 2003 году было обнаружено тело ранее пропавшей индейской женщины Рены Фокс. После этого эстафету примут другие индейцы.


У каждого, кто будет идти 650-километровый маршрут (по 60 километров в день), в семье кто-то пропал: мать, сестра, племянница. Некоторых с 90-х годов и до сих пор ждут родные. Индейцы отправляются в этот поход, чтобы поделиться своим горем с другими индейцами, также потерявшими родных.


Община Мишкигогаманг включает 900 человек, из них 10 человек пропали без вести, подавляющее большинство – девушки и женщины. 43-летняя Мелисса Сканк, многолетний председатель общины, говорит, что поход – это способ «выходить» боль: «Когда вы потеряли кого-то и нет ничего, что бы вы могли сделать, чтобы вернуть этого человека, когда жгучая боль утраты грызет вас, – просто идите. Вы не почувствуете боли, когда ваши ноги покроются волдырями, но зато поймете, что можете гораздо больше, чем просто ходить».


Прогулка станет живым памятником против насилия и жестокости, все участники процессии одеты в футболки, на которые нанесен портрет пропавшего человека.


Источник: http://rusargument.ru/7993_indejcy_ontario_nachali_650_kilometrovoe_peshee_puteshestvie_v_pamyat_o_propavshih_bez_vesti_zhenshhinah_glavred

Эпидемия исчезновений и убийств

Показатели по пропавшим и убитым женщинам коренных народов США являются одними из самых высоких по всей нации. Женщины коренных народов США во много раз чаще подвергаются сексуальному насилию: четыре из пяти женщин сталкиваются с жестоким обращением в течение жизни; одна из трех — подвергается сексуальному насилию; уровень убийств среди коренных женщин некоторых племенных и городских общин в 10 раз превышает средний уровень по нации.

 

Статистика пропавших без вести ведется по всем группам населения, но не учитывает женщин коренных народов США. За все годы существования проблемы власти Соединенных Штатов так и не составили единой базы с достоверной информацией по количеству пропавших женщин. Однако общины и резервации утверждают, что с каждым годом количество пропавших без вести продолжает расти.

 

Расследование, проведенное информационным агентством USA Really, стало настоящей сенсацией: несмотря на то что ведущие социальные сети Америки блокируют работу неподконтрольного элите СМИ, потрясенные читатели сами стали распространять шокирующую информацию. В итоге молодой интернет-ресурс побил все рекорды: по состоянию на сегодняшний день количество читателей материала перевалило за 135 тысяч!

Сегодня РИА ФАН публикует фрагменты из этого материала собкора USA Really Кристины Петровой.

 

«Быть пропавшим — это не преступление», — говорит Уоррен Сильвер, аналитик из Статистического управления Канады.

 

Подобный подход характерен как для США, так и для Канады. И он отнюдь не способствует решению вопроса учета пропавших без вести.

 

Жестокость по отношению к женщинам коренных народов давно не является новостью для Северной Америки, однако никто не берется за расследование. К числу типичных объяснений, как правило, относят многочисленные нарушения в системе племенных судов, нехватку сотрудников местной полиции и недостаточное финансирование. Так, по статистике, женщины коренных народов в два раза чаще становятся жертвами преступлений, связанных с сексуальным насилием, чем представительницы других этнических групп США. 

 

Согласно информационной сводке, представленной Национальным центром по предупреждению пыток и борьбе с ними, убийство является третьей по счету причиной смерти среди американских индейцев и коренных жителей Аляски в возрасте от 10 до 24 лет. Около 46% коренных женщин подвергались насилию, избиению или преследованию со стороны своего сексуального партнера. Как сообщалось в статье Rewire.News, практически в каждой семье коренных жителей есть история о пропавшей или убитой родственнице.

 

«Наверное, она просто выпила и теперь боится идти домой», — такие слова услышала Мелинда Лимберхэнд, дочь которой пропала в Шайеннской индейской резервации, от племенного полицейского.

 

«Коренных женщин не воспринимают как значимых жертв. Сначала нам нужно доказать свою невиновность: что никто не пил и не отрывался на вечеринке», — сообщает Кармэн О’Лири, исполнительный директор Общества женщин коренных народов Великих равнин.

 

Шэрон Эйзтоер, занимающаяся пропагандой женского здоровья в резервации племени янктон-сиу в Южной Дакоте, потрясена масштабом трагедии, охватившей местные племена.

 

«Не следовало нам допускать вопросов типа «а что делать, если мою дочь все-таки изнасилуют?». Вот что самое ужасное — подобные вопросы стали нормой для матерей», — говорит она.

 

Согласно материалам USA Really, 84,3% женщин коренных народов Америки подвергались насилию в течение своей жизни. Так, в 2015 году число пострадавших составило 730 тысяч человек. 

6 апреля 2017 года Счетная палата США выпустила собственный отчет, заявив, что степень проблемы определить невозможно, поскольку федеральные агентства попросту не могут собрать данные о количестве жертв.

 

«Если жертва оказывается несовершеннолетней, она может просто исчезнуть без следа, — сообщается в отчете. — Из четырех агентств, обладающих следственными и прокурорскими полномочиями в индейских резервациях, только Бюро по делам индейцев собирает данные о племенной принадлежности жертвы». 

 

Пока федеральные институты США готовили свои доклады, женщины продолжали исчезать. 

 

5 июня 2017 года семья и друзья Эшли Лоринг видели девушку в последний раз. Лишь в марте 2018 года ФБР начало собственное расследование ее исчезновения, а вознаграждение за информацию о местонахождении пропавшей выросло до 10 000 долларов. Но, как сообщают родственники Эшли, реакция правоохранителей последовала слишком поздно. Несмотря на то что было проведено более шести обысков и шестидесяти опросов по делу ее исчезновения, у семьи пропавшей все еще нет ответов.

 

После очередного сообщения о неудачном обыске территории резервации, где пропала Эшли, Кимберли Лоринг, ее старшая сестра, дала комментарий: «Я не хочу быть 80-летней женщиной, блуждающей в горах со своими внуками в поисках сестры, но выбора нет — ведь если я сдамся, кто будет ее искать?»

После произошедшего в семье Лоринг Аннита Луккези, бывший преподаватель Эшли Лоринг в местном колледже в Браунинге (Монтана), решила создать собственную базу данных о пропавших и убитых женщинах коренных народов, подав несколько запросов в местные правоохранительные органы.

 

«Сделав несколько попыток, я поняла, что ни у кого нет реальных данных», — сказала она.

 

На сегодняшний день ей удалось собрать информацию по двум тысячам случаев исчезновения как в США, так и в Канаде, большинство из которых произошло за последние 20 лет. Луккези шокирована количеством отсутствующих данных.

 

«Это не просто данные. Это чей-то родственник или друг, но никто не привлекается к ответственности за совершенное», — посетовала она.

 

В августе 2017 года произошла еще одна трагедия. 22-летняя Саванна Лафонтен-Грейвинд, беременная женщина из племени Спирит-Лейк в Северной Дакоте, была найдена мертвой. Следом за этим, 5 октября 2017 года, члены палаты представителей Норма Торрес и Том Коул представили Акт Саванны — законопроект, названный в честь погибшей женщины. В нем призывается к улучшению качества сбора данных о федеральных преступлениях и созданию единого протокола для реагирования на сообщения об исчезновениях и убийствах коренных женщин. Акт Саванны мог стать первым шагом на пути к решению проблемы коренных народов, однако ничего не было сделано с момента его введения. 

20 января 2018 года, лишенные всяческой поддержки со стороны государства, сотни коренных женщин попытались привлечь внимание к эпидемии пропавших без вести и убитых соплеменниц, выйдя на улицы Сиэтла, штат Вашингтон, и присоединившись к Обществу пропавших и убитых женщин коренного населения Вашингтона. Тысячи людей всех возрастов из различных штатов собрались в этот день, чтобы поддержать движение. Некоторые прибыли из Айдахо, Невады и Монтаны.

 

«Я здесь ради тех, кто потерял своих родных, ради того, чтобы власти обратили внимание на проблему. Ведь эти женщины просто исчезают с лица земли», — сказала одна из зрительниц шествия.

 

Собравшимся действительно удалось повлиять на ситуацию.

Спустя девять дней, 29 января, члены Палаты представителей Джин Маккейб, Миа Грегерсон, Мелани Стамбо, Дерек Стэнфорд, Кристин Ривз, Мэри Дай, Эндрю Баркис и сенатор Морин Уолш представили законодательный акт HB-2951, цель которого — найти способы улучшить юридическую поддержку и увеличить следственные ресурсы для совершенствования системы учета пропавших женщин коренных народов. 

 

К 1 декабря 2018 года государственный патруль должен сообщить парламенту о результатах исследования, включая данные о количестве пропавших индейских женщин, конкретный перечень препятствий в предоставлении государственных ресурсов для решения этой проблемы и рекомендации, в том числе законы, которые могут потребоваться для решения проблемы. Законопроект также обязывает патруль штата Вашингтон создать список пропавших индейских женщин к июню 2019 года.

 

Несмотря на то что наблюдаются некоторые сдвиги в решении проблемы на уровне законодательных органов, местные активисты продолжают освещать проблему на локальном и федеральном уровнях. Общество пропавших и убитых женщин коренного населения Вашингтона уже в течение многих лет организуют акции протеста.

 

Ежегодно более двух десятков общин со всей Северной Америки собираются вместе, чтобы провести Марш памяти пропавших женщин в День святого Валентина. В 2018 году мероприятие состоялось в Миннеаполисе: сотни женщин собрались в Индейском женском ресурсном центре штата Миннесота. 

 

Наверное, излишне говорить, что большинство американских СМИ предпочли его не заметить.

 

Автор: Игорь Лукьянов. Источник: https://riafan.ru/1096516-ischeznoveniya-i-ubiistva-zhenshin-korennykh-narodov-ameriki-prevrashayutsya-v-nastoyashuyu-epidemiyu