Энн Робертс. Таманенд. Чарльз Джорникейк. Неолин. Джон Коннер. Капитан Трубка.

Энн Робертс

Энн, дочь вождя Лаша Тамара (Lash (Ash) Tamar), родилась в 1804 году и жила в Индиан-Миллс, близ Маунт-Холли, Нью-Джерси, среди своих немногочисленных соплеменников, ленни-ленапе, принявших решение не переселяться к озеру Онейда в Нью-Йорк.  Местные предания говорят, что Энн встретила местную белую девочку, Мэри, на тропе Хлеба и Сыра и разделила с ней свой обед на берегу ручья, получившего имя в честь этого приема пищи. Энн представила Мэри своему отцу, который сопроводил ее обратно в город и рассказал об этом обеде семье девочки. Сейчас это место называется Инавендивин (Inawendiwin) что означает «дружба», так его назвал Лаша Тамар. 

Следуя семейным традициям, Энн занималась плетением корзин и была очень талантливой девушкой. Она продавала свои изделия в Винцентауне или Медфорде. Некоторые из ее плетеных корзин хранятся в местных музеях и выставлены в муниципальном здании Шамонга. Энн дважды была замужем. Ее первым мужем стал бывший раб по имени Питер Грин. Об обстоятельствах его появления в Индиан-Миллс и их знакомства ничего не известно, равно как и о его смерти. Джон Робертс, второй муж, во время Гражданской войны служил в роте А 22-го полка Цветных войск. Они поженились в 1864 году, когда Энн было уже шестьдесят. Джон был гораздо моложе своей избранницы. Отслужив 13 месяцев в армии Союза, он умер в больнице Йорктауна, штат Вирджиния. После его смерти Энн стала получать пенсию 8 долларов в месяц, а когда ей исполнилось 82, ее пенсия увеличилась до 12 долларов. В то время это был значительный доход.

Джон и Энн жили в маленьком домишке на Динглтаун-Роуд, недалеко от Индиан-Миллс вместе с семью детьми. Энн прожила в этом доме до своей смерти. Рассказывают, что волосы Энн заплетала в длинные косы и и курила глиняную трубку. У нее были часы, которые заводились при помощи ключа, но сама Энн боялась их заводить, предоставляя это дело местным мальчишкам. 

«Индеанка Энн», как ее называли, умерла в 1894 году и была похоронена на кладбище Табернейкл, недалеко от того места, где она жила. Ежегодно, в День Памяти, президент исторического общества Табернейкл приносит цветы на ее могилу, чтобы отдать дань памяти последней из ленни-ленапе Пайнлендс.


Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Таманенд

«Он был давним вождем делавэров, которому не было равных. Считалось, что у него была связь с великим и добрым Духом» - Хеквелдер, моравский миссионер.

 

Тамани, Таманенд, (Tam-uh-nee, Tamanend, Affable, Любезный), ленни-ленапе (унами делавэр), родился ок. 1625, вероятно, на территории нынешней Пенсильвании. Современные антропологи оценивают численность ленни- ленапе на тот момент от 2 500 до 12 000. Их земли растянулись с севера от Раритан-Ривер через Нью-Джерси к океану и вниз, в северный Делавэр и по Делавэр до Лихая. Таманенд, как лидер ленни-ленапе был партнером Уильяма Пенна в соглашении от 1683, которое гласило, что европейцы и индейцы будут жить в мире.

 

Таманенд жил в лесах между Пеннипеком и Нешамини. Здесь зимой индейцы охотились на оленей и бобров, а в теплое время года на небольших полянах выращивали кукурузу, бобы и тыкву, и ловили рыбу в Делавэре. Люди Таманенда жили семейными группами, каждая семья или клан создавали временную деревню от пятидесяти до ста человек. Когда почва истощалась , и заканчивались дрова, они просто перебирались на другое место. Каждая деревня обладала своим лидером и была независима от других. Жизнь в деревне носила настоящий демократический характер. Каждый житель принимал участие в обсуждении тех или иных важных решений до полного достижения консенсуса. В своей деревне Таманенд был сахемом, или доверенным представителем. У англичан сахем приравнивался к королю, поэтому они называли Таманенда «королем делавэров», хотя Таманенд не обладал той властью, которой был наделен король, и не мог как он отдавать приказы. Однако Таманенд обладал авторитетом, который признавали не только индейцы, но и белые, помня о нем спустя столетия.

 

Уильям Пенн-младший (14 октября 1644, Лондон — 30 июля 1718, Рэскомб, Беркшир, Англия), сын английского адмирала Уильяма Пенна, после смерти отца унаследовавший его состояние и покровительство короля Карла II Стюарта, который, в качестве погашения королевского долга в 16 000 фунтов стерлингов , в 1681 году пожаловал Пенну обширную территорию в Северной Америке на реке Делавэр. Однако Уильям, в юности попавший под влияние идей пуританизма, не был согласен с Карлом II, который утверждал, что «дикари» имеют такое же право на землю, как белки и кролики. Впрочем, он не был согласен и с царившей церковной идеологией, громогласно заявлявшей, что христиане имеют особое право на земли не-христиан, и право это даровано им Богом. Квакеры были убеждены, что Бог пребывает в сердце каждого человека, непосредственно призывая его встать на путь, ведущий к совершенной жизни, и «божественная искра» каждого индивида проявляется в аскетическом образе жизни и в ответе за судьбу ближнего своего.

 

В 1682 году Пенн прибыл в Америку, где основал колонию "Пенсильвания", "Земля и леса Пенна", и довольно быстро установил доверительные отношения с индейцами, чтобы «между ними царили взаимопонимание и добрососедство, и чтобы британцы и индейцы жили в любви и дружбе до тех пор, пока бегут ручьи и реки, а солнце, луна и звезды светят на небе» . Он даже выучил язык ленни-ленапе, ему нравилось мелодичное звучание слов. Индейцы называли его "Микуон" - "Игла Дикообраза" (Quill), или Брат Онас, используя ирокезское слово. Пенн вступил в переговоры с более чем 20 сахемами, ведь ни один лидер не вправе был говорить от имени всех ленни-ленапе.

В мае 1683 года Уильям Пенн отправился в деревню Перкаси, располагавшуюся на месте нынешнего Силвердейла, где Таманенд и его сын Якуикон (Yaqueekhon) добродушно встретили его и дали пир. Пенн даже поучаствовал в индейских танцах под бой барабанов.

Заложив все основы для покупки земли у индейцев, Пенн хотел убедиться, что все претензии на земли были урегулированы, прежде чем он предпримет дальнейшие шаги. Хотя, конечно, индейцы не понимали европейской правовой концепции о земле, как о собственности, которая гарантировала ее владельцу свободу, процветание, накопление богатства и безопасность. Для ленапе свобода и безопасность была в их коммунальной общине, где индивидуальное богатство было малозначимым.

Для них продать землю было равносильно тому, что продать завтрашний восход солнца за бушель.

Пенн провел много подобных встреч, представляя индейцам широкие гарантии. Так, индейцам разрешалось охотиться по обе стороны Брендивайн на участках в милю шириной. Однако, когда они стали жаловаться на мельничные плотины, останавливавшие миграцию рыбы, чиновники разводили руками, они не могли найти никаких письменных записей старого соглашения. Многие историки приходят к выводу, что наследники Пенна попросту уничтожили эти записи.

Во всяком случае, Таманенд понимал, что продажа земли не означает изгнание индейцев с этой земли. Пенн даже поручил своему инспектору позаботиться о том, чтобы ни одну индейскую деревню не трогали, ровно как и их сельскохозяйственные участки. Таманенд рассчитывал, что все будет как и прежде - охота, рыбалка, посевы кукурузы и бобов, ведь места хватит всем - и индейцам, и белым. И Уильям Пенн был уверен, что индейцы и европейцы могут жить вместе в мире.

23 июня 1683 года, месяц спустя после встречи с Пенном в Перкаси, Таманенд и пять других сахемов прибыли в молитвенный дом квакеров в Филадельфии, на Фронт-стрит, близ Сансома, где был подписан договор купли-продажи земли между Нешамини и Пеннипеком. Затем в течение нескольких дней Таманенд оставался в гостях у Уильяма Пенна. Он еще раз поставил свою подпись, свидетельствовавшую о получении оплаты: 2 ружей, 20 баров свинца, 25 фунтов пороха, 6 мундиров, 8 рубах, 5, шляп, 5 пар чулков, 5 шляпок, 20 пригоршней вампума, 1 упаковку трубок , 10 коробок табака, 10 щипцов для табака, 2 котла, 5 мотыг, 6 топоров, 16 ножей, 100 игл, 2 одеяла, 38 ярдов синей шерстяной ткани, 4 ярда красной шерстяной ткани, 10 очков, 7 пол-джиллей , 4 горсти колокольчиков. Как и полагается сахему, Таманенд разделил все это между своими людьми . Земли, купленные у индейцев, были пущены в продажу по 4 пенса за акр.

Однако уже в следующем году коровы и свиньи стали вторгаться на индейские посевы, что вызвало недовольство у Таманенда; тем не менее мир с белыми он не нарушал.

В мае 1692 года Таманенд вместе с делегацией прибыл в Филадельфию, жалуясь чиновникам, что им выплатили не все, что обещали. Пенн в это время находился в Англии; чтобы задобрить индейцев, им выдали две дюжины дроби и два галлона рома. А позже дали 6 хороших ружей, 10 голландских одеял, 10 котлов, немного хлеба и пива. Выдавая индейцам ружья, поселенцы не волновались за свои жизни, ведь у ленни-ленапе не было воинских сообществ, а с ирокезами у них была давняя договоренность, по которой ленни-ленапе сохраняли нейтралитет и не принимали участия в ирокезских войнах.

На советах 1694 и 1697 года Таманенд подтвердил мир и дружеские отношения между ленни-ленапе и европейцами, напомнив, что индейцы и белые должны существовать на равных «как одна голова и одно сердце».

После 1679 года ни один документ не упоминает имя Таманенда. Историки полагают, что он умер в 1701 году, так как в письме, направленном английскому королю ленни-ленапе в поддержку Пенна, у которого были серьезные неприятности с королевским правительством, имя Таманенда не значилось.

Мир с ленни-ленапе существовал почти 70 лет. В 1712 году Уильям Пенн умер от прогрессирующего паралича, вместе с ним умерла и его идея справедливого порядка.

 

В XVIII веке Пенсильвания расширялась , поселенцы все прибывали и прибывали, осваивая новые земли. Наследники Уильяма Пенна не поддерживали его миролюбивой политики по отношению к индейцам. Ленни-ленапе ушли на запад из Бакс Каунти тропою крови и предательства.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Чарльз Джорникейк

В последние годы своей жизни он был буквально «гласом вопиющего в пустыне». Благодаря Чарльзу Джорникейку, ставшему пастором первой делавэрской баптистской церкви, и его жене, Джен Соша, христианство пришло к делавэрам на Ал-лу-ве (Al-lu-we ), проживавшим на Индейской территории, после их выселения из Канзаса в 1867 году.

Последний вождь делавэров Чарльз Джорникейк Не-ша-па-на-кумин ( Charles Journeycake, Ne-sha-pa-na-cumin) родился 16 декабря 1817 года в Онтарио, Огайо.   Семья Джорникейк или Джоникейк (Джонкейк) жила в округе Ричленд по крайне мере два поколения.
Чарльз был сыном Салли Оливии Уильямс (ок. 1797-1873) и Соломона Джорникейка (ок. 1795-1855), вождя делавэров, проживавших в Гринтауне- индейской деревне (1782-1812) близ Перреисвилля в Грин тауншип, ныне округ Ашленд.
В венах Чарльза Джорникейка текла кровь делавэров, французов и вайандот. Мать Салли Уильямс была  белой пленницей, ставшая женой Авраама Уильямса, полукровки вайандота.  Сама Салли служила племенным переводчиком у моравских миссионеров, которые основали первую миссию на территории Канзаса в 1829 году.
В 1828 году Джорникейки были вынуждены отправиться на северо-восток Канзаса. После невероятных лишений, весной 1829 года делавэры достигли новой резервации. В 1833 году Чарльз был крещен, а затем сам начал проповедовать, став в 1872 году рукоположенным священнослужителем. Он проповедовал на диалектах делавэров, шауни, вайандот, сенека и оттава, странствуя по равнинам. Как вождь племени Чарльз Джорникейк принял участие в подписании всех основных договоров, имевших решающее значение для благосостояния его народа.
6 мая 1854 года Джорникейк подписал договор, согласно которому делавэры уступили все земли к западу от Миссури, за исключением небольшой канзасской резервации. Из всех подписантов грамотными были только Чарльз Джорникейк и Джеймс Кетчум.
В 1855 году Джорникейк избран вождем клана Волка. Не одобряя договор 1860 года, он подписал измененный договор 2 сентября 1861 года. В 1861 году Чарльз Джорникейк был уже главенствующим вождем делавэров. Он поддержал договор 4 июля 1866 года о переселении делавэров из Канзаса на Индейскую территорию. Основными положениями этого договора были выплаты за ранее проданную землю резервации, права на продажу оставшейся земли и бронь на продажу земли тех, кто предпочел стать гражданами. Внесенные улучшения подлежали оценке и каждому выплачивалась соответствующая сумма. В договор включались условия касательно предоставления земли на детей, рожденных после его заключения. США также должны были продать делавэрам землю, провести межевание и определить границы. Доход от продажи земель должен быть выплачен членам племени. Гарантировалось мирное территориальное владение. Определялись процедуры получения гражданства, создавались списки желающих его получить, и им предоставлялись патенты. Урегулировались все требования по предыдущим договорам. Делавэры должны были переселиться на новое место после того, как им будут построены дома. Договор был подписан суперинтендантом Томасом Мерфи, индейским агентом Джоном Г. Праттом, и особым уполномоченным В.Х. Уотсоном. Со стороны делавэров свои подписи поставили семь представителей. 

Озлобленный и бессильный  Джорникейк наблюдал, как белые захватывали делавэрские фермы и поля. Многие индейцы погибли, пытаясь защитить свою собственность.

Обещанная в договоре от 1866 года компенсация за перемещение не была выплачена в течение нескольких лет, пока Джорникейка не смог добиться покрытия убытков.

Таким образом, под его руководством в 1867  делавэры поселились на Индейской территории, на земле, купленной у чероки в районе Кувискуви. На новой земле делавэрам опять пришлось столкнуться с рядом трудностей. Правительство не могло обеспечивать защиту какой-либо из сторон при спорах между индейцами. Чероки были недовольны тем, что на их землях поселились делавэры. Поэтому возникали частые конфликты, заканчивавшиеся кровопролитием. Родной брат Чарльза пал от рук убийцы. Дом Джорникейка также подвергался нападению, но вождь не испытывал страха. Ему было видение - он видел в небе бумажный лист с именами на нем и среди многих имен было и его имя. Рука растянула его имя по всей странице, и голос сказал: «Мы должны продлить его жизнь».
Поскольку делавэры были поглощены нацией чероки, Джорникейк перестал быть главенствующим вождем, но стал главным советником делавэров. В своем доме близ Аллуве в нынешнем округе Ноуота, Оклахома, он содержал большую библиотеку и вкладывал свое время и деньги в колледж Бэкон в Маскоги.  Отстаивая законные права делавэров, Чарльз с 1854 по 1894 года 24 раза побывал в Вашингтоне. После смерти жены в 1893 году Джорникейк стал больше проводить время на охоте и в церкви, основанной им неподалеку от дома на Лайтнинг-Крик. Чарльз Джорникейк умер 3 января 1894 года и был похоронен, как и его жена, на кладбище Аллуве (Армстронг). Затем, из-за строительства плотины Улога,  их останки перезахоронили в Ноуота. Надпись на могиле Чарльза Джорникейка гласит: «Добрый и Любящий Отец и  друг  нуждающимся; он умер, как и жил, чистым и честным человеком, после многих лет верной службы в духовенстве и как главный советник своего народа, делавэров». «Ее никто не знал, но ее любили» -гласит надпись на могиле его жены.

 

Перевод: Александр Caksi*Два Волка*.  При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Неолин

«Отбросьте от себя обычаи, которые вы приняли с той поры, как белый человек появился среди нас. Вы должны вернуться к тому счастливому состоянию, когда мы жили в мире и достатке, пока пришельцы не нарушили его… И тогда Великий Дух принесёт победу нашему оружию; он даст нам силы одолеть наших врагов и выгнать их отсюда».

Джон Хеквельдер «История, манеры и обычаи индейских народов, некогда населявших Пенсильванию и соседние штаты».

 

 

Идеи Неолина - Просветленного, пророка ленни-ленапе (делавэров), заложили основу движения пан-индеанизма, названного позже англичанами «Заговор Понтиака». Понтиак, вождь оттава, не создавал это движение, но вместе с Неолином стал его лидером и ключевой фигурой.  

Чтобы понять причину отстранения Неолина от европейской культуры, необходимо рассмотреть ее влияние на жизнь индейских общин.

Ленни-ленапе впервые вступили в контакт с европейцами, голландскими торговцами мехом, в начале 17 века. Торговые отношения, возникшие между двумя культурами, постепенно привели к тому, что индейцы стали зависимыми от европейских товаров, больше полагаясь на торговлю, нежели чем на свои навыки, которые стали утрачиваться, поскольку в них уже больше не было необходимости. Алкоголь и новые заболевания привели к социальной нестабильности среди ленни-ленапе. К концу 17 века расцвет меховой торговли и использование огнестрельного оружия способствовали тому, что ленни-ленапе в поисках дичи вынуждены были оставлять свои родные земли в восточной Пенсильвании, Нью-Джерси и на юго-востоке Нью-Йорка.  

 19 сентября 1737 года Пенсильвания обманом завладела землями ленни-ленапе. Томас Пенн, сын Уильяма Пенна, основателя Пенсильвании, нашел договор, который якобы его отец заключил с Майхкиириккишшо, Сайхоппи и Тафхоугси - тремя сахемами ленни-ленапе, относительно покупки земли. Договор гарантировал Пенну территории, простирающиеся между слиянием рек Делавер-Ривер и Лихай-Ривер «так далеко на запад, как только человек может пройти за полтора дня». Джеймс Логан, пенсильванский чиновник, нанял трех самых быстрых бегунов в регионе и предложил приз тому, кто сможет покрыть наибольшее расстояние. Бегуны тренировались в течение девяти дней, в то время, как колонисты расчищали им путь от кустарников, смухлевав с направлением. Не обращая внимания на крики ленни-ленапе, которые указывали, что нужно шагать, а не бежать, бегуны преодолели путь. Самый быстрый из них пробежал 65 миль в отведенный срок-полтора дня. В результате Пенсильвания заполучил 1 200 квадратных миль земли, что было в 5 раз больше, чем индейцы намеревались уступить – почти всё, что оставалось у них в Пенсильвании. Ирокезы  для предотвращения подобных инцидентов в дальнейшем, велели ленни-ленапе перебраться в Шамокин или Вайоминг в верховьях Саскуэханны.  Мигрирующие на запад бэнды, многие из которых нашли пристанище среди общин долины Огайо в 1750-е годы, были деморализованы и стали крайне восприимчивы к новым учениям.  

 В 1737 году Конрад Уэйзер сообщает о появлении пророка на Саскуэханна-Ривер, который говорил шауни и онондага, собравшимся там, что голод и страдания вызваны их участием в торговле с европейцами, а также связаны с употреблением алкоголя. Спустя несколько лет Фредерик Пост, моравский миссионер, сообщает о двух пророках в долине Саскуэханны. У мунси святой человек по имени Папунан призывал к мирному сопротивлению европейской экспансии путем отказа от торговых сношений и возрождения древних традиций. Он говорил, что Создатель гневается на индейцев, поскольку они занялись стяжательством и стали жадными, подобно европейцам. В верховьях Саскуэханны Вангоменд, пророк ассинисинк, проповедовал более враждебные по отношению к европейцам учения и выступал против употребления алкоголя, указывая на то, что пьющий попадает в ад. И в тоже время Вангоменд выступал против распространения христианских учений в индейских деревнях. Спасение он видел в соединении с «великим и добрым духом», призывавшим отказаться от европейских нововведений. Вангоменд поведал Джону Хеквельдеру, моравскому миссионеру, что Великий Дух позволил ему заглянуть в небеса, где он увидел белого человека, красного и черного. Самым счастливым был индеец, в то время как белый человек был несчастлив, поскольку был наказан за плохое обращение с индейцами и за то, что покинул земли, данные ему Богом. Белый был наказан и за то, что издевался над черными людьми и продавал их так, как индеец продает своих лошадей или собак, нещадно избивая, хотя Бог создал их такими же людьми, как и всех остальных. Пророческое послание распространялось среди индейских общин в Пенсильвании и Огайо. Пресвитерианский миссионер Джон Брейнард, стремясь привить христианское учение ленни-ленапе и их соседям в 1751 году, жаловался, что среди индейцев распространяется мнение, что Бог создал красного, белого и черного человека по отдельности, и поэтому христианская религия существует только для белых, поскольку не содержит ничего ценного для других народов божьих. И белые не только не превосходят индейцев, но и морально пали, поработив черных людей и отнимая земли у красных. Подобные учения соединили в себе как христианские концепции с верой в рай и ад, так и индейские, с танцами, песнопениями и поиском видения. Они также рождали и непокорных лидеров в деревнях на западе. Пока делавэры все еще проживали на востоке, ирокезы с подачи англичан с переменным успехом пытались лишить их самоопределения, назначая "Полу-короля" для надзора за делами и удержанием делавэров в подчинении. Интервенция ирокезов, а также бесконечные захваты земель ленни-ленапе европейскими поселенцами сыграли значительную роль в утрате делавэрами своих территорий, но контроль ирокезов над лепапе никогда не приобретал крайних форм колониализма, став лишь намного позднее историческим мифом. В районе озера Огайо, как отмечает Ньюком, «делавэры возродились, подобно фениксу, из пепла порабощения и переселения и… слились с народом, который мог противостоять Шести Нациям и европейцам». Скаройадай ( Scarooyaday), онейда, назначенный Шестью нациями в качестве вице-короля над делавэрами Огайо, обладал малой властью и выступал в роли скорее переговорщика, нежели чем проконсула. Англичане вскоре убедились, что ирокезы не имеют эффективного контроля на западе. Пытаясь укрепить свое влияние в Огайо, они предложили ирокезам назначить «короля делавэров», с которым было бы удобно вести дела.  11 июня 1752 года ирокезы объявил таковым сахема Шингаса (Shingas) — сильного и независимого лидера.  Колониальные власти осознали, что Шингас не марионетка, когда тот начал отправлять военные отряды в помощь французам. Некоторые бэнды ленни-ленапе из долины Саскуэханны поступили также, временно поддержав французов в так называемой Франко-индейской войне. 

Этому в немалой степени поспособствовал генерал Эдвард Брэддок. Когда Шингас пытался заручиться поддержкой гарантий прав индейцев в Огайо, Брэддок ответил ему, что дикари не могут наследовать земли. Он также высокомерно отказал ленни-ленапе и шауни, предложившим свою помощь в походе на форт Дюкен. В результате силы генерала  были разгромлены французами и их индейскими союзниками. Сам  Брэддок был смертельно ранен и умер во время отступления. Британский позор у форта Дюкен вдохновил занять сторону французов не только ленни-ленапе и шауни, но и ряд бэндов сенека и кайюга. Тем не менее, неспособность французов обеспечить своих индейских союзников адекватной поддержкой побудила западных и восточных ленни-ленапе и другие племена заключить мир с англичанами.

 Отношения между французами и коренным населением в Канаде были основаны на дипломатии и экономике. Обмен подарками был традиционным способом сохранения мирных отношений с индейскими племенами. Французский губернатор Канады, известный как «Ононтио», играл роль «отца», обеспечивая своих индейских «детей» оружием, боеприпасами, инструментами, тканью и т. д. Согласно Ричарду Уайту, «ни один из французских губернаторов (образовавших альянс между французами и индейцами) не рассматривался как завоеватель. Напротив, западные индейцы рассматривали Ононтио и французов, которые следовали за ним, в качестве своих союзников, защитников, поставщиков, как посредников в разрешении споров». В то время как европейский монарх собирал  налоги со своих подданных, Ононтио одаривал своих «детей» подарками. «Вы забыли что ваши предки в прежние времена пользовались глиняными горшками, каменными топорами, ножами и луками; что ж, вам придется вновь воспользоваться ими, если Ононтио оставит вас. Что с вами будет, если он рассердится?» - сказал как-то оттава фанцузкий торговец Николя Перро, впоследствии изменивший свое мнение. Он писал в своих воспоминаниях, что виандоты близ Детройта, наряду с другими многочисленными группами, предпочитали сбыть меха англичанам, которые могли бы предложить более лучшие товары для обмена. Индейцы, кажется, «обладают высокомерным понятием, что французы не могут обойтись без них, и что мы не смогли бы защитить себя в колонии без той поддержки, которой они обеспечивают нас» - писал Перро. Альянс между французами и племенами Великих озер зависел от хороших торговых отношений  между двумя сторонами. Все, что могло нарушить тонкое равновесие во взаимопонимании двух сторон, угрожало союзу. Первоначальной проблемой в торговых отношениях были разные идеи о том, что такое торговля и какое место она занимает в обществе. Для  индейцев торговля была не просто экономической сделкой.  Это было частью более сложной системы социальных отношений, не вращавшихся вокруг получения прибыли, в то время как для французов это был бизнес со своими взлетами и падениями, спросом и предложением. Для индейцев торговля была системой обмена подарками, в которой обе стороны удовлетворяли свои потребности. Как только обмен между двумя сторонами прекратился — прекратились и отношения между ними. В индейском обществе акт обмена подарками устанавливал социальные связи. Другими словами, люди, обменявшиеся подарками, были уже не чужие друг другу и связаны взаимными обязательствами и символическим родством. Таким образом, не только Ононтио, но и французские торговцы были обязаны обмениваться подарками для поддержания отношений. Меховая торговля, установившая отношения между французами и индейцами, была очень чувствительна к колебаниям на рынке. Индейцы же хотели, чтобы цены были относительно постоянными и не менялись бы в зависимости от рынка. В начале 18 века французский меховой рынок страдал от избыточного предложения, отчего цены на бобровые шкурки упали. Поэтому индейцы были недовольны той ценой, которую им предлагали французские торговцы, и стали обращать свои взоры на британцев, которые предлагали более выгодные сделки в торговле и, следовательно, могли быть лучшими «отцами».  Нестабильность альянса, вкупе с разочарованием от европейцев в целом, сделала индейские общины более восприимчивыми к сепаратистским нео-традиционным религиозным движениям, примером которых может служить течение, возглавляемое Неолином. Но, несмотря на разочарование в Ононтио, большинство канадских племен сохранила верность французам до конца франко-индейской войны. Когда же британцы установили контроль над Канадой в 1760 году, они не стали играть роль «отцов». Их больше беспокоило сохранение контроля над завоеванными территориями, нежели индейцы. Британский командующий лорд Джеффри Амхерст рассматривал коренное население как побежденные народы субъекта новой империи. Он позволил расти ценам на товары, продаваемые индейцам, будучи не в состоянии поддерживать низкие цены вследствии дорогостоящей Семилетней войны, в то время как французское правительство стремилось сохранить их низкими. Понтиак жаловался, что цены значительно выше обещанных ранее британцами. Но он был не первым, кто выразил свое недовольство, взявшись за оружие. В июле 1761 года это сделали сенека, отправив пояса войны ленни-ленапе, шауни, оттава, виандотам, чиппева и потаватоми. Они призывали атаковать ряд фортов: Детройт, Питтсбург, Преске-Айл, Венанго и Ниагара. 

Сенека опасались, что британцы переполнят их территорию, и обиделись на отказ Британии вознаградить их за военную службу в войне против французов, возместив смерть многих воинов. Амхерст отказался давать какие-либо подарки или боеприпасы сенека, и раздавал их земли своим офицерам. Попытка сформировать пан-индейское движение не удалась, поскольку многие племена, в том числе оттава Понтиака, не были еще готовы к объединению против англичан. Позже, когда Понтиак атаковал форт Детройт, сенека напали на британские форты в Пенсильвании. 

Обиды на англичан продолжали расти и к 1762 году, незадолго до того, как Неолин получил свое первое видение, индейцы близ Детройта  окончательно разочаровались в британской политике.  Столкнувшись с нехваткой дичи и отсутствием пороха, общины уже не могли прокормить себя при помощи традиционных охотничьих приспособлений — многие голодали и умирали.  Амхерст был убежден, что снабжать индейцев боеприпасами крайне опасно, в то же время среди восточных племен укреплялось мнение, что британцы хотят совсем изжить их. Британский командующий проигнорировал советы  опытных индейских агентов и торговцев сэра Уильяма Джонсона и Джорджа Крогана о необходимости одарить индейцев дипломатическими подарками. Амхерст считал, что всякого рода подарки индейцам - ничто иное, как форма взяточничества.  

Неолину, жившему в городе Тускаравас, Огайо, приснился сон, в котором ему было сказано посетить высшее существо. Собрав провизию, Неолин отправился в путь. Спустя 8 дней на закате он остановился на берегу ручья, чтобы передохнуть. Соорудив шалаш для ночлега, Неолин вдруг увидел на другом конце прерии три широкие и четко обозначенные дороги. Неолин развел огонь и стал готовить мясо, в то время как дороги становились все ярче и ярче. И тогда он понял, что одна из них и приведет его к Создателю ( Keesh-she'-la-mil'-lang-up ). На утро Неолин пошел по самой широкой дороге и  увидел большой огонь выходящий из земли. Когда он приблизился, огонь поднялся еще выше. Вернувшись обратно, Неолин отправился по более узкой дороге. Он шел несколько часов и вновь вернулся, столкнувшись в очередной раз с адом. По третей, самой узкой тропинке, пророк шел весь день и наконец достиг горы необычайной белизны. Дальше пути не было. Оглядевшись вокруг, Неолин вдруг прекрасную женщину в белых, словно снег, одеяниях. Она велела Неолину снять с себя всю одежду и искупаться в реке, очистив себя. Сделав все так, как ему было велено, пророк попытался взобраться на гору, гладкую как лед, но каждый раз скользил вниз. Неолин воззвал за помощью к красавице, и та велела ему пользоваться лишь левой рукой и левой ногой. Когда он достиг вершины, женщина исчезла. По правую сторону Неолин увидел три деревни. Ранее он никогда не видел подобных, они отличались от привычных ему поселений конструкцией, и были более красивы и упорядоченны. Он направился в самую красивую из них, но вдруг вспомнил, что совершенно гол, и остановился, но чей-то голос велел ему идти дальше, ничего не опасаясь. У ворот деревни его встретил "красавец, одетый во все белое». Он отвел Неолина к Создателю. Приходя к "месту непревзойденной красоты", дух взял его за руку и протянул пророку шляпу, поля которой были оторочены золотом. Неолин должен был сесть на нее. Он отказался, боясь ее испортить, но ему было велено повиноваться. Создатель заговорил с пророком:

- Я тот, кто сотворил небеса и землю, деревья, озера, реки, людей и все то, что ты видишь и видел на земле. Поскольку я люблю вас, вы должны делать то, что я говорю, и не делать то, что отвратительно мне.

Неолин говорил, что Создатель был недоволен своими индейскими детьми, поскольку они придаются пьянству, разврату, занимаются колдовством и враждуют друг с другом. Но особо Создатель был недоволен тем, что индейцы терпимо относятся к европейцам.

«Не пейте более одного или двух раз в день; живите только с одной женщиной и не бегайте за чужими женами или девушками; не воюйте друг с другом; не занимайтесь магией, но молитесь, поскольку магия это беседа со злым духом; изгоните со своих земель европейцев, которые не принесут вам ничего, кроме вреда. Землю, на которой ты находишься, я создал для вас, а не для других. Так почему же вы тогда страдаете из-за белых, поселяющихся на ваших землях? Гоните их прочь; сражайтесь с ними. Отправьте их обратно на земли, которые я создал для них. Почему вы разрешили им осесть на своих землях? Вы что, не можете жить без них? Я знаю, что те, кого вы называете детьми Великого Отца, удовлетворяют ваши потребности, но, если бы вы не были такими злыми, вы, безусловно, могли бы обойтись без них. Вам надлежит жить так, как вы жили до того, как так называемые ваши братья пришли на эту землю. Вы не можете жить с луками и стрелами? Ранее у вас не было необходимости в пулях и порохе, чтобы добыть животное и пошить себе одежды из шкур. Но теперь, когда я вижу, как дурно вы поступаете, я увел животных в глубь лесов, и теперь вы зависите от ваших белых братьев, вы жаждете, чтобы они накормили вас и приютили. Лишь тогда, когда вы вновь станете хорошими и начнете свершать добрые дела, я верну вам животных".

Создатель сказал, что вернет свою любовь и дичь индейцам, если они будут противостоять дальнейшему европейскому вторжению.

«Что касается тех, кто принес беды на ваши земли — гоните их прочь; поднимитесь на них войной. Я не люблю их; они не знают меня — они мои враги. Заставьте их вернуться на земли, которые я создал для них, и пусть они остаются там». Индейцы должны молиться только Создателю, пользуясь молитвами, которым он научил Неолина, и отказаться от практики призывать другие божества и духов-покровителей, «поскольку заниматься магией значит вести беседу со злым духом». Наконец, Создатель призвал индейцев к единству и заверил своих детей - «когда у вас возникнет в чем-нибудь нужда, приходите ко мне; и как вашим братьям, я буду давать так же, как им; не продавайте вашим братьям то, что я разместил на земле для пищи. Ведите себя хорошо и тогда получите то, в чем нуждаетесь. При встрече обменивайтесь приветствиями левой рукой — она ближе к сердцу". 

Таким образом Создатель указал Неолину на социальные пороки, такие как пьянство и прелюбодеяние, а также затронул политические аспекты — торговлю и вторжение европейцев на индейские земли. По возвращении из своего путешествия Неолин передал эти наставления своему народу и пообещал, что если они будут следовать этим указаниям, то смогут вернуть свое былое величие. Концепция такого видения близка традиционной индейской культуре, но все же она уже находилась под влиянием христианства. Однако, учения христианских миссионеров были не просто позаимствованы, они были переосмыслены индейцами на свой лад.  Вот как описывается это.  Неолин требовал от своих последователей, чтобы они приобретали молитвенные палочки, на которых были вырезана молитва, дарованная пророку Создателем, и использовали их дважды в день. Он также потребовал, чтобы они покупали у него оленьи кожи, на которых был изображен маршрут в небеса. Неолин назвал их «Великая Книга или Записи». Он инициировал ритуал рукопожатия, призывал очищать тело и душу как мужчинам, так и женщинам, используя при этом рвотное, вероятно на основе черного напитка юго-востока, также придерживаться диеты, в частности больше есть кукурузы, одеваться в одежды из кожи, вернуться к охоте и земледелию, использовать на охоте лук и стрелы. На использование кремня и огнива при разведении огня был наложен запрет. Неолин в своих учениях дал угнетенным племенам идеологическую основу для сопротивления и надежду на возрождение и защиту Создателя. К марту 1763 года, как отмечает торговец Джеймс Кенни, весь народ ленни-ленапе готов был следовать учениям пророка. Индейцы стали обучать мальчиков стрельбе из лука, облачаться в одежды из шкур и есть традиционные продукты питания, добытые старыми методами. Все торговые сношения с европейцами были прекращены.

Послания Неолина, многие последователи которого считали, что он был реинкарнацией Винабожо, великого учителя, в конце концов были услышаны Понтиаком, который принял их и сделал идеологией своего движения. Надежду на успех давали и слухи о предстоящем возвращении французских «отцов».  5 мая 1763 года на военном совете оттава и виандот Понтиак заявил: «Разве я не показал вам вампумы, которые получил от нашего Великого Отца, француза? Он сказал нам нанести им (британцам) сокрушительный удар ». Понтиак использовал послания Неолина как стимул для своих целей, слегка изменив его концепцию. Он призывал к войне с «собаками, одетыми в красное», надеясь на поддержку французов, в то время как пророк выступал против всех европейцев. В этом же году Неолин призвал Конфедерацию трех костров в Мичигане — оттава, оджибве и потаватоми, изгнать англичан и присоединиться к восстанию Понтиака. Учение Неолина стало распространятся даже среди недовольных племен Иллинойса.

В 1764 году Неолин находился среди шауни в деревне Вакатомика на Маскингам-Ривер. Два года спустя он вернулся к ленни-ленапе и жил в деревне вождя Нетаватвиса. После 1766 года о Неолине нет ни одной записи.

Когда восстание Понтиака провалилось влияние Неолина как пан-индейского духовного лидера ослабло. Несмотря на то, что индейские племена были настроены на мир, они не покорились и при необходимости готовы были вновь взяться за оружие. Неолину и Понтиаку  удалось объединить группы  племен и заложить основу единства, которое в последствие будет продолжено рядом других пророков, таких как Ониум (Oneeum) – мунси и Тенскватава (Tenskwatawa) — шауни. 

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: Анна Васильевна. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Джон Коннер

«Представительный мужчина, лет сорока пяти с очень светлой кожей, длинными, черными волосами и усами. "


Джон Коннер (John Conner), прозванный в последствие "Капитаном",  родился в 1802 году близ изгиба Уайт-Ривер, на территории нынешнего округа Гамильтон, Индиана. Он был первым ребенком Уильяма Коннера (William Conner), пионера-торговца, и Мекингес ( Mekinges)- женщины из племени делавэр (ленни-ленапе). Оба относительно недавно прибыли на территорию Индианы. Уильям Коннер приехал сюда в 1800 или 1801 году по своим торговым делам, а Мекингес, вероятно, была из первой группы делавэров, прибывших сюда после 1795 года. Почти ничего не известно о ранних годах Джона. Он рос на берегах Уайт-Ривер, был старшим ребенком из шести детей Уильяма и Мекингес. Так как в центральной Индиане практически не было белых, его товарищами были индейцы делавэры, майами и шауни, которые двигались через эти земли.

Самый ранний поворотный момент в его жизни был связан с переселением делавэров на запад в 1820 году. По условиям договора Сент-Мэрис от 1818 года, заключенного благодаря усилиям Уильяма Коннера, делавэры должны были покинуть центральную Индиану, уступив земли белым поселенцам. Мекингес с детьми направилась в Миссури в 1820 году, Уильям остался на своей земле в ожидании поселенцев. После мучительного пути, во время которого индейцев преследовали грабившие их белые, делавэры наконец добрались до Каскаския, шт. Иллинойс. Там пути Джона Коннера и делавэров разошлись. Те двинулись в Миссури, затем в Канзас и, наконец, в Оклахому, а Джон начал свой путь скитаний, растянувшийся на четыре десятилетия. Как он позже вспоминал, им двигало желание увидеть океан. Так как он знал о том, что океанов два, а путь на восток лежал через земли белых, он отправился на запад. Путешествуя пешком и в одиночку, вероятно иногда присоединяясь к торговцам и трапперам, Джон наконец-то добрался до Колумбия-Ривер. Повернув на юг, он проделал путь вдоль побережья Тихого океана, достигнув Калифорнии, а затем и Мексики. В течение трех лет он жил в Дуранго, изучая язык и обычаи местных жителей. Как и его отец, Джон Коннер проявлял необычайные способности к языкам. Тем не менее, он так и не научился читать и писать. Устав от городской суеты Коннер решил вернуться к своему народу в 1824. По пути через Техас он наткнулся на группу делавэров, проживавших там. Некоторые из них были частью бэнда, принявшего приглашение испанцев поселиться в современном Техасе и Арканзасе в 1790-е гг. Испанцы, опасаясь американских поселенцев, приглашали различные индейские народы, рассчитывая, что те помешают экспансии американцев. Помимо этого еще один бэнд делавэров, отколовшись от основной группы, мигрировал сюда в 1819 году. Вместе они стали известны как абсенти-делавэры.  Джон Коннер быстро наладил с ними контакт и долгое время жил среди них. Как и его отец, Джон выступал в качестве представителя, переводчика, и миротворца между двух миров: красных и белых. Он работал также и на правительство штата Техас, действуя как переводчик и переговорщик в договорных и миротворческих миссиях. Его хорошую работу отмечали Сэм Хьюстон и другие видные техасцы. В качестве благодарности Джон стал полноправным гражданином штата с правом голоса и получил земельный участок - это была невиданная честь для индейца. Хотя возникал вопрос – земля, полученная капитаном Джоном Коннером, принадлежала лишь ему или все же всем делавэрам. В конце концов было решено что только Коннеру, что огорчило некоторых делавэров. Были, конечно, и те, кто совсем не ценил старания Коннера. После столкновения делавэров и команчей на Ред-Ривер, индейский агент Дж.Р. Бэйлор сообщал, что отряд команчей был направлен в агентство Бразос с приказом убить капитана Джона Коннера и других. Но тот же полковник Уильям Паркер, который был давно знаком с Коннером, с некоторым нескрываемым расизмом, характерным тому времени, отмечал, что «он явно отличался от основной массы индейцев» и «давал прямой ответ» на вопрос, аргументированно обосновав его. Паркер описывал Джона как очень умного и изобретательного человека. Некоторые полагали, что он больше похож на араба, нежели чем на индейца.

Но, как и большинство делавэров, Джон Коннер всегда был одет в «охотничью рубаху, леггинсы, носил набедренную повязку и мокасины». Его часто привлекали к работе в качестве проводника. Младший брат Джона, Джеймс, также прекрасно ориентировался на местности и был проводником у Джона Чарльза Фримонта, который назвал в его честь ручей близ Гумбольдт-Ривер-Коннор-Крик.

После смерти первой жены в Техасе в 1838 году, Джон женился во второй раз, находясь уже в Канзасе в 1840 году. Его вторая жена, Шарлотта, кажется, всегда оставалась там, видя мужа только тогда, когда он появлялся в Канзасе. Устав от долгих расставаний она нашла свое счастье с другим делавэром. В 1858 году Джона Коннера, уставшего от странствий и окончательно осевшего в Канзасе, избрали главенствующим вождем. Почему избрали именно его, человека, который почти сорок лет не был с основной группой - непонятно. Возможно, сыграло свою роль его происхождение и репутация, возможно, он был наиболее подходящей кандидатурой для США. Ранее его брат Джеймс был выдвинут кандидатом на эту должность, в том же году, но отказался, от этой чести. Он продолжал оставаться младшим вождем, а затем, с 1873 по 1877 год, до своей смерти, был главенствующим вождем делавэров.

2 июля 1861 года в Ливенворт Сити, Канзас, был заключен один из договор с делавэрами. Этот договор закреплял законом определенные земли, истребованные железнодорожной компанией для обеспечения ее облигаций. В него входил перечень земель, передача агенту железной дороги полномочий для осуществления акта передачи и переговоров по его заключению. В договоре прописывалось, что компания обязывалась запатентовать и исполнять свои обязательства, включая выплату по закладным. Свои подписи под договором поставили комиссар Уильям П. Доул, Джон Коннер, как главенствующий вождь, и 4 других представителей племени делавэр.

Позже, один из соперников Джона утверждал, что тот стал пешкой в игре правительства США, благодаря чему он и был избран на должность главенствующего вождя. По всей видимости, это было правдой. Находя «сговорчивых вождей» правительство способствовало их продвижению и использовало для достижения определенных целей. Историки обычно рассматривают период пост-Гражданской войны как время конфликтов между традиционалистами, которые хотели, чтобы их оставили в покое, чтобы продолжать следовать старым путем делавэров, и модернистов, в основном христианизированных индейцев, которые желали быть ближе к миру белых. Капитана Джона Коннера можно было отнести к третьей группе: прагматиков, которые не видели смысла в сопротивлении и, возможно, стремились уменьшить ущерб, для культуры и образа жизни делавэров, соглашаясь с требованиями правительства, добиваясь при этом более выгодных условий. Если это так, то они шли путем своих предков, таких как Уильям Андерсон , которые, смирившись (а кто-то получив взятку) с неизбежностью, согласились подписать договор Сэнт-Мэрис. Как бы там ни было, делавэрам вновь пришлось уходить. В 1867 году они переселились на Индейскую территорию, сейчас это штат Оклахома. Проделав долгий путь с родного восточного побережья через горы в Огайо и Индиану, а затем через Миссисипи в Миссури, Канзас и Техас, делавэры наконец оказались в Оклахоме.

Дата смерти Джона Коннера точно не установлена но, вероятно, он умер в конце 1872 года. По завещанию большую часть своего имущества Коннер оставил внукам.


Перевод: Александр Caksi*Два Волка*. Редакция текста: Erica Schwarz. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Капитан Трубка

  Капитан Трубка‭ (‬Captain Pipe,‭ ‬Konieschquanoheel,‭ ‬Hopocan‭) ‬был лидером ленапе клана Волка.‭ ‬Он был видным воином и к‭ ‬1773‭ ‬году занял место вождя Кусталога‭ (‬Custaloga‭)‬,‭ ‬дяди по материнской линии.‭ 

Хотя Хопокан старался сохранять нейтралитет во время войны за‭ ‬независимость,‭ ‬после гибели многих его родичей и соплеменников от рук американцев,‭ ‬он встал на сторону англичан.‭ ‬После войны Хопокан поселился со своими людьми в Огайо.‭ ‬Чтобы защитить земли ленапе,‭ ‬он подписал ряд договоров с Континентальным конгрессом.‭ ‬Однако американские поселенцы продолжали посягать на его людей и территорию.‭ ‬В‭ ‬1812‭ ‬году Хопокан перебрался со своим народом на запад нынешней Индианы,‭ ‬где,‭ ‬по некоторым сведениям,‭ ‬и умер.‭ ‬К‭ ‬1821‭ ‬году большая часть ленапе была выдворена‭ ‬в Канзас,‭ ‬который‭ ‬считался частью Индейской территории.‭ 

В культуре ленапе не принято было использовать настоящие имена,‭ ‬поскольку это могло дать духовную силу врагам.‭ ‬Кроме того,‭ ‬людям часто давали новые имена или псевдонимы в разные периоды их жизни.‭ ‬Кониешкванохел‭ (‬Создатель Дневного Света‭)‬,‭ ‬это было его настоящее имя,‭ ‬родился около‭ ‬1725‭ ‬или‭ ‬1740‭ ‬года.‭ ‬Мало что известно о ранних годах Трубки.‭ ‬Вероятно,‭ ‬он родился у реки Саскуэханна в Пенсильвании.‭ ‬Его‭ «‬публичное‭»‬ имя было Хопокан‭ (‬Табачная Трубка‭)‬.‭ ‬Из-за переведенного значения и статуса вождя англичане назвали его Капитан Трубка.‭ ‬Это имя было задокументировано в колониальных исторических записях.‭ ‬Хопокан родился в клане Волка,‭ ‬к которому принадлежала его мать.‭ ‬Поскольку у ленапе существует матрилинейная система родства и наследства,‭ ‬в этой системе старший брат матери был более важен в жизни ее детей в клане,‭ ‬нежели их биологический отец из другого клана.‭ ‬Дядя был наставником для мальчиков,‭ ‬готовя их к вхождению в племенное мужское сообщество.‭ ‬Его дядей по материнской линии‭ ‬был вождь Кусталога,‭ ‬которого впоследствии он сменил в качестве наследственного вождя в соответствии с правилами матрилинейного родства.‭ ‬Капитан Трубка,‭ ‬вероятно,‭ ‬провел свои ранние годы либо в городе Кусталога,‭ ‬вдоль Фрэнч-Крик в округе Мерсер,‭ ‬либо в Куссеваго,‭ ‬другой деревне своего дяди,‭ ‬на месте нынешнего Мидвилла в округе Кроуфорд.‭ ‬Впервые Капитан Трубка появляется в записях‭ ‬1759‭ ‬года.‭ ‬В июле этого года он находился среди воинов,‭ ‬собравшихся на‭ ‬конференцию в форте Питт.‭ ‬Хью Мерсер,‭ ‬агент сэра Уильяма Джонсона,‭ ‬суперинтендант по делам индейцев на северо-востоке,‭ ‬отметил Капитана Трубку среди присутствующих.‭ ‬Мерсер собрал представителей Шести наций ирокезов,‭ ‬а также ленапе и шауни,‭ ‬пытаясь заручиться их поддержкой во время семилетней войны с французами.

Кусталога переселился с Фрэнч-Крик на территорию нынешнего штата Огайо.‭ ‬Есть некоторые свидетельства того,‭ ‬что он,‭ ‬возможно,‭ ‬вернулся в Пенсильванию в город Кускускис на реке Шенанго,‭ ‬близ теперешнего Нью-Кастл.‭ ‬Эти четыре деревни ранее были заселены сенеками,‭ ‬но к‭ ‬1756‭ ‬году их заняли ленапе,‭ ‬вытесненные с востока во время франко-индейской войны.‭ ‬В‭ ‬1762‭ ‬году,‭ ‬когда ленапе дали моравскому миссионеру‭ ‬Фредерику Кристиану Посту обещание‭ ‬построить хижину на реке Тускаравас,‭ ‬нынешний Боливар,‭ ‬штат Огайо,‭ ‬Хопокан получил задание разметить землю,‭ ‬которую нужно было передать Посту.‭ ‬В‭ ‬1764‭ ‬году,‭ ‬когда шла война Понтиака,‭ ‬Трубка был схвачен во время проведения мирных переговоров и содержался в форте Питт.‭ ‬Полковник Генри Букет стал диктовать мирные условия делавэрам,‭ ‬вместо того,‭ ‬чтобы вести с‭ ‬ними переговоры.‭ ‬Трубке показалось это очень неприятным,‭ ‬и у него сформировалось свое мнение о шаваноках,‭ ‬или Длинных Ножах,‭ ‬на всю оставшуюся жизнь.‭ ‬В‭ ‬1765‭ ‬году Капитан Трубка был отмечен на‭ ‬другой конференции в форте Питт,‭ ‬в‭ ‬которой приняли участие около‭ ‬600‭ ‬вождей и воинов,‭ ‬сопровождаемых их многочисленными женщинами и детьми.‭ ‬В‭ ‬1768‭ ‬году он снова‭ ‬был на конференции в форте Питт,‭ ‬которую провел Джордж Кроган,‭ ‬субагент сэра Уильяма Джонсона.‭ ‬На этой встрече после победы британцев над французами в Семилетней войне собралось более‭ ‬1‭ ‬000‭ ‬ирокезов,‭ ‬ленапе,‭ ‬шауни,‭ ‬виандот и мохеган.‭ ‬Британия предложила создание индейского государства к западу от Аппалачей,‭ ‬однако была не в состоянии применить ограничительные меры к потоку англо-американских поселенцев в этой области,‭ ‬которые намеревались селиться там,‭ ‬где пожелают.‭ ‬К‭ ‬1773‭ ‬году Капитан Трубка сменил Кусталогу на посту вождя ленапе клана Волка.‭ ‬Как‭ ‬у одного из трех руководителей кланов нации делавэров,‭ ‬у Трубки были большие обязанности.‭ ‬Одна из них состоял в том,‭ ‬чтобы взаимодействовать с другими вождями,‭ ‬сохраняя людей в безопасности.‭ ‬Он должен был быть воином,‭ ‬переговорщиком и хорошим слушателем своего народа.

Во время американской революции Капитан Трубка пытался оставаться нейтральным‭ ‬-‭ ‬он отказался поднять оружие против мятежников даже после того,‭ ‬как генерал Эдвард Хэнд убил его мать,‭ ‬брата и нескольких детей во время военной кампании в‭ ‬1778‭ ‬году.‭ ‬Будучи‭ ‬не в состоянии различить,‭ ‬где враги,‭ ‬а где союзники,‭ ‬Хэнд напал на‭ ‬нейтральных ленапе,‭ ‬чтобы уменьшить индейскую угрозу поселенцам Огайо.

17‭ ‬сентября‭ ‬1778‭ ‬года Капитан Трубка был с Белыми Глазами и Джоном Килбуком,‭ ‬когда они подписали договор форта Питт‭ ‬-‭ ‬первый договор между Континентальным конгрессом и индейскими народами.‭ ‬Позже в том же году генерал Лаклан Макинтош,‭ ‬американский командир в форте Питт,‭ ‬попросил разрешения у ленапе пройти по их территории,‭ ‬чтобы атаковать форт Детройт.‭ ‬Капитан Трубка и другие лидеры ленапе согласились.‭ ‬Нападение на форт Детройт стало затягиваться на неопределенное время.‭  ‬Макинтош за это время построил несколько новых фортов,‭ ‬среди которых были форт Лауренс и форт Макинтош в Пенсильвании.‭ ‬Генерал также потребовал,‭ ‬чтобы воины из Огайо помогли американцам захватить форт Детройт и угрожал им истреблением,‭ ‬если те откажутся.

Полагая,‭ ‬что американцы не могут защитить от англичан и их индейских союзников,‭ ‬Капитан Трубка и многие другие бэнды ленапе стали обращаться к британцам как к союзникам.‭ ‬Также в‭ ‬1778‭ ‬году Трубка и члены его племени,‭ ‬которые поддерживали войну,‭ ‬ушли из района Тускаравас и перебрались к реке Уолхондинг,‭ ‬примерно в пятнадцати милях от нынешнего Кошоктона,‭ ‬Огайо.

 

В‭ ‬1781‭ ‬году полковник Даниэль Бродхэд напал на эту деревню и уничтожил ее,‭ ‬положив конец нейтралитету Трубки.‭ ‬Капитан Трубка‭ ‬стал лидером ленапе,‭ ‬который поддерживал британцев и поселился со своими людьми на Таймокти-Крик близ реки Сандаски.‭ ‬Эта деревня стала известна как‭ «‬Город Трубки‭»‬.‭ ‬Нынешний Кроуфорд в округе Виандот расположился рядом с этим местом.‭ ‬Капитан Трубка провел‭ ‬оставшуюся часть войны,‭ ‬сопротивляясь американской экспансии в страну Огайо.

 

В‭ ‬1782‭ ‬году Трубка помог одержать победу над полковником Уильямом Кроуфордом.‭ ‬Стремясь отомстить за резню в Гнаденхюттене,‭ ‬в которой было убито почти‭ ‬100‭ ‬ленапе,‭ ‬Трубка раскрасил лицо Кроуфорда черным,‭ ‬приготовив его к смерти.‭  ‬Когда индейцы проводили ритуальные пытки Кроуфорда,‭ ‬тот попросил Саймона Джерти,‭ ‬переводчика лоялиста,‭ ‬пристрелить его.‭ ‬Джерти в детстве попал в плен к сенека и был принят ими в племя.‭ ‬Он знал,‭ ‬что его,‭ ‬скорее всего,‭ ‬убьют,‭ ‬если он вмешается в ритуал,‭ ‬за что впоследствии подвергался критике со стороны выживших американцев.‭ 

К‭ ‬1810-м и‭ ‬1820-м годам Капитан Трубка понял,‭ ‬что у его народа мало шансов противостоять американцам и начал переговоры с правительством.‭ ‬Однако,‭ ‬поселенцы нарушили даже новые соглашения,‭ ‬перейдя на землю,‭ ‬отведенную для ленапе.

 

В‭ ‬1788‭ ‬году,‭ ‬когда поселенцы прибыли туда,‭ ‬где сейчас находится Мариетта,‭ ‬Огайо,‭ ‬они обнаружили Капитана Трубку и около семидесяти воинов,‭ ‬расположившихся в этом‭ ‬районе.‭ ‬В то время генерал Джошуа Хармар описал его как‭ «‬мужественного старика и‭ ‬в гораздо большей степени джентльмена,‭ ‬чем общность пограничных людей‭»‬.‭ ‬К этому времени его называли‭ «‬Старая Трубка‭»‬.‭ ‬Согласно наиболее достоверным данным,‭ ‬Капитану Трубке тогда было около сорока восьми лет‭ (‬считался старым в те годы,‭ ‬когда ожидаемая продолжительность жизни как поселенцев,‭ ‬так и индейцев была меньше,‭ ‬чем в конце двадцатого века‭)‬.‭ ‬В это время он также жил в Птицы Бегут и Индейском Лагере,‭ ‬общинах,‭ ‬которые по-прежнему проживали на маршруте‭ ‬658‭ ‬штата Огайо и‭ «‬Флэтридж‭»‬,‭ ‬всего около‭ ‬10‭ ‬миль северо-западнее нынешнего Кембриджа.‭ ‬Ленапе провели множество церемоний в этих местах,‭ ‬о чем свидетельствуют многочисленные артефакты,‭ ‬найденные археологами.‭ ‬Предполагалось,‭ ‬что Капитана Трубку последний раз посетило около‭ ‬1‭ ‬800‭ ‬человек.‭ ‬Ученые считают,‭ ‬что между‭ ‬1793‭ ‬и‭ ‬1795‭ ‬годами главное местожительство Хопокана находилось в Джерометауне,‭ ‬штат Огайо.‭ ‬В поздние годы жизни он жил со своим народом по берегам нижнего Мохикана,‭ ‬верхних рек Блэк,‭ ‬Вермиллион и Куйахога,‭ ‬в Огайо.‭ ‬В‭ ‬1808-09‭ ‬году ленапе жили в старой мохиканской деревне Джонстаун,‭ ‬примерно в трех-четырех милях к юго-западу от нынешнего Джеромсвилля.‭ ‬Дом Старого Капитана Трубки находился поблизости,‭ ‬как сообщается в рассказах поселенцев и ленапе,‭ ‬которые говорят,‭ ‬что жил он там до‭ ‬1812‭ ‬года.

 

‭ ‬Весной‭ ‬1812‭ ‬года Старый Капитан Трубка и его люди снова подверглись выдворению на запад.‭ ‬В некоторых записях‭ ‬говорится,‭ ‬что они жили‭ ‬вблизи современного Ореста в округе Мэдисон,‭ ‬штат Индиана,‭ ‬но‭ ‬другие опровергают это.‭ ‬Договор Св.‭ ‬Марии в‭ ‬1818‭ ‬году дал племенам три года на переселение из Индианы в Канзас.‭ ‬Они отправились в путь в‭ ‬1821‭ ‬году.‭ ‬Говорят,‭ ‬что вождь Трубка умер около‭ ‬1818‭ ‬года около Ореста и,‭ ‬предположительно,‭ ‬похоронен там.‭ ‬В других сообщениях утверждается,‭ ‬что он был выдворен в Канаду и умер там.‭ ‬У Капитана Трубки был сын,‭ ‬также известный как Капитан Трубка,‭ ‬который подписал ряд договоров и перебрался с ленапе в Канзас.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. Редакция текста: Jana7ish. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.