Водзивоб. Поузи. Чипета. Тсе-не-гат.

Водзивоб

В 19 веке среди индейских народов появилось много религиозных движений. Одним из таких движений стал Танец Призраков, возникший среди пайют. Водзивоб (Wodziwob) — пророк и целитель северных пайют, родившийся приблизительно в 1844 году, стал, как многие полагают, инициатором Танца Призраков в резервации Уокер-Ривер, Невада. Его имя переводится как «Белый Волос» или «Седой Волос», однако может быть переведено и как «Человек, Независимо От Пола, Получивший Силу В Зрелом Возрасте». В 1868 году он увидел сон, который уполномочил его вести души умерших в прошлом месяце к их скорбящим родственникам. Ранее Вадзивоб, также известный как Джо Рыбное Озеро, возможно, потому, что родился в долине Фиш-Лейк, славился тем, что мог, лежа рядом с пациентом возвращать его душу обратно в тело, исцеляя больного. Поэтому его послание к народу, провозглашенное им в следующем году, было воспринято благосклонно. То время было ужасным для пайют — войны с евро-американцами, эпидемии, засуха и голод убили десятую часть населения. 

Водзивоб призвал людей раскрасить себя и танцевать традиционный Танец Круга. В этом танце мужчины, женщины и дети вставали в чередующийся круг и двигались влево, переплетая пальцы с танцующими с обеих сторон. Как только танцоры остановились, чтобы передохнуть, пророк впал в транс. Когда же он пришел в себя, то заявил, что был в стране мертвых и видел души умерших. Они были счастливы в свой новой стране, но обещали, что вернутся к своим близким в течение трех или четырех лет. "Придут наши отцы, придут наши матери, их пришествие скоро наступит. У вас есть превосходный танец. Танцуйте как можно чаще. Кружите. Раскрасьте себя белыми, черными и красными цветами. Каждое утро омывайтесь и снова раскрашивайте себя. И тогда все будут счастливы». Помимо того, что грядет воскрешение мертвых, Водзивоб говорил о наступлении лучших времен. Танец должен был исполняться на протяжении не менее пяти ночей. Во время танца некоторые из танцоров получили видения, даровавшие им новые песни и надежду. Но были и те, кто скептически относился к учениям Водзивоба, особенно когда обнаружилось, что тот пользуется динамитом, чтобы продемонстрировать свою силу. Ранняя форма Танца Призраков, инициированная Водзивобом, стала радикальным отклонением от религиозных традиций племен Большого бассейна, поскольку совместила в себе традиционные верования в видения пайют, традиционный Танц Круга с траурным Танцем Плача пайют долины Фиш-Лейк, позаимствовав верования шахаптиан или салишей в пророков, пророчества и воскрешение мертвых. 

В 1870 году Водзивоба посетили шошони и банноки из резервации форт Хэлл, Айдахо, и шошони из резервации Уинд-Ривер, Вайоминг. Вскоре новое движение стало распространяться в этих резервациях. Среди тех, кто обратился к танцу, были юты, гошуты и навахо. Модоки передали Танец Призраков индейцам шаста. В 1871 году к движению присоединились вашо, моно, кламат, карок, ачумави, северные яна, винтун, патвин и помо. Вождь моно Джоиджои (Joijoi) перенял танец у Момана, лидера Танца Призраков у пайют. Джоиджои провел первый танец среди моно в мае 1871 года. От племени к племени учения Водзивоба изменялись. Кто-то говорил, что белые исчезнут, кто-то утверждал, что исчезнут различия между расами, другие же, напротив, говорили, что расы будут разделены на века. Неизменным оставалось лишь одно — вера в воскрешение мертвых: у одних они возвращались с юга, у других с востока. Помо же считали, что мертвые придут и сметут с лица земли всех белых. 

«Много людей несут эту весть, но не всегда передают ее верно. Я говорил, что вереница придет с востока. Мой сон был о веренице, но люди исказили мой сон». 

Калифорнийские шаста распространили танец в резервациях Силетц и Гранд-Ронд в Орегоне. В 1872 году от пайют Невады Танец Призраков перешел к помо Калифорнии. Этому поспособствовал пророк патвин по имени Хромой Бык и Вококс из юго-западных помо. 

Шел 1872 год, пайюты уже четыре года исполняли Танец Призраков. К этому времени Водзивобу приснился еще один сон, который помог ему понять, что душами умерших были всего лишь их тени. С ужасом он осознал, что его пророчество - всего лишь злая шутка совы. Водзивоб поведал об этом пайютам, и те, отчаявшись, перестали танцевать. Некоторые источники утверждают, что вскоре после этого Водзивоб умер. Однако история Танца Призраков продолжила свое существование. Пайют по имени Венейюга, он же Фрэнк Спенсер, продолжил распространять Танец Призраков в Калифорнии, Неваде и Орегоне. Среди новообращенных им были пайюты с озера Пирамид, долины Сюрпрайз, пайюты и модоки долины Кламат. В 1890 году это движение продолжил северный пайют по имени Вовока. Неизвестно, встречались ли когда либо Водзивоб и Вовока, по крайне мере ни одного свидетельства тому нет. 

Согласно другим источникам Водзивоб жил вплоть до 1918 года. В 1912 году Джек Форбс, агент резервации Уокер-Ривер, указывал на то, что Джо Рыбное Озеро был все еще жив, занимался целительством и был арестован наряду с другими знахарями. Другие записи, как было указано ранее, свидетельствуют о том, что пророк умер в 1872 году. Но, если Джо Рыбное Озеро был тем самым Водзивобом, то умер он, скорее всего, в 1918 году в резервации Уокер-Ривер во время эпидемии гриппа. 

Хотя Танец Призраков и не воскресил мертвых, он способствовал решимости поддерживать индейскую культуру и искать новые пути их адаптации в современном мире. Племена, которые исполняли этот танец, разработали новые церемонии на основе старых, позаимствовали и разработали новые ритуалы, сделав их центром общинной жизни.

 

Перевод:Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Поузи

«Он был одним из великих индейских лидеров на границе Сан-Хуан. Люди воспринимали его как надежного, храброго и верного защитника, великого воина, безмерно любившего свой народ. Он умер, защищая свой народ и свою родину», - Тонья Моррис, праправнучка Поузи.

 

 

Многие белые считали его смутьяном, амбициозным ренегатом, поскольку он был индейским лидером и сопротивлялся вторжению на священные земли ют. Поузи действительно был в центре всех инцидентов, произошедших в период между 1880 и 1923 годами. Его легко можно было узнать по армейской пряжке от ремня, которую он носил на жилете; говорят, она была снята с мертвого американского солдата.

 

«Поузи не был тем отъявленным негодяем, каким пытаются представить его белые люди. Он был словно Моисей и Спаситель  своего народа», - Честер Кэнтси.

 

Поузи (Posey) родился в 1863 году в Навахо Маунтин, одном из наиболее отдаленных и изолированных  районов. По рождению он был пайют. У Старого Чи, его отца, было две жены. Пана (Pahnah) родила сына по имени Мапау (Mapau), прозванного Сагвагери (Sagwageri) — Зеленый Волос, позже ставшего известным, как Поузи. Это имя было позаимствовано у Портера Поузи, работавшего кузнецом в Hoskaninni Mining Company, занимавшейся добычей золота на Колорадо-Ривер. Портер был добр к индейской молодежи и разрешал им пользоваться своими инструментами для изготовления ювелирных изделий. Поузи рос в большой расширенной семье, и жизнь была прекрасна. Травы были настолько высоки, что достигали лошадиных животов. Дичи в округе водилось в изобилии, и Поузи стал мастером стрельбы из лука. В дни своей юности ему приходилось часто сражаться с навахо, жившими в пустыне на севере. Контакты с белыми начались лишь с приходом мормонов на юго-восток штата Юта и установлению ими города Блафф. Юношей Поузи взял в жены прекрасную девушку из племени ют по имени Тура  (Turah). Тура была дочерью видного юта по имени Поко Наррагуиннеп (Poco Narraguinnep). У Туры был и брат, которого звали Пок (Poke). Пок стал одним из самых уважаемых патриархальных лидеров среди ют Авикан (Avikan Utes), бэнд витапунучи (Witapunuche), живших в округе Сан-Хуан.  Поузи значительно повысил свой статус, взяв в жены такую девушку. Однако лишь благодаря своей отваге, верности и упорству, его способности побеждать и сохранять друзей в конечном итоге он стал вождем. Поузи и Тура жили душа в душу. В браке у них родилось трое сыновей — Джесси, Энсон и еще один, умерший в младенчестве. Они жили счастливо в течение восьми лет. Однажды Поузи случайно выстрелил в свою жену.

Он помчался со всех ног в Блафф и привел повитуху, тетушку Джоди Вудс, в свою хижину, чтобы та помогла его любимой жене. Когда Джоди осмотрела Туру, она поняла, что полученная ею травма была несовместима с жизнью. Через три дня Тура в страшных муках умерла на руках Поузи. Сердце Поузи было разбито. Спустя несколько лет он взял в жены сестру Туры — Мэри Хэтч. На языке ют ее имя звучало как Кадиа (Kahdia). Она родила ему двух дочерей, одна из которых была Нэнси Поузи, другая же умерла при рождении. Эта женитьба вновь укрепила связи Поузи с ютами и Поком, ставшим к тому времени сильным лидером. На протяжении долгих лет Поузи участвовал во многих столкновениях индейцев с белыми. 15 июня 1881 года  на северо-западной стороне  Ла-Саль произошла битва в долине Пинхук. Белые посчитали, что это юты Авикан расправились с Джоном Турманом и Диком Мэйем, чьи сильно обгоревшие тела были найдены в хижине на Бернт Кабин Спрингс, примерно в 35 милях к западу от Долорес. Согласно Джордану Бину, индейцы уже давно посматривали на их лошадей, которых у ранчьеро насчитывалось около 200 голов. В результате сражения тогда погибло 13 евро-американцев и от 7 до 18 ют. В 1884 году произошла еще еще одна битва с участием Поузи, названная Солдатским Переходом (Soldier’s Crossing), в которой погибло еще больше индейцев, ковбоев из Колорадо и солдат США. Поузи был ключевой фигурой в войне Блафф 1915 года. 

События на Блафф в 1923 вошли  в историю, как «Война Поузи», или «Последнее восстание индейцев в США», жертвами которого стали лишь сам Поузи и сын Джо Бишопа. Со стороны американцев не было никаких жертв, если не считать одну раненую в шею лошадь. Зато желтая пресса проявила себя в лучших традициях.

 

Все началось в 1868 году, когда колорадские вожди подписали договор, по которому юты Авикан теряли все свои земли в Юте. Юты Авикан не признали этот договор и делали все, что в их силах, чтобы остаться на своих исконных землях в Сан-Хуан. Это стало причиной большей части трений между англос и ютами в последовавшие годы, поскольку индейцы знали, что, если они капитулируют, то вынуждены будут покинуть юго-восток Юты и жить в колорадской резервации. 

 

“Белые поселенцы не могли взять в толк, почему он отказался от 15 долларов и провианта, обещанных индейцам, которые соглашались поселиться в резервации Колорадо. Благодаря своей настойчивости и решимости он сыграл важную роль, помогая своему народу отстоять их священную родину», - Тонья Моррис. 

 

Всего за месяц до последнего боя в Блендинге Манкос Джим, Пок и Поузи наряду с другими лидерами ют встретились с представителями правительства США, чтобы еще раз попытаться доказать свое право на прародину. Индейский агент Ю.А. Маккин направил их просьбу в Вашингтон. Вожди были полны надежд, что вскорости все разрешится. В феврале 1923 года сын Джона Бишопа и сын Санупа ограбили овцеводческое ранчо на Кахоун-Меса, напали на его владельца, зарезали теленка и сожгли мост. Позже они сдались маршалу Уильяму Оливеру. Но, когда они получили пищевое отравление, их отпустили с условием, что вернутся в суд. Между тем это событие было использовано для того, чтобы избавиться от индейцев, живших вокруг Блаффа. В то время, как некоторых из них бросили за колючую поволоку, другие оставили свои земли и ушли в пустыню. Суд начался 20 марта. Сын Бишопа передвигался с помощью трости, демонстрируя, что все еще плохо чувствует себя. Поузи также прибыл на суд. Он не желал серьезных неприятностей, которые могли поставить под угрозу предстоящее решение в Вашингтоне.  Адвокатом в этом деле выступал Альберт Р. Лайман, а прокурором Фред Келлер. Сын Джо Бишопа был признан виновным. Когда все разошлись по домам на обед, обвиненный сумел выхватить пистолет у шерифа Оливера, вскочил на Джесс, скаковую лошадь Поузи, и помчался на север, преследуемый шерифом. В процессе погони сын Джо Бишопа выстрелил в Оливера, и пуля попала в шею его лошади.  

Поузи пешим поспешил к своим людям, чтобы предупредить их о надвигавшейся беде. Он проклял сына Джо Бишопа. Во время ссоры оба схватились за оружие, Поузи выстрелил и убил сына Джо Бишопа. 22 марта газета Times-Independent сообщила о том, что «Бэнд пайют объявил войну белым в Блендинге» и отметила, что комиссары округа направили ноту губернатору штата Юта с просьбой предоставить разведывательный самолет, вооруженный пулеметами и бомбами. 

Поузи велел своим людям уходить и укрыться к западу от Комб-Ридж, в 20 милях западнее Блендинга. Сам он планировал остаться и попытаться договориться с помощниками шерифа, которые, как он знал, должны были вот-вот нагрянуть.

Газеты тут же поспешили обвинить индейцев в ряде различных преступлений, в частности, изнасилований и убийств. 

 

 Когда появились помощники шерифа, они тут же открыли огонь по Поузи, и пуля ранила его в бедро. Ему удалось взобраться на лошадь. Он поскакал туда, где его ожидали перепуганные соплеменники. 

Согласно Майерсу Кэнтси, лидеру ют и племяннику Поузи, Поузи велел своим людям не открывать огонь по помощникам шерифа и не провоцировать их. И на это было три причины. Во-первых, многие из ют в Блендинге были уже схвачены и заключены в тюрьму, и Поузи опасался, что, если кто-то из помощников  пострадает, заключенных попросту расстреляют. Во-вторых, мормоны были друзьями, и Поузи чувствовал, что шансы на мирное разрешение все же есть. В-третьих, Поузи знал: если кто-то из помощников шерифа будет убит, все его усилия остаться в Юте тут же будут сведены к нулю. 

Он приказал своим людям сложить оружие и следовать за полицейскими в Блендинг. Поузи чувствовал, что полицейские жаждут его смерти, и, чтобы отвлечь их внимание на себя, укрылся во впадине.  В течение нескольких недель 79 ют и пайют, входивших в бэнд Поузи, держали за возведенным частоколом. Родственники Поузи ночью носили ему еду в пещеру к западу от Комб-Ридж, где он скрывался, залечивая рану. 

Спустя месяц после ранения юты нашли вождя неподвижно лежащим у костра, где он разогревал бисквиты.  Рядом с ним лежал труп его собаки. На теле собаки не было никаких отметин, указывавших на причину смерти. К тому времени рана Поузи почти затянулась и не было никаких опасений относительно его здоровья. Фрэнсис Поузи заявил, что в муку, из которой вождь пытался приготовить бисквиты, кто-то добавил яд.

Газеты продолжали сообщать о том, что штат Юта предлагает вознаграждение в размере 100 долларов за живого или мертвого Поузи, которого обвиняли в восстании - преступлении, наказуемом смертью. С.Ф. Слоун из Salt Lake Tribune писал, что Блендинг был охвачен «тридцатью шестью часами терроризма» с индейцами в боевой раскраске, скакавшими по улицам города; он утверждал, что Поузи «красная лиса» сформировал «мобильный эскадрон», что было хорошо спланированным заговором пайют, который включал в себя ограбление банка Сан Хуан, и что там было «шестьдесят человек, специализирующихся в ведении горной войны, ожидающие своего часа». Газетчики продолжали лить масло в огонь. «Блендинг с момента начала восстания более или менее напоминает вооруженный лагерь. Он носит аспект военного штаба. Прибытие и отправление курьеров с фронта является предметом общественного интереса». Когда один человек спросил корреспондента, почему тот не пишет правду, тот ответил: «Мы еще не готовы вернуться домой, и если мы не будем поддерживать этот накал, мы получим телеграмму, в которой потребуют нашего возвращения».  

Для опознания Поузи несколько ют привели маршала Джесси Рэя Уорда, и тело было захоронено. Однако могила вскрывалась, по меньшей мере, трижды, несмотря на заверения Уорда, что он опознал тело Поузи. Жители Блендинга вышли по следу маршала к могиле Поузи, и дважды раскапывали ее, фотографируясь  с мертвым телом. Лесник Марион Хант утверждал в газете, что он нашел тело случайно, во время планового обхода, за несколько дней до Уорда. Индейский агент Маккин также захотел удостовериться в том, что Поузи мертв. Так могила вождя была разрыта в третий раз. После этого тело Поузи исчезло совсем. Юты обвинили в пропаже белых; белые же обвинили ют.

Вскоре после смерти Поузи правительство США позволило ютам остаться на их родных землях в районе каньона Аллен, в штате Юта, выделив им 160 акров земли. Пленные, содержавшиеся в Блендинге, были освобождены, они согласились заняться сельским хозяйством и отдать своих детей в индейские школы. На протяжении 1920-х годов люди из бэнда Поузи продолжали жить в палатках и хоганах, в то время, как другие юты жили уже в домах. В 1930 году суперинтендант из агентства Юта отметил, что индейцы каньона Аллен по меньшей мере лет на 40 отстали от продвижения к цивилизации от южных ют.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. Редакция текста: W.R. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Чипета

Как жена вождя Оурея, Чипета встречалась с чиновниками в Вашингтоне, во время переговоров с лидерами ют.


Чипета (Chipeta) родилась в 1843 году и выросла близ нынешнего Коньехос, Колорадо. По всей видимости, была из кайова-апачи, но выросла у табегуачи, одном из бэндов индейцев ют. В 1859 году Чипета стала женой женой Оурея, табегуачи/хикарилья. В 1860 году его отец, вождь бэнда, умер и вождем стал Оурей.  Хорошо понимая английский и испанский языки, Оурей был важной фигурой во время переговоров с не-индейцами. Так, в 1868 году  он сопровождал восемь друг лидеров на встрече в Вашингтоне. В 1872 году Оурей вместе с женой вновь прибыл в Вашингтон, где они встречались с президентом Улиссом Грантом. В следующем году, во время переговоров Оурей согласился уступить  4 млн. акров племенной земли за ежегодные платежи в 25 000 долларов. Оурей вероятно считал, что то самый оптимальный вариант, хотя многие из ют так не думали. Недовольство подогревалось и тем, что Оурей должен был ежегодно получать 1 000 долларов от правительства как пособие за его помощь.
В 1875 году правительство также выделило ему 400 акров земли у Анкомпагр-Ривер, близ нынешнего Монтроуз, Колорадо. Правительственные выплаты позволили Оурею построить двухэтажный дом, в котором семейная пара принимала не-индейских гостей, хотя Чипета не знала практически английского языка.
Уильям Сандерс, журналист, так описывал встречу с ней: «Вскоре Чипета привыкла к моему присутствию и дала волю своей природной живости, разговаривая на испанском. Ее голос был низким, чистым и мелодичным. Она говорила увлекательно и постоянно жестикулировала”. Тем не менее, большинство не-индейцев относились враждебно к ютам. После того, как в 1876 году Колорадо приобрело статус штата, землевладельцы и горнодобывающие компании сплотились, стремясь завладеть землей ют и выдворить их из Колорадо раз и навсегда. В 1879 году это вылилось в войну с ютами. Воины ют взяли  в  заложники несколько не-индейских женщин. Оурею, используя свои навыки ведения переговоров, удалось добиться их освобождения. Устные истории повествуют о том, что в их освобождении принимала участие и Чипета. В 1880 году она вместе с мужем вновь отправилась в Вашингтон. Пресса подчеркнула ее ораторские способности и то обаяние, которое она оказывала на чиновников Вашингтона. В одной статье журналистка Джорджи Дэвис описала Чипету, после встречи с ней в отеле: «Она довольно полная и миловидная скво, великолепно смотрится в красном пледовом плате и расшитых бисером леггинах, ее пальцы украшены кольцами, а запястья браслетами; на поясе с одной стороны висит модный холщовый мешочек, а с другой стороны расшитая бисером сумочка».
Вскоре после их возвращения Оурей, вследствие болезни, умер, и, в следующем году Чипета вынуждена была оставить их семейный дом. Федеральное правительство переселило ее вместе с 1 500 другими ют в резервацию Юта. В резервации Чипета жила в нищите, страдая от слепоты, болезни желудка и артрита. Она умерла 16 августа 1924 года. В следующем году друзья Оурея перезахоронили ее останки в Монтроуз, на месте их старого дома. Рядом был возведен памятник Оурею. Сегодня это место является музеем ют. С 2001 года там проходит ежегодный день Чипеты. Индейские танцоры и музыканты ют, а также все желающие из не-индейцев собираются вместе, чтобы почтить  память о ней и ее роль в истории штата Колорадо.

 

Перевод : Александр *Два Волка*. Редакция текста: Кристина Махова. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Тсе-не-гат

Маршал Акила Небекер (слева направо),  юрист из Юты (стоит) и обвиняемый в убийстве Тсе-не-гат фотографируются в Солт-Лейк-Сити перед тем, как отправиться на судебный процесс в Денвер.

 

К концу девятнадцатого века учёные, политики и общественность верили в то, что индейцам суждено исчезнуть. В двадцатом веке многие ученые продолжали писать так, как будто индейцы действительно исчезли к двадцатому веку. Так как в двадцатом веке не должно было быть никаких индейцев, следовательно, не должно было быть и никаких индейских войн. Тем не менее, существует много инцидентов, связанных с военными действиями против индейцев, а также с действиями групп добровольцев и правоохранительных органов против индейцев, которые можно считать индейскими «войнами», подобными войнам девятнадцатого века. Так называемая «война Блафф» (Bluff War) в округе Сан-Хуан, Юта, и в округе Монтесума, Колорадо, вызвала эмоции с обеих сторон. В то время как армия часто игнорировала надлежащую юридическую процедуру при работе с индейцами, это был тот случай, когда армия действительно пыталась добиться надлежащей правовой процедуры. 

27 марта 1914 года в западной части резервации южных ют был убит Хуан Чакона, мексиканец-чабан. Согласно показаниям трех индейцев, преступление было совершено Тсе-не-гатом (Tsenegar,Tse-ne-gat), так же известным как Эверетт Хэтч. Тсе-не-гат родился в 1888 году где-то между резервацией Юта на юго-западе Колорадо и Навахо-Маунтин в ста милях к западу. Его отец, вождь виминучи-ют, Наррагуиннеп (Narraguinnep, Old Polk), был известен белым как Билли Хэтч. 

Согласно судебному распоряжению Тсе-не-гату надлежало сдаться, но тот отказался, заверяя, что Чакон был его другом и он не причастен к его убийству. Вождь Наррагуиннеп  защищал своего сына, поэтому, когда полицейские из племени навахо попытались арестовать Тсе-не-гата, его люди прогнали их винтовочным огнем. В течение следующих шести месяцев газеты США распространяли сообщения об этом инциденте. К тому времени Наррагуиннеп  привел свою группу, около восьмидесяти пяти человек, в район Навахо-Маунтин. Вождь Поузи, дядя Тсе-не-гата, и его воины присоединились к ним, готовясь защищать себя. Местные газеты сообщили, что «Хэтч [Це-не-гат] имеет печально известную репутацию плохого человека» и что его группа «терроризировала» поселенцев в районе Блафф, они также отметили, что Тсе-не-гат «сильно укрепился» с пятидесятью храбрецами, которые будут рядом с ним до последнего. 14 октября 1914 года суд Денвера обвинил молодого юта в преступлении. Спустя десять месяцев после убийства Чакона, Тсе-не-гат все еще не сдался, поэтому маршал Акила Небекер организовал отряд из двадцати шести «ковбоев» и трех шерифов округа Монтесума, штат Колорадо, для ареста Тсе-не-гата. Отряд покинул Блафф и направился к Навахо-Маунтин. Сразу после рассвета, утром 25 февраля 1915 года, маршал Небекер наткнулся на лагерь вождя Наррагуиннепа в Коттонвудском ущелье. Погода была очень холодной и снег покрывал землю. Один из индейцев в лагере заметил приближающихся полицейских, поэтому он поднял остальных перед тем, как открыть огонь из винтовки. Другие источники говорят, что отряд совершил внезапную атаку и начал стрелять в лагерь без предупреждения. "Ковбои", как сообщалось, были уже изрядно во хмелю. В любом случае, Небекер реализовал тип «индейской стратегии такого рода, о которой привыкли читать в истории ранней жизни на Западе». Вождь Поузи и его группа расположились лагерем недалеко от района, вдоль реки Сан-Хуан, и когда они услышали звук стрельбы, Поузи повел своих воинов на помощь Наррагуиннепу. Люди Поузи, которых было около сорока, маневрировали в задней части позиции отряда, а затем он отдал приказ вступить в бой. Вскоре после этого маршал Небекер понял, что ему нужна помощь, поэтому он отправил сообщение в Блафф с просьбой о подкреплении. В течение следующих нескольких часов около пятидесяти добровольцев из Блаффа, Блэндинга, Кортеса и Монтичелло прибыли в район сражения. Бой продолжался всю ночь и следующий день, когда было заключено перемирие. За время боя по крайней мере, один американец был убит, Джозеф Акин из Колорадо, а несколько других получили ранения, хотя в некоторых источниках говорится, что погибло два американца. «Один белый человек, один индейский храбрец (прим. пер. - известный только как «брат Джека») и одна индейская девушка были убиты в битве», - говорится в одной из газет. Считалось, что "индейская девушка была убита (шальной) пулей индейца». Двое индейцев по имени Хоуэн и Джек, были захвачены в плен и позже описаны «The Day» как «отборные воины». Когда было заключено перемирие, Небекер отступил к Блафф, в то время как вожди повели свои группы дальше в пустыню. Отряд «в большей степени должен быть способен соответствовать индейским методам ведения войны», - сказал Небекер. Считалось, что после победы над отрядом две группы-ренегатов осадят Блафф, но этого не произошло. Согласно газетам, в Блафф было достаточно людей, чтобы защитить город, но недостаточно, чтобы преследовать индейцев, если и когда они захотят сбежать. Некоторое время спустя группа из примерно пятидесяти полицейских навахо догнала уходивших индейцев, но была отбита в ходе последовавшего боя. 

В ответ на этот инцидент зазвучали крики об «индейском восстании» и просьбы о военной помощи. Тем временем маршал разослал весть, что все индейцы в этом районе должны были прийти в Блендинг, Юта и сдаться. Одна группа подростков юта - Хавейн, Юта Джек, Ноланд Мэй, Джек Кролик Солдат и Джо Хамманс - которые не имели никакого отношения к перестрелке - вошли в Бландинг и сдались. Несмотря на то, что они были невиновны в совершении какого-либо преступления, за исключением того, что были индейцами, на них надели наручники и заключили в тюрьму под вооруженной охраной. Из-за анти-индейских настроений в это время военные насильно переместили 160 ют со своих земель в Юте в резервацию Ют в Колорадо. Только в 1920 году индейцы начали переселяться в каньоны Аллен и Монтесума.

 

Управление ситуацией было передано бригадному генералу Хью Л. Скотту.

Получив приказ, генерал Скотт прошел весь путь от своего поста в Вирджинии до Блафф, чтобы договориться об окончании войны. Скотт не был заинтересован в боевых действиях против ют и пайют, поэтому 10 марта 1915 года он оставил Блафф без оружия вместе с несколькими своими людьми, чтобы встретиться с Наррагуиннепом и Поузи в месте под названием Мексиканская Шляпа, недалеко от Навахо-Маунтин. Генерал Скотт так описал свой путь: «Мы достигли Блаффа 10 марта и узнали, что индейцы отправились к Навахо-Маунтин, в 125 милях к юго-западу от Блаффа. Мы пробыли день в Блаффе, а затем отправились в Мексиканскую Шляпу. Некоторые дружелюбные навахо встретили меня и пошли дальше, чтобы рассказать группе Пока [Наррагуиннеп] о моем приезде. Среди них был Бзоше (Bzoshe), старый вождь навахо, с которым у правительства было много  проблем год назад и который теперь наш быстрый друг. Я послал за ним встретить меня в Блаффе. Мистер Дженкинс, индейский агент в Навахо-Спрингс, мистер Крил, полковник Мичи, и мой санитар сопровождали меня до Мексиканской Шляпы. Ни у кого из нас не было оружия. Джим Бой, дружественный пайют, был послан сообщить пайютам, что я хочу их видеть. Некоторые из них подошли к тому месту, где я находился в лагере, но лишь на третий день кто-либо осмелился прийти в лагерь. Затем пришли Поузи и еще четыре индейца. Мы немного поговорили через переводчика навахо. Это было вечером, и я просто спросил их, как они. Я сказал им, что чувствую себя не очень хорошо и не хочу разговаривать с ними до следующего дня. Они помогли нам убить теленка, и мы дали им хорошую еду, первое, что они имели за несколько недель. Мы также дали им несколько одеял. У Поузи и его людей не было никакого оружия, но у меня есть основания подозревать, что они спрятали его поблизости. На следующий день ко мне пришли Пок и Хэтч [Тсе-не-гат] и еще около 25 человек. Я попросил их рассказать мне о своих проблемах. Я сказал, что не думаю, что они хотели бы, чтобы их детей преследовали солдаты и ковбои по всем горам и убивали, и что я хотел помочь им. Я не пытался спорить с ними, но спросил, что они хотят делать. После того, как они поговорили между собой, они сказали, что сделают все, что я от них захочу ». 

Усилиями торговца Джона Уэзерхилла и его жены из племени навахо Тощей Женщины, «преступники» согласились сдаться генералу Скотту.  Четверо мужчин были заключены в тюрьму в Солт-Лейк-Сити, но вскоре после этого были освобождены Наррагуиннеп, Поузи и Джесс, сын Поузи. По словам генерала Скотта: «Моя проблема состояла в том, чтобы предотвратить законное убийство этих четырех индейцев. Белые люди были убиты, и суд будет в руках белых, возможно, предвзятых по отношению к индейцам». Позже он написал:« Я полагал, что белый человек был агрессором, но это могло быть доказано только индейскими свидетелями, чье слово не будет иметь силы против слова белого человека ». Тсе-не-гат отправили в Денвер, чтобы там предъявить ему обвинение в убийстве мексиканца. Процесс по этому делу начался 6 июля 1915 года. Обеспокоенный сохранением имиджа справедливости в этом деле, судья назначил ведущих членов коллегии адвокатов для представления защиты Тсе-не-гату. В суде юноша был одет в серый фланелевый костюм с красным галстуком и красным цветком в петлице. На нем были мокасины и белая войлочная ковбойская шляпа. Одна часть груди была украшена дешевыми побрякушками, а  другая - миниатюрным флагом США. Первым свидетелем  был ют Джон Миллер. Когда свидетель начал давать присягу, адвокат возразил, утверждая, что клятва не является обязательной для нехристианина. Судья отклонил возражение. После семи часов размышлений жюри признало Тсе-не-гата невиновным, главным образом из-за отсутствия доказательств против него и частично из-за протеста Индейской правовой ассоциации  и пары мормонов в Блафф. Тсе-не-гат, как говорили, был чрезвычайно счастлив после вынесения вердикта, и оставшуюся часть своего времени он провел в Денвере, останавливаясь в шикарных отелях и обедая в лучших ресторанах. Роберт МакФерсон в своей статье в «Utah Historical Quarterly» отметил: «К большому огорчению жителей Блэндинга, он был оправдан в зале суда, обедал в лучших ресторанах и почитался как благородный индеец. Разъяренные этими событиями, белые молчаливо пообещали, что в следующий раз, когда начнется серьезная заварушка, ее финал будет совсем другим ».

Обревший широкую популярность Тсе-не-гат игнорировал предложения сниматься в кино или выступать в цирке, и в конце концов был назначен конным полицейским  резервации Навахо, но не служил, поскольку ему не хватило обмундирования. Он умер от туберкулеза 11 января 1922 года.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.