Черный Ястреб.

"Мы всегда жили в достатке; наши дети никогда не плакали от голода...Пороги Рок-Ривер дарили нам много рыбы, наша земля была плодородна, мы никогда не оставались без хорошего урожая. Здесь наша деревня стояла на протяжении сотни лет и мы всегда были бесспорными хозяевами долины Миссисипи. Наша деревня была большой и не было места в этой стране, где охотничьи угодья были бы так хороши, как у нас. Если бы в те дни в нашу деревню пришел пророк и сказал бы нам, что произойдет все то, что происходит сейчас, ему бы никто не поверил".

 

Макатаимешекиакиак (Makataimeshekiakiak), вошедший в историю под именем Черный Ястреб (полное имя - Черный Ястреб Перепелятник), - один из наиболее известных индейцев своего времени, несмотря на то, что он никогда не был вождем, хотя американцы и старались выдать его таковым. Он был отважным воином и на протяжении всей своей жизни противостоял захвату своих родных земель. 

 

 О ранних годах Черного Ястреба известно немногое. Родился он в 1767 году в деревне Саукенук в клане Грома, вскоре после того, как его народ мигрировал на плодородные земли в области, где Рок-Ривер встречает Миссисипи в северо-западной части Иллинойса. Отцом Черного Ястреба был Пйеса, а мать звали Кнебингкемевоин, или Летний Дождь. Возможно, Черный Ястреб был не единственным ребенком, хотя никаких свидетельств об этом не сохранилось. Черный Ястреб гордился своим отцом и прадедом — Нана`маке. Нана`маке, Небесный Гром, был рожден в окрестностях Монреаля, он получил послание от Великого Духа, что встретит белого человека, который станет ему как отец. Нана`маке с двумя братьями отправился на север, где столкнулся с белым человеком, который утверждал, что он был сыном короля Франции. Этот человек, по всей видимости, Шамплейн, прибывший впервые в Канаду в 1603 году, подарил прадеду Черного Ястреба медаль. По возвращении к саукам Нана`маке получил от Муката`квета, своего отца, бывшего главенствующим вождем, целительную сумку, которая позже перешла к Черному Ястребу. 

Сауки оставили окрестности Монреаля около 1629 года, когда британцы временно захватили Квебек у французов. Они проживали на острове Макинак в северном Мичигане, но позже осели у нынешнего Грин-Бэя, Висконсин. После формирования союза с фоксами, сауки отправились на запад Висконсина, а затем к северному Иллинойсу, в места слияния Миссисипи и Рок-Ривер, земли, которые Черный Ястреб полюбил всем сердцем. 

Задолго до столкновения с Соединенными Штатами Черный Ястреб проявил себя в боях с индейскими врагами, в частности, с осейджами. Своего первого врага он ранил в 15 лет и вскоре после этого выступил с отцом против осейджей. Во время боя Черный Ястреб видел, как отец убил одного врага, и, чтобы произвести на отца впечатление, юноша бросился на другого осейджа. Томагавком он сбил его на землю, а затем пронзил копьем. Черный Ястреб снял свой первый скальп и преподнес отцу, который ничего не сказал, но явно одобрил действия сына. После боя Черный Ястреб принял участие в своем первом Танце Скальпа. 

 

По прошествии нескольких месяцев Черный Ястреб сам повел военный отряд из семи человек против осейджей. Атаковав большую деревню, Черный Ястреб убил одного врага, а затем воины успешно ушли, не понеся каких-либо потерь. После этого он собрал уже отряд из 180 человек, но, когда сауки пришли в лагерь осейджей, там никого не оказалось. Разочаровавшись, большинство повернуло обратно, в то время, как Черный Ястреб и пять других воинов продолжили преследование. Они, в конце концов, нагнали неприятеля, убили двух осейджей и с победой вернулись в деревню. В 19 лет Черный Ястреб вновь повел большой отряд против осейджей. В этот раз сауки нашли своих врагов и вступили с ними в бой, в ходе которого Черный Ястреб убил пять мужчин и одну женщину. Общее число погибших осейджей составило около 100 человек, сауки же потеряли в том бою 19 воинов. Победа сауков вынудила осейджей оставаться в пределах своей территории, но другие враги — чероки, не дремали, завлекая и убивая женщин и детей саук. Бой произошел в нескольких милях ниже Сент-Луиса, вероятно, вскоре после боя с осейджами. Пйеса получил смертельное ранение, и Черный Ястреб принял командование на себя. Сауки вновь одержали победу, потеряв 7 человек, в то время как чероки — 28. Священный магический мешок, которым владел Пйеса, теперь принадлежал Черному Ястребу. Магический мешок был связкой из шкуры, бересты или ткани, в которой находились объекты, обладавшие духовным и культурным значением (например, листья кедра, ястребиная шкурка, хвост бизона и священный табак). Отправляясь в бой, хранитель сумки вел воинов, держа ее у груди. При отступлении он шел последним с сумкой за спиной.

Таким образом магический мешок обеспечивал защиту всех саук. Помимо этого, он был связью с предками. Таким образом, Черного Ястреба уважали и как отважного воина, и как хранителя магического мешка. В течение пяти лет Черный Ястреб оплакивал смерть своего отца, покрывая лицо черной краской, он постился и воздавал молитвы Великому Духу, - и все это время занимался лишь охотой и рыбной ловлей. Так об этом написано в автобиографии Черного Ястреба. Обычно сауки оплакивали смерть близких родственников от шести месяцев до года. В 1802 году Черный Ястреб активно сражался с осейджами, чероки, чиппева, каскаскиа. После Черный Ястреб продолжал борьбу с осейджами, а также с лакота. 

 

"Индеец, если бы он был бы такой же плохой  как белый человек, не смог бы жить среди нашего народа; его бы предали смерти и оставили на растерзание волкам".

 

Первое десятилетие 19 века стало важным поворотным пунктом в жизни сауков. Покупка Луизианы повлекла за собой цепь событий, которые, в конечном счете, привели к их поражению и выселению. В 1803 году США за 15 млн. долларов приобрели у Франции обширный участок земли в 2,3 миллиона квадратных километров к западу от Миссисипи, известный, как Луизиана, который приобрел Наполеон у Испании по договору 1800 года. США значительно расширили свои территории, к тому же это были земли с огромным потенциалом для сельского хозяйства и животноводства, но это были и традиционные охотничьи угодья саук.

При испанском губернаторе Шарле Део Делассю, которого Черный Ястреб называл своим «испанским отцом», сауки не знали проблем, поскольку губернатор относился к ним с уважением и на протяжении ряда лет одаривал подарками и провизией. Американцы, казалось, отдавали больше предпочтения осейджам. Так, солдаты остановили военный отряд саук из около 300 человек, направлявшийся против осейджей. Сауки также были обеспокоены большим количеством евро-американцев на Квивер-Ривер к северу от Сент-Луиса. В 1804 году, когда четыре саука убили трех поселенцев, вскоре один из индейцев оказался в тюрьме Сент-Луиса. Совет племени послал в город делегацию из 2 человек, чтоб договориться с американскими властями об освобождении соплеменника. Сауки практиковали систему правосудия, которая в Англии называлась вергельд (буквально «человек-цена»), при которой с родственниками жертвы договаривались о выкупе, достаточном, чтобы рассчитаться за пролитую кровь и умиротворить родственников убитого. 

Вместо этого двое сауков были отправлены домой с приказом выдать остальных виновных и организовать присутствие группы сауков на договорном совете с Уильямом Генри Харрисоном, назначенным президентом Томасом Джефферсоном для ведения переговоров с индейцами относительно передачи земель. Арестованный саук был застрелен охранником. Позднее стало известно, что убийства поселенцев как такового не было — индейцы всего-лишь защищались, и Джефферсон помиловал заключенного. Но было уже поздно. Управляющий территории Индиана, куда входил и Иллинойс, будущий президент Харрисон споил членов прибывшей в ноябре 1804 года делегации. 

Подробности о том, что произошло в Сент-Луисе остаются туманными. Пять саук и фокс, в том числе саук Квашквам, который не являлся даже вождем, поставили свои подписи под договором, уступив американцам ок.50 млн. акров своих земель к востоку от Миссисипи. В свою очередь сауки получили товаров на сумму 2234.50 долларов и ежегодные выплаты в размере 1000 долларов (600 долларов-саукам и 400 фоксы) в течение 20 лет. Саукам и фоксам разрешалось жить и охотиться на землях, пока федеральное правительство не продаст их. Подписанты вряд ли понимали, что они подписывают, а если и понимали, то не имели права подписывать этот договор. Любая уступка земли должна была быть обсуждена на племенном совете (как правило, состоявшем из 12 вождей) и всей общиной. Все мужчины и женщины должны были прийти к консенсусу по этому вопросу. Узнав от вернувшихся о том, что произошло, сауки отказались признавать подписанный договор и продолжили жить на своей земле после 1804 года, будучи уверенными, что землю они не продавали. 

 К 1811 году Текумсе пытался создать конфедерацию индейских народов с центром, расположенном в месте, где Типпекано-Ривер встречается с Вабаш-Ривер в Индиане. Хотя Черный Ястреб разделял анти-американские настроения лидера шауни и отдавал предпочтение британцам, он не спешил присоединиться к нему. Пока Текумсе двигался на юг в поисках новых союзников, Уильям Генри Харрисон вел силы в 1000 солдат к главному оплоту шауни. 7 ноября 1811 года индейцы атаковали силы Харрисона, который потерял 68 человек, шауни потеряли 50 человек, но поле боя осталось за американцами, равно как и победа. После битвы при Типпикано Текумсе окончательно утвердился в своем решении о союзе с англичанами. 

 

"Белые люди плохие учителя . . .они улыбаются глядя в лицо бедных индейцев, обманутых  ими; они жмут их руки, чтобы добиться доверия, и поят, дабы обмануть и погубить наших жен".  

 

Черный Ястреб, все еще не в союзе с Текумсе, участвовал в атаке форта Мэдисон (нынешний Форт-Мэдисон, Айова) 5 сентября 1812 года. Сауки вместе с виннебаго четыре дня безуспешно пытались взять укрепление, но, потеряв одного виннебаго и убив одного солдата и двух лесорубов, отступили. После этого нападения на форт Мэдисон Черный Ястреб узнал о предстоящей войне между Соединенными Штатами и Британией.

 В течение многих лет ряд племен, в том числе сауки, ежегодно бывали в форте Молден в Канаде, где получали подарки. Маршрут через Иллинойс, Индиану и Мичиган стал известен, как Великий путь сауков. Британцы, в свою очередь, получали информацию о напряженных отношениях между США и индейцами, в том числе об обидах, которые могли бы сыграть на руку Великобритании в ее непростых отношениях со своим южным соседом. Соединенные Штаты были, конечно, обеспокоены тем, какую роль могут сыграть индейские племена в будущем противостоянии с Британией. В 1812 году несколько вождей саук были приглашены сопровождать Уильяма Кларка, участника известной экспедиции, позже ставшего территориальным губернатором Миссури (1813-1820) и уполномоченным по делам индейцев верховий Мичиган и Миссури-Ривер (1822-1838) в Вашингтон. Там они встретились с президентом Джеймсом Мэдисоном. Черный Ястреб, который не входил в число делегатов, призвал сауков сохранять нейтралитет при любом конфликте США и Великобритании. Вернувшиеся сауки считали, что могут получить в форте Мэдисон оружие, боеприпасы и прочие товары необходимые для зимней охоты, как было обещано президентом. Следовательно, сауки решили сохранять мир. Но все изменилось, когда они прибыли в форт, поскольку торговец заявил, что ничего не даст саукам в долг. В то время как индейцы решали, что делать дальше, они узнали о прибытии двигавшегося вниз по Миссисипи британского торговца по имени Эдвард Ла Гутри. Тот одарил сауков табаком, трубками и вампумом, дав в долг товары, необходимые для зимы. Кроме того, он призвал Черного Ястреба собрать большой отряд и перейти к полковнику Роберту Диксону, находившемуся в Грин-Бейе с 12 лодками, полными ружей, боеприпасов и провианта. Диксон был торговцем, вербовавшим индейцев в качестве союзников англичан в войне против США 1812 года. В Грин-Бей Черный Ястреб привел 200 воинов. Он больше не верил обещаниям американцев. Помимо сауков, в Грин-Бей прибыли бэнды оттава, кикапу, потаватоми и виннебаго.

Диксон проявил большое уважение к Черному Ястребу, вручив ему медаль, британский флаг и формальный офицерский патент на ранг бригадного генерала.

 

 "Мы сказали им, чтобы они оставили нас в покое. Но, белые люди как змеи, ползли за нами. Они отравили нас своим прикосновением. Мы не были в безопасности. Нам грозила опасность. Мы становились как они: лицемерами и лжецами, прелюбодеями, ленивыми трутнями, болтунами, и никто не хотел работать". 

 

Полковник обещал, что британцы помогут изгнать американцев с индейских земель, и что после победы над солдатами США в Детройте сауки могут вернуться к воюющей армии вдоль Миссисипи. Черный Ястреб покинул Грин-Бей почти с 500 воинами. Они прошли мимо Чикаго, заброшенного форта Дирборн и присоединились к британским силам к югу от Детройта. 22 января 1813 года английские силы Генри Проктера и их индейские союзники сражались с американскими войсками генерала Джеймса Винчестера в битве за Френчтаун на Райзин-Ривер. За частоколом Френчтауна яростно сражался отряд полковника Льюиса. Он выдержал несколько атак и даже потеснил британские силы. Однако Винчестер и Льюис, тщетно пытаясь организовать линию обороны, после контратаки попали в плен. Зима установила затишье в военных действиях, и Черный Ястреб остался с британцами близ Детройта. 1 мая он был с британцами в атаке на форт-Мейгс на Мауми-Ривер. После победы на Райзен-Ривер Проктер был уже бригадным генералом. Индейских союзников возглавлял Текумсе. В форте Мейгс находились силы генерала Харрисона. Атакующие окружили форт, но поскольку он оказался хорошо укрепленным, началась его осада. В результате боев индейцы понесли больше потерь, чем британцы, и, разочарованные в своих союзниках, стали покидать их. Ушел и Черный Ястреб со своими людьми, с англичанами оставался лишь Текумсе. Генерал Проктер отдал приказ к отступлению 9 мая. В июле Черный Ястреб вновь участвовал в нападении на форт Мейгс, а 2 августа на форт Стивенсон в Огайо. Обе атаки были безуспешными. У форта Стивенсон генерал Проктер понес большие потери. Черный Ястреб восхищался мужеством английских солдат, но считал, что их тактика ведения боя была глупой. В автобиографии Черного Ястреба указано, что он с 20 воинами окончательно покинул англичан, когда те готовились отказаться от попыток захвата форта Стивенсон. Другие источники свидетельствуют о том, что он принимал участие в битве при Темзе 5 октября 1813 года. Темза-Ривер протекает через юго-восток Онтарио, Канада, над озером Эри. В этом бою Харрисон одержал решающую победу над англичанами, а Текумсе сложил свою голову. За день до битвы лидер шауни, по словам его биографа Аллана Эккерта, уже предчувствовал свою смерть и раздал некоторые из наиболее значимых для него вещей, в том числе свой томагавк, с которым сражался Черный Ястреб рядом Текумсе во время боя. Незадолго до смерти Черный Ястреб самговорил, что участвовал в том сражении. Бенджамин Дрейк в биографии Черного Ястреба ссылается на газетную статью и письмо биографу, свидетельствующие о участии Черного Ястреба в битве на Темзе. Так, в газетной статье сказано, что Черный Ястреб сражался по правую руку от Текумсе, когда последний был убит. 

 

 "Индеец, если бы он был бы такой же плохой  как белый человек, не смог бы жить среди нашего народа; его бы предали смерти и оставили на растерзание волкам".

 

Черный Ястреб вернулся домой где-то в 1813 году. Он все еще поддерживал англичан. Когда те захватили форт в Прейри ду Шин, Висконсин (тогда еще территория Мичиган), в 1814 году, то пригласили Черного Ястреба вновь присоединиться к ним в войне против США. Черный Ястреб с готовностью отозвался на этот призыв и быстро догнал несколько лодок с американскими солдатами в Прейри ду Шин. Лодки под командованием майора Джона Кэмпбелла остановились у лагеря сауков накануне вечером и были радушно приняты, но это было до приглашения англичан. Когда же одна из лодок села на мель, воины Черного Ястреба открыли по ней огонь. Еще одна лодка повернула на помощь попавшим в беду солдатам. Когда сауки исследовали груз в лодке, они обнаружили там несколько бочонков с виски. Черный Ястреб, активно выступавший против распространения торговцами алкоголя среди его народа, велел их выбросить в воду. Неудивительно, что англичане были рады поражению подкрепления на Прейри ду Шин. В начале сентября англичане спустились по Миссисипи на лодке и выгрузили «большую пушку», оставив несколько солдат присматривать за ней. Похоже, это была не единственная огневая точка, установленная англичанами. Сауки подготовили место для стрельбы. В тот же вечер появилось восемь американских лодок под началом Закари Тейлора, еще одного противника Черного Ястреба, который позже станет президентом. Индейцы и англичане открыли по ним огонь. Тейлор с отрядом вынужден был спуститься вниз по реке и возвести форт Джонсон близ нынешнего Уорсо, Иллинойс. Спустя несколько недель форт был оставлен.

Война между Великобританией и Соединенными Штатами официально закончилась в канун Рождества 1814 года. Эта новость не поспела к воюющим сторонам до битвы при Новом Орлеане 8 января 1815 года, в которой победу одержали силы Эндрю Джексона. Британцы в том кровавом бою потеряли около 2 000 человек. 24 мая 1815 года Черный Ястреб вновь столкнулся с американцами в битве Синк-Хол. Засада сауков на миссурийских рейнджеров оказалась неудачной, и окруженные 20 воинов укрылись во впадине и запели песни смерти. Несмотря на очевидную победу, рейнджеры, потеряв семь человек, в том числе капитана Джеймса Крейга и лейтенанта Эдварда Спирса, ушли. Черный Ястреб потерял лишь одного воина. 

Правительство США, заключив мир с Англией, призвало к миру саук и другие индейские племена. 

В сентябре 1815 года сауки стали прокладывать путь к Портаж де Су. Когда вождь сауков приболел, и те остановились, фоксы двинулись дальше. Вождь умер, и сауки, решив, что это дурное знамение, вернулись обратно в Саукенук. Так сауки Саукенука не подписали договоры 13 и 14 сентября 1815 года, хотя это сделали сауки, жившие вдоль Миссури. В 1816 году сауков для подписания договора позвал в Сент-Луис Уильям Кларк, губернатор Миссури. Там индейцев обвинили в совершении тяжких преступлений. Отвергнув все обвинения, вожди сауков все же подписали договор 13 мая 1816 года. Договор провозглашал мир между США и сауками и подтверждал договор, заключенный в Сент-Луисе в 1804 году. Договор был подписан Уильямом Кларком, Найниэном Эдвардсом и Огюстом Шуто со стороны США и двадцатью двумя сауками. Среди подписантов был и Черный Ястреб, хотя он вождем и не являлся. За несколько дней до этого, 10 мая, на Рок-Айленде началось строительство форта Армстронг. Остров служил садом для сауков, снабжая их клубникой, черникой, сливами и яблоками. Они считали, что там, где построили форт, жил добрый дух, но это строительство заставило его уйти, и на его место пришел плохой дух. 

В культуре саук мужчина мог иметь несколько жен, но Черный Ястреб был женат всего лишь на одной — Поющей Птице. В браке у них родилось пять детей — две девочки и три мальчика. Примерно в том году умерли их дочь и сын, и Черный Ястреб два года скорбел о потере своих детей. Несмотря на подписание договора, сауки продолжили свою сезонную миграцию между Саукенук и зимними охотничьими угодьями. 

С 1815 года до середины третьего десятилетия 19 века Черный Ястреб, кажется, жил как рядовой член племени. Дни его боевой славы остались позади. Но разворачивавшиеся события вновь вынудили его взяться за оружие и стать более известным, чем когда-либо. Война, которая стала известна как «Война Черного Ястреба», выросла из экономических и социальных изменений, которые происходили вдоль Миссисипи. Евро-американские пионеры наступали с разных сторон, тесня сауков и другие индейские племена. В 1818 году Иллинойс стал штатом, а 1830 году его население уже составляло 150 000 человек. 

 

Для тех мужчин, кто пополнит ряды военных во время войны 1812 года, были выделены большие участки земли (первоначально в 2 миллиона акров, а затем ещё полтора миллиона акров). Каждому выделялось по 160 акров, а позднее размер участка увеличился вдвое, поскольку желающих стать солдатами были слишком мало. Многие из получивших эти наделы продали их земельным спекулянтам, которые, в свою очередь, перепродавали землю подороже поселенцам. Когда поселенцы прибыли на земли сауков с юга и востока, евро-американцы создали горнодобывающие центры вдоль Миссисипи в Айове, на северо-западе Иллинойса и на юго-западе нынешнего Висконсина. 

Галена, штат Иллинойс, Шульсберг, Минерал Пойнт, Доджвилл, Грейшет и ряд других городов Висконсина выросли вокруг мест добычи. Уильям Гамильтон, сын Александра Гамильтона, основал поселение Раскопки Гамильтона близ нынешнего Уиота, Висконсин. Некоторые сауки работали на свинцовых рудниках, а фоксы держали шахты в Дабеке. Но к 1832 году евро-американцы отобрали у фоксов эти шахты, положив конец индейскому горному делу в регионе Миссисипи. На сауках негативно отразились и изменения в меховой торговле. «Система факторий» состояла из находившихся в федеральной собственности торговых постов в ведении агентов, назначаемых правительством. С индейцами они поступали более-менее по справедливости относительно кредитов и цен, уплачиваемых за их товары. В 1822 году правительство отказалось от этой системы из-за высокой стоимости ее поддержания и лобби в Конгрессе Джона Джакоба Астора, который вскоре установил почти полную монополию на Американскую меховую компанию. Индейцы погрязли в долгах из-за низких цен на меха и шкуры, которые они продавали, и старались убить и поймать в ловушки еще больше животных. Естественно, численность животных стала уменьшаться, и охотники вынуждены были искать их на территории других племен, что повлекло за собой увеличение межплеменных конфликтов. Чтобы решить эти вопросы, в августе 1825 года Льюис Касс, губернатор территории Мичиган, и Уильям Кларк, ответственный по делам индейцев в районах рек Миссисипи и верховий Миссури, провели в Прейри ду Шин мирную конференцию. Сауки, фоксы, айова и ряд других племен приняли в ней участие, в том числе и традиционные враги саук — сиу. Конференция длилась две недели. В результате были установлены границы, одобренные ее участниками, хотя с учетом социально-экономических факторов конференция, естественно, не смогла добиться прочного мира. Также в этот период меняется правительственная политика относительно виски. До этого времени правительственная система факторий не связывалась с алкоголем. Когда Томас МакКенни, бывший главный администратор факторий, стал директором Индейского офиса военного министерства, он поддерживал эту позицию относительно продажи виски индейцам. Американская меховая компания лоббировала снятие этого запрета, утверждая, что без изменения этой политики компания будет проигрывать Британской компании Гудзонва залива. В 1828 году торговцы получили право на продажу виски, и вскоре сауки уже вовсю обменивали меха на алкоголь. К большому неудовольствию Черного Ястреба, некоторые из них закладывали даже свои ружья и ловушки, чтобы получить виски, залезая в еще большие долги и не имея при этом возможности хоть как-то их погасить. Черный Ястреб не пил и был категорически против распространения алкоголя среди своего народа. Поэтому, когда поселенцы стали приходить в деревню Черного Ястреба, одним из источников конфликта стало виски, которое он буквально умолял не продавать саукам. Когда кто-то не обращал внимание на его просьбы, он с небольшой группой своих людей приходил в дом это человека и выливал все поило. Его беспокоило даже не то, что сауки сопьются, а то, что в пьяном угаре они могут убить кого-то из поселенцев. Первое вторжение в Саукенук евро-американцев произошло зимой 1828-1829 года когда там не было Черного Ястреба и воинов. Согласно условиям договоров 1804 и 1816 года деревня больше не принадлежала индейцам. Однако сауки отказывались верить в это, несмотря на то, что Томас Форсайт, индейский агент Рок-Айленда, напоминал им прошлой весной о том, что земля, на которой стоит деревня, больше не принадлежит им. Несмотря на уже преклонный возраст, Черный Ястреб прибыл в Саукенук. Немного зная английский язык, он попытался объяснить поселенцам, что те живут в домах, принадлежащих саукам, и попросил их покинуть деревню. Помимо этого, Черный Ястреб разыскал Антуана Леклера, правительственного переводчика в форте Армстронг и Джорджа Дэвенпорта, торговца Род-Айленда, сыгравшего главную роль в основании города Дэвенпорт, пытаясь получить совет и помощь. Леклер написал письмо поселенцам, которое не сыграло никакой роли. Дэвенпорт посоветовал саукам отказаться от Саукенука и обосноваться на лето на западе Миссисипи. Черный Ястреб отправился на север в Прейри ду Шин, чтобы переговорить с Джоном Маршем, субагентом по индейским делам, женатым на женщине сиу. Марш лишь повторил совет Дэвенпорта. Черный Ястреб спустился вниз по Рок-Ривер в деревню Вабокешика, пророка виннебаго. Тот посоветовал саукам обождать до весны и тогда уже вернуться в Саукенук, предполагая, что к этому времени все утрясется. Таким образом, большинство саук и фокс решили покинуть свои деревни. Поселенцы же посчитали, что индейцы уже никогда не вернутся в Саукенук. Но Черный Ястреб и не думал оставлять деревню с ее плодородной землей, садами и, конечно же, столь почитаемыми захоронениями. Он вернулся с большим количеством сауков весной, так, как индейцы делали в течение всей жизни.

 

"Мы отправились к нашему Великому Отцу. Мы были воодушевлены. На его большом совете мы услышали вежливые слова и обещания; ничего из этого не было выполнено. В лесах не было оленей. Опоссумы и бобры ушли; источники воды пересохли. Наши женщины и дети остались без еды. Мы созвали Великий Совет и разожгли большой огонь. Возник дух наших отцов и выкопал томагавк; наши ножи были наготове и сердце Черного Ястреба воспарило, когда он повел воинов в бой. Он удовлетворен. Он отправится в мир духов довольным".  

 

 Между поселенцами и сауками возникло много споров, включая проблемы с виски. Поселенцы оскорбляли индейских женщин, сожгли дома саук и отписали губернатору Иллинойса Ниниану Эдвардсу, жалуясь на присутствие индейцев. Жизнь Черного Ястреба осложнил и всплеск конфликта с сиу и Кеокуком, племенным оратором и военным вождем, который настоятельно рекомендовал саукам переселяться, следуя распоряжению США. 

Когда сауки ушли осенью 1829 года, их деревни, а также земли по низовьям Рок-Ривер были выставлены на продажу федеральным земельным офисом Спрингфилда, Иллинойс. Джордж Дэвенпорт приобрел 3 000 акров. Столкнувшись с перспективой платить за свою землю, большинство поселенцев решило воздержаться, предпочитая получить ее даром. Пока земля сауков была выставлена на продажу, сами они провели трудную зиму, с обильным снегопадом, мешавшим охоте. 

Весной 1830 года Черный Ястреб вернулся в Саукенук. Форсайт, которого Черный Ястреб считал своим другом, опасался, что сложившаяся ситуация может стать конфликтной, рекомендовал Уильяму Кларку продемонстрировать индейцам мощь США силами генерала Генри Аткинсона, командующего войсками в казармах Джефферсона, дополнив картину сотней ополченцев. Напряженность в отношениях между поселенцами и индейцами подкрепляла довод Форсайта. 

Уинкуп Уорнер, субагент по делам индейцев в Галене, Иллинойс, через виннебаго пригласил фокс на мирные переговоры в Прейри ду Шин. Джозеф Стрит, индейский агент Прейри ду Шин, выразил опасение относительно предложения Уорнера, поскольку фоксы могли подвергнуться нападению сиу, о чем и сообщил в своем письме. Уорнер не читал это письмо, видимо, покинув Галена раньше, чем оно пришло. 28 апреля он прибыл в Прейри ду Шин. Стрит настаивал на его возвращении и отмене переговоров. Вернувшись, Уорнер прозевал делегацию фоксов численностью в 18 человек, плывшие безоружными на каноэ в Прейри ду Шин. 5 мая 1830 года они остановились на отдых и были атакованы сиу и меномини. Все фоксы были убиты, кроме одного мальчика, чья рука была сломана, прежде чем его отправили к своему народу, чтобы передать весть о гибели делегации. Фоксы, работавшие в шахтах Дюбек, оставили их, опасаясь атаки сиу, и поселенцы быстро прибрали к рукам брошенные индейцами шахты. Весной 1829 года с занимаемой должности был освобожден Джон Марш. Уорнер стал следующим, теряя свои позиции в качестве субагента в Галене в июне 1830. Этим же летом, чуть позднее, Форсайта сменил Феликс Врэйн, владелец лесопилки, имевший связи с Уильямом Кларком. Пока сауки переживали суровую зиму, Врэйн настаивал на применение силы, дабы предотвратить летнее возвращение индейцев. В то же время Джон Рейнольдс, избранный губернатором Иллинойса в 1830 году, знакомился с отчетом о преступных деяниях сауков, совершенных в отношении поселенцев. Рейнольдс служил в ополчении во время Войны 1812 года и считал себя сильным и решительным лидером, которому нравилось его прозвище «Старый Рейнджер». Он ненавидел индейцев и был убежден, с что борьба с ними придаст ему политический вес. Черный Ястреб, осознавая всю сложившуюся ситуацию относительно Саукенук, неохотно согласился продать землю, если Джордж Дэвенпорт проведет переговоры по соглашению с Уильямом Кларком. Дэвенпорт предложил 6 000 долларов, но Кларк отверг это предложение, заявив что не станет покупать то, что саукам и так уже не принадлежит. Поступи Кларк иначе, войны, вполне вероятно, можно было бы избежать. 

Рейнольдс созвал ополчение в конце мая 1831 года, спустя месяц после возвращения Черного Ястреба. Неопытные ополченцы, потрясая оружием, больше провоцировали на конфликт, нежели пытались его предотвратить. Узнав о планах Рейнольдса, генерал-майор Эдмунд Гейнс, командующий Западным военным департаментом, сообщил губернатору, что вызвал шесть рот из казарм Джефферсона. Гейнс четко дал понять, что сам справится с этой ситуацией. 4 июня он прибыл на Рок-Айленд и призвал лидеров саук собраться на совет на следующий день. Черного Ястреба поначалу не было на встрече, но вскоре он появился в сопровождении раскрашенных и вооруженных воинов, распевающих военные песни. Это действо должно было произвести устрашающий эффект. Встреча, проходившая в течение трех дней, не привела к какому-либо соглашению. Сауки отрицали, что продали свою землю, по крайне мере, это было сделано незаконно. Женщины поддерживали Черного Ястреба, отмечая, что земля не могла быть продана без их согласия, поскольку нивы и сады принадлежали им. Но Гейнс был непоколебим, заявляя, что сауки должны уйти. Даже Кеокук заявил, что если сауки уйдут, они не успеют посадить урожай на новом месте; Гейнс, в свою очередь, пообещал выдать им достаточное количество зерна, чтобы компенсировать их потерянный урожай. Будучи обеспокоенным тем, что сауки все же решат сражаться, Гейнс запросил подкрепление из форта Кроуфорд в Прейри ду Шин, прежде согласившись на помощь ополченцев. Добровольцы численностью в 1 500 человек прибыли на Рок-Айленд 25 июня. На следующий день они напали на Саукенук. Артиллерия обстреляла деревню, но, когда объединенные силы вошли в нее, индейцев там не оказалось. 

До тех пор, пока саукам противостояла регулярная армия, Черный Ястреб был полон решимости оставаться в Саукенуке, но не оказывать сопротивления солдатам. Когда же он узнал, что к армии примкнули ополченцы, он, осознавая, что те полны ненависти к индейцам и будут творить бесчинства, решил пересечь Миссисипи и разбить лагерь ниже Рок-Айленд. Он оказался прав. Ополченцы крушили все, что им попадалось на пути, уничтожая строения и посевы (даже те, которые принадлежали поселенцам), выкапывали мертвых сауков и оскверняли их трупы. В следующем месяце 28 лидеров саук подписали статьи соглашения и капитуляции. Сауки, в том числе и Черный Ястреб, лишились своих домов, и уже никогда не могли претендовать на свои земли. По словам лейтенанта Джорджа Маккола, адъютанта генерала Гейнса, Черный Ястреб медленно поднялся, чтобы поставить свою подпись под документом, на его лице читалась «глубокая печаль и унижение, которые не могли не тронуть». Соглашение подтвердило договора 1804, 1816 и 1825 годов. 

Кукурузы, которую саукам выделил Гейнс, было недостаточно, чтобы прокормить жен и детей, поэтому ночью сауки тайком пробирались на свои поля, чтобы украсть свою же собственную кукурузу. В это тяжелое для сауков лето 1831 года Черный Ястреб обратился к Джорджу Дэвенпорту с просьбой похоронить его в родном Саукенуке, надежды вернуться на родные земли живым у него уже не было. Летом 1831 года все же удалось избежать столкновения, но все еще было впереди. На рассвете 31 июля большой отряд фокс (к которому, возможно, присоединились и некоторые сауки), мстя за гибель мирной делегации годом ранее, атаковали лагерь меномини близ форта Кроуфорд. Примерно 25 мужчин, женщин и детей было убито. Чиновники США, включая президента Эндрю Джексона, поспешили осудить это нападение, и потребовали выдать нападавших американским властям. 

В начале 1830-х годов Черный Ястреб внимательно прислушивался к советам британцев. Он побывал в Малдене, Канада, в течение лета 1830 года, получив заверение, что «американский отец» будет справедливо относиться к саукам.

На следующее лето Неапоп, молодой военный лидер саук, проделал тот же путь, вернувшись осенью. Он передал Черному Ястребу, что англичане вновь подтвердили права саук на землю вдоль Рок-Ривер и готовы помочь, если сауки начнут войну с американцами. Неапоп по пути домой останавливался в деревне пророка, и там англичане обещали снабдить сауков ружьями, боеприпасами и прочим провиантом в случае войны. Пророк, в свою очередь, якобы заверил, что если сауки выступят против американцев, их поддержат чиппева, оттава, потаватоми и виннебаго. Конечно, все это оказалось неправдой. Тем не менее, Черный Ястреб был не одинок, полагая, что англичане придут к нему на помощь, весь регион был обеспокоен очередной возможностью формирования союза англичан и саук. Как поселенцы, так и правительственные чиновники считали, что война может начаться в любой момент. 

5 или 6 апреля группа саук, которую американцы называли «британской бандой», неся с собою английский флаг, пересекла Миссисипи, намереваясь вернуться в Саукенук. Группа Черного Ястреба насчитывала ок. 2000 человек, из которых от 500 до 700 были воинами. Одни плыли на каноэ, другие ехали на лошадях. 8 апреля генерал Аткинсон покинул казармы Джефферсона с шестью ротами 6-го пехотного, направляясь в форт Армстронг. На Рок-Айленд он прибыл в ночь с 11 на 12 апреля. Черный Ястреб пересек Миссисипи с резервной позиции. Если возвращение в Саукенук не представлялось возможным, он принял бы предложение пророка и отправился бы к нему в деревню на Рок-Ривер севернее Саукенука и выращивал бы кукурузу там. Пророк же проболтался Феликсу Врэйну о его предложении Черному Ястребу, а тот, в свою очередь, известил об этом майора Джона Блисса, командующего форта Армстронг. Поэтому Блисс был наготове. Примерно спустя неделю после прибытия в форт Армстронг генерал Аткинсон встретился с Кеокуком и другими вождями, не присоединившимися к Черному Ястребу. Аткинсон спешно готовился к встрече с Черным Ястребом, поддерживая связь с силами форта Кроуфорд в Прейри ду Шин и форта Виннебаго на Висконсин-Ривер в Портаж. Генерал лично отправился в форт Кроуфорд, а затем, по возвращении на Рок-Айленд, допросил трех заключенных, участвовавших в нападении на лагерь меномини в прошлом году. Возмущение Аткинсона лишь возросло, когда он узнал, что остальные нападавшие якобы находятся с Черным Ястребом. Генерал также вел переписку с губернатором Рейнольдсом, вероятно, рассуждая о том, что если сауки бояться ополченцев больше, чем регулярной армии, то стоило бы их вновь поставить под ружье, и, может, тогда индейцы сдадутся. Рейнольдс, не теряя времени, мобилизует ополченцев. 

24 апреля, когда Черный Ястреб разбил лагерь в деревне пророка, он получил послание от Аткинсона, который призывал его вернуться в Айову. 

В тот же день Черному Ястребу нанес визит Генри Грэтиот, помощник агента у виннебаго, который также руководил геологоразведочной партией в Грэтиот Гроув (будущая компания Грэтиот, Висконсин). Грэтиот узнал о планах Черного Ястреба идти дальше, на север, к другому лагерю виннебаго на Пекатоника-Ривер, что на юго-западе Висконсина, и дать бой Аткинсону, если тот будет преследовать его. Во второй половине апреля в Бирдстауне, что на Иллинойс-Ривер, собралось около 2 000 ополченцев. 30 апреля они отбыли на север к Йеллоу-Бэнкс, где Черный Ястреб пересек Миссисипи. К этому времени генерал Аткинсон еще не получил разрешение от своего начальства задействовать ополчение. Такое разрешение поступило 5 мая, когда генерал Александр Макомб отдал приказ Аткинсону принять решительные меры против сауков и разрешил использовать для этих целей ополченцев. Аткинсон приказал полковнику Закари Тейлору, ставшему командующим фортом Кроуфорд, доставить войска в форт Армстронг. 8 мая Тейлор со своими силами и Рейнольдс с ополченцами были в форте Армстронг. На следующий день Аткинсон начал свою кампанию против саук. К этому времени положение Черного Ястреба ухудшилась. Его люди голодали, и некоторые из последователей покинули лагерь. Никакой военной поддержки со стороны виннебаго, потаватоми и британцев Черный Ястреб не получил.

Первое крупное столкновение солдат с сауками произошло 14 мая 1832 года. В тот день Черный Ястреб стоял на Кишуоки-Ривер, северо-центральный Иллинойс, неподалеку от нынешнего местечка Рокфорд. Губернатор Рейнольдс, намереваясь получить славу победителя, отдал приказ одному из офицеров ополчения Натаниэлю Бакмастеру, дабы тот послал Исайа Стиллмана на поиски сауков. Стиллман с примерно 130 добровольцами отправился на север. Его сопровождал майор Дэвид Бейли, примерно со 150 мужчинами. 14 мая около 2 часов ночи один из разведчиков Стиллмана заметил двух индейцев и, по словам Стиллмана, убил их. Черный Ястреб, узнав о приближении большого отряда, отправил делегацию под белым флагом навстречу ополченцам. Эти сауки также были обстреляны — несколько было убито, и несколько попало в плен. Стиллман утверждает, что индейцев было шестеро: 3 было убито и 3 взято в плен. Черный Ястреб упоминает лишь о трех делегатах, кои и были пленены ополченцами. По его словам, он отправил пятерых воинов, чтобы те узнали, что произойдет с делегацией. Черный Ястреб вспоминал, что эту группу атаковали солдаты, и сауки вынуждены были бежать, потеряв два человека убитыми. Когда люди Стиллмана приблизился к индейскому лагерю, Черный Ястреб велел своим воинам, численностью в 40 человек, седлать лошадей и атаковать нападавших. Черный Ястреб думал, что он и его люди погибнут в бою, но внезапная атака индейцев напугала ополченцев, численность которых значительно превышала индейцев, и они обратились в бегство. Во время боя 12 человек Стиллмана было убито, Черный Ястреб не потерял ни одного воина. 

После бегства Стиллмана сауки совершили ряд налетов на дома и фермы поселенцев. 24 мая отряд виннебаго убил четырех человек близ Кента, Иллинойс. Среди погибших был агент Род-Айленда Феликс Врэйн, везший сообщение от генерала Аткинсона к Генри Грейшиоту на Рок-Айленд, которого обезглавили. Ополченцы, неспособные захватить Черного Ястреба, все более презираемые напуганными поселенцами, были расформированы к концу мая. Но примерно 300 человек согласилось отслужить еще 20 дней, чтобы обеспечить некое чувство защищенности района. Примечательным членом этой группы был молодой Авраам Линкольн, служивший в ранге капитана, но пониженного до рядового после сокращения численности ополченцев. 21 мая на Биг-Индиан-Крик потаватоми жестоко расправились с 15 мужчинами, женщинами и детьми. Две девушки Сильвия и Рейчел Холл были взяты в плен. Сауки, находившиеся с потаватоми, доставили пленниц в лагерь Черного Ястреба. Там девушки были в полной безопастности, и спустя несколько дней их отпустили. Тем не менее, вину за нападение на поселенцев возложили на лидера саук. 14 июня южнее Доджвилла было совершено нападение на ферму Омри Спаффорда, в результате чего был убит хозяин фермы и трое его рабочих. 

16 июня у Пекатоника-Ривер близ нынешнего Вудфорда 30 добровольцев под началом Генри Доджа, позже ставшего губернатором Висконсина, вступили в бой с отрядом кикапу. Отряд насчитывал девять человек; все индейцы были убиты. Черного Ястреба не было на ферме Спаффорда, так же, как и не было его на Пекатонике, но победа Доджа вселила уверенность в поселенцев, что с Черным Ястребом и его союзниками можно было покончить. Атака на форт Эппл-Ривер к югу от Галена 24 июня привела к гибели одного солдата, захвату скота и провианта. Каких-либо попыток захватить форт или сжечь его не было. Второй бой произошел 26 июня при Кэллогс Гроув с ополченцами майора Джона Димента, в результате которого майор потерял пять человек и большое количество лошадей. У саук погибло два вождя и семь воинов. Лето продолжалось, численность последователей Черного Ястреба насчитывала около 1 000 человек. Все чаще и чаще они голодали и впадали в уныние. Ночевали индейцы в болотистой местности, близ озера Кошкононг к юго-востоку от нынешнего Мэдисона. В пищу шли лошади, коренья и кора деревьев. Старики один за одним уходили в страну мертвых. Черный Ястреб принял решение вести людей на запад к Висконсин-Ривер, а затем идти до Миссисипи, которую он вновь надеялся пересечь, чтобы уйти из родных мест. Стараясь быстрее достичь Висконсин-Ривер, сауки бросали свою поклажу, чтобы идти налегке, а по этим «следам» шел Генри Додж. Он настиг индейцев 21 июля недалеко от Висконсин-Ривер. Неапоп с 20 воинами остался прикрывать основную группу, пытаясь выиграть время, чтобы позволить ей пересечь реку. По мере того, как сауки перебирались на остров посредине Висконсин-Ривер, прибывали силы Доджа. Черный Ястреб с 50 воинами отправился их задержать, чтобы все женщины и дети успели укрыться на острове. Сауки попытались атаковать Доджа, а затем ударили по флангу. Додж приказал примкнуть штыки, и солдаты вынудили суак отступать с высот, известных, как Висконсин-Хайтс, в леса вдоль реки. Во время боя лошадь Черного Ястреба была дважды ранена. Но, как ни странно, Додж не стал продолжать бой, и сауки, перейдя реку, сумели избежать полного разгрома. Численность погибших в том бою индейцев неизвестна. Черный Ястреб указывал на 6 воинов. Согласно другим источникам, убитых было от 40 (по Доджу) до 70 человек. Люди Доджа и скауты виннебаго скальпировали многих из павших саук. На другом берегу Висконсина группа Черного Ястреба разделилась. Одна группа, состоявшая в основном из женщин детей и стариков, отправилась вниз по реке к Миссисипи на наспех построенных каноэ, Неапоп с одним воином остался отдохнуть в деревне виннебаго, Черный Ястреб с оставшимися сауками двинулся на юго-запад Висконсина. Многие вынуждены были идти пешком, из-за нехватки лошадей. 

Первая группа наткнулась на солдат, дислоцированных в устье. Многие из них были убиты или захвачены в плен. Пленных отправили в военную тюрьму форта Кроуфорд. Те, кому удалось бежать, погибли от голода или были выслежены и убиты меномини, набранными в армию. Черный ястреб и его последователи продолжали идти к Миссисипи. 1 августа они были на восточном берегу, примерно в двух милях от Бэд-Эйкс-Ривер. Тогда-то Черный Ястреб и заметил канонерскую лодку «Уорриор». Он был знаком с капитаном Джозефом Трокмортоном. Намереваясь сдаться и, таким образом, спасти женщин и детей, Черный Ястреб поднял белую тряпку и окликнул Трокмортона. Но он не знал, что военные арендовали лодку, чтобы перевезти 20 солдат в деревню сиу; к тому же капитан, вероятно, не признал Черного Ястреба и заподозрил засаду. Трокмортон приказал бросить якорь и пригласил представителей саук подняться на канонерку. Но у саук не было ни одной лодки, поэтому капитан, предполагая не ладное, велел открыть огонь из пушки. С наступлением темноты «Уорриор» направилась в Прейри ду Шин, оставив за собой 23 убитых саука. После того, как лодка ушла, Черный Ястреб велел всем желающим саукам пересечь реку. Сам же в сопровождении пророка и небольшой группы воинов направился на север, намереваясь укрыться у чиппева. Он также отправил отряд из 20 человек занять позиции восточнее Миссисипи и, если появятся солдаты, увести их от основной группы. Ранним утром 2 августа скауты Генри Доджа под началом Джозефа Диксона столкнулись с этим отрядом. Завязался бой, в котором погибло 8 воинов. К 8 часам генерал Аткинсон с силами в 1000 солдат достиг реки. Некоторые сауки поспешно пытались связать плоты, чтобы перебраться через реку, другие же пустились вплавь. Атаку Аткинсона поддержали с вернувшегося «Уорриора». В результате было убито от 150 и более саук, приблизительно 200 все же удалось пересечь Миссисипи. В последующие дни многих из тех, кому удалось уйти, были пойманы или убиты ополченцами и сиу. Генерал-майор Уинфилд Скотт, который в июне был назначен командующим войсками и отвечал за подавление «враждебных» индейцев в Иллинойсе и на территории Мичиган, несмотря на то, что разделял расистские взгляды по отношению к индейцам, позже извинился за убийство женщин и детей. Американцы объявили награду за голову Черного Ястреба в размере 100 долларов и 40 лошадей. Черный Ястреб и пророк с группой примерно в 30 воинов шли на запад, став лагерем близ нынешнего Тома, Висконсин. Там их и нашли виннебаго, убедив прийти в деревню в Прейри Ла-Кросс и сдаться. Черный Ястреб оставил свой священный мешок вождю виннебаго и вместе с пророком отправился в Прейри ду Шин. 27 августа 1832 года пророк и Черный Ястреб пришли в дом Джозефа Стрита, индейского агента в Прейри ду Шин. На Черном Ястребе была одета новая рубаха из белой оленьей кожи, которую для него пошили женщины виннебаго, чтобы он мог сдаться достойно. Стрит был поражен его неожиданным приходом и одновременно рад, что войне пришел конец. Затем сдавшихся сопроводили в форт Кроуфорд к полковнику Закари Тейлору. Лейтенант Джефферсон Дэвис, будущий президент Конфедерации во время Гражданской войны, доставил Черного Ястреба и пророка в казармы Джефферсона. Зиму Черный Ястреб, два его сына (Нашевескаска и Ватамета), пророк, Неапоп и несколько других саук провели в цепях за решеткой. Во время заточения Черного Ястреба посещали такие знаменитости, как писатель Вашингтон Ирвинг и художник Джордж Кетлин, написавший портреты нескольких заключенных. Джордж Дэвенпорт, Антуан Леклер и Кеокук тоже были среди посетителей Черного Ястреба. Кеокук привел с собой даже Поющую Птицу, жену Черного Ястреба, и дочь Науасиа. 

Несмотря на прошлые разногласия, Кеокук лично просил президента Эндрю Джексона об освобождении Черного Ястреба. Прежде, чем освободить старого воина, его отправили в Вашингтон в составе 6 человек вместе с пророком, Неапопом и Нашевескаском. Их сопровождали лейтенант Томас Александр с двумя солдатами и переводчиком и Чарльз Врэн. 24 апреля 1833 года группа прибыла в Вашингтон, где состоялась краткая встреча с Джексоном. Затем их отправили в тюрьму форта Монро, Вирджиния. В форте Монро полковник Авраам Юстис выказывал Черному Ястребу большое уважение, принимая скорее как гостя, чем как заключенного. Он приказал снять кандалы с заключенных и давал обеды в их честь. Художники тянулись нескончаемым потоком, дабы запечатлеть «благородного дикаря», который на Востоке стал настоящей звездой. Спустя месяц Черного Ястреба решили освободить, но прежде провести по ряду городов, дабы показать ему всю мощь и величие США и тщетность какого-либо противостояния этой мощи. 4 июня 1833 года группа под началом майора Джона Гарленда покинула форт Монро. Черного Ястреба доставили сначала в Норфолк, затем в Бэлтимор, где он побывал на выступлении Джима Кроу. Среди зрителей был и президент Джексон, который после встретил своего бывшего врага. Затем была Филадельфия и Нью-Йорк. Во время этого путешествия все газеты пестрели заголовками о Черном Ястребе. В Детройте, который был ближе к местам, где сауки вели войну Черного Ястреба, встречали сожжением его чучела. После прибытия в Прейри ду Шин Черный Ястреб попросил Стрита забрать его священный мешок у вождя виннебаго. Стрит заверил старого воина, что ничего не случится с его мешком, и он позаботится о нем. 

Выполнил ли Стрит свое обещание - не известно, но никаких дальнейших упоминаний о священной связке нигде больше не упоминается. Вернувшись в форт Армстронг, Черный Ястреб поведал свою автобиографию Антуану Леклеру. Джон Б. Паттерсон, редактор газеты Galenian, помог привести эти записи в порядок. В форте Армстронг Черный Ястреб узнал, что должен был подчиняться Кеокуку, которого Черный Ястреб считал трусливым и корыстным человеком. Публикация автобиографии в 1833 году принесла Черному Ястребу бессмертную славу, сделав из него величайшего лидера саук. Последние годы жизни Черный Ястреб прожил в Айове, где и умер 3 октября 1838 года в возрасте 72 лет. Перед смертью он сказал: «Благодаря Великому Духу я нахожусь здесь. Я ем с моими белыми друзьями. Земля - наша мать, и мы живем на ней сейчас с Великим Духом над нами; это хорошо. Я надеюсь, что мы все друзья здесь. Несколько зим назад я воевал с вами. Вероятно, я поступил неправильно, но это в прошлом, оно зарыто и пусть все это забудется. Рок-Ривер была прекрасной страной. Я любил свои города, свои нивы и дом моего народа. Я сражался за это. Теперь все это ваше. Храните, как хранили все это мы, и вы получите хороший урожай. Я благодарю Великого Духа, что сейчас я в дружбе с моими белыми братьями. Мы все здесь вместе и мы совместно разделяем пищу; мы — друзья. Я благодарю вас за вашу дружбу. Когда-то я был великим воином, но сейчас я беден. Причина этому - Кеокук; но я не возлагаю всю вину на него. Сейчас я стар. Я смотрю на Миссисипи еще с детских лет. Я люблю эту великую реку. Я стоял на ее берегах, когда я был еще младенцем, и сейчас я смотрю на нее. Я пожимаю вашу руку, и, как надеюсь, моим друзьям» (от 4 июля 1838 года в форт Мэдисон). Черный Ястреб умер 3 октября 1838 года после двухнеделной болезни и был похоронен в сидячем положении, по обычаям саук, в военном мундире, который ему вручил президент Джексон, на ферме своего друга Джеймса Иордана на северном берегу Де-Мойн-Ривер, округ Дэвис. В гроб Черного Ястреба положили трость, подаренную сенатором Гери Клейем, и две сабли. В течение года доктор Тернер разрыл могилу, отрезал и украл голову Черного Ястреба. В течение других месяцев Тернер похитил оставшиеся части тела, которые выставил в своем кабинете на всеобщее осмотрение, пока его не убрал Роберт Лукас. Позже скелет был выставлен в Берлингстонском географическом и историческом обществе, штат Айова. Это здание сгорело в 1855 году вместе с останками легендарного воина.

 После сдачи Черного Ястреба численность саук и фокс сократилась примерно с 6 000 до 1 833 человек. Людей Черного Ястреба переселили в Канзас, а затем в Оклахому. О сауках все забыли до 1912 года, до тех пор, когда внучатый племянник Черного Ястреба по имени Джим Торп выиграл пятиборье и десятиборье на Олимпийских играх в Стокгольме, Швеция.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна