Пола Ганн Аллен. Альфонсо Ройбал. Попэ.

Пола Ганн Аллен

«Я всегда знала, что я была индианкой»

 

Пола Ганн Аллен (Paula Marie Francis, Paula Gunn Allen) родилась в Альбукерке, Нью-Мексико, 24 октября 1939 года. Ее отец Фрэнсис Ли, родители которого были ливанцы, владел магазинчиком в Куберо, где прошло детство Полы, а позже служил в качестве вице-губернатора Нью-Мексико с 1967 по 1970 год. У Полы было 2 старшие сестры и 2 младших брата. Куберо, где прошло детство Полы, находится между резервациями пуэбло Лагуна и пуэбло Акома. Мать Полы, Этель, была смешанных кровей, она перешла в католичество из пресвитерианства, выйдя замуж за Френсиса. Прадед Полы, шотландец Кеннет Ганн, женился на ее прабабушке Мета Атсей (Meta Atseye, Кукурузная Кисточка). Мета получила образование в школе для индейцев в Карлайл. Как пишет о ней Аллен в своем предисловии к книге «Внучки паучихи»: «грамотная, скромная, мучительно-требовательная горничная для хорошо обеспеченных белых фермеров и жен ранчьеро», но «ставшая женой фермера-ранчьеро вместо этого». Ее бабушка, наполовину лагуна, наполовину шотландско-американская пресвитерианка, первый раз вышла замуж за сиу (отца Этель), а затем вступила в повторный брак за немецкого еврея иммигранта Сидни Соломона Готлиба. Мать Полы могла говорить и писать на английском и мексикано-испанском языках. Аллен всегда связывала себя с лагуна, среди которых выросла. Ее воспитанием занимались мать и бабушка по материнской линии, от которых та узнала о почетном положении женщин в традиционном обществе лагуна.

 

 «Я выросла с понятием, что женщины сильны. Я не знала, что они должны были быть глупенькими и слабыми». 

 

 В юности Пола любила чтение и читала все подряд. Двадцать раз она перечитывала книгу Шарлотты Бронте «Джейн Эйр: автобиография». Другими ее любимыми писателями были Луиза Мэй Олкотт, Гертруда Стайн и поэты-романтики Джон Китс и Перси Биши Шелли. Под вдохновением от работ Гертруды Стайн в 1983 году вышла в свет книга «Женщины, которые владели тенями».

После обучения в миссианских школах Куберо и Сан-Фидель Полу отправили в католическую школу-интернат в Альбукерке, которую она окончила в 1957 году. Ее воспитывали как католичку, и католицизм был для нее очень важен. Но, тем не менее, Аллен критически относилась к церкви за ее роль в колонизации.

 

 «Иногда я пребываю в диалоге между тем, чему меня научила Церковь, тем, чему меня научили монахини, тем, чему меня научила моя мать, тем, чему научил меня мой опыт, который рос по мере моего взросления. Часто вы не можете их примирить». 

 

 Аллен начала свою карьеру в колледже в Университете Нью-Мексико. Она стремилась писать художественные книги и эссе, но увлеклась поэзией после прочтения «Любви ради» Роберта Крили, который, как она позже узнала, преподавал поэзию в университете. Чтобы встретиться с Крили, она записалась на курс и поняла, что написание стихов приносит ей огромную радость. Роберт открыл для нее Чарльза Олсона, Аллена Гинзберга и Дэниса Левертова, которые оказали на нее сильное влияние. В конце концов, Аллен была переведена в Университет штата Орегон, где получила степень бакалавра по английскому языку в 1966 году, а 1968 году - магистра изобразительного искусства в творческой письменной форме. 

Еще один человек, оказавший влияние на творчество Аллен, был Ральф Солсбери, чероки, преподававший поэзию в университете. В Орегоне Аллен стала скучать по пуэбло Лагуна, она начала чувствовать себя подавленной и отчужденной - ее постигла «тоска по дому» как выразился Скотт Н. Момадэй, писатель-кайова в книге «Дом из рассвета сотворенный». Аллен была поражена структурой этого романа.

 

 «Авель был болен той же болезнью что и я, или что-то в этом роде, но Мамадэй взял под контроль эту болезнь и написал о ней книгу. Он словно сказал мне: «Ты в порядке»... Если бы эта линия не легла в моем направлении, я не была бы сейчас здесь».

 

 После получения степени магистра Аллен вышла замуж. Прежде чем распался брак, у Полы родилось три ребенка. Во втором браке у Полы родились сыновья-близнецы, один из которых умер в младенчестве. Этот брак также закончился разводом. Аллен затем вернулась в Университет Нью-Мексико. Она надеялась изучать индейскую литературу, но это оказалось невозможным. В 1975 году она получила докторскую степень в области американских исследований с акцентом на индейскую литературу. Впоследствии Пола Аллен преподавала в университетах Сан-Франциско, Нью-Мексико и Беркли. До выхода на пенсию в 1999 году Аллен провел 13 лет на кафедре английского языка в университете Лос-Анджелеса. Став доктором философии, она издала в 1974 году свой первый сборник стихов «Слепой лев». Всего из-под ее пера вышло семь поэтических сборников, из которых самым успешным был «Жизнь неизлечимая болезнь: сборник стихотворений 1962-1995 (1997). В 1983 году вышла ее работа под названием «Исследования в области индейской литературы: критические очерки и курс лекций», предназначенная как для преподавателей, так и для учащихся. Книга помогает вести обучение по индейской литературе, рассматривая работы с индейской точки зрения, а не по стандартам и ожиданиям европейского и американских обществ. Основываясь на собственном опыте и изучении индейских культур, Пола Ганн Аллен написала книгу из 17 эссе под названием «Священный круг: восстановление женственности в традициях американских индейцев» (1986). Она отмечала, что паниндейская культура превозносит женщину, прежде всего, как мать, и что до прихода европейцев в большинстве племен господствовала своеобразная «феминократия» и гендерный эгалитаризм, не существовало полового разделения ролей. Эгалитарность и феминократия уступили место иерархии и патриархальности, а уничтожение феминократических систем привело к настоящему геноциду населения. Устные истории были переписаны и искажены, чтобы вытравить из них роль женщины, как главную силу творения, и искусственно ввести патриархальность, чему в немалой степени способствовали и индейские мужчины, получившие европейское воспитание и образование. Несмотря на многочисленную критику, книга остается классическим произведением в области программ индейских и женских исследований. В одном из эссе Аллен рассматривает место лесбиянок в культуре индейцев.

Для популяризации индейской литературы Пола Аллен издала несколько антологий, включая «Внучки паучихи: традиционные истории и современный стиль. Написаны индианками" (1989). Книга состоит из традиционных историй, биографических произведений и рассказов. В 1990 году эта книга была удостоена Американской книжной премии. В 1991 году вышла книга «Бабушка света: сборник материалов о целительницах», в которой Аллен вновь обращается к культурной оценке влияния индейских женщин. В 1994 году выходит книга «Женщина в индейской мифологии». В 2003 году Аллен попыталась развенчать ранние мифы об известной индианке в биографии «Покахонтас: целительница, лазутчик, предприниматель, дипломат». Пола Ганн Аллен считала жизненно важным сохранить индейскую литературу для продолжения индейских народов. Эта литература, как она пояснила однажды, «рассказывает нам кто мы, повествует нашу историю, повествует о нашей схожести, и она говорит нам о значении нашей жизни в человеческом обществе».

Пола Ганн Аллен умерла 29 мая 2008 года.

 

Перевод: Александр Caksi *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Альфонсо Ройбал

 Альфонсо Ройбал (Awa Tsireh, Alfonso Roybal, Cattail Bird) родился 1 февраля 1898 года в пуэбло Сан-Ильдефонсо. Его родители Альфонсита Мартинез, известная керамист, и Хуан Эстаба Ройбал, племянник известного керамиста Кресченцио Мартинеза. Племянником Альфонсо был художник Хосу Дизидерио Ройбал. Еще будучи ребенком Альфонсо стал раскрашивать некоторые из работ матери. Он был одним из ранних художников Сан-Ильдефонсо, и его формальное обучение закончилось средней школой.

В 1917 году американский удожник Уильям Пенхоллоу Хендерсон написал портрет молодого Альфонсо, который теперь находится в Музее искусств Нью-Мексико. Жена Хендорсона, Элис Корбин, была патронатом Альфонсо. В 1920 году он женился на женщине из пуэбло. В следующем году у них родился сын, но мать и ребенок вскоре умерли. Убитый горем Альфонсо переехал в дом родителей.

 Его поддерживал д-р Эдгар Ли Хьюит, который предоставил место во Дворце губернаторов. Работы Альфонсо Ройбала представлены в нескольких музеях, в том числе в Смитсоновском музее искусств.

За годы своей жизни Альфонсо работал фермером, расписывал керамику, был сотрудником музея, художником, ювелиром и монументалистом. Одним из самых заметных достижений стала стенная роспись торгового поста в Мэйзеле, Альбукерк, Нью-Мехико; в изображениях раскрывалась жизнь индейцев, нарисованных художниками пуэбло и навахо. В 1920 году работы Ройбала были представлены на выставке Общества независимых художников Нью-Йорка и в клубе искусств Чикаго. Пятью годами позже была организована его персональная выставка в библиотеке Ньюберри, Чикаго. В 1931 году он завоевал первый приз на открытии выставки племенного творчества индейцев в Нью-Йорке; эта выставка отправилась в турне по крупнейшим городам США и Европы.

Неизвестно, когда и у кого Альфонсо научился работать с серебром, но в 1931 году газетная статья отметила его как художника, ювелира и танцора. Примерно в 1930-е годы он начал работать в торговом посту Сад Богов в Колорадо-Спрингс, и работал там в течение двух десятилетий как ювелир и художник. Альфонсо работал с серебром, медью, нейзильбером и алюминием. Из серебра и драгоценных камней он творил настоящие произведения искусства. Альфонсо писал акварелью, чернилами и карандашами. Его работы характеризуются тремя стилями: простой реализм, сочетание символизма и реализма и совершенно нереалистичный стиль.

 Альфонсо Ройбал умер 30 марта 1955 года в пуэбло Сан-Ильдефонсо.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.

Попэ

“Для пуэбло Попэ - наш герой. Племена находились на грани утраты своей культурной самобытности, когда восстание пуэбло вернуло все обратно на пути для наших людей». 

(Герман Агойо из Окэй Овингэ).

 

Попэ (Popé, Po'pay, Po’png, Pumpkin Mountain) - религиозный лидер тэва из Окэй Овингэ (в колониальный период переименован испанцами в пуэбло Сан-Хуан), возглавивший восстание пуэбло против испанцев в 1680 году. Пуэбло удалось изгнать колонистов со своей земли на двенадцать лет. 

Свое владычество над индейцами пуэбло в долине Рио-Гранде, Нью-Мексико, испанцы установили в 1598 году. Хотя в то время их насчитывалось от 40 000 до 80 000 человек, многие независимые города, зачастую говорящие на разных языках и враждебные друг к другу, не могли объединиться в оппозиции к испанцам. Выступления против испанского гнета было нередким явлением, но колонисты безжалостно подавляли мятежи. Пуэбло страдали от злодеяний со стороны испанских сеньоров, солдат, священников и их союзников, мексиканских индейцев, многие из Тласкала, Мексика. В частности испанцы запрещали религиозные обряды пуэбло и заставляли платить подати. Насилие, принудительный труд и европейские болезни привели к сокращению численности пуэбло до 15 000 человек к последним годам 17-го века. 

Попэ выходит на подмостки истории в 1675 году как один из 47 религиозных лидеров северных пуэбло, арестованных правительством Хуана Франсиско Тревино за «колдовство», другими словами - за отказ принять римско-католическую религию. Трое из них было казнено, и один покончил с собой. Другие были избиты и заключены в Санта-Фэ, приговоренные к продаже в рабство. На спине Попэ на всю жизнь остались шрамы. Семьдесят воинов-пуэбло прибыли к губернатору и вежливо потребовали освободить Попэ и других заключенных. Губернатор выполнил их требование, вероятно, отчасти потому, что колония подвергалась атакам апачей и навахо, и он не мог себе позволить рискнуть восстанием пуэбло. Попэ был описан как «свирепый и динамичный человек... который внушал уважение, граничащее со страхом, тем, кто имел с ним дело». 

После освобождения Попэ перебрался в отдаленное пуэбло Таос и начал планировать восстание. Его послания были простыми - уничтожать испанцев и возвращаться к прежнему образу жизни, который давал пуэбло относительный мир, процветание и независимость. 

Восстание пуэбло отобразило «все классические признаки движения возрождения... появление харизматичного лидера, развитие основной группы последователей, распространяющих слова пророка широкой общественности, и, конечно же, успешная трансформация культур и общин пуэбло". 

Попэ начал вести тайные переговоры с лидерами всех других пуэбло. Восстание было намечено на 13 августа 1680 года. В каждое пуэбло были направлены гонцы с узелковыми связками, количество узелков соответствовало дням, оставшимся до начала восстания. Однако восстание началось раньше. Пуэбло смогли сохранить планы в секрете, несмотря на то, что они касались множества разных лидеров и городов. Попэ убил даже своего зятя, Николаса Буа, поскольку опасался предательства с его стороны. Только область Тигекса, наиболее близкая к оплоту испанцев в Санта-Фе и, возможно, самая аккультурированная из пуэбло, отказалась присоединиться к восстанию. 

Последние несколько лет были относительно спокойными и свободными от внутреннего инакомыслия, поэтому испанцы были поражены, когда утром 10 августа губернатору поступило сообщение об убийстве священника в пуэбло, находившемся всего в девяти милях от Санта-Фе. В этот день пуэбло всего Нью-Мексико и Аризоны взяли в руки оружие против столь ненавистных им испанских захватчиков. К 15 августа тысяча испанцев укрылись во дворце губернатора в Санта-Фе и были осаждены силами Попэ, которые они оценили (или переоценили) в 2 500 человек. Другие выжившие испанцы укрылись в дружественном пуэбло Ислета, откуда бежали на юг в сторону Мексики. 21 августа испанцы начали поход на юг, оставив Нью-Мексико позади, и не останавливались, пока не достигли Эль-Пасо, Техас. Пуэбло не преследовали их. Оставшихся в живых насчитывалось около 2 000 человек.

Восстание стоило жизни 400 испанцам, в том числе 21 из 33 священников в Нью-Мексико. Индейцы пуэбло потеряли около 250 человек. 

Изгнав оккупантов, Попэ взялся за уничтожение всех следов их присутствия, путешествуя в обрядовом убранстве от пуэбло к пуэбло. Церкви были подвержены сожжению, крещёные индейцы были омыты пеной юкки, а все имена, полученные ими при крещении, запрещены, равно как и прочие испанские слова. Индейцы уничтожали испанский скот, сельскохозяйственные культуры и сельскохозяйственную технику - Попэ делал всё, что мог, для возрождения прежнего уклада жизни пуэбло. «Бог христиан мертв», - заявил лидер повстанцев. «Он был сделан из гнилой древесины». 

Попэ перебрался в Санта-Фе и окружил себя роскошью в испанском стиле. Своих политических оппонентов он предал смертной казни. Испанские силы в 300 человек попытались в 1681 году вновь закрепиться в Нью-Мексико, но были отбиты силами Попэ. Усилия испанцев в 1687 году также оказались неудачны. Но изгнание испанцев не принесло мира и процветания пуэбло. Возвращение к традиционной религии не способствовало дождю, чтобы облегчить засуху, которая уничтожила культуры. Апачи и навахо активизировали свои рейды против пуэбло, напомнив, что испанцы все же обеспечивали им некоторую защиту от старых врагов. Традиционное соперничество разделило деревни пуэбло. Усилия Попэ управлять всеми пуэбло вызвало возмущение у многих индейцев. Более того, среди пуэбло были искренние христиане, связанные узами семьи и дружбы с испанцами. Оппозиция испанскому правительству дала пуэбло стимул к объединению, но они не смогли сохранить единство, как только их общий враг был побежден. Попэ умер примерно в 1688 году. В 1692 году губернатор Диего де Варгс с армией из 150 испанских солдат и про-испанских воинов-пуэбло вновь попытался завоевать победу. Он пообещал помилование, а не наказание, и поэтому большая часть пуэбло постепенно присоединилась к испанцам, хотя сопротивление испанскому правлению продолжалось несколько лет. Только хопи, проживавшие в далекой Аризоне, сохранили свою независимость, хотя многие пуэбло также поселились среди навахо и апачей. Как заявил Мэтью Мартинес из дома Попэ, Окэй Овингэ «необходим был уникальный человек, чтобы организовать восстание двух дюжин общин, которые говорили на шести разных языках и проживали на расстоянии почти 400 миль». 

Сведения о Попэ искажены линзами испанских хроникеров и их индейских осведомителей, большинство из которых были против Попэ. Однако с уверенностью можно сказать, что отношения между испанцами и пуэбло стали значительно отличаться после восстания. Испанцы оставались в Нью-Мексико ещё 150 лет, но их правление уже не было столь жёстким, как прежде. Система энкомьенд (принудительного труда) была запрещена, францисканские священники больше не вмешивались в религиозные обряды пуэбло при условии, что индейцы будут соблюдать внешние формы католицизма. Воины пуэбло и испанские солдаты стали союзниками в борьбе с общими врагами - апачами, навахо, юта и команчами. Таким образом, Нью-Мексико превратилась в смесь испанской культуры и культуры пуэбло. 

22 сентября 2005 года в Национальном скульптурном зале ротонды Конгресса США была установлена статуя Попэ работы скульптора-индейца Клиффа Фрагуа.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.