"Что в имени тебе моем".

 Называть – значит создавать. Использование имени предполагает отношения. Обычно у индейцев было много имен, самое важное из которых – клановое имя. Если неизвестно, к какому клану относится он или она, очень трудно определить, какие с ними строить отношения. Даже местоимения определены клановой принадлежностью, полом и возрастом.

Многие индейцы получали много имен на протяжении всей своей жизни. Детям давали имена при рождении или вскоре после рождения. Позже, когда человек вступал во взрослую жизнь или в сообщества, он получал другие имена. На протяжении жизни человеку могли давать имена подчеркивающие его славу или позор. В некоторых культурах не принято было произносить вслух имена умерших. В других культурах имена умерших, чья жизнь была примером, давали другим. Считалось, что вместе с именем передавались и все добродетели умершего. Церемониальные имена, как правило, хранились в секрете. Их знали только близкие родственники и друзья. Имена могли использоваться и в злых целях при заклинаниях.

На центральных равнинах (Небраска, Айова, Канзас, Миссури, юго-восток Вайоминга, запад Колорадо) проживали омаха, ото, миссури, канза, осейджи, вичито, пауни и другие народы. У омаха рождение ребенка рассматривалось как нечто большее, чем пополнение клана или племени. Этнографы Элис Флетчер и Фрэнсис Ла Флеш в книге «Племя омаха» (1911) сообщают, что ребенок «живое существо, вошедшее во вселенную,  пришествие которого должно быть официально объявлено, дабы заверить его в том, что он занял свое место среди уже существующих форм». Через четыре дня после рождения, на ребенке размещали определенные символы. Через восемь дней  проводилась церемония, которая помогла бы  ребенку войти в мир. На четвертый день жизни, ребенку давали «детское имя», которое он носил первые три-четыре года жизни. Затем, во время Церемонии Превращения Ребенка, ребенок получал новые мокасины и клановое имя. В книге «Две Вороны отвергает это: история полемики в социологии омаха» Р.Х. Барнс отмечает: «некоторые личные имена могут считаться «взятыми взаймы», возвращаясь в «именной котел» после смерти «заемщика» или же при переходе имени к более молодому члену сообщества».

Мужчины омаха часто меняли имена и поэтому двое могли носить одно и тоже имя в разные периоды жизни. Нередко воин брал новое имя после успешного военного похода. Эти «отважные» и «доблестные» имена давали право на общественное уважение. Количество женских имен было относительно небольшим, они обычно не были связаны с кланами и следовательно,  много женщин, даже из разных кланов, носили одинаковые имена. Согласно Р.Х. Барнсу: «В отличие от мужских имен, имена женщин едва спасали своих носителей от общей анонимности, не отражая уникальности и не указывая на членство в группе». Как и во многих других культурах, этикет омаха не позволял обращаться к человеку по имени. В книге  «Возвращение к цивилизации: индейские голоса из прогрессивной эры» Фрэнсис Ла Флеш вспоминает свое образование, полученное у старейшин: « используй надлежащий и традиционный  термин родства при разговоре с другим; и никогда не обращайся к кому-либо по имени».

Ни при каких обстоятельствах нельзя было спрашивать имя незнакомца, поскольку это считалось дурным тоном.

У ото и миссури ребенку давали имя на четвертый день после рождения, чтобы обеспечить ему долгую и счастливую жизнь. Каждое имя было с песней, которая становилась собственностью владельца (человека, который теперь носил имя). Церемония имянаречения являлась посвящением ребенка в клан. Будучи взрослым, человек мог взять другое имя, основанное на видении или же на каком-то совершенном им деянии. От брата матери дети ото и миссури получали прозвища. Прозвища, считавшиеся счастливыми именами, обычно были непристойными и нелестными,  они предназначались для того, чтобы люди не говорили недоброе о других.

 У канза ребенку давали имя вскоре после рождения. Имя отражало как принадлежность к клану, так и порядок рождения. Церемонию имянаречения проводил татуированный воин. Согласно книге Гаррика Бейли и Глории Янг «Справочник североамериканских индейцев», «Дополнительные имена, относящиеся к некоторым доблестным делам, могли быть приняты во время жизни человека, но эти имена не заменяли первоначальное имя клана». 

У осейджей личные имена принадлежали клану и отражали духовные ассоциации клана. Имянаречение ребенка было важным ритуалом, поскольку таким образом определялись клановая и племенная принадлежности.

Дети у вичита зачастую получали имена еще до рождения, исходя из снов матери или других родственников. Позже человеку могли дать другое имя, основанное на личных качествах или деяниях. В некоторых случаях в палатку отца приглашали ряд воинов, где произносились их имена. Затем ребенку выбирали имя, но давали имя не воина, а имя, относящееся к доблестному поступку, совершенному этим воином. Среди семей с высоким статусом сыновья и дочери могли изменять свои имена в подростковом возрасте. Имена могли изменяться, если человек становился беден или заболевал. 

Пауни никогда не обращались к друг другу по именам, они использовали только родственные термины, что отражало ожидаемое поведение и укрепляло отношения между людьми. Антрополог Джин Уолтфиш в книге «Утраченная Вселенная: жизнь и культура пауни» пишет: «Личные имена у пауни носили совершенно иной характер, нежели у нас. Это были почетные титулы исключительно личного характера». 

Она продолжала: «Сущность личного имени была строго частной и сдержанной. Имя произносилось только в наиболее официальных случаях, и из имени не удавалось установить его личное значение». 

Южные равнины, простирающиеся к югу от долины Арканзас-Ривер, включают в себя Оклахому, Арканзас, части Техаса, восточные предгорья Нью-Мексико и части Луизианы. Эти районы некогда были заселены такими племенами как команчи, липан-апачи, кэддо и др. 

У команчей детям давали прозвища. Позже, на публичной церемонии имянаречения им давали имена. Время для имянаречения не устанавливалось, и имена не отличались от пола. Церемония имянаречения начиналась с церемонии трубки, затем ребенка четырежды поднимали вверх и давали имя. Болезненному ребенку часто давали сильное имя, чтобы укрепить его здоровье. Девушек-команчи назвали в честь родственников матери. Позже имя женщины не характеризовало ее семейное положение. 

У кайова и кайова-апачи детей называли вскоре после рождения. Имя давали дедушка или бабушка или другой родственник. Имена обычно были связаны с великим делом или подвигом, совершенным их предком. Позже имена могли изменяться в результате видения или доблестного поступка, совершенного на войне или на охоте. 

У кэддо детей называли спустя шесть дней после рождения. Первое имя было уменьшительным от имени родителей. Церемонию имянаречения проводил старейшина, который держал ребенка, купал его, а затем спрашивал у родителей, какое имя они хотят дать ребенку. 

Среди племен южных равнин существовали некоторые обычаи в отношении имен умерших. У команчей имя умершего не произносилось несколько лет. Тонкава никогда не произносили имен умерших и имен, похожих на имена умерших. Из уважения к семье умершего кайова не называли его имя. 

На северных равнинах ребенку давали имя вскоре после его рождения. По мере взросления ребенка и становления его уникальных личных качеств ему могли дать другое имя, отражающие эти характеристики. При вступлении во взрослую жизнь человеку часто давали другое имя, которое соответствовала его поступкам или видению.

У черноногих личное имя ребенку давала мать при рождении. Позже отец договаривался со старшими родственниками или важными людьми в лагере, чтобы объявить официальное имя ребенка. Первое имя мальчик получал на церемонии палатки потения, когда ему было несколько недель. Позже мальчики получали новые имена, а девочки сохраняли свои имена неизменными на протяжении всей жизни. Согласно этикету черноногих, интересоваться чьим-то именем в компании других людей считалось недопустимым, поскольку плохо отражалось на человеке и заставляло его чувствовать себя пристыженным. 

Дети ассинибойнов получали имена спустя три-четыре недели после рождения. Имя обычно давал успешный воин или святой человек. Девочки обычно сохраняли свои имена на протяжении всей жизни, в то время как мальчики получали новые в знак признания их первых смелых поступков. Воину, посчитавшему много «ку», могли дать имя умершего дедушки или другого родственника-мужчины. 

У сарси мальчики получали унизительные имена в подростковом возрасте. Они должны были совершить храбрый поступок, чтобы получить мужское имя. Обычно это было имя умершего родственника. 

Родители арапахо просили старейшину дать имя их ребенку. Это имя и сопровождающая его молитва помогали обеспечить будущий успех ребенку. 

У хидатса, мандан и арикара младенец получал имя в течение десяти дней после рождения. Если ребенок умирал без имени, он возвращался в дом духа, чтобы дождаться возможности родиться заново. 

Первый ребенок у хидатса рождался в палатке матери. Имя ребенку давал дедушка по материнской линии. Имя, данное новорожденному, обычно ассоциировалось с магической укладкой дедушки. Во время церемонии имянаречения ребенок представлялся клану отца. Хидатса были матрилинейным народом, и ребенок принадлежал клану матери. У духа, связанного с магической укладкой дедушки, просили благословения ребенка. 

У арикара детей называли вскоре после рождения. Имя давал старший родственник или средняя жена. Это имя могло быть связано с магической укладкой семьи или с лекарствами акушерки. 

У кроу имя ребенку давал уважаемый старейшина спустя четыре дня после его рождения. Старейшина, прежде чем дать ребенку имя, раскрашивал его лицо и четырежды поднимал вверх. Затем ребенка и его мать окуривали медвежьим корнем. Позже имя ребенка менялось в зависимости от видения или военного подвига, либо каких-то проявленных им личных особенностей. Имена считались личной собственностью, так же, как песня и раскраска. Чтобы обратить внимание на свои боевые заслуги, мужчины могли менять свои имена на протяжении жизни. Для кроу каждое слово было наделено силой, равно как и имя. Таким образом, ребенку могли подарить имя, указывавшее на вид деятельности или определенную способность, желаемые для него. 

Вскоре после рождения ребенка родители-кри устраивали пир в честь имянаречения. Старейшину, обычно мужчину для мальчика и женщину для девочки, с признанными духовными силами просили дать имя новорожденному. После исполнения песни старейшина брал ребенка и произносил его имя. Имя обычно происходило от одного из видений старейшины. Затем собравшиеся у палатки передавали младенца из рук в руки. Каждый обращался к нему по имени и желал счастья в дальнейшей жизни. Как и во многих других племенах, невежливым считалось и считается до сих пор спросить кого-то его имя. Кри считали, что если кто-то упомянет их имя, то тем самым оскорбит духов-хранителей имен. 

У шайен не существовало церемоний имянаречения, и прозвища младенцев использовались в течение нескольких лет. В возрасте пяти или шести лет ребенку церемониально прокалывали уши, и в это время могли дать ему официальное имя, которое выбирала самая старшая сестра отца из имен по отцовской линии. Прокалывание ушей - это символический способ открыть ум для обучения, понимания, дисциплины и знаний.

Относительно сиу Чарльз Истман писал: «Индейские имена были либо характерными прозвищами, данными в игривом духе, имена деяний, либо такими, которые носили религиозный и символический смысл». Он также отмечал: «Имена любого достоинства и важности, особенно если они обладали каким-либо духовным значением, давали старейшины». 

У лакота во время Танца Солнца детям прокалывали уши и давали им новые имена. 

Лидер хункпапа-лакота Желчь в детские годы носил имя Маленький Медвежонок, поскольку его мать заметила, что сынишка в постоянных движениях был похож на медвежонока-гризли. Позже, когда его заметили поедавшим желчный пузырь недавно убитого бизона, ему дали имя Желчь. Его также знали как Человек Идущий В Середине и Идущий В Красных Одеяниях. 

Плато - это область между Каскадными и Скалистыми горами. Она охватывает восток Вашингтона, север Айдахо, запад Монтаны и части орегона и Британской Колумбии. Племена, проживавшие в этом регионе, имели культурные связи с индейцами Тихоокеанского побережья и взаимодействовали с племенами северных равнин. Среди индейских народов Плато изменение имени было распространенным явлением. Обычно у человека было по меньшей мере три имени. Как правило, из-за высокого уровня смертности детям не давали имена при рождении. Поэтому церемония имянаречения не проводилась, пока ребенок не достигнет возраста от шести месяцев до двух лет. Кутенаи давали имена детям при рождении. Иногда для выбора имени собирался совет старейшин. Оно часто отражало военные подвиги родственника. Имя, данное при рождении, обычно сохранялось всю жизнь. Однако некоторые знахари обретали и второе имя. Кроме того, если человек чувствовал, что имя приносит неудачи, его можно было поменять. 

У вишрам церемония имянаречения давала ребенку «личностность»: предоставляло родословную и социальную идентичность. Имя происходило от умершего родственника и было именем, которое «временно не использовалось». 

Детям нез-персе давали имена известных предков с надеждой, что ребенок будет развивать подобные качества. Впоследствии человек мог получить новое имя, которое указывало на его важное дело, персональный атрибут или на духа-хранителя. Нез-персе считали имена личным имуществом человека или семьи. 

У флэтхэдов имена зачастую происходили от видений. Если человеку был сон или видение, которое приносило удачу, ему могли дать новое имя в честь этого. Видение исходило от духа-покровителя или духа-опекуна. Часто духи-помощники давали человеку два индивидуальных имени - одно - для использования в племени, другое можно было использовать только при обращении за помощью к духу-хранителю. 

После того, как в 1855 году была основана резервация Флэтхэд, евро-американцы часто путались в индейских именах. Имена в эту эпоху представляли собой смесь европейских и племенных имен, которые иногда переводились на английский язык. Например, пан д'орей по имени Мескаль Мишель мог жениться на женщине флэтхэд и поселиться среди флэтхэдов. Флэтхэды могли дать ему имя Много Медведей. Затем он присоединялся к нез-персе во время охоты на бизонов, и нез-персе могли назвать его Выстрелил Своей Лошади В Голову. Католический священник крестил его и дал имя Джозеф Питер Мишель. Поселенцы называли его Джо Мишель. Таким образом один человек мог быть известен под разными именами среди разных групп в резервации.

Индейские народы Северо-Западного побережья сильно отличались от других индейских народов, поскольку их жизнедеятельность зависела от моря и была основана на ранге и власти. Определенный набор имен создавал социальную и культурную реальность. Чтобы получить статус, необходимо было унаследовать одно из имен. Может показаться, что эти имена постоянны, поскольку в течение жизни имя может переходить от одного человека к другому. Эти имена являлись важной семейной собственностью и использовались только в особых случаях и только во время Тсетсека (Tsetseka), зимней танцевальной церемонии. Имена были также связаны с социальной стратификацией и богатством, поскольку право использовать конкретное имя было формой богатства. Право использовать любое имя определялось потомственностью. 

У тлинкитов имя мальчику давал дядя по материнской линии. Это имя сохранялось на протяжении всей жизни. Однако, когда племянник сменял своего дядю, ему давали почетное имя клана. Это имя считалось священным и использовалось исключительно в торжественных случаях. Оно было связано с тотемными животными и их символами. 

В период полового созревания дети цимшиан получали первое имя из серии взрослых имен, которые выбирались из имен, принадлежавших материнскому дому. Имена часто ссылались на отцовский тотем. 

У нии-ча-нат (нутка) новорожденному давали детское имя. Если это был мальчик, то с отцовской стороны, если девочка - с материнской. В некоторых случаях новорожденному давали и песню. 

У белла-кула каждое имя было связано с важным событием. Ребенку давали имя вскоре после его рождения. Имя, выбранное для ребенка, должно было происходить из истории происхождения одной из семей родителей и не должно было использоваться другими членами семьи. Хотя два человека могли иметь одно и тоже имя, имена должны были происходить из разных историй. 

Имена у белла-кула могли передаваться от одного человека другому. У человека могло быть более одного имени, и каждое было связано с определенными правами и традициями. При передачи имени человек, передававший его другому человеку, отказывался от всяческих претензий к этому имени. Имена могли передаваться от мужчины к женщине и наоборот. При смерти имя или имена человека могли быть переданы родственнику. Владелец имени должен был знать, когда, кем и по какой причине это имя впервые было создано. У членов сисаок, танцевального сообщества белла-кула, были особые имена. 

Собакам также давали клички их предков и не давали одну и ту же кличку одновременно. 

У салишей ребенку давали первое детское имя, когда тот начинал ходить. Но эти имена не играли существенной роли. Имена, которые считались семейной собственностью, давались на потлаче, или пиршестве. Хотя новое имя могло быть получено в любое время, многие получали его после брака. 

У кваквака'вакв ребенку при рождении давали имя места, где он родился. Свои первые племенные имена дети получали в возрасте десяти месяцев. В это время проводился символический постриг и церемонии, чтобы обеспечить безопасность ребенку. Третье имя давали в возрасте десяти-двенадцати лет. Помимо имени, ребенок получал множество подарков, таких, как рубахи и одеяла, от членов клана или деревни. 

У хейлтсук ребенок получал первое имя на потлаче, устроенном в его честь. В это время вождь танцевал с ребенком, подняв его вверх, чтобы представить его и создать место для него внутри общины. Людей, присутствоваших на этой церемонии, просили поддержать ребенка, когда тот подрастет. Став старше, ребенок получал второе имя, а первое имя могло быть передано другому ребенку. Вступив во взрослую жизнь, человек мог получить третье имя.

В юго-восточной лесной зоне, включающей в себя Джорджию, Флориду, Южную Каролину, Западную и Северную Каролину, Алабаму, Миссисипи, Луизиану, юг и восток Арканзаса, Теннесси и части Миссури, Иллинойса и Кентукки, граничащие с Миссисипи, когда-то проживало почти два миллиона индейцев. Пять племен из юго-восточных народов - чероки, чикасо, чокто, крики и семинолы, иногда называют «Пять цивилизованных племен», поскольку они впитали в себя много элементов европейской культуры и были самыми окультуренными индейскими племенами в течение 19 века. Наименование «крики» появилось в 18 веке. Европейцы таким образом определяли народ, живший вдоль ручьев и рек в Алабаме, Джорджии и на севере Флориды. На самом деле крики - это несколько автономных групп. Их можно рассматривать как конфедерацию, состоящую из нескольких этнических и языковых групп, включая алабама, апалачи, чикасо, чокто, хитчити, коасати, натчез, шауни, туника, ямаси и ючи. 

У криков человек проходил через четыре этапа жизни, аналогичных сезонам года. Мальчик в годы своей "весны" получал детское имя и учился у старейшин. Первым именем могло быть имя «Маленький Кролик» или «Запах Мочи». В "лето" своей жизни юноша должен был обеспечивать свой народ и защищать его от врага. В это время он получал военное имя, что символизировало становление мальчика как мужчины. 

Вождь криков Джордж Вашингтон Грейсон писал: «Этими именами молодые люди очень гордились, поскольку они были уже не мальчики, а мужчины, которых в будущем будут узнавать и уважать их знакомые». 

В годы "осени" мужчина становился лидером, советником или представителем своего народа. Наконец, когда приходила «зима» мужчина возвращался в родную деревню и клан, завершая цикл и передавая свою мудрость, знания и историю новому поколению. 

В отличии от мальчиков, девочки-крики, как правило, сохраняли свои имена на протяжении всей жизни. 

Индейцы алгонкинских племен северо-восточной лесной зоны считали, что их личные имена обладают силой, и поэтому посторонние, в том числе европейцы, не должны были их знать. Так, например, когда европейцы спрашивали наррагансетт их имена, многие отвечали, что забыли, как их зовут. Поэтому очень часто вместо личны имен использовали имена, данные индейцам со стороны. 

Имена алгонкин менялись в течение жизни, символизируя изменения в личном статусе. Детям не давали имен при рождении. Имянаречение происходило позже, во время общественного празднования, спустя некоторое время после рождения. 

После периода уединения, обозначающего переход во взрослую жизнь, наррагансетты получали новые имена, отражавшие внешний вид и/или личность человека. Это имя можно было носить всю жизнь или сменить, если оно больше не подходило владельцу. 

Вирджинские алгонкины давали имена детям вскоре после их рождения. У поухатан первое имя мальчику давала мать. Затем в течение жизни он приобретал новые имена в соответствие со своими заслугами. Отец мальчика давал ему имя, которое отражало его охотничьи навыки. Когда мужчина поухатан совершал какой-то выдающися поступок, он получал новое имя, отражавшее его деяние. Среди большинства племен дети не получали имена при рождении. Анишинаби не давали ребенку имя в течение года или двух со дня его рождения, а иногда проходило десять или двенадцать лет, прежде чем мальчику давали имя. Имя просили дать старейшину. Это было непростым делом: ожидалось, что имя будет отражать натуру его носителя, а впоследствии станет репутацией. Имя зачастую имело сильное духовное значение и могло быть связано со сном или видением. 

У хо-чанк новорожденному сразу давали имя в соответствии с порядком рождения. Мальчика- первенца называли К’у´ну (K’u´nu), а девочку - Хи´ну; второго мальчика называли Хе´ну (He´nu), а девочку Ви´ха (Wi´ha) и т.д. Существовало шесть детских имен для мальчиков, и шесть - для девочек. Иногда после рождения ребенку давали имя клана на особом пиршестве, проводимом для этой цели. В большинстве случаев это имя было даровано ребенку старейшиной, выбранным отцом.

У восточных сиу Миннесоты в 17 веке мальчика называли в честь самого старшего в семье отца, а девочку - в честь старшей в семье матери. 

У шауни первое имя ребенку давал старейшина из другого клана. Это имя публично называлось на праздновании, которое родители устраивали для друзей и родственников. Позже человек мог поменять имя, надеясь на лучшую долю. Опять же, имя объявлялось на особом праздновании. 

У фоксов старейший родственник давал имя ребенку вскоре после рождения. Имя выбиралось из имен тех людей, которые принадлежали к клану отца, но не принадлежало ни одному живому человеку. После участия в военных походах мужчина мог взять новое имя. Женщина могла получить новое имя в соответствии с увиденным ею сном. 

Кикапу давали имя ребенку спустя несколько месяцев после его рождения. Отец выбирал человека, который даст имя первенцу, а мать - человека, который даст имя второму ребенку. Хотя избранный выбирал имя, принадлежавшее его или ее клану, оно должно было быть подтверждено видением. Имя объявлялось на публичной церемонии, на которой ребенка идентифицировали как члена нации кикапу. 

У майами мать ребенка просила старую женщину дать имя ребенку. Имя, как правило, приходило из сна, в котором раскрывались взрослые черты ребенка. Часто это имя означало животное или природное явление, имеющее отношение к клану ребенка. Позже человек мог поменять имя, чтобы избежать болезни или несчастья, попросив друга дать ему новое имя в обмен на подарок. 

Потаватоми давали имя ребенку примерно спустя год после его рождения. Это имя выбиралось из доступных имен клана и, таким образом, соединяло ребенка с кланом. 

Ирокезы давали публичные имена во время проведения фестиваля в середине зимы. 

Наименование также является актом творения. Видапокви и Амчитапука (Widapokwi, Amchitapuka), культурные герои явапай, дали названия месяцам и созвездиям. Суку, черный медведь из фольклора алси, дал названия рекам. Образ Налмуктсе (Nalmuqtse) у кутенаи отображается как «ползание», когда употребляется для именования. Сопутствующий интерес представляют фигуры навахо Мальчик Долгая Жизнь и Девочка Счастье, которые олицетворяют речь и мысли.

 

Перевод: Александр *Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.