Я пишу то, что ко мне приходит.

Краткая справка. Лайтфут-американский бизнесмен, актёр, музыкант и представитель народа чероки, который, к тому же, является исполнительным директором Финансового комитета коренных американцев, генеральным директором отдела по выработке стратегии Дэвиса и членом Финансового совета Форбс. Как актёр, наиболее известен своими ролями индейцев, среди которых его Маленький Медведь в фильме «Индеец в шкафу» и Ночной Волк в «Смертельной битве 2: Истребление». Википедия

Родился: 1 марта 1969 г. (49 лет), Апленд, Калифорния, США.

Рост: 185 см

В браке с: Кармен Дэвис (с 1998 г.)

 

Дети: Секвойя Дэвис.

 

 

« Мы можем многому научиться у племени сиу Стэндинг-Рок и у других коренных индейских племён. Дети Стэндинг-Рок (индейская резервация, расположенная в Северной и и Южной Дакоте) прошли пешком 2200 миль, чтобы прийти в Вашингтон, округ Колумбия, с целью защитить свою священную землю от нефтяной промышленности. Давайте поможем им, чтобы они могли продолжать жить в мире». 

 

Совсем недавно около десятка местных артистов из Чикаго провели благотворительный концерт в лагере Очети Шаковин, в ноябре свою позицию протеста обозначили в частности рэпер из Чикаго Vic Mensa и рэпер из Квинса Hollow Da Don. Для многих последние события стали лишь очередной главой долгой и жестокой борьбы коренных американцев против превосходства белой расы, а, как известно, подобного рода темы нередко освещаются в хип-хопе.

 

Тем не менее во всём этом есть один странный момент.

 

Исторически хип-хоп культура черпала вдохновение из индейской эстетики, но до сих пор нет мейнстрим рэперов, которые бы говорили конкретно об этой борьбе. В мейнстрим рэп прессе данный вопрос также зачастую просто обходят стороной.

 

Если вам интересна эта тема и вы хотите разобраться почему так происходит, то предлагаем вашему вниманию интервью с Гарри Пол Дэвисом, более известным как Лайтфут (Litefoot), которое он дал для ресурса HipHopDX по телефону.

 

Гарри Пол Дэвисом из Талса, штат Оклахома, многим он известен больше как актёр, сыгравший в фильмах: «Mortal Kombat: Annihilation» («Смертельная битва 2: Истребление»), «Адаптация», «Карточный домик» и ещё нескольких других. В 1992 году у Litefoot вышел дебютный EP «The Money«. С тех пор он выпустил более десятка проектов на своём собственном лэйбле Red Vinyl Records. В то время как остальные представители хип-хопа стремились привлечь к себе внимание публики из крупных городов, Litefoot пошёл своим путём. Он сосредоточил своё внимание прежде всего на 326 индейских резервациях в пределах Соединённых Штатов и стал одним из важнейших представителей хип-хопа этих местностей. Рассел Симмонс однажды назвал Red Vinyl Records эквивалентом лэйбла Def Jam в мире индейцев.

 

Litefoot не просто занял свою нишу в неосвоенном до него никем рынке, сделав на этом серьёзные деньги, но и поддержал своё сообщество, поспособствовав его развитию. В сентябре он стал исполнительным директором NAFSA (Native American Financial Services Association). NAFSA защищает права индейцев и их суверенитет, создаёт в США экономические возможности для коренных американцев.

 

В этом интервью Litefoot рассказал свою историю, как он стал рэпером и актёром, о связи коренных американцев с хип-хопом и почему это не менее важная тема, чем широко обсуждаемая проблема прокладывания нефтепровода в Северной Дакоте.

 

 

Прежде всего спасибо за то, что смог найти время для этого интервью. В действительности я знал тебя ранее как актёра, однако у тебя весьма солидный каталог в музыке. Ты по-прежнему выпускаешь музыку и в игре на протяжении примерно двух десятилетий. Расскажи как тебе удавалось это делать не вовлекаясь в мейнстрим медиа?

 

Litefoot: что ж, музыка началась ещё в Талса, штат Оклахома, она пришла со мной, чтобы я мог говорить посредством неё о проблемах американских индейцев. На тот момент я не видел ничего подобного, я не видел чтобы кто-то заявлял о нас, представлял нас, говорил о наших проблемах. Я хотел попытаться внести в это свой вклад и теперь, оглядываясь назад, могу сказать, что я стоял у подножия горы, глядя вверх. Я верил, что если есть воля, то путь будет по силам. Я хотел привнести нечто отличающееся. Как я собирался продвигаться в этой музыке? Много усердной работы, много крови, пота, слёз и страсти. Я нашёл людей, которые верили в меня и я просто отказался бросить всё и сдаться. Я начал эту борьбу и это дало свои плоды. Даже сегодня люди думают, что я сначала попал в кино, а читать рэп стал после. Это не так. Вначале была музыка, она и привела меня в кино, потому что когда я выступал в 1994 году в Риме с американским фондом индейского колледжа (American Indian College Fund), я представлял современный аспект индейской музыки. Я выступал там в музее. Была проделана действительно большая работа.

 

Когда я вернулся обратно, Paramount Pictures позвонили в American Indian College Fund и спросили знают ли они каких-либо коренных американских актёров. Они сказали, что у них нет каких-либо драматических племенных колледжей и назвали моё имя. Вот так я попал в кино. Я выступал в баре Бёрнс, штат Орегон. В наш офис позвонили, у меня было несколько нанятых мною людей. Мой папа работал со мной в то время. Он позвонил мне и сказал, что мною интересуются в Paramount Pictures, а я подумал, что он просто пошутил. Мы были в процессе турне. В то время я бывал в дороге по 15 часов в сутки, переезжая из одного места шоу в другое — из Монтаны в Аризону, из Аризоны в Калифорнию, из Калифорнии в Миннесоту. У меня не было в планах становиться актёром, но в итоге это случилось. Я просто пытался помочь обратить внимание на коренных жителей своей страны, добиться осознания и изменений. Я хотел строить мосты, которые будут объединять людей. Иногда послание достаточно прямолинейно — как есть, так и есть. Ты должен знать, что ты делаешь и знать к чему стремишься, потому что иногда приходится стоять в одиночку.

 

Я слушал твой альбом «Good Day To Die«, в песне «My Land» ты говоришь: «Беги! Беги индеец в горы и если придёт полковник Кастер, то сними с него скальп, пусти ещё одну стрелу с пламенем на наконечнике, зачехли лук, теперь мистер К. мёртв от наконечника стрелы». Это было прям в стиле гангста, что повлияло на твой рэп в то время?

 

Litefoot: прежде всего хочу сказать, что я пишу то, что ко мне приходит, я всегда был в хип-хопе. Это было моей музыкой. Я также рос на звуке Motown. Что касается родителей, то они слушали таких исполнителей как Barry White, The Four Tops, Spinners и Temptations. Попасть в музыку для меня было делом естественным. Моя мама приглашала людей, для которых я танцевал в манере Майкла Джексона. Я просто чувствовал музыку.

 

На самом деле писать для меня всегда было легко. Я хотел сказать что-нибудь мощное, началось это ещё в средней школе, когда я хотел тем самым привлечь к себе внимание подруг. Я дал как-то материал своей сестре, которая всегда хотела способствовать продвижению музыки и записи. Она попросила меня прийти на студию в Калифорнии, после того как моя мама туда переехала. В этой маленькой студии было два продюсера. Это была песня по типу New Jack Swing, что-то вроде «Guy». Я написал рэп и они попросили меня позачитывать рэп, так и стал рэпером. Помню как первый раз зашёл в кабинку для вокала. Я сделал это и это было просто вау! Я помню как поставил наушники рядом с микрофоном и почувствовал себя как дома. Вот так всё и было.

 

Затем я начал соотносить свои мысли с музыкой, которую хотел делать. На меня оказали влияние такие исполнители как Afrika Bambaataa, Kool Moe D и Public Enemy. А ещё в Оклахоме была знаменита песня Kid Frost “La Raza”. Я слышал как он говорил: «Это в моей крови, чтобы быть воином ацтеком, невзирая на все барьеры». Так я впервые услышал о том как кто-то читает рэп о своих корнях. Я видел людей, которые были одеты как Kool Herc и всех этих ребят, которые переоделись как американские индейцы. Я помню Apache и все би-бой движения. С одной стороны я был за них рад, но с другой это было неуважительно. Вы не увидите как я буду делать материал наподобие Zulu, T.I. тоже делал что-то на индейскую тематику. Но где баланс? Если ты собираешься делать это, то делай это из уважения, чтобы люди осознавали, что это борьба. Это безумие, что люди не понимают таких простых вещей. Как бы они себя чувствовали если бы всё было наоборот и я бы оделся как одеваются чернокожие? Они бы не дали мне возможности продолжать делать нечто подобное.

 

Источник: https://hiphop4real.com/litefoot/