Кровь за кровь.

(на фото Шериф Майкл Коди)

 

После того, как в 1891 году в округе Моно в Калифорнии был убит индеец по имени Покер Том, его товарищи пайюты отомстили китайскому торговцу, никто из горожан не осмелился вступиться за него - за «линчеванием» стояла белая «пограничная справедливость».

 

Жалкие вопли о милосердии чередовались с отчаянными стонами, когда толпа пайют тащила китайского бизнесмена по главной улице Бриджпорта, Калифорния, во второй половине дня 9 июня 1891 года. «Женщины падали в обморок, а некоторые были настолько были потрясены, что их состояние представляло угрозу для жизни", - писал городской судья Ричард Барнард с своем письме спустя десять дней после событий в Сан-Франциско.  "Несколько детей, мальчиков и девочек, услышавшие крики перепуганного китайца, были настолько напуганы сами, что до сих пор не оправились. Даже нервная система взрослых мужчин получила серьезный удар, и некоторые заболели». В основе инцидента в Бриджпорте, который Барнард назвал «одним из самых ужасных нарушений законов цивилизованного сообщества», было жуткое столкновение социальных, этнических и духовных ценностей. Все заголовки газет кричали об этом.

 

Суд Линча в Моно 

 

Два адвоката несут ответственность Защита собственности кули Индейцы выволокли кричащую жертву из зала суда 

 

Шок в Карсон-Сити, Невада Ужасная правда

Китаец из Невады продавал индейцам человечину

 

Газета "Вирджиния-Сити Хроникл" лучше всех охарактеризовала произошедшее: Кровь за кровь Леденящая кровь смерть китайца, предположительно виновного в убийстве индейца

 

 9 июня в округе Моно действительно произошло странное событие, породившее сценарий «кровь за кровь».

 

Где-то в начале мая 1891 года пайют, известный как Покер Том, покинул резервацию Уолкер-Ривер в Неваде и отправился в Бриджпорт, чтобы перекинуться в покер.  Он засел играть на деньги с китайским торговцем по имени Ай Квонг Тай (он же Тиа). Это оказалась последняя игра Тома.

 

Когда Том не вернулся домой, его друзья пайюты начали беспокоиться. Они знали, что их товарищ опытный игрок в покер, и часто носил при себе значительные суммы денег. Группа друзей из Невады во главе с вождем Капитаном Чарли отправилась в Бриджпорт, чтобы узнать, что случилось с Томом. Во вторник, 2 июня, они провели паувау с Капитаном Джимом из бриджпортских пайютов, чтобы принять решение о ходе действий.

 

Два Капитана и их люди допросили местных пайютов, но не нашли и следа Тома или каких-нибудь убедительных причин для того, чтобы кто-то мог захотеть расправиться с игроком. Они, однако, нашли достаточно улик, чтобы подозревать его соплеменников, равно как и Ай Квонг Тая.

Затем группа провела обширные поиски Тома при поддержке Капитана Джима и шерифа округа Моно Майкла Дж. Коди. Коди прибыл в город в 1877 году по приказу президента Кливленда для наблюдения за земельным управлением. Уважаемый как лидер и умный человек, он был избран шерифом.  Они обнаружили седельное одеяло Тома в Брайантс-Филд, к северу от города. Вскоре после этого они нашли его лошадь и седло. В город прибыли другие индейцы, чтобы помочь в поисках, некоторые из Боди, Калифорния, а другие с соседнего озера Моно, во главе со своим вождем, Капитаном Джоном. В четверг, 4 июня, Капитан Чарли собрал второе паувау и расширил поиски до реки Ист-Уолкер, которая течет через Бриджпорт на северо-восток, проходя в нескольких ярдах от магазина Ай Тайя. В реке, возле местной плотины, была обнаружена  черная куртка Покера Тома. Тем временем пайюты стали обследовать реку вниз по течению. В субботу, 6 июня, появился Том, по-крайне мере его часть. "Прочесывая каждый уголок округа", - сообщала газета "Вирджиния-Сити Хроникл, - они нашли верхнюю часть тела Тома в реке. Голова, ноги и руки были отрезаны, грудная клетка была распилена, внутренности вынуты, а тело помещено в рассол с соленой водой до полного засоления. Говорят, что Ай Тай дал индейцам «много кушать» спустя несколько дней после игры в покер. На столе были некоторые лакомые кусочки, которые индейцы ели с большим удовольствием, и они [теперь] верили, что хитрый китаец сделал фрикасе из головы и сердца бедного Тома».

Несколько индейцев вспомнили, что видели кровь на досках в магазине китайца, где в последний раз свидетели видели, как Покер Том играет в карты. Шериф Коди и Капитан Чарли провели поиски улик в магазине. Сначала законник  не увидел ничего подозрительного, но некоторые проницательные индейцы подняли несколько досок и обнаружили обширные пятна крови. Затем в задней комнате Коди заметил листы чистой оберточной бумаги, наклеенные поверх обоев. Содрав бумагу, он обнаружил под ними пятна крови.

Согласно  «Вирджиния Сити Хроник» индеец выиграл 200 долларов и «соскочил» с игры. Но в письме Ричарда Барнарда от 19 июня в«Сан-Франциско Хроник" сказано иначе: "Вечером того дня, когда было найдено тело, китаец пришел искать защиту у шерифа и попросил так же посадить его в тюрьму. В это время Ай Тай сделал признание Фрэнсису Хэнсону, который является законником и исполнял обязанности адвоката, бухгалтера и советника китайца следующим образом: что он (Ай Тай) и индеец играли в карты, он выиграл 54 доллара у индейца и отказал в дальнейшей игре индеец же хотел отыграть свои деньги. Он попросил индейца покинуть его дом, но Покер Том настаивал на своем. Затем они схватились, и индеец взял верх над Ай Тайем, тогда китаец схватил дубинку и ударил его по голове; индеец все еще преследовал его, и тогда китаец дважды ударил его по голове и убил; затем он расчленил тело индейца, отнес останки к реке и бросил их в воду». Адвокат Хэнсон призвал сборщика налогов округа Моно Мориса П. Хейса в качестве свидетеля и попросил Ай Тайя повторить свое признание. Ай Тай был намного меньше Покера Тома и не мог поднять тело, поэтому он потащил его в заднюю спальню и перекатил под свою кровать. Пол столовой был залит кровью, и торговец несколько раз за ночь вытер его. К третьей ночи Ай Тай стал опасаться, что его постоянные клиенты почувствуют запах разложения, поэтому он расчленил останки и засолил тело, чтобы остановить дальнейшее гниение. Сначала он думал, что нужно раскидать части тела, но снова побоялся. Независимо от того, пошли ли оставшиеся части тела в пищу или нет, торс это все, что было найдено от убитого Покера Тома. Ай Тай рассчитывал на адвоката Хэнсона. В уплату своих адвокат попросил закладную торговца на магазин, оцененную примерно в 400 долларов, и купчую на его частную собственность. С момента своего прибытия в Бриджпорте в 1888 году Ай Тай работал не покладая рук - он построил скромный магазинчик и занялся ресторанным бизнесом.  Он продавал рис и чай китайцам, работающим в Дог-тауне, еду и нелегальный виски местным индейцам и другие товары для овцеводов. Китаец дал своему адвокату закладную, но отказался дать купчую на имущество. Хэнсон исчез, как только он получил желаемое, и двое других адвокатов, Уильям О. Паркер и Дж. С. Мерфи, предложили свои услуги Ай Тайю, и он нанял их - за 1000 долларов, если они добьются оправдательного приговора, и 500 долларов в случае неудачи. Ай Тай неохотно одолжил Паркеру и Мерфи ключ от своего магазина, чтобы два адвоката могли убедиться, что у него достаточно товара, чтобы выплатить им гонорар. Пока торговец сидел в тюрьме, Паркер и Мерфи оценили его товары в сумму от 2000 до 3000 долларов, затем разделили и отправили его по своим домам. В воскресенье, 7 июня, коронер собрал присяжных, чтобы расследовать обстоятельства смерти человека, торс которого был найден в реке. Хансон и сборщик налогов Хейс свидетельствовали о признании Ай Тайя. Затем коронер вызвал самого Ай Тайя. Согласно «Хронике Сан-Франциско», продавец изменил свои показания, свидетельствуя о том, что он и Покер Том играли в карты всего 20 минут, после чего Том отправился домой, поскольку хотел спать. Присяжные показали Ай Тайю останки жертвы. Торговец утверждал, что никогда раньше не видел торс и не мог сказать, что это такое, и что он выглядел как «баранина». Жюри официально обвинило Ай Тайя в убийстве и вернуло его в тюрьму, на этот раз в качестве заключенного. Именно тогда колесо правосудия начало раскручиваться. Заседание объявили закрытым, и зачитали приговор всем присутствующим, включая Ричарда Барнарда. Но когда Барнард искал стенограмму на следующий день, она исчезла. В своем письме к «Хронике Сан-Франциско» он уточнил: «Я отправился к окружному клерку, ревизору отчетности и занимающего должность секретаря Верховного суда, чьим представителем я являюсь, и спросил, было ли им получено заключение коронера для внесения в протокол, т.к. я хотел получить его точную копию. Он сказал, что не видел его. Затем я отправился к мировому судье, перед которым китаец был доставлен для предварительного осмотра, и спросил его, вынесен ли ему приговор. Он направил меня к своему клерку Бену Миллеру, который также исполнял обязанности клерка коронера при расследовании. Он также дал мне понять, что он ничего не знал о местонахождении заключения. Это только один из специфических случаев, связанных с этим делом ».

В тот же день, в понедельник, 8 июня, Ай Тай был доставлен к мировому судье Томасу Фейлсу для предварительного рассмотрения дел, но адвоката ответчика не было. После долгого ожидания Паркер наконец появился - настолько пьяный, что судья Фейлс отложил суд до следующего дня, чтобы Паркер смог протрезветь. Несомненно, эти задержки не имели большого смысла для сторонних наблюдателей, особенно собравшихся пайют, которые становились все более взволнованными. Около 3 часов дня в город въехало грозное подкрепление конной индейской полиции из резервации Уолкер-Ривер, все хорошо вооруженные  винтовками и револьверами Винчестера. Пайюты угрожали вытащить обвиняемого убийцу из тюрьмы и порезать его на куски.Барнард описал эту сцену: «Индейцы, которые были здесь до этого подкрепления, в течение нескольких дней побуждали некоторых белых людей, среди которых были бизнесмены и собственники, силой вывести Ай Тайя из тюрьмы и покончить с ним. Даже председатель надзорного органа округа, присутствовавший в переломный момент и являющийся одним из тех, кто отпустил китайца, не пытался повлиять или угрожать блюстителям закона, выполнявшим свои обязанности.

Шериф Коди, которого пайюты называли «Белый Вождь», благодаря огромным усилиям смог успокоить индейцев в тот день. Но Бриджпорт стал вооруженным лагерем. Целые семьи белых поспешили в отели в поисках безопасности. Ходили слухи, что в полночь индейцы, которым помогают некоторые белые, нападут на тюрьму и захватят китайца. Дом Коди был пристроен к тюрьме, поэтому он поселил свою семью в доме Ливитта (ныне гостиница Бриджпорт). Шесть человек предложили помочь шерифу защитить тюрьму. Несколько белых угрожали заставить индейцев выкурить этих добровольцев из их домов, в то время как другие сказали, что они с радостью помогут индейцам убить любого белого человека, который настроен защищать китайца. Несмотря на это, шериф Коди и его маленький отряд не спали всю ночь, и никакой атаки не последовало. «В течение всей ночи вокруг здания суда стояли на страже около двадцати индейцев, - сообщала газета «Вирджиния-Сити Хроникл», - опасавшихся, что китаец сбежит». Окружная тюрьма, здание суда и зал суда располагалась в непосредственной близости друг от друга, а зал суда находился на втором этаже Брик-салуна (в настоящее время магазин спортивных товаров Кена). На Старом Западе вторые этажи салунов часто служили для судебных заседаний. 

«В городе царит необычайное возбуждение, - пишет газета «Морнинг-Аппил», - и после того, как наш корреспондент покинул место событий, индейцы собирались очистить китайский лагерь». Это была отсылка к старой части города, оставленной белыми ради домов, построенных ближе к новому зданию суда. Несколько китайцев въехали в опустевшие здания, оставленные брошенными к востоку от реки на Корт-стрит. Магазин Ай Тайя находился там же.

 

Пайюты могли бы быть менее взбудоражены кончиной Покера Тома, если бы его не расчленили. Недостающие части тела нарушали их веру в погребение всего тела. Они верили, что для того, чтобы дух человека перешел в загробную жизнь, он должен вернуться на Мать-Землю, где отдыхало тело. Обиженные действиями Ай Тайя, индейцы агитировали за его расчленение, чтобы не дать ему вернуться духом. Те, кто считал, что они невольно участвовали в каннибализме, подлили масла в огонь мести.Тем временем вечером 8 июня несколько белых горожан собрали всевозможные аргументы, чтобы убедить заместителя окружного прокурора  в том, что если китайский заключенный предстанет перед судом, он будет стоить округу много денег. Они призвали освободить заключенного и оставить его на произвол судьбы.Предварительное слушание началось утром следующего дня, во вторник, 9 июня, под председательством судьи Фейлза. Присутствие Ай Тая обеспечивал заместитель начальника полиции, Паркер и Мерфи представляли защиту обвиняемого. Заместитель окружного прокурора представлял сторону обвинения. Защита просила провести экспертизу за закрытыми дверями, поэтому образованный индеец, известный как Лейтенант Уилсон, разместился с другими соплеменниками на лестнице суда. К 1 часу дня сборщик налогов Хейс снова дал показания относительно признания Ай Тайя и поделился несколькими другими вещами, которые подсудимый сказал: «[Он] боялся уведомить власти… потому что  индейцы узнают об этом и убьют его… [что он] не собирался никого  убивать ради денег; он занимался здесь бизнесом, а это не сработало». Окружной врач Томас А. Кейблс свидетельствовал о состоянии останков. Человек, который расчленил тело, использовал острый нож и зубчатую пилу, а затем сохранил плоть в растворе хлорида извести и аммиака. Ничего не осталось ниже грудной полости. Кроме того, что он сказал, что части были от взрослого, он не мог сказать, была ли жертва мужчиной или женщиной и, конечно, не мог идентифицировать останки как останки Покера Тома. Паркер поднялся, чтобы обратиться к суду. «Адвокат обвиняемого вынуждает суд освободить обвиняемого по следующим основаниям: во-первых, нет доказательств того, что индеец по имени Покер Том был убит. Во-вторых, доказательства обвинения показывают, что они не знают, найдены ли останки мужчины или женщины. В-третьих, [в отношении пропавшего приговора коронера] в суде не было представлено никаких показаний, как того требует закон ». Этого было достаточно для судьи Фейлса; он быстро приказал, чтобы Ай Тай был освобожден за отсутствием достаточных доказательств. Паркер сказал своему клиенту, что он свободен, но Ай Тай отказался уходить, справедливо полагая, что индейцы убьют его. Он предложил платить 5 долларов в день каждому, кто защитит его. Мерфи покинул суд, чтобы найти шерифа Коди и посадить Ай Тайя в тюрьму, пока ему не будет предоставлен телохранитель, если таковой должен был быть. Судебный чиновник сказал заместителю констебля, чтобы он сообщил ожидающим индийцам, что Ай Тай находится под следствием. Но когда он спустился по лестнице, констебль обдумал последствия лжи пайютам и вместо этого признался Лейтенанту Уилсону, что Ай Тай был оправдан. Через несколько мгновений четыре индейца ворвались в зала суда. Судья Фейлз, Ай Тай и Паркер были единственными присутствующими там. Один из индейцев сказал Ай Тай, что желает его, и схватил за запястье. Ай Тай схватил Паркера за руку и обхватил за талию, умоляя своего адвоката спасти его. Затем индейцы отогнали Ай Тайя от Паркера и потащили на улицу. 

 

(на фото Ай Тай)

 

Снаружи индейцы сделали один выстрел. По этому заранее подготовленному сигналу сотни индейцев ворвались на главную улицу с переулков и полей. Ай Тай умолял о пощаде, когда толпа потащила его через центр города. Дочь шерифа Коди, Элла, и ее друзья убежали с ее девятого дня рождения, чтобы узнать, что происходит.«Мы побежали к передней части двора здания суда и увидели, как Ай Тайя тянет по улице дико воющая толпа», - вспоминала она позже. Элла бросилась в здание суда. «Оттуда, где я находилась, на втором этаже, я видела заключительный акт», - сказала она. (Маленькая девочка выросла, чтобы стать миссис Элла М. Каин, школьной учительницей Боди).  «Там, в присутствии индейцев и  некоторых белых парней  и мужчин города, его руки, ноги и голова были отрезаны, его внутренности были вырезаны. «Хроника Вирджинии-Сити» повторила рассказ Барнард, добавив, что во время пыток Ай Тайю велели танцевать, но он просто умолял пощадить его. Другое донесение описывает скальпирование Ай Тая, после чего один из индейцев размахнулся кровавым трофеем, ухватившись за длинную косу, и швырнул его за стойку ограждения, где скальп и болтался до окончательного погребения. Когда все было кончено, индейцы ушли в свой лагерь на восточной окраине города, оставив останки своей жертвы разбросанными на земле. Позже, по просьбе доктора Кейблса, который объявил, что это опасно для здоровья, вождь Капитан Джон вернулся с несколькими своими людьми, чтобы собрать разбросанные останки в одеяло и похоронить их на Синнамонском поле.

«Хроника Сан-Франциско» высказала мнение, что это был заговор и что белые подстрекали пайютов исключительно для того, чтобы завладеть собственностью китайца. В прощальном эпизоде из истории «Хроники» Барнард сказала: «Видная роль, которую приняли некоторые белые люди, призывая индейцев, и их угрозы, направленные против групп, которые хотели помочь шерифу в этом вопросе, породили чувство, что это может в любой момент привести к другим трагедиям ».

 

Месяцы спустя после этих событий, 5 декабря 1891 года бриджпортское издание "Хроникл-Юнион" сообщила, что большое жюри признало Ай Тайя виновным в убийстве Тома и что суд не получил никаких обвинительных доказательств от коронерского жюри. Но также было установлено, что суд допустил ошибку при освобождении Ай Тайя из-под стражи, что заместитель окружного прокурора допустил ошибку, не возражая против этого освобождения, и что защитники допустили ошибку при освобождении Ай Тайя против его воли. Жюри вызвало нескольких пайут для дачи показаний, но они как один произнесли только одну хорошо отрепетированную мантру: «Наш вождь сказал:« Молчите ». Том мертв. Тай мертв. Все довольны и все хорошо»."Большое жюри осудило шерифа Коди за неспособность защитить Ай Тайя от верной смерти и за то, что он не пытался арестовать его убийц. Большинство граждан Бриджпорта поддержали усилия Коди по сохранению мира, несмотря на выводы большого жюри. С самого начала шериф неоднократно советовал индейцам сохранять спокойствие. Но после убийства Ай Тайя Коди опасался расправы над белыми, арестуй он хорошо вооруженных пайют. Он был обязан защищать гражданское население примерно из 100 мужчин, женщин и детей; оценки числа индейцев тогда варьировались от 300 до 400. Коди сделал осознанный выбор мира, в то время как пайюты, жаждавшие мести, спокойно пошли своей дорогой. В 1905 году Майкл Коди трагически погиб в Боди.

 

Перевод: Александр*Два Волка*. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.