Выстрел нарушивший мир

5 октября 1877 года  вождь нез-персе Джозеф, минуя замерзшее поля боя в Монтане, въехал в лагерь полковника армии США Нельсона Майлза и сдал свою винтовку. «Я устал», - сказал он. «Мое сердце страждет и скорбит. С сегодняшнего солнца и впредь я вовеки не стану сражаться». С этими словами он закончил войну между 750 нез-персе, 500 из которых были женщины, дети и пожилые люди, и 2 000 солдат. Позади остались  четырехмесячные бои, и пройденный путь в 1200  миль.

«Наши вожди убиты», - сказал Джозеф Майлзу. «Все старики мертвы…. Маленькие дети замерзают до смерти». Джозеф никогда больше не будет жить на земле, за которую он сражался. Американское правительство отправило его и 430 нез-персе, которые сдались вместе с ним, в форт Ливенворт, Канзас. Те, кто пережил малярию, были позже переселены на Индейскую территорию. В конце концов некоторые вернулись жить в резервацию Нез-Персе, недалеко от их бывшей родины. В 1885 году Джозеф был сослан в резервацию на территории Вашингтон, где и умер 21 сентября 1904 года. 

Истоки войны, которая вызвала у Джозефа и нез-персе такие большие трудности и горе, лежали в стране Уоллова на северо-востоке Орегона. В течение нескольких поколений это была родина нез-персе, но прибытие в регион белых поселенцев привело к насилию. Поселенцы убили до 30 индейцев в течение 1860–70-х годов, однако лишь немногие из обвиняемых предстали перед судом, а те, кто это сделал, были оправданы.

 

Одна такая роковая конфронтация произошла в летний день за год до капитуляции Джозефа. Два поселенца из долины Уоллова въехали в охотничий лагерь нез-персе в поисках пропавших лошадей. Когда они покинули лагерь, воин нез-персе по имени Дующий Ветер (Wilhautyah, Wind Blowing) лежал мертвым, он был застрелен одним из поселенцев. Отдача от этого выстрела положила начало ряду событий, которые привели к войне  нез-персе.

 

Во время событий того рокового дня, нез-персе были вовлечены в борьбу, чтобы остаться на своей исконной родине. Корни конфликта тянулись назад к договору 1855 года, который дал нез-персе страну Уоллова, и договору 1863 года, который забрал ее после того, как на индейской земле было найдено золото. 

Старый Джозеф, отец вождя Джозефа и лидер бэнда Уоллова, отказался подписать второй договор. Его нез-персе считал долину своим домом, даже когда гомстедеры начали там строить дома и пахать поля. Другие нез-персе подписали договор и согласились жить в резервации Лапвай на территории Айдахо. Они были известны как договорные нез-персе.

 

В 1873 году президент Улисс С. Грант издал указ, согласно которому долина была разделена между поселенцами и индейцами. Два года спустя Грант подвергся давлению со стороны белых, желающих поселиться там, и отменил указ, вновь открывая всю долину для поселенцев, решая тем самым судьбу нез-персе. Это был только вопрос времени, когда их выгонят из долины Уоллова. Не зная, что ждет их впереди, индейцы и белые жили как нерасположенные друг к другу соседи до того дня, когда Александр Б. Финдли заметил, что пропали пять его лошадей.

 

Согласно записям  суда округа Юнион, Финдли, один из первых поселенцев долины, провел несколько дней, «тщательно осматривая пастбище, на котором паслись мои лошади с тех пор, как они у меня появились». Когда 22 июня 1876 года он наткнулся на лагерь нез-персе в северных предгорьях, он решил, что его «подозрения, что мои лошади были украдены, подтвердились. Я немедленно вернулся за подмогой, чтобы найти своих лошадей или их следы и попытаться вернуть их». 

Ему помогали трое мужчин, в том числе Уэллс МакНолл, 21-летний мужчина, известный как ненавистник индейцев и отпетый смутьян. Хотя мужчины не увидели лошадей, когда вернулись в лагерь, Финдли был убежден, что нашел воров. «Мы нашли следы, похожие или соответствующие моим лошадям», - сказал он. Он и МакНолл пошли по следам в охотничий лагерь, в котором находился тайник с олениной. Финдли «сказал мистеру МакНоллу, что мы вернемся домой и соберем больше людей». Однако на следующее утро Финдли и МакНолл поехали обратно во второй лагерь и наблюдали за ним с большого расстояния. Примерно через 90 минут из леса вышел нез-персе, и два белых человека поехали навстречу ему. К тому времени, когда они достигли лагеря, там было три нез-персе. Одним из них был Дующий Ветер, близкий друг вождя Джозефа. Что именно произошло дальше, подлежит обсуждению.

 

Финдли сказал, что спешился и схватил оружие нез-персе, прислоненное к дереву, одну из трех охотничьих винтовок в индейском лагере. «[Я] сказал индейцам, что, по моему мнению, они совершили кражу, и мы хотели, чтобы они пошли в поселение, пока у нас не будет ясности по этому вопросу. Они не согласились идти ».

По словам Финдли, он положил винтовку нез-персе рядом с той, которая лежала на земле, а МакНолл положил третью винтовку, которая была поблизости с ним, рядом с другими. Оставив  индейцев безоружными, Финдли и МакНолл снова попытались убедить их отправиться в поселение. Нез-персе отказались, разразился спор, и в итоге Дующий Ветер и МакНолл сцепились друг с другом из- за винтовки МакНолла.

 

 

«Следующее, что я услышал, - сказал Финдли, - то, как МакНолл призвал меня стрелять». Затем винтовка МакНолла выстрелила. «В то время, - сказал Финдли, - я взвел курок и держал его наготове, ожидая увидеть результат драки из-за ружья МакНолла. Я решил не стрелять, пока  не увидел, что наши жизни в опасности". Когда Финдли выстрелил, это, казалось, удивило его. «Я не хотел стрелять, когда раздался выстрел», - сказал он. «Я не осознавал, что нажал на спусковой крючок». Рассказывая эту историю спустя годы, сын Финдли, Х.Р. Финдли, описал другое окончание, сказав, что все началось, когда Дующий Ветер схватился за винтовку МакНолла, и борьба между ними продолжалась до тех пор, пока МакНолл не начал ругаться на Финдли, требуя, чтобы тот выстрелил. «Именно тогда [мой отец] прицелился и убил Дующего Ветра», - сказал  Финдли-младший. Было ли убийство случайным или преднамеренным, но два белых человека быстро ретировались.

Когда поползли слухи об этом инциденте, поселенцы стали опасаться возмездия нез-персе. Некоторые забаррикадировались в своих домах, ставших похожими на блокгауз МакНолла.

На следующее утро поселенцы убедили МакНолла поехать в округ Юнион и доложить об этом судье округа Е.С. Брейнарду. Не зная, как справиться с ситуацией, Брейнард написал письмо полковнику Элмеру Отису, командующему фортом Уолла Уолла. «Большие проблем в Уоллова, - писал Брейнард, - Финли и МакНолл обвиняют индейцев в краже лошадей и сумели убить одного из бэнда Джозефа. Встревоженные поселенцы собираются в долине». Что еще хуже, через три дня после убийства Финдли обнаружил, что его пропавшие лошади пасутся возле его дома. «Дующий Ветер был честным человеком, - сказал Пеопео Толект из бэнда Зеркала, - и найденные лошади доказали его невиновность». Однако его убийцы все еще оставались безнаказанными, и поселенцы в Уоллова готовились защищаться, Джон Монтейт, индейский агент в резервации Лапвай, встретился с Джозефом, чтобы услышать версию истории от нез-персе. После этого Монтейт написал письмо генералу Оливеру Отису Говарду, командующему департаментом армии США, который обладал юрисдикцией над страной Уоллова. В письмо Монтейт назвало убийство «преднамеренным и злостным». Однако он посоветовал Джозефу разрешить закону белых вершить справедливость. «Я сказал ему, чтобы он сдерживал своих людей, и все будет хорошо».

Говард, ветеран-офицер, потерявший правую руку в Гражданской войне, был религиозным человеком, получившим прозвище «Старая Молитвенница» за распространение трактатов и Библий среди своих солдат во время войны. Он сочувствовал делу нез-персе и отправил майора Генри Клэя Вуда в Лапвай. Будучи юристом, Вуд изучил дело нез-персе и пришел к выводу, что «недоговорные нез-персе по закону не могут считаться связанными договором 1863 года». Он также критиковал отмену президентом Грантом указа от 1873 года, говоря, что « если это не преступление, то уж грубая ошибка точно». По просьбе Вуда, 40 нез-персе поехали из Уолловы в Лапвай на совет 22-23 июля. Во время собраний Джозеф говорил о том, что среди индейцев вожди несут ответственность за контроль над своими молодыми людьми, за то, чтобы они не делали «злых дел», и если вожди не сдерживали и не наказывали непослушных индейцев, вожди привлекались к ответственности. Таким образом, для Джозефа белые власти были ответственны за убийство одного «очень уважаемого племенем». Джозеф также сослался на убийство как еще одно требование, предъявляемое к земле нез-персе. «Поскольку убийство было совершено, - передал слова Джозефа Вуд, - а жизнь его брата была унесена в долину Уоллова, его тело похоронено там, а земля испила его кровь, долина была для него более священной, чем когда-либо. до . , , и что все белые должны быть выселены из долины ». Оллокот, брат Джозефа, добавил, что « он не желает, чтобы эти двое, Финдли и МакНолл, предстали перед судом и были наказаны за их преступление, он желает, чтобы белые покинули эту часть страны навсегда".

Вуд сказал нез-персе, что Говард предложил правительству США назначить комиссию, чтобы раз и навсегда урегулировать право собственности на страну Уоллова, и он попросил двух индейцев разрешить закону белых иметь дело с Финдли и МакНоллом. И Джозеф, и Оллокот согласились с этим, и нез-персе вернулись домой. После этого Говард написал Брейнарду, чтобы двое мужчин всенепременно предстали перед судом за убийство. Но в августе Финдли и МакНолл все еще были свободны.

 

Напряженность росла. Некоторые полагали, что нез-персе готовились к войне; воины днями стреляли из луков по целям, установленным возле дома Финдли. «Было проведено несколько военных танцев, - сказал Х.Р. Финдли, - и часто можно было услышать биение их барабанов или там-тамов из хижин». Однако некоторые белые поселенцы продолжали преследовать индейцев, украв скот, и вопреки советам Джозефа несколько нез-персе ответили им тем же.

Во время советов, проводимых в Индиан-Тауне, в летнем лагере нез-персе у слияния двух рек долины, Джозеф и старшие вожди не советовали делать что-либо, что дало бы белым оправдание выселить индейцев в резервацию. Однако молодые люди потеряли терпение. Пришло время для возмездия. Они согласились поступать осторожно и избегать силовых методов как можно дольше. Когда встречи закончились, нез-персе определились с порядком действий. 1 сентября всадники нез-персе скакали по долине, останавливаясь у хижины каждого поселенца, сообщая, что все белые, включая Финдли и МакНолла, должны были присутствовать на совете на следующий день в Индиан-Тауне. На встречу пришло семнадцать поселенцев, но Финдли и МакНолл среди них не было. Нез-персе настаивали на том, чтобы белые покинули долину и выдали МакНолла и Финдли. Когда поселенцы отказались, встреча закончилась гневным соглашением встретиться на следующий день в хижине самого МакНолла.

 

На следующее утро 60 воинов поехали к хижине, где несколько поселенцев ждали их с семьями Финдли и МакНолла. Когда нез-персе повторили свои требования и поселенцы снова отказались, Джозеф предупредил, что, если они не выдадут двух убийц и не покинут долину через неделю, нез-персе выгонят их силой и сожгут их дома. Затем индейцы уехали. Часы начали тикать к воскресенью 10 сентября.

 

После наступления темноты несколько поселенцев поехали через долину, чтобы предупредить других, и Эфраим МакНолл, отец Уэллса, отправился в форт Уолла Уолла, чтобы умолять лейтенанта Альберта Галлатина Форса отправить войска в Уоллова. Форс отказался. Оставшись без военной помощи, МакНолл отправился обратно, останавливаясь по пути для вербовки вооруженных добровольцев. Когда Форс узнал об этом, 7 сентября он выехал из форта Уолла Уолла вместе с 48 кавалеристами, чтобы защитить нез-персе и предотвратить войну.

 

Проехав всю ночь, 22 добровольца из долины Гранд-Ронд добрались до хижины МакНолла 9 сентября и объединились с поселенцами, чтобы сформировать группу из 43 человек. Поскольку нез-персе переместили свой главный лагерь близко к озеру Уоллова для начала лова лосося, 15 человек поехали туда, чтобы помочь поселенцам там. На следующий день они переехали на соседнее ранчо, где многие поселенцы согласились присоединиться к ним.

Войска Форса уже прибыли на ранчо в 1 час ночи в воскресенье, в день, когда Джозеф определил поселенцам крайний срок. «Я обнаружил около 50 вооруженных людей, - отметил Форсе, собравшихся, - также несколько семей, которые искали защиты». Позже прибыло еще больше семей и добровольцев. Оставив несколько ополченцев в хижине для защиты, Форс перевез своих людей и большую часть добровольцев в долину в Алдер и дом Томаса Х. Визи, который дружил с нез-персе и говорил на их языке. Затем Форсе и Визи решили встретиться с Джозефом в его лагере, в семи милях отсюда.

 

Согласно сообщению местной газеты, Форс и Визи нашли Джозефа «на вершине холма возле его лагеря во главе 100 раскрашенных воинов, выстроенных в боевую линию, его люди сбросили свои лишние одеяла, были хорошо вооружены и грозно смотрелись сидя верхом на своих лучших боевых скакунах, разрисованных военными красками".  Форс искал возможности разрешить вопрос без кровопролития, и он признал преимущество нез-персе. «Джозеф мог бы напасть на поселенцев с отрядом, убить их и уничтожить имущество», - сказал он. «Враг не мог приблизиться к нему, не находясь под огнем на расстоянии более полумили». Форс взялся за ведение переговоров. Он попросил встречи с Джозефом, чья внешность и характер произвели немедленное впечатление на лейтенанта. «Я думал, что он был лучшим индейцем, которого я когда-либо видел не только в физическом , но и интеллектуальном плане», - сказал Форс. «Он был около шести футов в высоту, мощного сложения И сила духа была написана в каждой черте его лица.” В переводе Визи Форс «спросил его, будет ли он удовлетворен, если гражданские власти будут судить МакНолла и Финдли», и «он сказал, что будет». В попытке избежать дальнейших проблем Форс попросил, чтобы не-персе держались подальше от поселенцев и оставались на берегах озера Уаллова на другой стороне Харрикен-Крик. Джозеф согласился, и, чтобы показать свою добрую волю, он и его люди разрядили оружие выстрелами в воздух. Перемирие было достигнуто.

 

На следующий день Форс «отправил МакНоллу и Финдли послание, посоветовав им пойти в Юнион и сдаться». Они последовали его совету. Три дня спустя, 14 сентября, суд освободил МакНолла после того, как постановил, что он действовал в порядке самообороны, но судья Брейнард выдал ордер на арест Финдли, обвиняя его в непредумышленном убийстве. После ареста Финдли был освобожден под залог в 250 долларов.

 

Тем временем в тот же день Форс снова встретился с Джозефом, чтобы убедить его отправить двух свидетелей нез-персе для дачи показаний на суде. Форс предложил отправить одного из его унтер-офицеров в качестве эскорта. Джозеф согласился с большой неохотой. «Он боялся, что белые навредят им», сказал Форс. Джозеф также мог понимать, что отправка свидетелей ничего не даст. На следующий день Форс послал капрала, чтобы сопровождать свидетелей нез-персе. Он также отправил письмо Брейнарду, «прося, чтобы он присмотрел за ними, и о них позаботились». Однако менее чем через неделю Брейнард отклонил обвинения против Финдли. Два свидетеля из нез-персе отказались давать показания. Возможно, они боялись расправы или чувствовали, что их дело обречено в любом случае. По личным или дипломатическим причинам Финдли попросил продолжить его дело, и в октябре он предстал перед большим жюри. Еще раз все обвинения с него были сняты.

 

Из-за недостающих показаний версия событий нез-персе остается неясной. Битва, тюремное заключение и болезнь позже убили многих из бэнда. И все же один свидетель, который выжил, Эскавус, сказал спустя годы, что охотничьи отряды нез-персе отправились домой в тот день, когда они остановились, чтобы забрать оленя, которого они повесили на дереве.

 

«Дующему Ветру было велено взобраться на дерево, - вспоминал Эскавус, - потому что он был маленьким человеком, и пока он поднимался по дереву, развязывая веревки, индейцы на земле увидели двух белых мужчин, скачущих во весь опор. Немного подальше они остановились, спрыгнули со своих лошадей и застрелили Дующего Ветра ». Что бы ни случилось в тот день, версии Финдли и МакНолла о самообороне превалировали в суде. Форс и его люди возвратились в форт Уолла Уолла 26 сентября 1876 года. Во время поездки через долину Форс отметил, что «все было спокойно». Но мир не продлился долго. Ранее этим летом воины сиу и шайены уничтожили войска под командованием подполковника Джорджа Кастера в битве при Литтл-Бигхорн. Эта катастрофа положила конец терпению армии и большей части симпатии общественности к правам индейцев.

 

Чтобы избежать будущих конфронтаций, правительству пришлось заняться вопросом выдворения нез-персе из страны Уоллова. Говард использовал инцидент в Уоллова, чтобы потребовать комиссию в составе пяти человек,  решить, как переселить нез-персе в резервацию. 3 октября 1876 года министр внутренних дел назначил в комиссию генерала Говарда, майора Вуда и трех восточных жителей, Дэвида Х. Джерома из Мичигана, А.С. Барстоу из Род-Айленда и Уильяма Стикни из Вашингтона, округ Колумбия. По словам миссис Джон Монтейт, последние три члена были «отличными людьми. , , все короли финансов, но не имеющие ни капли знаний о индейцах, опыта общения с ними или понимания ». Джозеф встретился с комиссией в Лапвае в ноябре и отклонил ее предложение купить то, что осталось от индейской земли, красноречиво утверждая, что нез-персе следует разрешить остаться там. Но рекомендация комиссии для Министерства внутренних дел гласила: «Если только в разумное время Джозеф не даст согласие на переселение [из Уоллова], он должен быть насильственно выдворен со своим народом и поселен на резервационной земле». Однако майор Вуд отказался подписать документ. Джозеф, не зная о докладе комиссии, вместе со своими людьми отправился в их зимний лагерь в каньоне Имнахи. В апреле и мае 1877 года Джозеф и его брат Оллокот трижды встречались с генералом Говардом и другими, пытаясь убедить их, что, хотя нез-персе не хотят воевать, они имеют право остаться в долине Уоллова. К 14 мая нетерпеливый генерал Говард решил, что «разумное время» истекло, и он дал бэнду Уоллова 30 дней, чтобы переселиться в резервацию. «Если вы все еще будете здесь в это время, - сказал он, - я подумаю, что вы хотите сражаться, и отправлю моих солдат выдворить вас». Чтобы избежать войны, нез-персе были готовы сделать то, что приказал Говард, но насилие все равно нашло их.  К 14 июня 1877 года около 600 нез-персе из бэндов Джозефа и Белой Птицы собрались в деревне Тепахлеваме, традиционном месте на озере Толо в прерии Камас, в шести милях к западу от нынешнего Грейнджвилла. 13 июня бэнд Белой Птицы проводил там церемонию тел-лик лен (tel-lik-leen). Воины в своих праздничных нарядах, сидя верхом на лошадях, объезжали кругом лагерь, и каждый похвалялся своей боевой доблестью и рассказывал о военных подвигах. Один из пожилых воинов по имени Красный Медведь Гризли (Хакаутс Илпилп) стал оспаривать участие в церемонии нескольких молодых воинов, чьи родственники были убиты белыми, но их смерть до сих пор не была отмщена. Тогда на просьбу нез-персе свершить законный суд над пьяными старателями белые власти не отреагировали, преступление так и осталось безнаказанным. Одного из них звали Вахлититс (Пересекающий Берег), его отец Типяалана Сискана (Орлиное Одеяние) был убит Лоуренсом Оттом три года назад. Униженный Валититс и два его двоюродных брата Ветьемтмас Вахьякт (Лебединое Ожерелье) и Сарпсисилпилп (Верх Красного Мокасина) совершили нападение на дома поселенцев, расположенные вдоль Салмон-Ривер. 14 июня Лебединое Ожерелье вернулся на озеро, заявив, что они убили четырех мужчин и ранили еще одного (Ларри Отт, Генри Элферс, Роберт Блэнд и Генри Бэкродж. Сэмюэль Бенедикт был ранен). Эти поселенцы стали первыми павшими от рук нез-персе белыми за всю историю отношений между евро-американцами и народом нез-персе. Вдохновленные военным успехом, около 16 юношей присоединились к Вахлититсу в последовавшем нападении на поселенцев, в результате которого было убито как минимум 18 человек. Джозеф и Оллокот 14 и 15 июня были далеко от лагеря, занимаясь перегоном скота гораздо ниже Салмон-Ривер. Затем в семье Джозефа родился ребенок, и, так как его жена жила в то время чуть в стороне от основного лагеря, то страшные новости не сразу дошли до Джозефа. Братья прибыли в лагерь лишь на следующий день. 16 июня бэнды переместились в южный конец каньона Уайт-Берд, который имел 5 миль в длину, 1 милю в ширину и был окружен крутыми горными склонами. В ту же ночь часовые донесли о приближении американской армии с севера.

 

«Некоторое время мы жили спокойно, - сказал позднее Джозеф о довоенных днях. «Но это не могло продолжаться долго». Один выстрел из винтовки поселенца помог разрушить хрупкий мир и направил нез-персе на путь войны. 

 

Перевод: Александр *Два Волка* . При использовании материала ссылка на сайт обязательна.